А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная ошибка" (страница 10)

   – Фигово, когда не тянет, – наморщила нос Мэгги. – Не скажу даже, сколько у меня было таких свиданий, когда я ничего не чувствовала. Ноль эмоций. А еще кто-нибудь на примете есть?
   – Ума не приложу, где мне знакомиться с мужчинами, кроме корпоративного бассейна. А что ты делала, пока не вышла замуж?
   – Много нехорошего делала, – рассмеялась Мэгги. – И как раз этим-то тебе и пора заняться. Я дам тебе список кое-каких клубов, куда можно закатиться в воскресенье. Я бы и сама с тобой пошла, для моральной поддержки, но если рядом с тобой будет маячить беременная, ты там никого не подцепишь.
   – Да к тебе еще раньше начнут клеиться, – хмыкнула Карина. – Ты и сейчас секси.
   Невестка благодарно покраснела:
   – Ты замечательная сестра.
   – Я серьезно, Мэгги, ты же сплошной сексапил, мне бы так. Вот как это делают?
   – Что, дорогуша?
   – Находят своего мужчину.
   Мэгги расхохоталась в голос и бросила кусок тоста на стол.
   – Карина, да у тебя же есть все, что нужно, у тебя фигура потрясающая. Только запомни: мужчины любят, когда женщина умеет добиваться своего. Если мужчина тебе нравится, включи свою внутреннюю мегеру и расслабься. Не устоит.
   – Ты так думаешь?
   – Да нет. Знаю.
   Мысль о том, чтобы побыть для разнообразия соблазнительницей, показалась увлекательной. Почему бы не проявить инициативу и не постараться самой взять то, что ей нужно?
   – Серьезно, тебе обязательно нужно пойти потанцевать и повеселиться. Мужчин будет много, можно попрактиковаться. Что меня бесит, так это всякие идиотские советы искать мужчин в книжных магазинах или в церкви.
   В памяти тотчас всплыло высказывание Макса насчет церкви, и Карина закусила губу, чтобы не хихикнуть.
   – Или в супермаркете. Вот честно, к тебе когда-нибудь подходил мужчина, просил пощупать ему хлеб – свежий или нет?
   – Или в тренажерном зале! Да, ничто так не заводит, как потная женщина с размазанной по лицу косметикой, разминающая мускулы. Представляешь вопросики для знакомства: «Сколько сегодня выжала, детка?»
   – Все так, но для знакомств в Интернете я еще не созрела. Это уж только с отчаяния.
   – Это оставь напоследок, как тяжелую артиллерию. Вот Алекса повеселится, когда будет составлять твой профиль.
   – Я все слышу, – пропел голос Алексы из прихожей.
   Позвонили в дверь, из коридора эхом донеслись приглушенные голоса.
   – А вот и Макс наконец. Майкл, откроешь? – крикнула она.
   Все еще смеясь после разговора с Мэгги, Карина не сразу расслышала тягучий женский голос. Она с любопытством выглянула в прихожую.
   Вот дерьмо! Девушку привел.
   Карина увидела, как герой ее будущего романа на одну ночь входит в дом под руку с женщиной. И не просто с женщиной. Макс встречался только с лучшими из лучших, и от этой прямо несло аристократизмом и светскостью. Рыжие вьющиеся волосы художественно рассыпались по плечам, худая до истощения фигура так и кричала: «Четвертый размер!» В раскосых зеленых глазах застыло полусонное выражение, искрящееся сексуальностью. Французский маникюр и шпильки – предупреждение женщинам, чтобы держались подальше от ее мужчины. И ее мужчиной в этот вечер был Макс.
   Стараясь скрыть негодование во взгляде, Карина незаметно подсматривала за ними из коридора возле кухни.
   – Что такое, дорогуша? – спросила Мэгги. – Тебя как будто кто-то разозлил.
   Карина согнала с лица сердитое выражение и заставила себя улыбнуться:
   – Да нет, просто смотрю, какие у Макса вкусы на этой неделе. Похоже, дело серьезное.
   – Хм, я и не думала, что он сегодня с девушкой придет. – Мэгги выглянула из кухни, пока мужчины болтали, а Макс знакомил с ними гостью. – А, это же Виктория Виндзор. Ее отец – какой-то там герцог, выходит, она тоже аристократка. Макс с ней уже встречался несколько раз. Так, значит, она опять приехала.
   Карина моргнула. Ее ненависть разрослась уже до чудовищных размеров.
   – А…
   – Хочешь, я ее выставлю? – Мэгги сверкнула глазами и зубами. – Только скажи, я потом все свалю на гормоны.
   – Да нет, что ты? – У Карины вырвался смешок. – Я же тебе говорю, я уже избавилась от всяких чувств к Максу.
   Ответом ей было фырканье:
   – Да-да, а потом я тебе продам Бруклинский мост.
   – А мост-то мне зачем?
   – Не бери в голову, – махнула рукой Мэгги. – Я все время забываю про эти дурацкие американские выражения. – Она взяла со стола салат и понесла в столовую.
   В огромной комнате стоял такой же необъятный стол вишневого дерева, модные кожаные кресла и подходящий по стилю застекленный шкафчик. Хрусталь мерцал под люстрой с подвесками. Мэгги захватила несколько бутылок вина из полного бара в углу. Формальность обстановки смягчало множество свечей, уютный полумрак и великолепные акварели – тосканские пейзажи, украшавшие стены. В центре стола стояли свежие цветы. В когда-то холостяцком особняке брата повсюду была заметна женская рука, и Карине нравился этот контраст мягкости и жесткости, простоты и роскоши, который теперь ощущался во всем доме.
   Вперевалку подошла Алекса и простонала:
   – Так вина хочется, что, пожалуй, попробую. Смотрите же, принесите мне бутылочку, когда будете навещать меня в больнице. А кто это с Максом?
   – Кажется, это главный вопрос вечера, – протянула Мэгги. – Ее зовут Виктория, это его новая девушка.
   – Чересчур уж тощая, – передернулась Алекса. – Мне не нравится.
   При этих словах Карина почувствовала прилив радости. Те, кто ничего не ест, в их семье всегда были под подозрением.
   – Я с ней как-то уже встречалась, она, вообще-то, милая, – пожала плечами Мэгги. – Может быть, это знак.
   Карина стиснула зубы. Черт, знать бы, что придется конкурировать с этой принцессой, она бы хоть платье надела. А то натянула первые попавшиеся джинсы, белую майку и кеды. Она понимала, что выглядит лет на двенадцать, и мысленно выругала себя за глупость. Если женщина хочет обольстить такого мужчину, как Макс, она должна играть по-крупному. Первый раунд в пользу этой стервы.
   Отозвался эхом стук каблуков, и в столовой появился Макс. Он еще раз представил свою гостью и кивнул Карине так, словно они никогда не совали языки друг другу в рот.
   – Карина, это Виктория. Карина – близкий друг семьи.
   Она вскинула голову:
   – Да. Очень близкий. Приятно познакомиться, Вики.
   Девушка вздрогнула от этого «Вики», но – Карина не могла не отдать ей должного – кивнула.
   – Очень рада познакомиться с семьей Макса. В последний раз я приезжала совсем ненадолго, и мы ходили только на официальные приемы, правда, милый? – Кроваво-красные ногти погладили его по руке. – Мы надеемся, на этот раз я задержусь подольше.
   Макс улыбнулся, но Карина видела, что в глазах улыбки не было. Вид у него был чуть ли не… обиженный. Как будто пытается дать понять, что между ними никогда ничего не будет.
   Интересно. Макс не смотрел в глаза. Это напомнило Карине беспризорных собак, которых она так часто подбирала на улице: те тоже отворачивали головы, чтобы не смотреть прямо. Не смотреть правде в глаза, не видеть своего положения. Все живые существа удивительно хорошо умеют себя обманывать.
   Вышел Ник с пастой «Пенне а ля водка» на подносе:
   – Надеюсь, все проголодались.
   Карина закусила губу: женщины многозначительно посмотрели на тощую, как прут, Викторию, а та потерла руки и скомандовала:
   – Налетайте на углеводы, мальчики.
   Мэгги с Алексой усмехнулись и сели за стол. Интуиция подсказывала Карине, что у Макса имелась чертовски веская причина привести Викторию на ужин, и Карина собиралась выяснить какая.
   – Виктория, а чем вы занимаетесь?
   – В данный момент в основном благотворительной деятельностью. Я окончила Оксфорд с дипломом юриста, но оказалось, что помощь людям приносит мне больше удовлетворения, чем юридическая практика. Я основала в Лондоне детский приют.
   Макс выпрямился на стуле, словно собирался открыть презентацию.
   – У Виктории есть все, что нужно: и образование, и практическая сметка. Ее фонд помогает сотням подростков, которым некуда идти. Когда они выпадают из системы, приемные семьи им уже не могут помочь.
   – Да, это как в «Бэтмене», – кивнула Алекса. – Темный Рыцарь, помнишь, Ник? Фонд Брюса Уэйна объяснял, в чем тут проблема. Очень впечатляющий момент.
   Ник рассмеялся. Его жена к чему угодно могла подобрать примеры из книг, фильмов или стихов.
   Виктория наклонилась к Максу:
   – Милый, ты мне льстишь. У меня всегда была страховка на случай провала. А вот ты взобрался наверх своими силами, так что все комплименты тебе.
   Сколько сахара, подумала Карина, так и до кариеса недалеко. Но, между прочим, он к ней не прикасался. Макс всегда был нежным, особенно с теми, к кому питал какие-то чувства. Она не раз видела, как он гладит собак и ласкает своих подруг. А тут держит дистанцию, словно сидит на королевском приеме, а не в семейном кругу. Руки неподвижно лежат на столе. В глазах уважение и восхищение, но никаких признаков вожделения. Хм, любопытно.
   Виктория что-то еще рассказывала о своей благотворительности и тоже не сделала никакой попытки дотронуться до Макса. Они походили скорее на приятелей, чем на влюбленных. Ни искры сексуального влечения, ни малейшего интереса друг к другу. Если женщина не горит желанием прыгнуть к Максу в постель, тут явно что-то не так. Фригидность? Карина мысленно примерила на себя роль Нэнси Дрю и поклялась, что разгадает эту загадку.
   Мэгги перевела разговор на Алексу:
   – Так что, вы уже решили, как назовете малыша?
   – Если девочка, – кивнул Ник, – будет Мария, в честь мамы Алексы.
   – Прелесть какая, – вздохнула Карина. – А если мальчик?
   Ник бросил на жену предостерегающий взгляд:
   – Не решили еще.
   – Если мальчик, назовем Джоан, – выпрямившись, заявила Алекса.
   Ник потер лоб. Все помолчали. Наконец Мэгги прервала вежливую паузу:
   – Но почему, бога ради? Где ты такое имя выкопала?
   – А ты угадай, – сказал Ник. – Ты же ее знаешь как никто.
   Карина видела, что невестка перебирает в уме все возможные варианты, пока наконец не ахнула:
   – Ты что, правда с ума сошла? О господи, ты хочешь назвать его в честь Джоана Сантаны!
   – Просто красивое имя, – поджала губы Алекса, – «Метс» тут ни при чем.
   Мэгги истерически расхохоталась и вытерла глаза.
   – Чепуха! Сантана сделал первую сухую игру в истории «Метс», и ты хочешь повторить его славу. Помню я этот сумасшедший вечер. Ты так орала, что я подумала, у тебя схватки начались.
   Карина вспомнила о маниакальном увлечении Алексы бейсбольной командой «Нью-Йорк метс» и о ее неприязни к любимой команде Ника – «Нью-Йорк янки». Слава богу, сама она не была болельщицей. Ей это представлялось совершенно лишней нервотрепкой, особенно теперь, когда она увидела, с каким негодованием Алекса смотрит на свою лучшую подругу.
   – Оставь меня в покое, Мэгги. Момент был красивый, он того стоил. Наш сын будет гордиться таким именем.
   Ник фыркнул и снова наполнил свой бокал.
   – Только через мой труп, – пробормотал он. – С тех пор Сантана здорово сдал, в последних пяти матчах так ни разу и не сыграл прилично. Как насчет имени Дерек?
   – Ни за что! – Алекса стукнула вилкой по столу. – Моего сына не будут звать Дереком, слышишь, ты… янки недорезанный!
   – Дорогая, давай поговорим об этом позже, – вздохнул Ник. – Ты кальмаров пробовала? На этот раз я превзошел самого себя.
   Алекса, поворчав, вернулась к еде, а Карина изо всех сил старалась не смеяться над этим дурацким разговором.
   – У вас какие-то дела в Нью-Йорке или вы приехали навестить Макса? – спросил Майкл Викторию.
   – У папы здесь бизнес, а я решила поехать с ним. Я бы с удовольствием сходила на какой-нибудь спектакль или в оперу, если сумею уговорить Макси взять выходной. – (Услышав это «Макси», все зашушукались.) – У бедняжки столько хлопот с новой кондитерской. Может быть, на этой неделе мне удастся его уломать взять выходной, если его босс не будет возражать.
   – Конечно, если все будет в порядке, пусть отдохнет несколько дней. Карина прикроет.
   – Как мило. Это, наверное, замечательно – работать вместе с близким другом семьи. – Сияющая белозубая улыбка была искренней, и Карина почувствовала легкий укор совести.
   Как не стыдно судить о людях так поверхностно! Виктория, похоже, милая, здравомыслящая женщина, хотя ей и досталась внешность супермодели. Разве она в этом виновата? Нет. Карина решила не вмешиваться. Если Макс хочет поухаживать за ней – что ж, возможно, из этого что-то и выйдет. Его постоянная потребность встречаться с женщинами, которые ему не подходят, была поистине удивительной, и он, кажется, твердо решил доказать, что изменился.
   Виктория между тем рассказывала о своем друге и о том, как она за него беспокоится.
   – Ричард – моя опора уже много лет. Наши отцы – лучшие друзья, мы выросли вместе. А сейчас бедняга переживает ужасный развод. Женился неудачно. Я всеми силами стараюсь его поддержать.
   Мэгги с Алексой что-то сочувствующе промычали.
   Карина заметила неприкрытое вожделение на лице Виктории, когда она произнесла это имя. Ричард.
   – Какая жалость, – сказала она, подцепляя вилкой пасту. – Ему повезло, что у него есть вы.
   – Да. – В глазах Виктории мелькнула тень сожаления. – Я все время ему это говорю.
   Бинго!
   Виктория любит Ричарда, а этот идиот, похоже, и не догадывается. Неудивительно, что она так отчаянно старается добиться своего с Максом. Макс никогда не был особенно требователен к своим девушкам. Может быть, поэтому ее к нему и тянет? Или хочет заставить Ричарда поревновать? Карина ей от души посочувствовала. Виктория оказалась в той же поганой ситуации, что и она сама. Вздыхает по тому, кто смотрит на нее как на младшую сестренку. Жалость какая! Ну что ж, самое меньшее, что тут можно сделать, – отвадить от нее Макса и тем самым уберечь от трагической ошибки.
   – А где Лили? – спросил Макс, накладывая своей даме салат на тарелку, пока не услышал, что хватит.
   Черная маслина скатилась с тарелки на стол. Виктория не сделала попытки подцепить ее вилкой. Не ценит девушка еду, печально.
   – Ночует у Наоми. Они ее там балуют до безобразия, а Ник решил, что нам нужно хоть один вечер провести во взрослой компании.
   – Да, может быть, сегодня мы оба дотянем до десяти часов. – Ник достал штопор и подмигнул жене. – Помечтать не вредно.
   – Вы изменились, когда стали родителями, – хихикнула Карина.
   – Не то слово, – подхватил Майкл. – Вот поэтому-то нужно наслаждаться жизнью, пока один. У Макса с Кариной жизнь как раз входит в сумеречную полосу. – Он вздрогнул – Мэгги замахнулась, угрожая своим убийственным хуком справа. – Шучу, cara. Ты меня здорово помучила, пока мы не поженились. Я бы ничего не стал менять, но должен признать, что жизнь сейчас мне кажется практически идеальной.
   Мэгги кивнула, Майкл поднес ее ладонь к губам и поцеловал.
   Отчаянная неудовлетворенность поднялась в Карине и сдавила горло. Она набила рот макаронами, надеясь утолить хотя бы физический голод. Виктория задумчиво поднесла вилку к накачанным ботоксом губам.
   – А мне бы детей поскорее, – заявила она. – Я уже устала до смерти от этих бесконечных свиданий и вечеринок. Правда же, Макс?
   У него порозовели щеки – все смотрели на него. Карина затаила дыхание.
   – Конечно, – произнес Макс. Виктория, кажется, ждала, что он выскажется пообстоятельнее. – Я хотел бы когда-нибудь завести семью.
   – Когда-нибудь? – подняла голову Виктория. – Как это понимать? В далеком будущем? Ты же знаешь, что папе не терпится выдать меня замуж?
   Алекса с Мэгги отложили вилки. Даже Ник с Майклом подались вперед, чтобы не пропустить его ответ.
   Макс откашлялся и потянулся к бокалу с вином. Сделал глоток, но за столом царила все та же напряженная тишина. Как загнанный волк, он в панике обвел взглядом сидящих вокруг стола, а затем посмотрел в глаза Виктории.
   Чистый, обжигающий огонь сверкал в этих голубых глазах. Правда открылась Карине со всей ясностью. Он надеялся, что Виктория окажется Той Самой. Но нет. И он даже не догадывался, что она любит другого. Возможно, почувствовал ее явную отстраненность и решил, что это еще один безопасный вариант.
   Постепенно Карина успокоилась и стала с интересом наблюдать за этим представлением.
   – Макс обожает детей, – сказала она. – Его мама уже ждет не дождется, когда же он остепенится. Но где вы будете жить?
   Из горла у него вырвался какой-то странный звук и тут же смолк.
   – О, с этим что-нибудь придумаем, – подхватила Виктория. – Несколько месяцев в году мне нужно быть в Англии, а остальное время можем проводить в Нью-Йорке. И в Италию съездили бы непременно, мне ведь нужно познакомиться с мамой Макса. Это было бы прекрасно, правда, дорогой?
   – Да, конечно. Когда-нибудь.
   – Когда?
   Карина подавила смешок. Наконец-то она своими глазами убедилась, что приступы паники бывают и у мужчин.
   – Скоро. – Макс схватил салфетку, вытер рот и встал из-за стола. – Э-э-э, извините меня. Я на минутку, сейчас вернусь. – Он поспешно вышел в коридор и исчез.
   Виктория удивленно выпрямилась.
   Карина тоже встала из-за стола.
   – Извините меня, я сейчас. – И вышла следом за ним.
* * *
   Макс закрыл за собой дверь в библиотеку. Что же это с ним такое?
   Он стиснул кулаки и прижал их к глазам. Виктория – прекрасная женщина. Красавица, умница, мечтает завести семью и воспитывать детей. Он всегда наслаждался ее обществом, когда она приезжала в город. Ему важно было доказать, что Карина не права. Ее слова так и дразнились, приплясывая в голове, словно какой-то сумасшедший злобный шут:
   «Ты всегда выбираешь не тех женщин».
   Не может быть. Конечно, она и в самом деле видела впечатляющие примеры, но вот же Виктория – живое доказательство того, как она неправа. Так почему же между ними не чувствуется настоящей близости и нет желания перевести отношения на новый уровень?
   Перед ним встала картина: его пальцы, погружающиеся во влажный огонь. Острая боль в спине от ее каблуков. Дерзкая сладость ее губ, запах ее возбужденного тела. Когда он задирал на бедрах Карины эту чертову юбку размером с почтовую марку, это была его сладчайшая мечта, воплощенная в реальность. Если бы им не помешали, он повалил бы ее прямо на стол и овладел ею тут же.
   Господи, ну ладно, один раз еще можно простить. Кое-как. Но дважды?
   Пора застолбить себе местечко в аду.
   Единственным предупреждением стал легкий стук в дверь.
   У Макса задергался нос – в воздухе послышался свежий запах огурца и дыни. Догадка холодком пробежала по спине. В мирной, интеллектуальной атмосфере библиотеки вдруг заискрилось электричество. Мягкие подошвы ее кед ступали неслышно, но исходящий от нее жар так и полыхал прямо за спиной. Черт бы ее побрал, она ему совсем голову задурила.
   И черт бы ее побрал, как он ее хочет!
   Макс обернулся и посмотрел на нее.
   – Я уже иду, – сказал он. – Мне нужно было выйти на минутку.
   Карина подошла ближе. Он отстранился. Легкая улыбка изогнула ее губы.
   – Это ты из-за семьи и детей так разволновался?
   Он встряхнулся и принял этот удар по-мужски:
   – Не знаю.
   Макс ожидал саркастического комментария, но Карина только кивнула:
   – Понимаю.
   – Ну давай. – Он скрестил руки на груди. – Сейчас начнешь разбирать ее по косточкам?
   – Почему? – У Карины хватило наглости сделать удивленный вид. – Если она тебе нравится, я счастлива за тебя. Она и правда довольно милая, вот только зря так ограничивает себя в еде.
   Такое спокойное отношение к тому, что он встречается с другой после их поцелуя, задело Макса. Почему ему хочется притянуть ее к себе и доказать, что тот поцелуй кое-что значил?
   – Ты не найдешь в Виктории никаких недостатков. Животных она любит, я уже проверял.
   – Отлично.
   – Она занимается благотворительностью, разбирается в бизнесе. У ее семьи твердые устои. Говорю тебе, она безупречна.
   – Я безумно рада за тебя. – У Карины даже губы дрогнули. – Можно надеяться, что ты останешься с ней и остепенишься. Уж лучше ты, чем я. Я-то хочу наконец повеселиться. Сначала горячий секс. Детишки потом.
   Макс выпрямился, словно по стойке «смирно». Из ее пухлых, капризных губ слова текли, как мед. Горячий мед. Злость застряла в животе ледяным комом.
   – Хватит чушь нести!
   – А что такое? Неужели тебя это смущает сильнее, чем то, что было несколько дней назад?
   Макс вздрогнул. Ему так хотелось сделать это снова, что он произнес совсем не то, что думал:
   – Это была ошибка. – Голос прозвучал сипло. – Оба раза.
   – Как скажешь.
   От ее задумчивых слов у него все сжалось внутри. Как эта женщина в кедах умудрилась вдруг захватить инициативу в свои руки? Ее мозг и тело полностью задавили его волю к сопротивлению. Макс ухватился за свое железное оправдание:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация