А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная ошибка" (страница 3)

   – Когда-нибудь, – сказал он. – Когда найду ту самую.
   – Твоя мама начинает нервничать, – подколола Карина. – Думаю, она уже новую молитву читает с отцом Ричардом, чтобы ты не оказался геем.
   Макс поперхнулся глотком вина. Кто эта женщина? На лице у нее было такое озорное выражение, что ему захотелось ее поддразнить.
   – Вот как? А с чего ты решила, что я гей?
   Мускулы у него напряглись под жарким взглядом, которым она прошлась по его телу с ног до головы.
   – Хм, у меня всегда были сомнения. Очень уж ты тщательно одеваешься. Разбираешься в брендах. И чересчур красавчик, на мой вкус.
   – Что?! – выдохнул от изумления Макс.
   – Не обижайся. Я предпочитаю плохих мальчиков. Одежда попроще, волосы подлиннее, может быть, мотоцикл.
   – Брат бы тебя убил. К тому же, готов поспорить, ты никогда не каталась на мотоцикле. – Макс злился и от этого чувствовал себя еще нелепее. Он же понимал, что она его дразнит. – И ты прекрасно знаешь, что я не гей.
   – Ну и ладно, – пожала плечами Карина, словно ей стало скучно. – Думай что хочешь.
   Этот уклончивый ответ вывел его из себя. Может, она уже садилась на мотоцикл к какому-нибудь парню, которому только одного и надо было? А ему-то какое дело? Она взрослая женщина, черт возьми, и ему давно пора перестать о ней беспокоиться. Перед ним с ужасающей ясностью встала эта картина: она обнимает какого-то парня за талию. Туго сжимает бедрами ревущий мотоцикл. Темные волосы развеваются по ветру. Наклон, скорость, а она уже вся раскраснелась от предвкушения других острых ощущений – тех, что ждут ее после поездки.
   Пожалуй, пора дать понять Карине Конте, что он не из тех мужчин, кого можно дразнить безнаказанно.
   Макс наклонил голову. Ее глаза удивленно распахнулись, когда он приблизил губы к ее губам – так близко, что виден был великолепный персиковый оттенок ее кожи, рубиново-красные губы и ощущалось тихое дыхание, частое, теплое.
   – Хочешь, докажу, что я не гей?
   Она помолчала и тут же нашлась:
   – Вот не знала, что мое мнение так важно.
   Удар был рассчитан точно. Его всегда восхищал ее острый ум, скрывавшийся под внешней наивностью. Но раньше Карина не часто решалась вступать в словесный поединок, и он понял, что эта новая женщина ему по душе.
   – А может быть, кое-что изменилось.
   – Меня это мало волнует.
   Улыбка тронула его губы.
   – А может быть, я готов передать моей матери кое-что через тебя, чтобы развеять ее сомнения. Предоставить доказательство.
   На шее у Карины бешено запульсировала жилка. Но когда она заговорила, голос был спокойный и сдержанный.
   – А если я не люблю, когда меня используют? – Она отступила на шаг и отстранилась от него. – Может быть, у меня уже новая жизнь, Максимус Грей. Я больше не твоя хорошенькая маленькая собачонка, которая будет умолять бросить ей косточку. Привыкни к этой мысли.
   Карина отошла с высоко поднятой головой и встала рядом с братом. Макс следил за ней глазами и думал о том, что же он натворил. С ума он, что ли, сошел? Он не должен был позволять себе никаких двусмысленностей… но ведь она сама напросилась. Скрытый смысл их разговора глубоко уязвил его. Неужели он и правда так с ней обращался? Он почувствовал себя виноватым: нельзя смотреть свысока на того, кого любишь. А он ее любил. Как сестру.
   Макс покачал головой и вышел глотнуть свежего воздуха. Нужно взять себя в руки. Больше никаких пикировок. Им предстоит поддерживать деловые отношения все то время, пока он будет учить ее правилам игры и надеяться, что она не превзойдет его в этом отношении настолько, чтобы занять его пост. Ситуация и без того щекотливая, и незачем ее усложнять, а тем более примешивать сюда сексуальное влечение.
   Макс вдохнул чистый, свежий воздух и успокоился. Всего лишь случайный промах, любопытство подвело.
   Больше это не повторится.

   Глава 3

   Дура! Какая же она дура!
   Карина из-под ресниц наблюдала за Максом, который отрывистым тоном отдавал по телефону распоряжения какому-то поставщику. Вчерашний вечер был большой ошибкой. Устраивать с ним пикировки, хоть как-то затрагивающие сексуальные темы, совершенно недопустимо, но она не утерпела. Впервые она сошлась с ним в споре на равных, и это пьянящее чувство оказалось таким сильным, что сдержаться было невозможно.
   Пока он не наклонился к ней и его губы не оказались в нескольких дюймах от ее губ. Сексуально пухлая нижняя губа, жесткая щетина на подбородке, опьяняющий, как наркотик, жар в этих голубых глазах. Даже в джинсах, белой рубашке и черном спортивном пиджаке он напоминал ей Джеймса Бонда в отпуске. И не просто Бонда. Нет, он был вылитый Пирс Броснан – красивое холеное лицо, небрежно причесанные черные волосы, мускулистое тело. Можно поспорить, он тоже без труда мог бы прыгать с крыш и стрелять в плохих парней. Легкий акцент, едва заметно окрашивавший каждый звук, производил почти гипнотизирующий эффект на всех присутствующих женщин.
   Карина едва не упала в обморок, как какая-нибудь героиня викторианского романа. Но благодаря инстинкту самосохранения сумела вынырнуть из чувственного тумана и взять верх в разговоре. Увы, торжество было недолгим. Тянущая боль между ног и напрягшиеся соски яснее ясного дали понять, что она так и не избавилась от своих чувств к Максу. В его присутствии ее тело плакало и пело. Но она годами училась держать себя в руках, и, в конце концов, больше все равно ничего не остается.
   В их коротком разговоре скрывалось слишком много тайных смыслов, о которых лучше было не думать. Хорошо хоть утром оба были уже в деловом настроении. Вежливы, собранны и готовы к работе – именно это ей и нужно.
   Он отключил телефон и выпрямился во все свои шесть с лишним футов сплошных мускулов.
   – Идем со мной. У нас совещание по продажам.
   Карина схватила свой портфель и поспешила за Максом – на каждый его шаг ей приходилось делать два. Главный офис «Милой Мэгги» отделился от «Ла дольче фамилиа», которым управляла в Италии ее сестра Джульетта. Когда Майкл решил расширить бизнес на весь штат, он разработал амбициозный план – открывать новую кондитерскую ежеквартально. Районы выбирали на основании статистических данных, и Карина, прочитав отчеты, согласилась с этим решением. Разумеется, иметь дело каждый раз с новыми поварами, поставщиками и подрядчиками было невыносимо утомительно, и Макс, похоже, вникал в работу на всех уровнях.
   За блестящим полированным столом сидели трое. Мужчины в костюмах и при галстуках, производившие впечатление деловитости и лоска. Они привстали, когда вошли Макс с Кариной, и приветственно кивнули.
   – Карина, это Эдвард, Том и Дэвид. Они наши главные региональные управляющие, и мы сегодня обсуждаем с ними, как поднять продажи. А это Карина – моя новая помощница, проходит обучение.
   Мужчины приветливо поздоровались, и все уселись. Макс с ходу начал детальное обсуждение квотирования, расширения клиентуры и прочих методов, знакомых Карине по бизнес-школе. Она лихорадочно строчила в записной книжке и прислушивалась к тому, что отвечали остальные на предложения Макса.
   – Наша главная проблема: мы не вписываемся в нормальную конкуренцию, – взял слово Эдвард. – «Панера» пока еще в силе. И прочие семейные магазинчики в этом районе специализируются именно на хлебе. А что касается тортов, тут, понятно, супермаркеты.
   – Главное – правильно выбрать место, – сказал Макс. – Нью-Пальтц – университетская община, но она остается эклектической смесью старого и нового мира. Мы поместили рекламу во всех местных газетах и журналах, наняли местных подрядчиков и поставщиков, а теперь нужно найти новые способы закрепиться там. Мы не собираемся конкурировать с кофейнями и супермаркетами. Нас интересуют деловые мероприятия, свадьбы, большие вечеринки. Наша сильная сторона – свежие ингредиенты, разнообразие, нестандартный подход. Предприятие с творческим уклоном привлечет своих клиентов. Вот на этом нам и нужно сосредоточить усилия.
   – Извини, Макс, – кашлянула Карина, – ты не забыл о весенних мероприятиях? Ярмарки, дегустации, открытые рынки?
   – Есть много мест, где можно было бы открыть ларьки, вот только неизвестно, окупятся ли они, – произнес Том.
   – Окупятся, – поддержал Макс. – Возьми на заметку. Молодец, Карина.
   Она постаралась сдержать торжествующую улыбку.
   – Фермерский фестиваль ремесел открывается через две недели, в субботу. Уже поздновато, но если у нас будут образцы и реклама, возможно, еще удастся вклиниться, – предложил Том.
   – Займись. Пусть кто-нибудь подберет персонал для ларька. Только не забывай: ассортимент нужно пока держать в секрете. Мы хотим, чтобы наши предложения стали сюрпризом, иначе сразу объявятся подражатели. Если верить исследованиям, лучший способ обеспечить продажи и хорошие отзывы – раскрыть секреты в последний момент.
   – Идет.
   Они еще кое-что обсудили, и Макс отодвинул стул.
   – Том и Дэйв, можно вас на минутку?
   Карина стала собирать свои материалы, а Эдвард остановился возле нее:
   – Отличное предложение. Рад с вами познакомиться.
   – Благодарю, – улыбнулась она и протянула руку: – Карина Конте.
   – Сестра Майкла?
   – Да.
   Это, кажется, произвело на него впечатление.
   – Замечательно. У вас очень красивый акцент. Из Италии?
   – Бергамо.
   – Я там бывал несколько лет назад. Прекрасный город.
   Эдвард смотрел на нее восхищенным взглядом, и у Карины внутри разлилось тепло. Волосы у него были длиннее, чем у большинства мужчин, почти как у ее брата, а светло-карие глаза – с золотистым оттенком, что придавало ему загадочный вид. Он был всего лишь на пару дюймов выше ее, но под черным костюмом из прессованной шерсти угадывалось крепкое тело.
   – Если захотите, чтобы кто-то показал вам офис, дайте мне знать. Сочту за честь.
   – Спасибо, возможно, я и воспользуюсь вашим предложением.
   – Хорошо, – улыбнулся он.
   – Эдвард! – прозвучало вдруг резко. – Ты мне нужен.
   – Конечно, босс.
   Он подмигнул Карине и вышел. Карина еле сдержала довольную улыбку. Неплохо. Первый день на работе – и уже почти назначенное свидание. Что может быть лучше небольшой дозы мужского восхищения, чтобы помочь женщине войти в новую жизнь.
   Карина аккуратно сложила бумаги в портфель и пошла к двери.
   Перед ней стоял Макс со скрещенными на груди руками, загораживая проход. От него так и веяло раздражением.
   – В чем дело?
   – Не надо флиртовать с моими подчиненными, Карина. У нас не принято смешивать бизнес с удовольствием.
   – Извини? – У нее приоткрылся рот. – Это была просто приятная беседа. Эдвард предложил показать мне офис. Не кипятись.
   У Макса дрогнул мускул на лице. Его неодобрительный взгляд разозлил ее. Он когда-нибудь научится сдерживать свой инстинкт оберегать ее, как младенца?
   – Эдвард – известный дамский угодник, – мягко сказал он.
   Просто не знаешь – плакать или смеяться. Она выбрала иронию и вскинула руки:
   – Слава богу, что ты предупредил! Встречаться с мужчиной, который любит угощать женщин вином и обедом, – это же ужас. Во всяком случае, если я и стану встречаться с ним, то это будет просто мимолетный роман.
   Макс поморщился:
   – Я просто хотел сказать, что он не в твоем вкусе.
   Карина сверкнула глазами.
   – Макс, ты уже давно понятия не имеешь, кто в моем вкусе, а кто нет, – медленно произнесла она, растягивая слова. – И никогда не будешь иметь. Но спасибо за подсказку. – Она обошла его и направилась к двери. – Схожу пока пообедаю.
   Макс ухватил ее за руку повыше локтя. Ее словно обожгло сквозь пиджак, и она тут же взорвалась. Черт бы его побрал! Да с какой стати он ею командует? До чего же осточертело – все мужчины в ее жизни только и знают, что обращаться с ней как с ребенком. Видимо, пришла пора самым решительным образом отстоять свою независимость.
   – Что-нибудь еще?
   – Здешние мужчины совсем другие. – Он нахмурился с таким видом, словно собирался сказать: «Нам с тобой пора поговорить о сексе». – Возможно, они захотят от тебя чего-то большего, чем те, с которыми ты встречалась дома.
   О господи, вот умора-то! Карина наморщила лоб в притворном недоумении:
   – Ты имеешь в виду секс?
   – Да, секс. – Он ослабил хватку. – Я не хочу, чтобы ты оказалась в неловком положении.
   – Ясно. Хорошо, что сказал. Значит, если я пойду с кем-нибудь вместе поужинать, он, возможно, захочет… развлечься?
   Щеки у Макса стали совсем красные, и Карина еле удержалась, чтобы не хихикнуть.
   – Именно. Некоторые американские мужчины привыкли к тому, что женщины всегда готовы с ними переспать, и могут не понять, что у тебя другое воспитание.
   Карина вспыхнула от унижения. Однако этот разговор стоил того, чтобы довести его до конца.
   – Так, значит, не ходить ни с кем ужинать?
   – Во всяком случае, не с Эдвардом. Вот пойдешь в церковь в воскресенье, может, там встретишь какого-нибудь хорошего парня. Там бывают группы для одиноких.
   – Ну, это ни к чему, хотя спасибо. Теперь, когда ты все разложил по полочкам, я точно знаю, что мне делать.
   Макс выпустил ее руку и отступил на шаг. На лице у него читалось облегчение.
   – Вот и хорошо. Не хочу, чтобы тебя кто-нибудь обидел или обманул.
   – Этого не случится. Видишь ли, я приехала в Америку не только изучать семейный бизнес, но и еще по одной причине. – Она ослепительно улыбнулась. – Я приехала, чтобы завести роман. На моих условиях. Я не собираюсь выходить замуж, заводить семью, а в Бергамо если переспишь с кем-нибудь, то от этого уже никуда не денешься. Ты же понимаешь, как это сковывает. Ты сам-то не поэтому ли, в частности, перебрался сюда и стал работать с Майклом?
   – Хм…
   – Вот так. У меня своя квартира, своя жизнь, и я могу наконец позволить себе порцию горячего секса без всяких обязательств. Ни больше ни меньше. – Она похлопала его по руке. – Пожалуй, я приму предложение Эдди показать мне офис. Он вполне в моем вкусе.
   Карина ушла не оглядываясь, а Макс так и остался стоять в дверях с раскрытым ртом. Она направилась в кафетерий, поздоровалась по пути с несколькими служащими и взяла себе индейку с рисом. Неужели то, что она хочет получить наконец сексуальный опыт и чтобы никто не заглядывал ей через плечо, – это такое страшное преступление? Она уже встречалась с парнями в университете, но тогда мама с Джульеттой следили за ней в оба. На любой шумной вечеринке с выпивкой она непременно натыкалась на какую-нибудь подругу подруги, знакомую семьи. Репутация «Ла дольче фамилиа» и слухи о длинных руках ее брата преследовали повсюду.
   В глубине души Карина была плохой девочкой, запертой в теле паиньки.
   Она налила себе воды из кулера, развернула сэндвич и с грустью задумалась, сидя в дальнем углу. Откуда бы Максу знать, кто в ее вкусе? Он, должно быть, считает ее трепетной девственницей, готовой упасть в обморок при мысли об эрекции.
   Ха! Знал бы он. Конечно, она и правда была пока еще девственницей, но кое-какой опыт у нее был. Серьезный опыт. Единственная причина, почему у нее еще не было серьезных отношений, – просто не нашла пока подходящего мужчину, ради которого захотелось бы раздеться и перейти к делу. Почти все они были такими деликатными и нежными, что она даже опасалась, как бы не уснуть в процессе. И уж конечно, Карина не собиралась расставаться с девственностью в пьяном угаре или с первым попавшимся. Ей нужен серьезный, взрослый роман. На ее условиях.
   В мечтах она представляла себе мужчину немного грубоватого, который властно распоряжался бы ее телом, доставляя ей удовольствие самыми разнообразными способами. Формально она еще хранила невинность, но давно уже мечтала о любовнике, который овладел бы ею во всех смыслах. Физически. Эмоционально. Теперь, в Америке, она твердо намеревалась найти такого любовника. И возможно, Эдвард годится на эту роль.
   У нее даже пальцы задрожали, когда она вспомнила о предложении Макса искать мужчину в церкви. Dio, вот pazzo![7] Сам-то небось девушек в других местах ищет. И не для целомудренных свиданий. Мало того что не сходит со страниц раздела светских сплетен, так и все таблоиды без ума от холостого миллиардера, а на фотографиях рядом с ним то и дело мелькают женщины, которых ему удалось завоевать на этой неделе. Сердце защемило при этой мысли, но ведь она уже давно смирилась с тем, что никогда не будет достаточно хороша для Максимуса Грея.
   Ночь ее унижения снова встала перед глазами. Когда она приехала домой на каникулы после третьего курса университета, Майкл с Максом зашли к ним, и Макс остался ночевать. План был простой. Она готовилась соблазнить его, продумывала в деталях свой новый, чувственный облик. Старательно выбрала самое сексуальное черное платье, умопомрачительные туфли на каблуке, которые она стащила из шкафа сестры, и сама подошла к нему на модной вечеринке с коктейлями. Все шло прекрасно. Макс весь вечер не отходил от нее. Смеялся ее шуткам. Касался ее руки. Часами не сводил с нее своих ярко-голубых глаз. Он не делал никаких попыток общаться с кем-то еще, и душа ее так и парила в предвкушении второй части плана.
   С двумя бокалами вина в руках Карина отправилась искать его в саду, в надежде на первый поцелуй. Конечно же, в ее планы не входило стоять столбом в оплетенной цветами арке и смотреть, как он целует другую женщину. И не просто женщину. Нет, эта женщина была почти в таком же черном платье, как у нее, вот только фигура другая – высокая, тонкая, безупречно сложенная. Карина в ужасе увидела, как Макс прошептал ей что-то на ухо, а рукой обхватил сзади ниже талии, приподнял и прижал к себе. Возбуждение смешалось в Карине с дикой ревностью, какой она никогда в жизни не испытывала. Это же она должна быть той, которую обнимает Макс, той, которую он любит!
   Дальше все было как в замедленной съемке. Вырвавшийся у нее болезненный вздох. Поворот его головы и устремленный на нее взгляд. Смесь сожаления, раскаяния и решимости в его глазах. В этот миг ей стало ясно, что ждать нечего. Блондинка вежливо улыбнулась Карине, будто какой-нибудь младшей сестренке или кузине. Жестокая правда открылась ей. Она никогда не сможет соперничать со всеми этими женщинами, что охотятся за Максимусом Греем. Она не такая красивая, не такая умная. Не утонченная, не остроумная, не сексуальная. Она просто влюбленная девчонка из колледжа. Он развлекал ее несколько часов подряд просто как друг семьи.
   Карина решила: нет, убегать она не станет. Медленным, решительным шагом она подошла к нему и протянула вино. Пальцы Макса коснулись ее пальцев, когда он брал бокал, и от обжигающего тепла его кожи она едва не заплакала. Но только едва.
   Второй бокал она протянула его спутнице.
   Макс вздрогнул, словно угадав символический смысл ее жеста. Карина подняла на него глаза, чтобы запомнить напоследок любимое лицо. Повернулась и ушла не оглядываясь, оставив его в саду с той женщиной. Она рассталась тогда не только со своей большой любовью. Она оставила все прежние мечты и перечеркнула всю прежнюю жизнь.
   Карина вернулась в колледж другой девушкой. Стала работать как вол, вкладывая в учебу все силы. Окончила колледж с отличием и сразу же поступила в Школу менеджмента Боккони, где получила степень MBA, и с головой ушла в стажировку. Ее не особенно привлекал деловой мир, однако она твердо решила, что добьется в нем своего.
   Что ее привлекало, так это власть и контроль, которые обеспечивали ей приобретенные навыки. Карина уже не была прежней хрупкой девочкой, ждущей, что ее сделает счастливой кто-то другой, – нет, она стала женщиной, привыкшей держать все под контролем и не боявшейся жизненных трудностей. Женщиной, которая твердо стоит на ногах, разбирается в бизнесе и никогда не теряет головы. Женщиной, которая никогда больше не станет бегать за Максимусом Греем.
   Карина доела сэндвич, выпила воду и отодвинула от себя тарелку. Да, работа с Максом волей-неволей пробуждает давние воспоминания. Но нужно быть верной своим принципам и идти вперед.
   Карина выбросила остатки своего обеда в мусорное ведро и пошла работать.
* * *
   Через две недели Макс начал подумывать, не пора ли ему разрядиться с кем-нибудь в постели.
   Он взглянул на часы и подавил стон. Почти час дня. В животе бурчало – слишком много кофе. Отчеты все задерживались, в мышцах пульсировало какое-то странное напряжение. Что это с ним такое? Это же не первый его дедлайн, и никогда раньше он так не психовал. Нервы натянуты, а уйти некуда. Когда же у него в последний раз был секс? И где Карина?
   Она впорхнула в дверь – улыбающаяся, с каким-то замасленным пакетом в руках, и в голове у Макса сразу зашевелились странные мысли. Юбка у нее слишком короткая для офиса, кое-кого из руководства это даже отвлекает от работы, но когда Макс хотел поговорить об этом с Майклом, оказалось, что Каринин брат не видит в том ничего страшного. Сказал только что-то про современную моду, которой нужно соответствовать. Чушь какая! Чем была плоха длина до колена? А колготки – она их что, вообще не носит? Почему-то их отсутствие тоже действовало ему на нервы, особенно при таких ногах – слишком много этой гладкой обнаженной оливковой кожи открывалось взгляду.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация