А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 45)

   Виса тридцать первая

   Сотворение новых порядков. Последнее появление Франка
   Фаррел, Ангус и с ним еще шесть друидов обступили Рагнейд со всех сторон. Друиды держали в руках странные буро-зеленые, покрытые корой посохи с торчащими из них сучками.
   – Ты готова? – мягко спросил бреган.
   – Приготовишься к такому, как же, – буркнула ведьма.
   – Значит, готова. – Фаррел обернулся к друидам и скомандовал: – Начинайте!
   Ангус закрыл глаза, поднял руки перед собой и сказал:
   – Видение!
   Друиды с силой стукнули корявыми посохами о мерзлую землю. От посохов потянулись к Рагнейд клочья зеленого дыма. Она вздрогнула и сделала первый шаг.
   – Смелее, – поощрил ее бреган.
   Рагнейд пошла быстрее. Кельты плотной группой двигались сзади, не переставая зорко смотреть по сторонам. Шагов через триста девушка остановилась.
   – Вроде здесь.
   Фаррел, как заправский факир, достал из небольшого поясного мешка полутораметровую лопату и протянул ей:
   – Земля – можно копать!
   – Так просто?
   – Так просто.
   – Фигня какая-то. А если бы я была сейчас не под Шонихой, а где-нибудь в Кстово, что тогда?
   – То же самое. Важно не место, а время и ритуал. Копай.
   Через полчаса, семь сошедших потов и кучу перекиданной земли лопата Рагнейд стукнула обо что-то твердое. Девушка присела на корточки и руками принялась счищать землю с темно-коричневого округлого предмета.
   – Ну и что это?
   – Мы ничего не видим. На что это похоже?
   Рагнейд описала. Бреган удовлетворенно хекнул. Друиды, словно в трансе, вполголоса хором завели лишь им одним ведомую заунывную литанию.
   – Яйцо дракона. Вынь его и поставь на землю.
   – Угу. Сделала.
   – Стукни по нему лопатой.
   – Что?!
   – Лопатой, говорю, тресни по нему. Только не со всей силы.
   От удара темная скорлупа развалилась, и глазам Рагнейд предстала кристаллическая друза бледно-кораллового цвета.
   – Ух ты! – сказала она.
   – Возьми ее в руки, она станет видимой и для нас.
   Рагнейд прикоснулась к друзе, и как только взяла ее в ладони, мир вокруг начал вращаться. Вращение убыстрялось и дошло до головокружительной скорости, все окружающее слилось в одну пеструю пелену, а потом вновь начало замедляться. Когда вращение остановилось, Рагнейд оказалась в просторном полутемном зале с колоннами, стены которого покрывали малахитовые плиты. Со всех сторон ее окружали люди. Тут были Выкуси с Хельги, Браги, кельты, все, кого Рагнейд знала в Мире, а также много незнакомцев, мужчин и женщин. Они смотрели на друзу в ее руках.
   – Что случилось? – испуганно спросила Рагнейд.
   – Сработал программный код. Талисман Властителя найден. Сейчас свершится судьба Мира, – объяснила ей женщина в сиреневой мантии. Как показалось, неизвестная была не слишком довольна свершившимся фактом.
   – Просто сожми пальцы, – тихо сказал Фаррел.
   – Не вздумай! – яростно выкрикнула незнакомка в мантии. – Мы – Старейшины, Инженеры Мира. Отдай артефакт нам, и мы перепишем законы Мидгарда.
   – Вам мало пролитой вами крови? – презрительно отозвалась Рагнейд.
   – Кто ты такая, чтобы судить нас? Ты ничего не знаешь!
   – Я знаю достаточно, чтобы вам не верить!
   Высокий осанистый русский витязь в красном плаще, накинутом поверх кольчужного юшмана, властно произнес:
   – Я – князь Молот. Отдай Талисман мне, и вокруг возродится Древняя Русь, как и должно быть.
   – Ты опоздал, князь. Оглянись по сторонам. А как же арии, кельты, монголы? Куда деться им в твоем Мире? И не забывай, что ты обращаешься с этим предложением к норгской ведьме!
   Князь уже открыл рот, чтобы что-то возразить, но стоявшая рядом девушка с кукольной внешностью, как догадалась Рагнейд, княгиня Анна – шикнула на него, и Молот замолчал.
   – Я могу сделать Мир очень спокойным местом, – молвил барон Мак-Гир.
   – Простите, барон, но ваши взгляды на спокойствие слишком оригинальны, чтобы понравиться всем, – ответила Рагнейд.
   Барон усмехнулся и легким кивком показал, что принимает отказ. Комтур и Наместник иронично и вопросительно переглянулись, одновременно отрицательно покачали головами и одновременно же одобрительно улыбнулись друг другу.
   – Мы можем сделать Мир свободным, – сказал хан Камиль, но в его голосе не было уверенности.
   – Простите, хан, но одноконфессионному Миру не бывать.
   – Сожми пальцы, – вновь повторил Фаррел.
   Выкуси сделала небольшой шажок вперед.
   – Хочешь, мы вместе создадим здесь удивительный, волшебный Рай? Здесь не будет места насилию и крови, мы сумеем взрастить сады из невиданных по красоте деревьев.
   Рагнейд задумалась. Все застыли, понимая, что она колеблется, не было слышно даже дыхания собравшихся.
   – Извини, подружка, но протектората Элеадуна здесь тоже не будет.
   Выкуси пожала плечами. Хельги удивился, что она ничуть не расстроилась из-за отказа. Норг наклонился и прошептал возлюбленной на ухо:
   – Вместе? Лол! В Китае иероглиф раздора рисуется в виде двух женщин под одной крышей!
   Элеадунская принцесса с трудом сдержала смех и больно ущипнула любимого за ногу:
   – Я тебе покажу – две женщины под одной крышей! Помечтай, развратник!
   Рагнейд медленно подняла коралловую друзу над головой и с усилием стиснула ладони. Раздался треск. Кристаллы начали отваливаться от друзы, они плыли в воздухе медленно, словно парили. Мелкие кристаллы разделялись на еще более мелкие фрагменты, одновременно наливались мягким светом и начинали кружиться вокруг Рагнейд в причудливом хороводе. Вскоре вокруг норгской ведьмы вращался меленький вихрь, он сиял так, что окружающие закрыли глаза. Потом все стихло. Рагнейд стояла там, где и была, в ее теле замирало жемчужное свечение.
   – Ну вот и все! – громко сказала Выкуси. – Поздравляю Нижегородскую локацию с появлением собственной Прорицательницы!
   – Еще четырнадцать лет ожидания!!! – простонал сзади кто-то из Старейшин.
   Кельты молча преклонили колени перед Прорицательницей. За ними опустились на пол княжья чета, Комтур, Наместник, Хельги, Мак-Гир, монголы и все остальные. Старейшины после паузы и брошенных на них многообещающих взглядов последовали общему примеру. Представители Элеадуна склонились в глубоком вежливом поклоне. Только Браги остался стоять неподвижно, как истукан. Хельги и Бармалей, рванув за рукава, вывели ярла из ступора, и он не опустился, а рухнул на мраморные плиты пола.
   Рагнейд встретилась глазами с Выкуси и одними губами прошептала:
   – Что теперь делать?
   На что принцесса вполголоса ответила:
   – Импровизируй!
   Прорицательница смущенно откашлялась и неловко начала:
   – Я принимаю вашу… клятву и… присягу верности, – но с каждым словом ее голос, казалось, наливался силой, речь становилась плавной и властной. – Обещаю править справедливо, мудро, не ущемлять ничьих интересов, блюсти законы Мира, печься о Маленьком Народе. Сообщаю сразу – отныне город и Периферию населяют пять кланов. Кельты и монголы получают права, как и все прочие. – Рагнейд говорила и хмурилась от того, что говорила непонятные для себя вещи. – Некроманты выводятся из составов кланов и получают статус сообщества, но для них лимитируется количество юнитов. Через год моего правления в Мире образуется Совет, куда войдут представители кланов и сообществ, если таковые появятся. Я буду иметь в нем такой же голос, как и все, а также право вето по причине моих открывшихся способностей. Старейшины отстраняются от власти и получают статус Инженеров Мира и моих консультантов по всем вопросам. Все кланы и сообщества гарантируют им под страхом смерти полную неприкосновенность и доступ к любой информации. Я благодарю вас за оказанную мне честь и прошу всех моих подданных подняться с колен, – закончила Прорицательница, и с Рагнейд тут же слетело все показное величие, она вновь превратилась в прежнюю озорную насмешницу. – Мм, всем спасибо, все свободны! На сегодня все, но не расслабляйтесь, декреты еще будут!
   Направляясь к выходу, Бармалей довольно пробурчал шедшим сзади под ручку Хельги с Выкуси:
   – Вот повезло с Правителем нижегородцам! Девица может теперь творить здесь все, что ей вздумается. И главное, фиг обидишься – у нее же пятое Обаяние!
   Выкуси восторженно обняла обоих мужчин за шеи и повисла на них:
   – Мы победили! Мы справились! И это – главное! Я всех вас люблю!
   Посередине зала остался стоять неподвижный Браги. Бравый ярл был совершенно сбит с толку. Рагнейд сделала шаг к нему:
   – Ну, что застыл, как соляной столб?
   Браги очнулся и встряхнул головой, прогоняя наваждение.
   – Ну, дела… Я, конечно, ждал чего-то эдакого, но что моя женщина станет Правителем Мира – это слишком…
   – Это значит, твое предложение отменяется? – Рагнейд надула губы, и глаза ее подозрительно влажно блеснули.
   – Ну что ты, – спохватился ярл.
   Он торопливо подошел и заключил свою барышню в объятия.
   – Просто думаю, как буду жить с Прорицательницей.
   – Я могу пользоваться своим даром избирательно. И обещаю тебе не злоупотреблять им.
   – Да? Правда? Ну ладно. Уже значительно легче.
   – Так, не знаю, как ты, но мне сегодня срочно надо крепко выпить, иначе я сойду с ума от стрессов. Такая хрень, и за один день! Тьфу – стихами заговорила… Все – приплыли. Надо выпить!
   – А мне-то как надо, – довольной акулой осклабился Браги.
   – Побежали догонять наших? У них сегодня будет вечеринка по случаю победы!
   – Это уж как пить дать!
   И глава Военной Ветви клана норгов с Правительницей Мира, как малые дети, взявшись за руки, торопливо припустили к выходу из Колонного зала Главной башни Старейшин. Они зря торопились, потому что их друзья терпеливо ждали их у входа и никуда без них не собирались уходить.

   – Рядовой Багаутдинов!
   – Я! – рявкнул Бурхан.
   – Выйти из строя!
   – Есть!
   – За выдающиеся заслуги перед Отечеством вам присваивается высшая награда – звание Героя Синей Орды с награждением орденом Золотого Полумесяца!
   Удивительно, но огру удалось изобразить вполне приличный строевой шаг. Хан встал на цыпочки, чтобы прицепить орден к его груди.
   – Служу Аллаху!
   – Встать в строй! Рядовой Бабаходжаев!
   – Я! – хрипло каркнул Ульхан.
   – Выйти из строя!
   Промаршировав через зомбергский плац, Бурхан занял свое место и буркнул:
   – А обещали всё, что попрошу…
   – Дурак, – шепнул Курбан. – Теперь ты можешь просить все, что захочешь, каждый день. Статусы орденов не учил, дубина! Герой Орды принимается на полное обеспечение Великого хана.
   – Старший сержант Баймухамедзянов!
   – Я! – взвизгнул Курбан.
   – Выйти из строя!
   – Есть!
   – За выдающиеся заслуги перед Отечеством вам присваивается высшая награда – звание Героя Синей Орды с награждением орденом Золотого Полумесяца и очередное воинское звание старшины!
   – Служу Аллаху!
   – Слушай, батыр, а что у вас у всех фамилии на одну букву? – вполголоса спросил героя стоявший неподалеку Браги.
   – Великий Джанибек-Мюрид даровал всем нам имена с волшебным фолиантом в руках. Он так и сказал: «Что там у нас следующее в букваре? Литера «Б», стало быть!»
   – Встать в строй! – приказал Браги, пряча улыбку.
   Курбан был последним из награжденных. Комтур на правах командира владельца замка скомандовал: «Разойдись!» Для прохождения торжественным маршем плац оказался маловат. Перед главными воротами развернулась стихийная ярмарка, и поэтому решили обойтись без парадов. Свежеиспеченные орденоносцы потянулись к донжону, приглашения на торжественный банкет им раздали заранее.
   – А почему вся прислуга дохлая? – встревожился Бурхан.
   – Чтобы не завидовали, – усмехнулся гуль. – Мертвые не пьют.
   Бармалей с видом ценителя прошелся вдоль столов, расставленных «покоем», и громогласно изрек:
   – Эх и оторвемся сегодня!
   – Только, умоляю, не как в прошлый раз! – зашипела Выкуси.
   – Прислугой попрошу не закусывать! – добавил Мак-Гир.
   – А что было в прошлый раз? – поинтересовался Хельги.
   – Тебе этого лучше не знать, – заявила его невеста. – А то из зависти повторять полезешь. Папенька, давайте договоримся: на столах стриптиз не исполняем, студнем не кидаемся, официантов в борще не топим. Я уже не говорю о том кошмаре, который вы учинили в прошлый раз.
   – И пошалить-то нельзя, – расстроился принц.
   – Это у вас называется «пошалить»? – уточнил Наместник. – Обожаю невинные шалости. А девочки программой предусмотрены? Я могу организовать, пока не поздно.
   Из боковой двери вывалился Браги, неся на загривке бочонок водки.
   – Для начала, думаю, хватит, – изрек ярл совершенно серьезно.
   – Нет! – взревел Бармалей. – Не будет, как в прошлый раз! Будет намного веселее!
   Выкуси обреченно вздохнула.
   С неба, мягко ложась на мостовую огромными снежинками, падал первый обильный зимний снег. Его давили колеса телег, по нему ступали лошадиные копыта, липовые лапти и кованые сапоги. Многолюдье улицы гудело привычным шумом большого города, было даже оживленней, чем обычно. Потому что наступило Общее Перемирие. Полный, всеобщий мораторий на любые боевые действия в городе и за его пределами. Маленький Народец, кряхтя от мысленной натуги и качая головами, пробовал на вкус новые слова: «мораторий», «амнистия». Мудрено. Но отрадно – никто походя не свернет тебе шею по дороге к скорняку или в питейном доме.
   Двое вышли из заведения «Сто чаев», где гостей потчевали различными взварами и не жаловали хмельные напитки. Горожане опасливо прибавляли шаг, обходя эту странную парочку. Обычно верховная нежить днем сторонилась обжитых мест, а тут на тебе – Владетельный Лич стоял прямо посреди улицы и о чем-то неторопливо, по-приятельски, беседовал с человеком. Хоть и не вельможей знатным (уж больно просто одет!), но все же – человеком. Воистину, как и говорил настоятель прихода Великого Дракона, странные времена настали в Мире. Даже ворона, беспокойно скачущая по тротуару, выразила свое недоумение громким карканьем.
   – Значит, три дня осталось ждать? – запалив самокрутку еще раз, спросил Франк – именно он являлся человеком в этом странном дуэте.
   Франк нынче против своего обыкновения был не пьян и не с бодуна. Механик выполнил все свои заказы, получил расчет от клиентов и даже не попытался немедленно прогулять заработанное. В последнее время его все чаще охватывала странная, необычная тоска, в голову лезли мысли, что жизнь проходит хоть и рядом, но все же стороной, а он как застрял в зловонной канаве, так и продолжает в ней барахтаться вместе с периодически сваливающимися в нее подозрительными личностями. Лежит он в своей грязной луже и лишь смотрит на все краски проносящейся мимо жизни – яркой, удивительной, прекрасной. Франк не случайно искал общества своего нынешнего собеседника. Как и он сам, тот в настоящий момент находился на распутье.
   Агравейн, отвечая на вопрос механика, лишь коротко утвердительно кивнул.
   – А как барон воспринял твой уход?
   – Барон – мудрый человек. Он понял.
   – То есть вот так вот, без прикрас? Прямо-таки построишь крестьянский дом и будешь возделывать землю-матушку?
   – Да. Только уйду дальше к югу. Думаю, подамся на юго-запад от монгольских уделов. Надеюсь, увижу много нового. Но не раньше чем получу пятнадцатый-шестнадцатый левел. Мало ли что.
   – Скучно, поди, будет жить одному. Так и спятить недолго, – брякнул Франк и прикусил язык. Зная историю жизни Агравейна, впору было удивляться, что он не спятил до сей поры.
   – Мак-Гир дал мне твердое обещание активировать в любое время один ключ перехода по моей просьбе. В качестве благодарности за долгую и верную службу.
   – Ясно. Значит, красивая подружка, считай, у тебя в кармане. – Франк шутливо толкнул лича в бок, но тот не принял шутки и флегматично пожал плечами.
   – Хочу надеяться, что найдется та, что будет готова разделить со мной избранный мною удел, – торжественно произнес некромант, и Франк тут же посерьезнел.
   Он понял, что Агравейн все рассчитал правильно. С его репутацией и впрямь желательно держаться подальше от обжитых мест. В городе он постоянно ощущал бы спиной косые взгляды, да и на личном фронте рано или поздно начались бы неприятности. Слухи имеют способность просачиваться даже в очень узкие щели.
   – Удачи тебе, воин. От всей души желаю успеха в твоих благородных начинаниях. Если чем смогу помочь – обращайся. Механизм там какой или еще что-то по хозяйству понадобится – я к твоим услугам.
   – Спасибо, Франк. Буду иметь в виду. И тебе тоже удачи. Легкости на сердце и покоя в душе. – Агравейн с небрежным поклоном пожал протянутую Франком руку, повернулся и тяжело зашагал по направлению к ближайшему перекрестку. Франк вздохнул и направился в противоположную сторону. Покоя в душе – как раз этого сейчас ему и не хватало. Он дошел до конца квартала, купил по дороге пару расстегаев с печенью и не торопясь принялся уписывать еще горячие пироги. На него налетел орк, постоянно оборачивавшийся и недовольно бурчавший что-то через плечо.
   Франк не успел задать неуклюжему нелюдю взбучку, как из-за поворота показалась бодро шагавшая хорошо знакомая процессия. Та же болтающаяся повсюду команда гномов имени ближайшей помойной ямы. Увидев путника, бородачи чуть прибавили шага, а подойдя ближе, выстроились в шеренгу, сняли колпаки и поклонились.
   – Здорово, болезные, – оскалился Франк, предвкушая забаву. – Ну, докладывайте.
   – Видели мы, – начал первый, – коль господину угодно выслушать, дело, не слыханное доселе. Как есть удивительное и жуткое до крайности. Битву Народов зрели мы, бессмысленную и беспощадную!
   – Быть не может! – делано изумился Франк и всплеснул руками.
   – Может, светлый господин, может! – закивал второй гном. – Покусай меня ежи, коль соврал! Забодай меня енот, ежели не видел все вот этими своими глазами! Тараканов мне полный рот и гадюку в задницу!
   – Ладно, ладно, успокойся, – махнул рукой механик. – Давайте, излагайте.
   – Видели мы, странники убогие, – подхватил третий, – как орки прегнусные, видом своим отвратительные, выстроились хирдом литым на поле брани! А поперед них скелеты бесноватые встали, готовые всякому живому кровь алую пустить, како волчцы бешеные накинуться, ежели господину угодно….
   – Хватит, – прервал его Франк. – Я погорячился. Чувствую, это надолго. Мне хватило того, что в городе ни у кого рты не закрываются – кругом все толкуют про битву, так еще и вы туда же. А окромя битвы что-нибудь новое знаете, клешеногие?
   – В тот же день, как окончилась Битва Великая, Пресветлая Рагнейд… – заговорил четвертый.
   – Стоп-стоп!!! – схватился за голову Франк. – Завязывайте немедленно с летописью! Я вот что… Все хотел полюбопытствовать, что у вас в тележках. Сейчас ветрено, вроде не так воняет, можно и посмотреть.
   Гномы отчего-то сильно смутились. Стояли, сопели, ковыряли ботинками снег. Механик оглядел их подозрительно, достал из ножен кинжал, откинул рожном дерюгу с ближайшей тележки. Заглянул и медленно выпрямился. Гномов трясло. Франк по роду деятельности был привычен ко всякого рода пакостям и хирургическим экзерцициям, но увиденное в гномьей тележке его явно не порадовало.
   – Расчлененка, – мрачно констатировал механик. – М-дя, вскрытие показало, что больной спал. Туша не то волка, не то шакала, практически сгнившая. Долго, знать, возили. Ну, колитесь, где откопали такое сокровище? И для каких целей употребить желаете?
   – Мы не откопали, светлый господин! – заблеял первый гном. – Мы, напротив, закопать хотим! В смысле похоронить!
   – Согласно ритуалу, – начал объяснять второй, – ровно в полночь на Бугровском кладбище! Нам Белоснежка так повелела, чтобы порчу с нее снять…
   – Она от злой мачехи сбежала, – пояснил третий. – Уж очень та ее мучила! И уроки делать заставляла, и посуду мыть, ровно простую служанку, и картошку чистить! Как с гоблинкой нечистой, как с троллинкой страхолюдной обращалась с ней!
   – А у нас-то, – восторженно заговорил четвертый, – она, красавица, целыми днями песни поет, цветочки собирает да в платья наряжается. Ох и любим мы ее, голубушку! Красавицу нашу неземную!
   – Лучшими кушаньями кормим, – подтвердил пятый. – И обновки покупаем, и ни до какой работы черной не допускаем. Так и живет она с нами, ровно пчелка в меду купаючись, так и будет жить, пока не состарится совсем.
   – Только в последнее время она печалиться стала, – вздохнул шестой. – Грустить и даже плакать, а то и сердиться на нас… Кричит, бывало, криком, а после – как давай посуду бить! Почитай, все горшки перебила у нас, если господин изволит интересоваться, да не по одному разу. А потом говорит – порча на мне, насланная колдуньей злой и вредной, и эта порча меня без времени в могилу сведет, если вы не выручите. Все просила, бедняжечка, изловить матерого волка да похоронить его на Бугровском кладбище ровно в полночь. И положить на могилу, на волчью, папоротника цветок. С того дня мы и ходим, и ищем, где оно есть, то кладбище. Да цветок папоротника отыскиваем…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация