А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная ошибка" (страница 23)

   Глава 16

   Макс перевел взгляд вверх, на вывеску модной галереи в Сохо.
   Имя Карины было выписано на ней причудливой вязью, веселые белые фонарики, развешенные по периметру, привлекали внимание зевак. Он набрал в легкие побольше воздуха, надеясь, что у него хватит сил пережить этот вечер.
   Приглашение на ее первую выставку было и потрясающей неожиданностью, и грустной насмешкой. Грудь распирало от гордости. Его талантливая, красивая жена наконец поняла себе цену, а его не было рядом, чтобы порадоваться вместе с ней. Но он не мог отказать себе в том, чтобы увидеть ее еще раз, в блеске славы. Он должен посмотреть на ее работы и вспомнить, как они занимались любовью у нее в мастерской, как он разрисовывал ее тело шоколадом.
   Раскаяние слежалось внутри в тяжелый твердый ком.
   Макс открыл дверь и вошел.
   Помещение было большое, просторное, разделенное белыми колоннами на четыре равные части. Полный бар, официанты ходили по залу с шампанским, вином и всяческими закусками. Люди собирались группами, болтали и смеялись, обходя зал по кругу. Взгляд Макса сразу же упал в правый угол – он словно почуял, где она.
   Карина смеялась, запрокидывая голову, над тем, что говорил ей какой-то мужчина. Длинное черное платье блестело в электрическом свете. Темные кудри были уложены и заколоты в высокую прическу, но Макс знал: стоит потянуть одну шпильку, и вся эта шелковая грива рассыплется по плечам неистовым водопадом. Глаза Карины сияли внутренней радостью и уверенностью, какой он никогда не видел у нее прежде.
   Да. Она счастлива без него.
   Подавив свои чувства, Макс отвернулся и подошел к первому холсту.
   И замер, пораженный.
   Он ожидал увидеть портреты, написанные искренне, с душой, с легкой теплотой, которую Карина всегда привносила в те немногие свои работы, какие ему посчастливилось увидеть. А эти, казалось, были написаны совсем другим художником.
   Выписанные в грубоватой, неприкрашенной манере, затененные черным и серым с редкими проблесками красного, пары на холсте были представлены в различных эротических позах. Вот женщина изгибается, прижатая к стене, а ее возлюбленный прижимается губами к ее обнаженной груди. От их тел так и веяло грубоватой чувственностью, на грани непристойности, но эта грань оставалась неперейденной, а нарисованное справа окно казалось зеркалом между интимной жизнью двоих и внешним миром. У зрителя создавалось впечатление, что он чуть ли не подглядывает в окно, и это было настолько необычно, что от картины невозможно было отвести глаза.
   Макс переходил от одной картины к другой, и ему казалось, что эти мужчина и женщина запутались в паутине своих отношений. На одном из холстов на лице женщины, глядевшей на своего возлюбленного, читались одновременно беззащитность и вожделение. Его резкий профиль не выражал ничего, кроме жесткости и стальной решимости. На другом те же лица были выписаны подробнее: лбы касаются друг друга, губы на расстоянии шепота, глаза скрыты от зрителя, так что приходилось только догадываться, о чем они думают.
   Макс разглядывал все картины подряд с непривычной для него жадностью. Работы были выдающиеся, и он понял, что в таланте его жены кроются страсть и глубина, способные потрясти весь художественный мир. Карина стоит в начале длинной, успешной карьеры. Неудивительно, что Сойер так обрадовался. Он только что открыл новую знаменитость.
   Люди толпились вокруг и пытались вовлечь Макса в беседу. Официанты останавливались и спрашивали, не нужно ли ему чего-нибудь. Он не отвечал. Только впитывал в себя Каринины картины и чувствовал, что заглянул в последний потаенный уголок ее души, который она до сих пор прятала. Теперь он открылся во всей обнаженной красе.
   Dio, он любит ее!
   Макс пришел пораньше, чтобы не столкнуться с Алексой, Ником, Майклом и Мэгги. План был смехотворный и типично мужской. Пробраться незаметно, посмотреть на ее работы, помучить себя и так же незаметно убраться. Прийти домой и напиться вдребезги в компании примостившейся в ногах собаки.
   – Макс?
   Ее голос зазвенел в ушах. Сильный, грудной, как у Евы. Сладкий, как у ангела. Он стиснул зубы и обернулся.
   Карина улыбалась ему с такой теплотой, что он подумал: под таким взглядом и загореть можно. Дикое желание скрутило его, словно судорогой, но он справился с ним и сумел улыбнуться в ответ:
   – Привет, Карина.
   – Ты пришел…
   Он повел плечом:
   – Я должен был увидеть.
   Почему она смотрит на него с такой жадностью? Хочет помучить его?
   – Я рада. Как тебе?
   Слова застревали в горле.
   – Это… все…
   Карина заморгала, словно сдерживая слезы, и от его сердца оторвался еще один кусок. Так к концу разговора от него и вовсе ничего не останется.
   – Ты еще последнюю не видел. Она там, на отдельном стенде.
   – Я не могу, Карина. Мне нужно идти.
   – Нет! Пожалуйста, Макс. Я должна тебе показать.
   Вот это и есть любовь? Вот эта невыносимая боль, что затягивает на дно, как водоворот, и не дает выплыть? Макс подавил желание возразить снова и сказал:
   – Ладно.
   Он прошел за ней до конца зала и немного вверх. Перед ним открылся ярко освещенный стенд. Картина висела под потолком, одна, во всем своем великолепии. Макс сделал несколько шагов вперед и поднял глаза. Это был он.
   Поверху шла размашистая надпись: «Максимус». С голой грудью. Босиком. Джинсы, низко сидящие на бедрах. Черты лица немного размыты и скрыты в тени. Он смотрел прямо в глаза зрителю, не отводя взгляда. На лице отражался целый вихрь эмоций, а из глаз веяло такой властной силой, что Макс был потрясен до глубины души. В этом взгляде было все. Уязвимость. Решительность. Легкий оттенок надменности. Желание. И готовность любить.
   У него сжалось сердце. Он оглянулся. Карина стояла перед ним, и ее черные глаза были полны обожания, и любви, и силы, какой он никогда раньше не видел.
   – Я люблю тебя, Макс. Всегда любила, но мне нужно было полюбить себя, прежде чем дать тебе то, что нужно тебе. Я не знаю, может быть, уже поздно, но обещаю, если ты дашь мне еще один шанс, я всегда буду рядом с тобой и стану Той Самой, которой ты достоин. Потому что я и есть та женщина. Вторая половинка твоей души. Для меня никогда не было вопроса, вернусь ли я к тебе. Вопрос в том, вернешься ли ты ко мне?
   Радость вспыхнула и закипела у него в крови. Макс тихо рассмеялся и обнял ее:
   – Я никуда и не уходил, cara.
   Он накрыл губами ее рот и поцеловал крепко, нежно. Этим поцелуем они словно скрепляли свадебные клятвы, произнесенные в Вегасе месяц назад.
   Неожиданно оказалось, что вокруг стоит вся его семья. Макса обступили со всех сторон, Майкл с Ником хлопали его по спине, а Алекса с Мэгги вытирали слезы.
   Наконец-то он дома, по-настоящему дома.
   – Наконец-то вы снова вместе, – шмыгнула носом Алекса. – Эту драму уже никаких сил не было выносить. Пятничные вечера стали ни на что не похожи.
   Макс крепко прижал к себе Карину и засмеялся:
   – На этой неделе все будет как надо. Вечеринка у нас дома.
   Торопливо подошел консультант и прорвался сквозь кольцо. Его лицо утратило обычное невозмутимое выражение.
   – Э-э-э, Карина, можно вас на секундочку?
   – Конечно. – Она крепко поцеловала Макса в губы и отошла. О чем-то шепотом переговорила с ним и вернулась с ошеломленным видом. – Все продано.
   – Я не удивлен, – усмехнулся Макс. – У меня дух захватило от твоих работ. Но нам пора браться за дело. Теперь ты будешь писать еще больше, а мне придется тебя вдохновлять.
   Карина со смехом запустила пальцы ему в волосы.
   – Давай, – прошептала она.
   Макс смотрел на свою любимую. Его жена. Его родственная душа. Его навсегда.
   – Идем домой.
* * *
   Карина лежала на скомканных простынях, измученная, пресыщенная и такая счастливая, какой не была еще никогда в жизни.
   – Ну что, сдаешься?
   Она приподняла голову на дюйм от подушки и снова уронила.
   – Никогда. Погоди только минутку.
   Макс тихо засмеялся и соскользнул с кровати. Карина услышала шаги, направляющиеся к гардеробной, потом обратно. Его мускусный запах коснулся ее ноздрей, и она вновь ожила. Черт возьми, ее муж сделал из нее нимфоманку, и она совершенно счастлива.
   – У меня подарок для тебя.
   Карина сразу села. Что-то у нее в душе растаяло от девчоночьего восторга при этой мысли – муж купил ей подарок!
   – Правда?
   – Да. Приберег на будущее. Надеялся, что ты вернешься и я тебе отдам.
   Прямоугольная коробка была обернута в ярко-красную бумагу. Она закусила губу от удовольствия и уставилась на коробку:
   – А что там?
   – Открой, детка.
   Карина нетерпеливо сорвала бумагу, словно ребенок у рождественской елки, и открыла крышку.
   И ахнула.
   В тонкую белую бумагу была завернута пара туфель. И каких! На четырехдюймовых шпильках, украшенных бриллиантами. Туфли из чистого стекла.
   Она взяла одну из них в руки и полюбовалась, как сверкают драгоценные камни. Вырезанный носок придавал туфлям игривую сексуальность, тонкое стекло было гладким и приятным на ощупь.
   – Боже мой, Макс, ты превзошел самого себя! Они прекрасны.
   – Ты мне как-то сказала, что у тебя в жизни никогда не было сказки с хорошим концом, а тебе ее всегда хотелось. Я и решил попробовать это исправить – подарить тебе настоящие Золушкины туфельки.
   Слезы защипали Карине веки, и она шмыгнула носом:
   – Черт бы тебя побрал, Максимус Грей! Кто бы мог подумать, что под такой внешностью скрывается сентиментальный романтик?
   – Я люблю тебя, Карина.
   – Я тоже тебя люблю.
   Он прижался лбом ко лбу своей жены и поклялся, что никогда больше не позволит ей усомниться в его чувствах.

   Эпилог

   Мэгги вздохнула и оглядела гостиную:
   – Тут правда столько детей или у меня крыша едет?
   Карина рассмеялась и сунула Марии в рот пустышку. Ее крик тут же оборвался, и она с жадностью начала сосать. Лили носилась по всей комнате со своими плюшевыми Дорой и Бутсом, а фоном всему этому служили вопли Ника-младшего. В двух манежах сидели Итан и Люк, только что накормленные и переодетые.
   – Погоди, вот когда еще и мы с Максом подключимся… Придется нам открывать сеть агентств для нянь, чтобы хоть иногда передохнуть без детишек.
   – Ты что, беременна? – ахнула Алекса. Она держала в руке игрушечную чашку и делала вид, что пьет, а Лили заливалась смехом.
   – Нет, нам пока рановато. Я готовлю новую выставку, а Макс открывает новую кондитерскую. Мы пока наслаждаемся жизнью. Кстати, через месяц летим в Италию, поживем немного там. По мамам оба соскучились.
   – Я тоже по матушке Конте скучаю, – вздохнула Мэгги. – Но дети еще маленькие, с ними не полетишь. Как там Джульетта? Так ни с кем и не встречается?
   – Моя сестра крайне отрицательно относится к противоположному полу. Кажется, она убеждена, что мужчина непременно захочет ее контролировать и отнимет у нее ее карьеру. Упрямая она.
   – Может быть, ей бы тоже не помешал любовный заговор, – рассмеялась Алекса. – К нам с Мэгги Мать Земля, похоже, была благосклонна.
   Мэгги швырнула в нее плюшевого щенка и попала по голове. Алекса показала ей язык.
   Любовный заговор.
   Странное ощущение судьбы холодком пробежало по спине Карины. Глаза у нее широко распахнулись: она вспомнила ту ночь, когда жгла костер и бросала в него лист бумаги. Лист, на котором было написано одно только имя: Максимус Грей.
   Руки у нее покрылись гусиной кожей, и она покрепче прижала к себе Марию, чтобы согреться.
   – Э-э-э, девицы? Вы о чем это? Когда Мэгги дала мне эту книгу с заговорами, она сказала: мол, глупости все это, не хватало еще такой ерундой заниматься.
   – Вот это чудно! – оглушительно расхохоталась Алекса. – Мисс Мэгги в конце концов не выдержала и призналась, что сама произносила заговор на мужчину, перед тем как выйти за Майкла. Вот до чего цинизм доходит.
   – Ну и что? – пожала плечами Мэгги. – Да, так совпало. Но вот же Карина выбросила эту книгу, и что же – она счастливо замужем за Максом. Выходит, нам просто повезло, что у нас мужья появились после того, как мы обратились к Матери Земле.
   – Я тебе соврала, Мэгги, – сглотнула Карина.
   – Что значит – соврала?
   – Я произнесла любовный заговор. А через несколько дней сбежала ночью в лес и завершила ритуал. Сожгла свою бумажку на огне.
   В комнате повисло молчание. Даже дети словно почувствовали что-то, и только тихий звук включенного мультфильма нарушал тишину.
   – И ты переписала все те качества, которые хотела видеть в муже? – прошептала Алекса. – И Макс подходит по всем параметрам?
   Карина посмотрела на обеих женщин и снова сглотнула.
   – Я не записывала никаких качеств. Я просто написала его имя на листе бумаги.
   Мэгги подскочила, словно увидела привидение. Алекса откинулась на серовато-синюю подушку и покачала головой:
   – Черт побери! Заклинание-то работает.
   Мэгги рассмеялась, но как-то неубедительно:
   – Не может такого быть. Глупости мы тут болтаем. Хватит меня пугать.
   – Где эта книга, Карина? Ты ее кому-нибудь отдала?
   – Нет, она у меня в книжном шкафу со всяким барахлом. Я ее не выбрасывала.
   У Алексы заблестели глаза.
   – По-моему, нужно передать ее кое-кому в целости и сохранности. А именно твоей сестре.
   – Что? Да Джульетта в жизни не станет связываться с любовными заговорами. Она у нас в семье самая здравомыслящая. Не может же быть, чтобы это и правда действовало. – Карина помолчала. – Или может?
   – Интересная мысль. – Мэгги задумчиво побарабанила пальцем по подбородку. – Карина едет на месяц в Италию. Может быть, она уговорит Джульетту произнести заговор. Вот тогда мы и узнаем точно. Два раза – это еще может быть совпадением. Три – хоть и с трудом, но можно представить. Но четыре – это уже доказательство.
   Карина посмотрела на них. А ведь они правы. Ее сестра заслуживает личного счастья, и если любовный заговор подтолкнет Джульетту в нужном направлении, дело того стоит.
   – Так и сделаю.
   Мэгги схватила три бокала, налила тонкого кьянти и протянула бокалы Карине с Мэгги. Они сдвинули бокалы в кружок и заулыбались.
   – За нас!
   Карина выпила.
   Дети то играли, то спали. Женщины беседовали и смеялись. Мужчины время от времени заходили в комнату, чтобы кого-то из них поцеловать или бросить насмешливую реплику. Карина посмотрела на мужа, и он улыбнулся ей так нежно и соблазнительно, что у нее стало легко на душе. Ее брачная ошибка принесла ей все, о чем она мечтала.
   И они жили долго и счастливо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация