А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная ошибка" (страница 13)

   От этого признания ей стало теплее.
   – Вот не ожидала, что ты это скажешь.
   – Иногда я слишком увлекаюсь деловой стороной вопроса и забываю, что имею дело с людьми. А люди совершают ошибки.
   – Да, у меня-то как раз обратная проблема.
   – Это легко исправить. Лучше всего – взять передышку и отвлечься от ситуации. Ты слишком уступчива, поэтому, когда от тебя чего-то хотят и давят на эмоции, скажи, что перезвонишь позже. Потяни немного с решением. Тогда сможешь оценить ситуацию точнее и не попадешься в ловушку. Понятно?
   – Понятно, – медленно кивнула Карина.
   – Я один раз таких дел натворил, когда еще только начинал работать у Майкла. Отправил не тот отчет партнеру, с которым мы собирались заключить сделку. Сэкономил парню полмиллиона долларов. Пока я сообразил, что ошибся, он уже подписал бумаги.
   – И что Майкл?
   – Выругал меня на чем свет стоит, – блеснул глазами Макс. – Такого наговорил, что я не знал, куда провалиться. А потом вел себя так, как будто ничего не случилось: никогда об этом не вспоминал, ни разу не попрекнул. И я больше никому ни доллара не отдал даром.
   Карине стало легче на душе. В казино загорелся свет, но ей казалось, что их здесь только двое – она и этот мужчина, который всегда находит самые нужные слова, чтобы успокоить ее сердце.
   – Я знаю кое-что, что могло бы помочь мне поднять настроение. Забыть ненадолго, какая я неудачница.
   – И что же, смею спросить?
   – Сегодня вечером концерт Селин Дион.
   – Что угодно, только не это! – содрогнулся он. – Машину, деньги, собаку – все отдам. Только не заставляй меня слушать «My Heart Will Go On».
   – Хм, а откуда ты эту песню знаешь?
   Макс сделал вид, что не слышит, и глотнул пива. Его рука соскользнула с ее руки, и Карина постаралась не слишком сожалеть об этом.
   – Я смотрел этот фильм, «Титаник», но исключительно ради экшена.
   – Ага, попался! – рассмеялась Карина. – Значит, идем. В семь часов.
   – Откуда ты знаешь, что я сумею достать билеты? Наверняка уже все распроданы.
   – А ты пусти в ход свое главное умение, – фыркнула она. – Охмури какую-нибудь беззащитную женщину. Предложи расплатиться своим телом. И все в порядке.
   – Отлично! С одним условием: не возвращаться больше к этому разговору. Ты здорово напортачила. Мы это исправим и будем работать дальше. Идет?
   – Идет, – улыбнулась она.
   – Вот и хорошо. У меня еще запланированы кое-какие встречи, а ты на сегодня свободна. Перед концертом свожу тебя поужинать, посмотрим, что тут за ресторан.
   – Замечательно.
   Макс бросил на стойку несколько купюр и встал:
   – Постарайся не влипнуть в неприятности, ладно?
   – А разве хорошие девочки влипают в неприятности?
   Он метнул в нее грозный взгляд и вышел. Карина не торопясь допивала свой мартини, перебирая в уме имеющиеся варианты. Ясно было одно: она должна уладить дело сама – чего бы это ни стоило. К сожалению, оставался только один выход.
   Выйти из дела.
   Она провела пальцем по краю бокала и сдержала вздох. При всех ее навыках от нее пока больше убытка, чем пользы. Возможно, пора задуматься как следует и разобраться, чего ей хочется на самом деле, а не быть чьей-то бледной копией. Ее душа рвалась к свободе и творчеству. Что, если «Милая Мэгги» не сможет дать то, что ей нужно?
   Мысли роились в голове, но сейчас нужно было думать о том, что она может сделать.
   Исправить свою ошибку. Карина допила мартини, взяла сумочку и пошла в свой номер – звонить Сойеру Уэллсу.

   Глава 9

   Сойер был плоть от плоти Лас-Вегаса, он расхаживал по своему кабинету, словно огромный дикий кот. Карина старалась не показывать, что нервничает. Он пожал ей руку и предложил сесть, словно решил поиграть с добычей, прежде чем хватать зубами. И, ей-богу, по всему было видно, что схватить он способен. Сексом от него несло за милю, но под этим скрывалось еще что-то, и это что-то пугало Карину до смерти. Он был похож на белокурого вампира из сериала «Настоящая кровь» – перед этой внешностью преуспевающего красавца и горячими янтарными глазами любая женщина оказалась бы беспомощной, как под гипнозом. В изгибе полных губ было что-то жестокое, а лицо все из твердых линий – острые скулы, глубокий шрам от брови через всю щеку. Этот шрам только усиливал исходящее от Сойера ощущение опасности. Волосы у него были длинные, почти как у Майкла, но не настолько, чтобы завязывать в хвост.
   Карина заранее подготовилась к этой встрече и собрала основную информацию. Предметом гордости этого человека был длинный список преуспевающих отелей, которые он прибрал к рукам, выкачав из них максимум прибыли. Потом с отелем что-то случалось, и он брался за новое дело. «Венецианский отель» был его очередной игрушкой, к которой он относился весьма серьезно, но уже ходили осторожные слухи, что Сойер Уэллс планирует выстроить сеть роскошных гостиниц по всей стране. Он часто бывал в Италии, и Макс, кажется, знал его не только как случайного партнера по бизнесу.
   Сев напротив него за длинный стол из тикового дерева, Карина огляделась. Кабинет находился на верхнем этаже отеля. В окнах от пола до потолка был виден город во всей красе, и все здесь напоминало скорее гостиничный люкс, чем служебное помещение: подобранная в тон тиковая мебель, книжные шкафы, бар. Великолепные картины на стенах – интригующее сочетание серых туманных пейзажей и эротики. Она задержалась взглядом на силуэтах двух фигур, обнаженных, но затененных, обвивающих друг друга. Эта простая чувственность что-то всколыхнула в ней, ей захотелось разглядеть картину получше. Сойер поймал ее пристальный взгляд, и щеки у нее вспыхнули румянцем.
   – Любите живопись, Карина?
   – Очень. Я и сама пишу.
   Он уселся в кожаное кресло за столом и задумчиво посмотрел на нее.
   – Интересно, – пробормотал он. – Профессионально?
   – Нет, я бросила, чтобы закончить MBA. Но скучаю по этой работе.
   – Никогда нельзя отказываться от того, что составляет часть твоей души. Иначе оно в конце концов увянет и умрет или будет гноиться внутри, пока не вырежешь. – Лицо у Сойера стало замкнутым, словно он пытался прогнать какое-то воспоминание. – Жизнь слишком коротка, чтобы о чем-то жалеть.
   – Да.
   Этот странный разговор ее встревожил. Ох, а что это там, в смежной комнате, – не иначе как двуспальная кровать? И почему ей вдруг подумалось, что он там не только спит, но и еще кое-чем занимается?
   – У меня много связей в мире искусства. Если когда-нибудь задумаетесь о настоящей выставке, дайте мне знать. Мой агент распознает талант с первого взгляда.
   – Вы ведь даже не видели моих работ, – в недоумении посмотрела на него Карина.
   – У меня хорошая интуиция.
   – Я запомню. – Она закинула ногу на ногу. Его пристальный взгляд задержался на обнаженной коже ниже юбки и медленно поднялся вверх. Этот одобрительный взгляд, однако, не вызывал ощущения, что на нее смотрят как на сексуальный объект, а скорее льстил ее женской сущности.
   Его хриплый голос вызывал определенные ассоциации: утренний десерт и много-много обнаженного тела.
   – Я рад, что вы решили уделить мне время. Моя помощница сказала, что вы хотели поговорить о деле. Макс позже подойдет?
   Карина пригладила ладонями юбку, вздохнула поглубже и решилась:
   – Нет, Макс не знает, что я здесь. Мне хотелось бы, чтобы это осталось между нами.
   Сойер поднял голову. Она перевела дыхание и подумала: он словно смотрит ей прямо в душу.
   – Как интересно. В любом другом случае я бы отказал, поскольку компанию на переговорах представляете не вы, однако вы меня заинтриговали. Тем не менее не могу обещать, что буду держать что-то в тайне от Макса, если ваши намерения мне не понравятся.
   – Разумеется, – кивнула она. – Я хотела вам сказать, что уезжаю из Лас-Вегаса и выхожу из дела.
   По его лицу прошла тень.
   – Вас уволили?
   – Нет, мистер Уэллс.
   – Сойер.
   – Сойер.
   Он помолчал, но она больше ничего не сказала. Вскоре его губы дрогнули в сдержанной улыбке. Карина поздравила себя с победой в этой маленькой схватке.
   – Это все, что вы хотели мне сказать?
   – Цифра, которую я вам назвала, была неверной. Макс уже сказал, что откажется от сделки, если вы будете настаивать на ней. При таком размере прибыли нет смысла начинать дело в Вегасе, особенно если придется конкурировать с вашим ресторанным обслуживанием.
   Сойер пристально посмотрел на нее. Этот искушенный взгляд вызывал странное чувство. Словно он перебирал в уме ее тайны и раздумывал, стоит ли бросить ей вызов. Он сцепил пальцы в замок.
   – А Майкл в курсе?
   – Нет еще.
   – Понимаю. Таким образом, вы намерены устраниться, чтобы спасти сделку.
   – Верно. Не можете же вы использовать мою ошибку против Макса или моего брата.
   – Вы думали, я стану угрожать вашему брату? Использовать вас как рычаг, чтобы получить побольше прибыли? Требовать, чтобы он согласился на эту цифру или уволил вас?
   Карина подняла подбородок и твердо выдержала его взгляд.
   – Разумеется. Вы же деловой человек. На вашем месте я бы позвонила Майклу и сказала, что если они не согласятся, то сделка не состоится. Я сказала бы, что его сестра совершила ошибку и теперь должна за нее расплачиваться. – Она выдержала паузу. – Но если вы станете на него давить из-за этого, я сама уволюсь.
   На лице у него мелькнуло удивление.
   – Вы пойдете на это, лишь бы спасти сделку?
   – Да. И, мистер Уэллс…
   – Сойер.
   – Я не блефую.
   – Как интригующе. – Он покривил губы. – Вы определенно все усложнили.
   Карина вздохнула с облегчением. Наконец-то она сделала что-то полезное для компании. По крайней мере, Макс начнет теперь с чистого листа, и ее брат не окажется в неловком положении.
   – Уверена, у вас найдется альтернативный план. Вы, как мне кажется, чрезвычайно гибкий человек.
   – Вот что я вам скажу, Карина. Ваша ошибка не отразится на ходе переговоров.
   – Спасибо.
   – Однако мне кажется, вы мне кое-что должны.
   – Прошу прощения?
   На его губах играла улыбка. У нее перехватило дыхание – такая чувственность тлела в его затаенном взгляде.
   – Я назначаю вам сегодня свидание.
   – Что?
   – Свидание. Или у вас с Максом что-то есть?
   – Нет, с Максом у меня ничего нет. – Она покачала головой, немного резковато. – Зачем вы хотите со мной встретиться?
   – Вы красивая и с характером. – Судя по голосу, ситуация его забавляла. – Я свожу вас поужинать, а потом зайдем в клуб.
   Карина пыталась понять, что за игру он ведет. Он чрезвычайно привлекателен, но совершенно не из ее лиги.
   – Не надейтесь, что заставите меня разболтать еще какие-нибудь секреты, – фыркнула она.
   – Вы себя недооцениваете. В семь?
   – Я ужинаю с Максом, а потом мы идем на концерт.
   – Тогда попозже. В десять.
   Сойер снова стал ждать ее ответа. От него так и веяло сдержанной сексуальностью. Разве это не то самое, что ей нужно? Мужчина, который хочет ее и не боится об этом сказать? Вместо того чтобы сидеть рядом с Максом и слышать, как Селин поет о неразделенной любви, можно узнать поближе этого высокого сексуального блондина… а может быть, и заставить героя своего будущего романа на одну ночь немного поревновать?
   – Вы восхитительны! – Сойер засмеялся и покачал головой. – Давненько мне не приходилось так стараться, чтобы уговорить женщину на коктейль.
   – Перед ужином. В баре. В шесть.
   – Договорились.
   Карина пошла к себе в номер – принять душ и переодеться в вечернее платье. Ей даже не верилось в то, что произошло. Неужели ее самая серьезная деловая ошибка обернулась отличным свиданием? Ей осталась только одна ночь в Лас-Вегасе перед возвращением домой, и она намеревалась взять от нее все, что можно.
   К черту Селин Дион!
* * *
   Карина вошла в дверь знаменитого V-образного бара и стала искать глазами своего кавалера. Округлые, чувственные очертания зала соответствовали ее настроению. Через весь бар тянулись двусторонние кожаные диваны, и люди уже собрались и потягивали свой любимый мартини. Стены морозного стекла отгораживали уединенные кабинки. То, что нужно, чтобы быстренько выпить коктейль перед ужином с Максом.
   Ее сразу же провели к угловому столику, и Сойер привстал, приветствуя ее. Он, видимо, любил черный, и этот цвет очень шел ему. Худой, изящный, волосы падают на плечи, подчеркивая резкие черты лица. От него веяло какой-то опасностью, и это возбуждало любопытство.
   Карина заказала «Грязный мартини», и они начали светскую беседу.
   – Как вам нравится Лас-Вегас?
   – Что же мне здесь может не понравиться? – Карина обвела рукой комнату. – Я всю жизнь проторчала в Бергамо и теперь как гурман, который долго сидел на одних крекерах и наконец дорвался до еды.
   – Я много раз бывал в Милане и знаю вашу мать, – улыбнулся он. – Я всегда любил ваш дом – такой тихий.
   – Бергамо – часть моей души. Но я жила там со старшим братом и двумя сестрами, и они только и делали, что меня защищали. Где уж тут испытать что-нибудь новое и захватывающее. Теперь наслаждаюсь вкусом свободы.
   – Свобода может и одурманить. – Его глаза лукаво блеснули. – Как первый глоток хорошего вина. Сильнее бьет в голову, если отстоялось за много лет.
   Карина вытащила из бокала оливку и сняла ее губами с палочки. Его пристальный взгляд следил за ее ртом с явным интересом.
   – Да вы поэт, Сойер Уэллс. Кто бы мог подумать? А откуда вы знаете мою маму?
   – Мы познакомились несколько лет назад. Она вытащила меня из щекотливого положения, и я обещал ей свою преданную дружбу.
   – Подробности расскажете? – приподняла бровь Карина.
   – Нет.
   – Вы, должно быть, читали руководства по общению с женщинами, – усмехнулась она. – Мы обожаем тайны.
   – Я думал, вы еще любите нас исправлять. Спасать от самих себя.
   – Любим, но вы редко нам позволяете.
   Его взгляд опалил ее внезапным жаром, и по спине пробежал холодок. О да, она далеко еще не в его лиге.
   Этот человек был мастером соблазнения, а она – всего лишь ученицей. Однако это рискованное подшучивание и острый ум притягивали ее, хотя он и пугал ее до смерти.
   – Вы расскажете Максу о нашем свидании?
   Упоминание о Максе вернуло ее к реальности. Пальцы сжались сами собой.
   – Если он спросит.
   Сойер заметил ее жест и наклонился к ней. Аромат дерева и мускуса пробуждал в ней чувственность.
   – Расскажите мне о ваших отношениях с Максом.
   – Он лучший друг моего брата. Мы росли вместе, а потом он уехал с Майклом в Нью-Йорк открывать «Милую Мэгги».
   – Друзья детства?
   – Да. Почему вы так много расспрашиваете о Максе?
   Сойер пристально поглядел на нее:
   – Он имеет на вас какие-то права?
   – Прошу прощения? – едва не поперхнулась Карина.
   – Вы с ним спите?
   – Нет. Но я не совсем понимаю, какое вам до этого дело.
   – Никогда не бойтесь задавать вопросы, Карина. Вы не только красавица, но и умница. Опасное сочетание. Я хочу удостовериться, что вы свободны.
   В его глубоком голосе слышались многообещающие нотки. Этот человек хочет ее. Почему же она не падает в обморок от счастья и не зовет его к себе в номер? Чертов Макс! Она никак не могла вырваться из плена своей детской влюбленности, и это ее злило.
   – Я свободна. И мне надоело говорить о Максе.
   Сойер взял ее за руку. По телу пробежала приятная дрожь, но это было совсем не то страстное волнение, от которого все обрывалось внутри и которое она испытывала от прикосновения руки Макса. Но нет, она не будет думать о Максе.
   – Мне тоже. Хотя, видимо, придется отпустить вас, иначе вы не успеете на ужин.
   Она тряхнула головой, и волосы упали ей на плечо.
   – Но не сейчас.
   – Нет, не сейчас. – Его губы тронула улыбка. – Что вы рисуете?
   – Портреты. Своих родных, детей, животных. Я люблю, когда мне удается разглядеть в людях то, что скрыто за внешней оболочкой, и стараюсь показать им то, чего они сами не видят. Моя невестка примерно то же говорит о своих фотографиях.
   – Сам-то я и «палку-палку-огуречик» не нарисую, но оценить способен. Помню, когда первый раз приехал в Италию, просто упивался живописью. В галерее Уффици меня чуть было не арестовали – ни в какую не хотел уходить.
   – Да, я всю жизнь из этой галереи не вылезала. А когда первый раз увидела Сикстинскую капеллу, ревела, как маленькая.
   – А вам никогда не хотелось стать профессиональной художницей?
   Сердце сдавила тоска, жестокая и горькая. Чем яснее она понимала, что ее будущее – в «Милой Мэгги», тем отчаяннее душа рвалась к чему-то иному. Карина поколебалась, не зная, до какой степени стоит с ним откровенничать.
   – Хотелось, но не хватило веры в себя.
   – Знакомое чувство, – кивнул Сойер.
   В наступившей тишине слышалось обещание дружбы, а возможно, и чего-то большего.
   – А теперь расскажите мне о блестящем мире отелей, – улыбнулась Карина.
   Они проговорили целый час, пока не пришло время ужина с Максом. Сойер сжал ее руку:
   – Карина, мне бы хотелось еще раз встретиться с вами. Я покажу вам клуб, можем пойти потанцевать, если хотите.
   Карина заколебалась. Ее влечение к Максу боролось с этим новым искушением.
   – Я не знаю, – прошептала она.
   – Я буду ждать вас в «Тао». А вы решайте.
   Он поцеловал ее в щеку и ушел.
   Фантазии о прошлом или настоящее?
   Пора выбирать.
* * *
   Карина вернулась в вестибюль, где ее ждал Макс. Выражение его лица, когда он увидел, как она одета, задало тон всему вечеру.
   У него челюсть отвисла. Макс окинул взглядом ее наряд, и все лицо у него напряглось.
   – Нельзя же такое носить, – гневно прошептал он. – Бога ради, Карина, это платье, оно же… оно же…
   – Хм, хватило бы простого «отлично выглядишь».
   С первого взгляда на это платье от Версаче она влюбилась в него без памяти. Элегантно перекрещивающиеся лямочки едва прикрывали грудь, словно играя в озорные прятки, так что смотревшему было не разобрать, где там тело, а где ткань. Юбка обхватывала талию и падала до пола, вся в зубчатых разрезах, персиковый цвет гармонировал с оливковым тоном ее кожи. Карина успела сбегать в спа-салон и сделать бразильскую эпиляцию – пришлось повизжать от боли, но результат того стоил. Волосы она распустила, а на запястья надела широкие золотые браслеты, как наручники. Ей казалось, что так она похожа на сексуальную рабыню.
   Его потрясенное молчание подтвердило, что платье стоило своей цены. А когда она наконец повернулась, эффект был еще ошеломительнее.
   Макс сквозь зубы втянул воздух. Спина была открыта до самых ягодиц. Карина начала свою дерзкую игру, в которой намеревалась одержать победу.
   – Если не нравится, никто тебе не мешает его снять, – бросила она через плечо.
   Он не сказал ни слова.
   Ресторан «Каналетто» был полон, но их тут же провели за уютный столик на открытой террасе, с видом на площадь Святого Марка. Великолепные кремовые тона и светящиеся лампы создавали атмосферу интимности и элегантности, мимо по Гранд-каналу проплывали гондолы, долетали обрывки негромких разговоров. Карина словно перенеслась в Венецию. Она расслабилась, заказала бокал «Монтепульчано» и наслаждалась тонким земляным привкусом на языке. Лишь бы не пролилось изо рта – вот был бы идиотский вид.
   И почему он всегда выглядит так… безупречно? Если Сойер был весь тайна и сексуальность, то Макс напоминал ей лощеного плейбоя – небрежный шарм и элегантность до мозга костей. Он сменил костюм на темно-синюю шелковую рубашку, простые слаксы и кожаные сапоги на низком каблуке. Часы «Вашерон Константин» блеснули на запястье полированным серебром, когда он протянул руку к бокалу и сделал большой глоток.
   План был простой. Использовать время после ужина, чтобы соблазнить его. Увы, Карина заметила, что Макс затеял собственную игру: в воспоминания.
   – А помнишь, как ты привела домой того парня из школы и мы с Майклом ехали за вами до самого кафе? – Он покачал головой, будто притворяясь, что вспоминает. – Мы еще в кустах спрятались, а когда этот чувак потянулся тебя поцеловать, Майкл тут же и выскочил. Так его перепугал, что он немедленно удрал, и нам пришлось тебя домой везти.
   Это воспоминание больно кольнуло ее. Постоянное унижение – Майкл, следящий за ней вместе со своим закадычным дружком, – сильно отравляло ей личную жизнь.
   – И что ты хочешь этим сказать? – сухо спросила она.
   – Извини, просто вспомнил, как твой брат всегда рвется тебя защищать. Вот и все.
   Яснее ясного. Примешивать к разговору ее брата – верный способ убить весь соблазн. И к тому же прямое напоминание о том, что поставлено на кон. Нужно поднять ставку. Карина сделала еще глоток вина, облизнула губы и улыбнулась.
   – Я сегодня ходила на свидание с Сойером.
   Макс уставился на нее. Ошеломленное выражение его лица слегка поколебало ее уверенность.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация