А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная ошибка" (страница 12)

   – Ой, ради бога, сам-то с ума не сходи. Моего брата не касается, с кем я сплю. Можно подумать, мы живем в Средние века и вы будете драться за мою честь на дуэли. Бедные женщины, должно быть, даже не знали, что такое оргазм, когда эти чертовы мужчины вечно лезли их защищать.
   Макс застонал, не зная, смеяться или ужасаться. Карина с удовольствием наблюдала, как он стоит в растерянности и не знает, что с ней делать. Наконец-то. Макс все цеплялся за маленькую девочку, которую он знал когда-то, но пришло время увидеть все как есть и решать, хочет ли он этого. Хочет ли он ее.
   – Ты едешь домой. А с Майклом я разберусь.
   – Нет. – Карина встала с кровати, одернула юбку и поправила блузку. – Я не поеду домой. Я приехала, чтобы узнать, как заключаются важные коммерческие сделки, и узнаю. Но я хочу, чтобы ты кое о чем подумал, Макс. Мы могли бы провести с тобой одну ночь. Только одну. Сбросить напряжение, отвести душу в отличном сексе и снова стать друзьями.
   Он покачал головой и попятился, словно боялся, что она набросится на него.
   – Так нельзя. Я не тот, кто тебе нужен.
   – Знаю. – Карина подавила обиду и сосредоточилась на своей игре: затащить его в постель на одну ночь. Утолить жажду, терзавшую ее столько лет, и идти дальше. – Я уже не влюблена в тебя без памяти, но у меня есть сексуальные потребности, которые я хочу удовлетворить. Всю жизнь меня защищали и оберегали, но теперь я взрослая женщина. Тебе пора это признать.
   Его очевидная эрекция и вид внутренней борьбы на лице придали ей уверенности. Он хочет ее. Просто боится решиться. И тогда Карина выложила ему правду в лицо:
   – Я начала новую жизнь, Макс. Я ищу зрелых сексуальных отношений, которые меня удовлетворят. Ничего долгосрочного. Я только начала расправлять крылья, и ни один мужчина их так скоро не обрежет. Нас тянет друг к другу, мы уважаем друг друга, мы друг другу не безразличны, так почему бы не провести вместе одну ночь? В Лас-Вегасе. Никто никогда не узнает.
   Макс сжал зубы. Глаза у него горели. Отлично. Эта мысль кажется ему соблазнительной – больше ей пока ничего не нужно. Карина приблизилась к нему, и он втянул в себя воздух. От нее так и веяло женской силой. Она медленно улыбнулась:
   – А теперь не мог бы ты уйти? Я иду в бассейн. Позже увидимся.
   Карина не стала дожидаться ответа. Вытолкала его и закрыла дверь.
* * *
   Макс смотрел на человека, сидевшего напротив него за столом. Глаза пустые, как у акулы. Рот сжат в твердую линию. В руках, тасующих карты, ни дрожи, ни напряжения. Он откинулся в мягком кресле, взял сигару и усмехнулся Максу:
   – Не спеши.
   Макс пропустил подначку мимо ушей и сконцентрировался на его руке. Бросил фишку.
   – Отвечаю. – Перевернул пару тузов и стал ждать.
   – Не спеши.
   Сойер Уэллс хмыкнул и повторил его движение. На него смотрели три двойки.
   – Дерьмо!
   – Давно мы не виделись, Макс. Я соскучился по твоему чувству юмора. Ну а игрок из тебя, понятно, хреновый.
   Макс махнул рукой и закурил сигару. Искусно сделанный покерный стол с полным набором фишек был только одной из уникальных особенностей жилья его давнего друга. Бар был столь же внушительный, и на одной полке столько водки с разными добавками, рома и ликеров, что любой гость остался бы доволен. На стенах такие картины, что любой известный коллекционер обзавидуется. Сойер Уэллс, элегантно одетый в темные тона в сочетании с ярко-красными, всегда производил впечатление человека, который ценит роскошную жизнь и без стеснения наслаждается всеми ее благами.
   – Ты нарочно стараешься меня напоить, чтобы потом подсунуть мне на паршивых условиях контракт с твоим отелем.
   Светловолосый мужчина покачал головой и стряхнул жирный пепел с кончика сигары. Светлая кожа и золотистые глаза делали его похожим на какого-нибудь серфера или на скучающего принца. Пока не повернется так, что виден шрам. Безобразный рубец на щеке, иногда скрытый под длинными волосами. Макс знал, что внешнее впечатление не имело ничего общего с действительностью. Этот человек сам заработал свое состояние, имел отличное чувство юмора и мозг, с которым нелегко было тягаться даже самому толковому менеджеру.
   – Это не мой отель. Я им только управляю и буду управлять еще несколько месяцев. Я строю совершенно новую сеть отелей, с Трампом хочу потягаться, чтоб его… – (Макс рассмеялся.) – А что касается того, как ты умеешь пить… ну, скажем так, получше, чем в покер играешь.
   – Спорю, у тебя стол с секретом. Надо было в казино идти.
   – Что-то непохоже, чтобы несколько тысяч тебя разорили.
   По лицу было видно – он что-то вспоминает, но Макс не стал допытываться что. С Сойером они встретились на яхте в Греции. Макс тогда положил глаз на хорошенькую принцессу, пытавшуюся вырваться из-под контроля не в меру заботливого папочки. Проблемы начались, когда у Сойера возникли аналогичные намерения. Макс вышел победителем в драке – и в борьбе за принцессу. На следующий день он ее бросил, и в результате обоим осталось на память по нескольку синяков, головная боль с похмелья и дружба – как оказалось, надолго.
   Когда выяснилось, что Сойер знаком с синьорой Конте, искренняя симпатия переросла в глубокую привязанность, и они несколько лет оставались близкими друзьями. Но помимо того, что Сойер – человек весьма преуспевающий, и того, что у него нет родителей, Максу не было известно, кто он и откуда. К счастью, его это и не волновало. Он уже по опыту знал, что прошлое человека не определяет его будущее.
   – Есть у тебя еще какие-то планы на то время, что пробудешь здесь? – спросил Сойер. – Не считая того, чтобы спустить у меня побольше денег?
   – Размечтался… Думал поужинать, поиграть, развлечься кое с кем.
   – Что, уже есть с кем? – изогнул бровь Сойер.
   Перед Максом встал образ Карины. Он медленно затянулся сигарой.
   – Нет. Да это и к лучшему.
   – Чаще всего да, – кивнул Сойер. – И не обидно никому, и поездка – сплошное удовольствие. Однако что-то подсказывает мне, что у тебя на душе неспокойно.
   – Нечего передо мной экстрасенса изображать, – фыркнул Макс.
   – Боишься моего колдовства? Правильно делаешь. Свести тебя кое с кем?
   – Я и сам способен найти себе женщину, Сойер. – Усмешка тронула губы Макса. – Как-нибудь без твоих потаскушек обойдусь, хотя за предложение спасибо.
   – Да тебе за счастье приударить за теми, кого я уже бросил. Помнишь, тогда, в Париже? Я тебя познакомил с моделью, а у тебя и до дела не дошло.
   – Мне твоя больше понравилась.
   – Ну так что? В ту ночь она со мной ушла.
   – Да, но через неделю спала уже со мной.
   – Мерзавец.
   Макс только рассмеялся над этим беззлобным ругательством. Они с Сойером не раз вместе ударяли за женщинами, гоняясь за соблазнами близости и удовольствий. Он ощутил странную пустоту внутри. С тех пор как в его жизнь вновь вошла Карина, его поступки и отношения с женщинами стали казаться какими-то… пресными. А с ней все делалось ярким и значительным. И что это с ним такое?
   – Сойер…
   – Да?
   – Тебе никогда не хотелось чего-то… большего?
   Его друг снова перетасовал колоду и выровнял столбик фишек.
   – Чего большего?
   Чувствуя себя глупо, Макс пожал плечами:
   – Ну, знаешь, чего-то большего от женщин. От жизни.
   Сойер перестал тасовать карты и задумался:
   – Пока нет. Но надеюсь, захочется когда-нибудь. А что такое, Макс? Ты что, уже того?
   – Да нет, просто спросил. – Макс подавил охватившее его чувство и со смехом отмахнулся: – Пойду-ка я лучше.
   – Ладно, встретимся через несколько часов, и я вытяну из тебя все, что осталось.
   – Как это вы, американцы, говорите? – Макс погасил сигару. – Ах да – мечтать не вредно.
   Смех Сойера эхом отозвался в комнате.
* * *
   Через три часа Макс осторожно поправил галстук и попросил партнера проверить кондиционер. От пота кожа под дизайнерским костюмом почесывалась и неприятно зудела. Он старался не расклеиваться и сосредоточиться. Открытие кондитерской в Лас-Вегасе – переломный момент в игре, и он намеревался выйти из нее победителем. В конце концов, бизнес был сердцем и душой Макса – единственное в жизни, что приносило ему глубокое удовлетворение и гордость. Он гнался за этим ощущением всю жизнь, изо всех сил стараясь доказать, что чего-то стоит. Если его отец так не считал, это еще не значит, что и он должен в это поверить. Мама каждый день давала ему почувствовать свою любовь и поддержку. Ни за что на свете он не разочарует ее, не станет жалким человечком, ноющим в кабинете психотерапевта, что его бросил отец, словно это может служить оправданием для неудачника.
   Но сосредоточиться не удавалось. Каждый раз, когда Макс старался думать о деле или отвлечься за игрой в казино, дикое предложение Карины звучало в ушах и потихоньку сводило с ума. Одна ночь. И никто не узнает.
   Но он-то будет знать. Как он будет жить с этой виной? Не начнут ли его после этой ночи преследовать несчастья в наказание за то, что думал членом вместо головы?
   Совещание между тем шло своим чередом. Макс знал, что Сойер и его команда заинтересованы в его предложении, хотя в «Венецианском отеле» уже работал известный кондитер, полностью обслуживавший свадьбы. Уже то, что они решили рассмотреть возможность открытия новой кондитерской в этой гостинице, говорило красноречивее всяких слов, хотя Макс понял, что здесь нацеливаются больше на случайных покупателей, а не на ресторанное обслуживание. Он отметил про себя, что надо будет еще переговорить с Майклом, однако сам уже прикинул, что такой магазинчик может внести в их работу некоторое разнообразие. Это была бы отличная экспериментальная площадка. Для начала нужно собрать статистику спроса и покупательских предпочтений и кое-что просчитать.
   Карина не открывала рта, делала заметки и внимательно слушала. Он уже готовился завершить беседу, и тут Сойер заговорил снова:
   – Синьорина Конте, я очень рад познакомиться с сестрой Майкла. Надеюсь в будущем работать с вами и Максом.
   Карина улыбнулась. Ее лицо осветилось искренним чувством, которое его очаровывало. Она словно приглашала любого встречного к себе в душу как гостя, не задумываясь, стоит ли он того. Макс всегда чувствовал себя особенным, когда она дарила ему свое внимание, и бешено ревновал, когда другие пытались его украсть.
   – Спасибо, мистер Уэллс. Думаю, «Милая Мэгги» прекрасно сработается с «Венецианским отелем», и надеюсь поскорее перейти к следующему этапу.
   Макс выдохнул и встал:
   – Господа, было очень приятно. Нам нужно кое-что просчитать, а затем мы вернемся к вашему предложению.
   – Это справедливое предложение, Макс, – ровным голосом произнес Сойер, пожимая ему руку. – Мы не можем отказаться от нашего специализированного обслуживания, но думаю, что магазин в вестибюле принесет вам успех и хорошую прибыль.
   Макс кивнул, но лицо у него осталось озабоченным.
   – Я ценю это, но пока не уверен, что игра стоит свеч.
   Сразу же хвататься за первоначальное предложение было бы глупо, и они оба это понимали. Оба хорошо знали правила игры. Макс взял бумаги, захлопнул портфель, и тут…
   – Вообще-то, Макс, предложение, по-моему, весьма щедрое, – вставила Карина, задумчиво глядя на них.
   Макс обмер и мысленно бросился к ней, умоляя не портить дело. Учитывая ее невероятные математические способности, она наверняка уже обработала в уме статистику.
   – Ну разумеется. Сойер всегда щедр. – Макс принужденно рассмеялся и взял ее за руку. – Нам пора идти, если мы хотим успеть на селекторное совещание.
   Сойер проворно заступил дорогу Максу и тепло улыбнулся Карине. Акула, замаскированная под рыбку Немо, приготовилась к смертельному броску.
   – Да у вас просто математический талант, синьорина. Я очень рад, что вы согласны. Кстати, когда вы открывали кондитерскую в Трибеке, вам ведь таких предложений не делали? Мне говорили, что вы согласились на более скромные условия, потому что хотели привлечь внимание к своей сети. Лас-Вегас подходит для этого как нельзя лучше!
   Макс открыл рот, но было поздно.
   – Ой, я и не думала, что вы об этом знаете, – сказала с приятным смешком Карина. – Мы высчитали нижнюю границу прибыли и, получается, будем иметь кое-что сверх того. Думаю, Майкл останется доволен вашим предложением, как и Макс.
   Сойер усмехнулся и встретился глазами с Максом.
   Merda!
   Его неопытная сотрудница только что перевернулась на живот и позволила акуле нанести смертельный укус. Больше никаких переговоров за этим столом не будет, неприкрытое злорадство на лице Сойера говорило об этом яснее ясного. Карина сияла от радости за свой успех, словно только что лично заключила великолепную сделку, а не сорвала ее.
   – Мы еще посмотрим, верно, Сойер? – сдерживая раздражение, произнес Макс.
   – Разумеется.
   Пальцы Макса предупреждающе сжались на ее руке:
   – Идем.
   Он кивнул на прощание и вывел Карину из зала заседаний в прихожую, а затем в лифт. Она открыла рот, намереваясь что-то сказать, но, должно быть, его взгляд сказал ей достаточно. На ее лице мелькнула растерянность, но она молчала, пока они не дошли до своего номера, не открыли дверь и не переступили порог.
   Макс бросил портфель на пол, сорвал пиджак с галстуком и наконец взорвался:
   – Что ты наделала?! У тебя же MBA, черт побери! А ты нарушаешь правило номер один. Никогда, никогда не говори на первом этапе, что это хорошее предложение. Ты только что дала Сойеру свое одобрение, а значит, цену он уже ни за что не поднимет. У нас теперь никакой свободы маневра: или принимать, или отказываться. – Он злобно выругался и зашагал по комнате. – Майкл меня убьет. Ума не приложу, как теперь выпутаться.
   У Карины кровь отхлынула от лица. Он услышал ее хриплый шепот:
   – Dio, mi dispiace[10]. Мне очень жаль. Я не подумала… Я решила, сделка выгодная, обрадовалась и поторопилась высказаться. Это моя ошибка, Макс. Я возьму последствия на себя.
   – Для тебя-то никаких последствий не будет, Карина, – простонал он, – только для меня. Не нужно было брать тебя с собой на переговоры. Или предупредить, чтобы ты вообще ничего не говорила, только смотрела. Я забыл, что учебная практика – дело одно, а настоящая работа – совсем другое.
   Она подошла ближе и преградила ему путь.
   – Не нужно меня выгораживать. То, что я сделала, непростительно, я зарвалась. Я позвоню Майклу и расскажу, что произошло.
   Макс попытался вздохнуть глубже и успокоиться. Орать на нее в любом случае не дело. Он сам расскажет Майклу, что произошло, но отвечать должен он, а не Карина.
   – Я что-нибудь придумаю, – заговорил он мягче. – Пока ставить в известность твоего брата нет никакой необходимости. Почему бы тебе не пойти в бассейн и не отдохнуть, а я разберусь с этим делом? Наслаждайся, пока мы здесь.
   Макс ожидал улыбки благодарности. Вместо этого покачнулся от сильного толчка в грудь, споткнулся и чуть не упал. Эти цыганские глаза, полные ярости, и тело, словно искрящееся энергией, напомнили ему о той ночи, когда он поцеловал ее.
   – Как ты смеешь делать мне поблажки, Максимус Грей! – сжимая кулаки, прорычала она. – Хватит защищать меня, хватит обращаться со мной как с ребенком, который готов разрыдаться от любой неприятности! Я все испортила, мне нет никакого оправдания. Ты тут ни при чем, и меня до смерти бесит, что ты готов взять вину на себя!
   – Ты что, смеешься? – покачал головой Макс, уже вне себя от злости. – Я тебе говорю: иди в бассейн, а ты на меня орешь? Только этого мне сейчас и не хватало. Мне не до ваших женских штучек, я не собираюсь гадать, чего тебе надо. Хочешь, чтобы с тобой обращались как с рядовым сотрудником? Прекрасно, считай, что ты официально отстранена от этой сделки. Завтра отправишься домой и будешь следить за работой в офисе, пока я тут попытаюсь расхлебать эту кашу. Так лучше?
   – Намного. – С лица у нее исчезло всякое выражение, она обхватила себя руками. Вид у нее вдруг стал такой одинокий. Ему сдавило горло от избытка чувств, и каждая клеточка тела кричала: «Обними ее!» – Прости, Макс, – невесело усмехнулась она. – С той минуты, как я начала здесь работать, ты старался уберечь меня от опасности. Мне нужно время подумать, на своем ли я месте.
   – Карина…
   Она решительно покачала головой и двинулась к двери.
   – Нет, не надо. Мне необходимо побыть немного одной. Позже увидимся.
   Прежде чем он успел сказать еще хоть слово, она убежала.
   Макс закрыл лицо руками и стал молиться, чтобы Бог послал ему сил. Сил не задушить ее. Сил не прикасаться к ней. Сил отослать ее домой, чтобы избавиться от этой дикой бури эмоций, вдруг объявшей его.
   На одну ночь.
   Он выбросил эту соблазнительную картинку из головы. Постоял еще чуть-чуть. И пошел за ней.
* * *
   Карина сидела в баре в казино и теребила край салфетки, на которой стоял ее яблочный мартини. Чудесный зеленый цвет успокаивал, терпкие глотки тоже. Как это по-декадентски – пить днем в Лас-Вегасе, где дни и ночи сливаются в одно и никому до них нет дела. Потом можно прокатиться на гондоле и послать фото маме с сестрами. Они визжать будут от восторга, когда увидят свою маленькую сестренку в такой шикарной обстановке.
   Карина чуть не всхлипнула тихонько и стиснула зубы. Господи, она терпеть не могла плакать. Это навевало дурные воспоминания о том, как яростно сотрясали ее неконтролируемые эмоции еще несколько лет назад. Венеции досталась броская красота, Джульетте – холодный ум, а ей – мусорная свалка эмоций. Всегда слишком торопившаяся отдавать, слишком доверчивая… слишком глупая. Всегда топталась у края жизни и смотрела, как рискуют другие. Она думала, хоть деловой мир научит ее твердости и даст направление в жизни, которого ей так отчаянно не хватало. Думала, там она будет на своем месте и почувствует себя наконец в своей тарелке. А стало только еще тяжелее.
   Хнык, хнык, хнык…
   Карина улыбнулась про себя – ее внутренняя богиня взяла дело в свои руки и отвесила ей оплеуху. Она испортила дело. И серьезно. Теперь нужно самой все исправить, а не ждать, пока Макс, как всегда, вмешается и защитит. Поражение было горьким, но ничего, она запьет его мартини. А потом соберется и встретится еще раз с Сойером Уэллсом. Наедине.
   – Часто сюда ходишь?
   Карина чуть не охнула, но удержалась. Макс уселся на стул рядом с ней, заказал пива и стал ждать, что она скажет.
   – Макс, когда до тебя уже дойдет, что меня не надо защищать? Мне что, нельзя даже засесть в баре и надраться? Я одна. Никаких злых и страшных мужчин. Белый день. Иди делом займись.
   – Я и занимаюсь. Разве не важное дело – попытаться вытащить тебя из бездны отчаяния. – Он улыбался так невинно, что она чуть не рассмеялась. Как всегда, стоит попасть в его орбиту, тут же и мозг начинает плавиться, и решимость. Она взяла свой мартини и сделала еще глоток. – Все мы на первых порах совершаем ошибки. Не надо было на тебя орать.
   – Хоть что-то полезное сделал.
   – Назовем это кривой обучения и будем работать дальше, договорились?
   – А как теперь быть со сделкой?
   – Или подпишу на этих условиях, или договорюсь. Может быть, помариную Сойера еще немного. Ничего страшного.
   От его сочувственного взгляда разрывалось сердце. Карина чувствовала, что подвела его. Иметь степень MBA – и совершить элементарную ошибку, простительную только новичку. Открыть карты раньше времени.
   Вот так, добро пожаловать в Лас-Вегас.
   Его рука легла на стойку бара и сжала ее пальцы. Эта крепкая, теплая рука успокоила Карину, и ее вечно настороженные колючки опустились.
   – Я не уверена, что это для меня, Макс.
   – Ты еще новенькая, Карина.
   – Не только в этом дело. У меня ушло много времени на то, чтобы найти баланс между своими эмоциями и умением себя контролировать, когда речь идет о бизнесе. Я даже с удовольствием взялась за эту задачу, но боюсь, у меня все-таки не хватит сил. Мне бы им всем навешать, как следует, когда они сказываются больными, а я готова бежать к ним и кормить куриным бульоном.
   Макс протянул руку и заправил ей за ухо выбившийся из прически локон. Этот ласковый жест приободрил Карину, и она решилась взглянуть ему в глаза. Изогнутые губы дрогнули в полуулыбке.
   – Никто не ждет, что ты станешь другим человеком. Ты за несколько месяцев завоевала все сердца и всеобщую преданность. И не потому, что из тебя легко веревки вить. А потому, что ты особенная, и все это знают.
   – Ты просто хочешь меня утешить.
   – Нет. Я ожидал, что мне придется нянчиться с девчонкой и оберегать ее от неприятностей. А увидел женщину, которая точно знает, что ей нужно, и ищет пути к цели. Отношения с людьми – твоя сильная сторона. Ты знаешь, чего от тебя хотят, и не боишься это дать. – Макс опустил взгляд на свои сцепленные замком руки. – И насчет Робина ты была права.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация