А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 46)

   – Так все было. – Седьмой шмыгнул носом и посмотрел на человека честными глазами.
   – Ну, – пробурчал себе под нос Франк, – иногда бывают случаи спонтанного Погружения. Редко, но бывают. По-моему, девочка слишком верит сказкам. Хотя…
   Через двадцать минут, после пристрастных допросов, путаных объяснений и невнятных рассказов ситуация полностью прояснилась. Сколько-то лет назад, а сколько, гномы и сами не знали, нашли они в лесу маленькую девочку, совсем одну, чуть живую от страха и потрясений. Как она попала в тот лес, девчушка сама объяснить не могла, видимо, находилась в шоке. Взяли гномы ее к себе жить, как и положено сердобольному лесному народцу. Отмыли, накормили, одели. Девчушка сначала скучала, да потом привыкла. Себя Белоснежкой величать удумала, а своих пятерых спасителей заставила к себе еще двух гномов взять на жительство. Объяснила, что для полного комплекта. Гномы в ней души не чаяли. Так они и стали жить-поживать, добра наживать.
   Обычно на этом сказки заканчиваются, но в жизни все оказалось иначе. Все у них было хорошо и замечательно, но вот незадача вышла – незаметно барышня взяла да и выросла. Из маленькой девочки она, по словам гномов, превратилась в «красу светлую, ликом ясную, волосом златую, станом гибкою». И девичье переменчивое сердце изо всех сил жаждало совсем иной компании, чем семерка бородачей-гномов, ходящих по пятам и не спускающих с девушки восторженных, обожающих очей. Вот и пошли промеж них свары да размолвки. Но предприимчивая девица, видимо, скоро нашла выход, и под надуманным предлогом снятия колдовской порчи решительно услала подальше со двора своих благодетелей с важной, но практически невыполнимой миссией. Те периодически возвращались под родной кров – запастись новым волком да привести в порядок хозяйство. Каждый раз были ласково встречаемы и скорехонько провожаемы в новый туристический поход. Да вот беда, места вокруг дикие – Автозавод, и юных принцев на белых конях тут на квадратный километр значительно меньше, чем леших, вурдалаков и упырей. Так и ждет-пождет Белоснежка сказочного прекрасного рыцаря-избавителя, а бедолаги-гномы бродят, разыскивают никому не ведомое Бугровское кладбище, чтобы избавить свою девицу-красу от порчи, насланной злой коварной колдуньей.
   – Да-а, ребята, – Франк шумно вздохнул, – я вам не завидую. Долго же вы это кладбище искать будете с цветком папоротника в придачу!
   – А вдруг, – робко пискнул первый, – господин нам поможет? И отведет нас туда, странников горемычных? А уж как мы доброго господина отблагодарим! И золотом, и камнями драгоценными! А уж как Белоснежка рада будет!
   – А то как нам быть? Измаялись мы совсем в поисках, и волков скоро в нашей округе не останется. Где оно – это Бугровское кладбище, лихоманка проклятая его забери? – Первый гном чуть не плакал, да и остальные начали хлюпать носами.
   – Нет уж, – решительно заявил Франк, – вам туда никак нельзя. Оно… мм… совсем не тут… Как бы объяснить… Оно на Артельной улице находится, рядом с СИЗО и тюрьмой. Вас там сразу менты повяжут, с вашим-то багажом. Там разбираться не станут.
   – СИЗО? Тюрьма? – в панике залепетал первый гном.
   – А как же нам быть? Пропадать теперь Белоснежке нашей совсем? – в панике хором запричитали все остальные.
   Франк усмехнулся и весело посмотрел на бородачей.
   – Ладно, так и быть, знаю я, как вашей беде помочь. Думаю, есть у меня одно средство, которое с Белоснежки вашей порчу как рукой снимет.
   – Ох, выручи нас, добрый господин, услужи нам, негодным, а за нашей благодарностью дело не станет, верно, братья? – с воодушевлением воскликнул старший гном.
   Остальные дружно закивали, и старшина начал совать в руки отнекивающемуся Франку пузатый кожаный мешочек.
   – Так и быть, уговорили, языкастые. Сказывайте, как дорогу к вашей избушке найти, – соблаговолил согласиться Франк.
   После путаных заковыристых пояснений схема расположения гномьего дома, оказавшегося ни много ни мало – десятикомнатной усадьбой, была начерчена ивовым прутиком на земле.
   – Значит, так, я прямо сейчас пойду снимать с нее порчу, а вы, лесовики, ступайте из города прямо по Южному тракту. Как выйдете за городские ворота, пройдете пять сотен шагов на восток, потом столько же на юг, потом опять на восток. Дойдете до места – вставайте лагерем и стойте… Три… нет… не три… Пять дней для верности, барышня у вас, похоже, жутко темпераментная! Потом ровно в полночь смело закапывайте своего волчару, и айда назад, к дому. Гарантирую – проблем с Белоснежкой у вас больше не будет. Как честный человек это вам говорю.
   Гномы взахлеб принялись благодарить доброго господина, потом ухватились за свою поклажу и вереницей заковыляли по направлению к Южному тракту, поминутно оглядываясь и приветственно махая руками. Франк почувствовал в душе нечто совсем незнакомое – угрызения совести.
   – Жалко, конечно, бедняг, но что поделать – надо идти спасать прекрасную принцессу. Так или иначе, или я, или она сама сбежит, не выдержит, да в беду попадет. Что немудрено на Автозаводе. Пора уже и мне хозяйкой обзаводиться.
   Франк направился к центру, и мысли его вертелись вокруг одного – где бы побыстрее раздобыть белую лошадь. Или пони, на худой конец.

   Эпилог

   Пожилой гоблин-секретарь внешность имел мерзкую, а характер – сварливый.
   – И вновь, уже в восьмой раз, я вынужден повторить – его высочество сегодня не принимает никого, за исключением сотрудников ведомства. Ваша светлость может подождать до конца рабочего дня, тогда его высочество наверняка выйдет из кабинета.
   Человек начал оглядывать приемную, явно выбирая, чем шваркнуть секретаря по черепу. Выбор оказался невелик – несмотря на внушительные размеры, приемная была обставлена по-спартански: несколько стульев в углах и могучая бронзовая пепельница на подоконнике.
   – Мебель ломать не советую, – скрипуче заметил гоблин. – У нас очень хорошая охрана.
   Посетитель просиял, радостно взревел и, выхватив из воздуха полутораручный меч с огромным рубином в оголовье, великолепным ударом развалил массивный секретарский стол пополам. Гоблин с неожиданной для его лет ловкостью прокатился по полу, как еж, и принялся обеими руками метать в дебошира с колен отточенные стальные лепестки, которые тот игнорировал. Рядом с буйным посетителем возник рослый кряжистый орк в сложном черном доспехе с элементами готики и атаковал человека, с немыслимой скоростью работая тяжелыми парными саблями. Посетитель контратаковал, демонстрируя прекрасную прыжковую технику и мастерство боя на порядок выше орочьего.
   Резные двустворчатые двери с грохотом распахнулись.
   – Прекратить! – рявкнул его высочество. – Смирно!
   Орк мгновенно застыл по команде, но ненадолго. Человек явно не имел нужных рефлексов, команде не подчинился и напоследок с оттяжкой рубанул охранника по черепу. Шлем выдержал, а орк – нет. Постояв пару секунд, он с оглушительным лязгом рухнул.
   – Впечатляет, – проскрипел гоблин. – Предупреждать надо, сударь. Я бы вызвал кого-нибудь, достойного вас. Ваше высочество, прошу прощения за беспокойство.
   Посетитель оглядел хозяина и изрек:
   – Ага. Так, кого мы видим? Его высочество Ловкач, принц-консорт, супруг наследной принцессы Виктории, владетельный граф и сеньор Совиного леса и Нерудных холмов. Так ты теперь подписываешься в своих письмах друзьям, экскремент больного вурдалака? Он же – директор департамента внешней разведки ее величества Владычицы Трав. Карьеру сделал, и теперь, значит, можно позабыть о своих приятелях?
   – Браги! – рявкнул принц, стискивая гостя в объятиях. – Старый медведь! Ты – здесь? Как?
   – Долгая история. – Браги обнял бывшего собрата по клану так, что у того ребра хрустнули.
   – Значит, придется пожертвовать рабочим временем. Гард!
   – Слушаю, ваше высочество.
   – Ко мне никого не пускать, кроме ее величества и их высочеств. Все доклады завтра с утра.
   – Слушаюсь, ваше высочество, – проскрипел гоблин.
   Хозяин с гостем вошли в кабинет площадью квадратов в сто, Ловкач-Хельги закрыл двери. Ярл с интересом разглядывал резную мебель из редких пород дерева, изысканные пейзажи на стенах, особенно заинтересовался роскошным письменным прибором из нефрита.
   – Шикарно живешь, – заключил он.
   – Положение обязывает, – буркнул Ловкач-Хельги, доставая из бара коньяк и два хрустальных бокала. – Иначе подданные не поймут.
   – Можно подумать, что ты недоволен.
   – Доволен?! – рявкнул принц. – А чем, скажи на милость, быть довольным?! Этой мишурой? А знаешь, что за ней прячется? Каторжная работа по десять-двенадцать часов в день: изучение агентурных донесений, аналитика, прогнозирование действий вероятных противников и союзников, написание своих отчетов и утверждение чужих. Для разнообразия – уроки танцев, музыки, рисования, стихосложения, изящной словесности, изучение салонных игр и искусства диалога и декламации. По вечерам и до глубокой ночи – практические занятия при дворе ее величества. В выходные – теория и практика псовой и соколиной охоты, фехтование, верховая езда и подвижные игры: в мяч, в обруч, в шары, в кегли… Твою мать, разве что в пирамидки с кубиками не играю! В перерывах на обед штудирую основные принципы военной теории, магическую механику, феодальное и уголовное право, основы экономики… Браги, я сплю по три-четыре часа в сутки! Я третий месяц в этом кошмаре, и конца-края не видно! Сижу на магических эликсирах и стимуляторах и, верно, скоро сдохну. Поскорее бы.
   – Однако, – покрутил головой Браги. – И впрямь тебе не позавидуешь. Уровни-то хоть поднимаешь?
   – Где?! Разве что по правописанию и светскому этикету.
   – Бедолага!
   – Рад тебя видеть, друг.
   Браги крякнул уважительно, долил бокалы до краев.
   – Я думаю, за это надо выпить.
   Выпили. Брови ярла удивленно поползли вверх, он стремительно схватил бутыль и потянулся разливать по второй.
   – Мне – половину, – предупредил Ловкач.
   – Половину так половину. – Браги стремительно всосал свою порцию, снова налил и нахально развалился в хозяйском кресле. Поерзал, удовлетворенно хмыкнул и принялся изучать предметы письменного прибора. Огромные стопки входящих и исходящих документов оглядел с ужасом.
   – Оно, конечно, все понятно и логически обосновано, – продолжал принц, расхаживая вдоль стола для совещаний. – В этих изящных материях я был полным профаном, а это недопустимо. Кстати, потому и уровни так быстро поднимаются, что взялся за совершенно новые для себя отрасли. Кроме того, здесь находится постоянная база, куда жена регулярно возвращается после своих рейдов. А играть в этих краях надо по определенным правилам. Не могу же я выглядеть неотесанной деревенщиной!
   – Не можешь, – кивнул Браги, потягивая коньяк.
   – Но не по нутру мне эта жизнь, хоть режь меня! – взвился его высочество. – А что делать? А?
   – Брось ты все это, старик, – проникновенно сказал ярл, – наплюй и разотри. И пошли со мной.
   – Куда?
   – Воевать. Хоть с Властелином Туманов, хоть с Господином Дождя. Добровольческий хирд собран. Пошли, а? Я тебя строем научу ходить, веслом вертеть, драккары смолить…
   – На редкость увлекательное занятие, – буркнул Ловкач.
   – Да уж поинтереснее твоих мячиков и кубиков, – огрызнулся ярл.
   – Подвижные игры развивают гибкость тела, – наставительно произнес принц и прыгнул. Прямо с места, крутнув заднее сальто, он приземлился в поперечный шпагат. Опрокинулся на спину и рывком, без помощи рук, вскочил на ноги. Крутнул переднее сальто и замер в низком выпаде, держа в правой руке материализовавшуюся шпагу.
   – Подумаешь, удивил, – проворчал Браги и тоже прыгнул. Прямо из кресла кувыркнулся через стол с упором на руки, прокатился по столу для совещаний фантастическим колобком и, внезапно распрямившись, перелетел гигантским прыжком через кабинет, атакуя невидимого противника косым ударом бастарда сверху.
   – Впечатляет, – изрек Ловкач. – Весьма. И впрямь, чему только не научишься на строевой подготовке.
   – Не хочешь уходить – не уходи, – заявил ярл. – Но тогда и не жалуйся.
   – А кому мне жаловаться, как не тебе? Жене, что ли? Так ее в детстве еще жестче гоняли. Не поймет.
   – А я-то думал, – разочарованно произнес ярл, – что придворная жизнь – это танцульки и обжираловка.
   – Это служба, друг Браги. Похлеще, чем в роте почетного караула. На той неделе, к примеру, новый посол Эмира Солончаков представлялся ее величеству. Верительные грамоты, официальное послание Эмира, дары, ответные дары… Так вот, двор согласно табели о рангах в полном составе стоял всю церемонию. Шесть часов навытяжку, дамы в парадных прическах и при полном макияже. По мне, в секрете лежать гораздо приятнее.
   – Ну и зачем это надо? – скривился Браги.
   – Сложный церемониал укрепляет престиж власти. Заодно свидетельствует о древности государства – правила этикета вырабатываются столетиями.
   – Понял, не дурак, – ехидно усмехнулся ярл. – Надо будет Хозяину Ночи посоветовать, а то он у нас излишне прост. Только пусть на мне не тренируется.
   – Это еще кто такой, почему не знаю? – оживился Ловкач. – Как там… вообще?
   Браги взял бутылку, задумчиво покрутил ее и опрокинул остатки в пасть, прямо из горлышка.
   – Коньяк кончился, – разочарованно заявил он.
   – Намек понял. Значит, идем в кабак, – решительно сказал его высочество. – Подожди, я сейчас.
   Он открыл дверцу, искусно замаскированную под стенную панель, и скрылся за ней. Через минуту вышел. Вместо строгого черного камзола, шитого серебром, на нем красовался ярко-голубой бархатный дублет, увешанный, как новогодняя елка, цепочками и подвесками с бриллиантами. Дублет был расстегнут и являл миру пышное кружевное жабо шелковой рубашки. Ноги обтягивали неприлично узкие рейтузы, красные, как помидор. Щегольские замшевые полусапожки того же цвета, шитые жемчугами, и кокетливый лазурный берет с павлиньим пером довершали сие великолепие.
   – Что это?.. – просипел Браги.
   – Это – последний писк моды среди молодых состоятельных разгильдяев. А как ты думаешь, кто еще может пьянствовать в кабаке в двенадцать часов дня?
   – Лично я на молодого разгильдяя не похож, – заметил Браги, разглядывая свою куртку из тюленьей кожи, парусиновые штаны и могучие сапоги.
   – Ты похож на путешественника, по неопытности попавшего в дурную компанию. Пошли, хватит трепаться.
   В приемной Ловкач обнял гостя за плечи и бросил секретарю:
   – Гард, для ее высочества – пришли важные известия с севера. Для всех остальных – я работаю с агентурой, без комментариев.
   Гоблин невозмутимо кивнул, и принц с гостем телепортировались.

   Столица Великой Пущи поражала своей хрупкой красотой. Изящные резные башенки и ажурные павильоны были гармонично вписаны в ансамбль огромного парка, в который превратился лес. Пешеходные дорожки, мощенные булыжником, петляли среди гигантских деревьев и причудливо подстриженных кустов. Через бесчисленные ручьи были переброшены игрушечные мостики, повсюду стояли одиночные статуи и целые скульптурные группы. Дороги оказались замаскированы так, что догадаться об их существовании никто посторонний не мог. Жилые дома походили на элементы дворцового комплекса, магазины – на павильоны для отдыха, лотки мелких торговцев стояли в беседках. Было тепло и солнечно, ощутимо пахло весной.
   Народу в городе встречалось много, но большинство прохожих шагали быстро и целенаправленно, явно спеша по делам. Иногда попадались группки праздных повес, разряженных, как попугаи, и Браги был вынужден признать, что принц прекрасно замаскировался.
   – А теперь рассказывай. – Ловкач на ходу хлопнул его по плечу. – Как тебя-то сюда занесло? Как там наши?
   – Как, как… Соскучился по тебе, старый ты волчара! У нас пока тишина, вот и решил рвануть, заодно встряхнуться и отдохнуть от семейной жизни. Женушка моя совсем окоролевилась, как я отскочил от должности монарха – сам не понимаю, чудом, наверное. Иначе не миновать бы мне маеты навроде твоей. Предпочитаю числиться королевским фаворитом типа князя Потемкина.
   – О наследнике не задумывались?
   – Чур меня! Но скоро, видимо, придется, хотя бы для того, чтобы унять реформаторский пыл моей благоверной. Кланы, чувствую, на колени из-за этого передо мной встанут – обещали выдать десятилетнюю индульгенцию на все мои проказы. Вот если дадут пожизненную – тогда не отвертеться. А у вас с этим вопросом как проистекает?
   – Примерно в той же фазе, только без индульгенций. Статус облигат! Положение обязывает. Еще что нового?
   – Да много всякого… Зомберг получил статус индустриального города-спутника. Понастроили там всякого… А народу сбежалось – тьма-тьмущая. В самом Нижнем открыли театр…
   – Чего?!!
   – Хорош ржать!!! Хотя, конечно, слушать без смеха арию Мистера Икс в исполнении троглодита нереально. Хохот стоит такой, что свечи гаснут. Зато билеты раскупаются на месяц вперед. Рагнейд просто цветет и мечтает о публичных банях и аквапарке…
   – Занятно…
   – Куда уж занятней, – уныло брякнул Браги. – Кланы в целом сосуществуют мирно, но свары случаются-таки регулярно…
   – А плановые сражения? Тю-тю?
   – Нет, с этим пока порядок, только сражаются в основном нежить и всякие полудикие юниты – бьются с призванными существами, поскольку среди Маленького Народа набирает силу какое-то пацифистское религиозное течение, и моя дуреха ему активно покровительствует. Этим сильно недовольны старые Игроки, но их никто не спрашивает. Старики живут и здравствуют. Ах да, Молот развелся с Анной.
   – Да ну? Вот осел!
   – Правда. И взял в жены кого бы ты думал? Помнишь Гримхильд? Она вернулась, только в клан русов, и окрутила князя! По слухам, Анна вот-вот выскочит замуж за Комтура.
   – Ах, старый перечник… Анна, конечно, супербарышня, это без вопросов, Комтура понять можно. Кстати, мы пришли.
   Они свернули на посыпанную мелкой галькой дорожку, нырнувшую за фантазийно подстриженные кусты. Обогнув их, Браги крякнул от неожиданности:
   – Друг Ловкач, ты уверен, что это кабак?
   – Уверен, уверен, – хохотнул разведчик и первым вошел в изящный павильон из резного мрамора. Браги шагнул за ним и недоверчиво оглядел небольшой зальчик с хрупкой на вид изысканной мебелью из благородных пород дерева. Стены были скромно, но со вкусом увешаны мозаичными панно из самоцветов, в углах и нишах прятались статуи, изображающие девушек, стесняющихся своей наготы. Несмотря на полуденное время, в хрустальной люстре при их появлении зажглись магические огоньки.
   – Это кабак? – снова спросил Браги.
   – Достаточно скромный, – уточнил Ловкач. – Мы в Элеадуне, старик.
   Холеный эльф в ливрее проводил их за столик, подал меню и застыл в некотором отдалении. Кроме них посетителей не было.
   – Рекомендую вот это. – Принц постучал пальцем по надписи, сделанной каллиграфическими эльфийскими рунами. – И вот это. И еще вот такое на закуску. А вино… – Он полистал основательный том винной карты и задумался.
   Браги чувствовал себя свиньей на великосветском рауте. По-эльфийски он не разумел ни письменно, ни устно.
   – Издеваешься, – проскрежетал ярл. – Сволочь.
   Ловкач радостно улыбнулся и знаком подозвал официанта. Они начали увлекательный диалог на певучем диалекте, который ярл слышал впервые. Эльф сиял от восторга и явно сыпал комплиментами. Браги сопел и ерзал. Принц наслаждался.
   – А водки у них здесь нет? – просипел норг.
   – Есть, – протянул официант удивленно и как-то уважительно.
   – Литр, – отрубил ярл. – Для начала.
   Ловкач добавил что-то на том самом диалекте. Эльф церемонно поклонился и исчез.
   – Подонок, – веско бросил ярл. – Мерзавец. Жабье семя. Ты бы меня еще во дворец притащил.
   – Это тебе за погром в моей приемной, – лучезарно улыбнулся Ловкач. – Расслабься, дружище, здесь никто ничего не скажет, даже если пьяный тролль наблюет прямо на стол. Разумеется, пока это не мешает другим клиентам. Но мы после нашего заказа можем игнорировать кого угодно. Если желаешь, нажрись до усвинения и трахни повариху посреди зала.
   – То есть?..
   – Я сделал заказ на сумму, перекрывающую их выручку в праздничные дни. А ты тоже не отстал. Знаешь, сколько здесь стоит водка?
   Браги радостно оскалился:
   – Эх, загудим, друг Хельги! Тьфу, Ловкач! Надеюсь, ты заказывал не пирожные с кремом из розовых лепестков?
   – Увидишь, – загадочно усмехнулся разведчик.
   Возле их стола материализовались несколько официантов и принялись ловко расставлять блюда и блюдца с причудливо оформленными закусками. Браги недоверчиво оглядел незнакомые соленые овощи и грибы, оживился при виде рыбного ассорти, а мясные копчености и икра окончательно примирили его с происходящим. Водку он разлил сам и отнюдь не в рюмки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [46] 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация