А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 43)

   Князь хмуро кивнул.
   – Всех ведьм резерва – в центр и на левый фланг, – буркнул он. – Пусть устроят крепкую моральную накачку нашим оболтусам. Через десять минут Большой полк должен быть готов к атаке, и плевать я хотел на хирды! Арии, полагаю, в подпитке не нуждаются?
   – Вы проницательны, князь. – Наместник отвесил изящный полупоклон. Его настроение улучшалось с каждой минутой. – Я верю в Манфреда и его рыцарей.
   – А на хирды наплевать не получится, – вздохнула Анна. – Вы только посмотрите, что творят эти безумцы!

   Браги, как и положено юнглингу и герою, первым врубился в густую толпу леших. Тролли шагнули в глубину строя, такой напор был тяжек даже для них. Орки на щитах менялись каждую минуту. Вперед вышли викинги и корявые дендроиды.

   – Вся надежда на барона. – Фарелл не отрывался от кристалла. – Он не отвечает на вызов, видно, держит постоянный канал связи с Оттаром. Тот тоже не абонент.
   – Мак-Гир прекрасный стратег, – успокаивающе заметил Комтур. – У него сорок первый уровень, и я не удивлюсь, если Полководческие Таланты он прокачал по максимуму. Вообще же даже полицейскому троллю понятно, на что намекает Браги своей атакой.
   Бармалей покачал головой:
   – Барон, насколько я вижу, продолжает давить на центр. Неужели он не понимает, что арии сейчас выйдут к нему в тыл?
   – Кляйст снова строит свинью, – заметил Камиль, глядя в золотой казан с ртутью. – Он упорный воин. Способен добиваться успеха любой ценой.

   Осторожно, по сантиметру, они разворачивали обугленную, заляпанную кровищей станину. Медленно натягивали тетиву, чтоб не скрипнуло. Копье привычно легло в канавку. Последняя баллиста штурмовой батареи Джанибек-Мюрида снова была готова к стрельбе.
   – Берем тощего, на железной коняге, – прошипел Курбан.
   – Далеко, – усомнился гуль. – Двести шагов. Не потянем. И ветер дурной, кривой ветер-та.
   – А мы прицелимся. Время есть, чего нам!
   – Ых, как командует! – помотал головой Бурхан. – Начальник!
   – Полградуса влево, два градуса ниже. – Курбан послюнявил толстый волосатый палец, поднял вверх. – Щаз егойная коняга ласты склеит…
   Лязгнуло. Черное копье сорвалось по пологой дуге, разорвало стылый ноябрьский воздух и в кровавые комья разметало высокоумную голову главнокомандующего войсками арийского клана Манфреда Кляйста.
   Барон не прокачивал Боевые Искусства. Майор, комбат десантно-штурмовой бригады, он вполне довольствовался тем, что умел в Реальности. Там по физическим кондициям с ним могли сравниться только двое – бывший «краповый берет» и мелкий бандит Браги и отставная наемница княгиня Анна – «красные колготки». Все шли в Мир за невероятными возможностями, княгиня шагнула следом за мужем, бешеный ярл – за вольной волюшкой. Мак-Гир пошел за тем, что у него отобрала Реальность, – за ампутированной ногой и вытекшим левым глазом. Обретя утраченное, попробовал себя в хорошей драке, остался доволен и не стал качать боевые.
   Стратегию и тактику он тоже не развивал – в академии и так учили хорошо, да и закончил он ее с отличием. И вообще, только Наместник помнил первые шаги барона в Мире, но тогда будущий глава клана ариев особо не приглядывался к будущему независимому владетелю. Поэтому можно было смело сказать, что никто в городе не знал, какие, собственно, навыки прокачивает барон.
   Он сделал упор на некромантию, магию Смерти и Мудрость, а из дополнительных – на Управление Поместьями, но это считал второстепенным. Зато три основных поднял до запредельных высот.
   И никто даже не подозревал, насколько барон силен в темных изгибах Холодной Дороги.

   Молодой маг в забавном костюме ландскнехта шестнадцатого века не спеша подошел к возу и гулко постучал по борту обушком серебряного топорика, венчающего резной посох.
   – Кто, кто в теремочке живет?
   Десяток орков свиты с ухмылками наблюдали за ним, ехидно перерыкиваясь. Их можно было понять – шлемы и панцири помяты, у одного рука на грязной перевязи. Штурм Табора умыл их кровью, и неторопливый взлом последних возов разгромленного центра доставлял огромное наслаждение. А засевшим внутри было тоскливо.
   Рагнейд старалась не дышать, дрожа от ярости и бессилия. Ее рота, вернее, то, что от нее осталось, не успела отойти – маги несколькими мощными ударами разбили стену последнего ряда сразу в нескольких местах, ревущая волна орков нахлынула, затопила всю округу и промчалась дальше, пытаясь не дать левому флангу Табора оттащить телеги, упереться ими в лесную опушку и организовать узел обороны. Там, на самом краю поля, между лесом и болотом, выли и кричали, скрежетало оружие. Там ведьмы Союза успели-таки изогнуть дугой скованные возы, навалить баррикады из обломков и собрать в кулак тех, кто сумел выскочить из-под удара.
   Она не успела. Внутри крепких, обшитых сырыми воловьими кожами стен собрались почти четыре десятка гоблинов и гноллов – все, кто уцелел на трех возах, пока еще сцепленных друг с другом. Юнитов трясло, им передавалось состояние ведьмы. Не подходя к бойницам, они следили за кучками ариев арьергарда, добивавшими таких же, как они, окруженцев. Обстоятельные рыцари не собирались оставлять у себя за спиной никого.
   – Никто, значит, не живет? – Маг ухмыльнулся. – Ну тогда при взрыве никто не пострадает.
   Он отошел на несколько шагов и поднял руки. Замер почему-то, прислушиваясь к далекому пению горна. Неожиданно бросил своим оркам:
   – Уходим. Общий сбор, – и, повернувшись к возу, продолжил: – Кому-то сегодня очень везет. Если вздумаете отдавать должок – меня зовут Ульфом Кирстеном, имейте в виду.
   И тут Рагнейд сделала то, чего никто не ожидал, даже она сама. Никто, кроме ее юнитов, которых тоже душила бессильная ярость. Ведьма шагнула к бойнице, протянула руку, и гоблин-заряжающий подал взведенный осадный арбалет.
   Домкрат позволил поднять усилие оружия до тонны. Короткий тяжелый болт из железа венчал толстый обсидиановый наконечник с продольными канавками – входя в плоть, он разбрызгивался игольчатыми осколками. Против рыцарей шли другие, бронебойные, но тут стоял маг, тварь повышенной живучести.
   Рагнейд, щедро заряжая юнитов, выплеснула наружу волну боевой злости. Лязгнула тетива, арий опрокинулся навзничь, а через секунду по застывшим оркам из каждой бойницы ударили арбалеты гоблинов.

   Фарелл оторвался от кристалла и спросил:
   – Кто-нибудь из вас, высокие, смыслит в некромантии?
   Вожди Союза переглянулись. Отозвался Бармалей:
   – Я хожу по Холодной Дороге. К чему вопрос?
   – Очень любопытно узнать, зачем барон таскает с собой целый оркестр? Не ради воспитания у своей нежити эстетических наклонностей, смею надеяться?
   – Музыка позволяет невероятно эффективно управлять огромными массами Холодных. Она создает эмоции, как бы странно это ни звучало. А что, Мак-Гир опять сменил Инструмент?
   – Опять.
   – И что на сей раз?
   – Не поверите – скрипка!
   Элеадунец расхохотался. Во весь голос, от души, с каким-то облегчением. Остальные терпеливо ждали, когда он отсмеется.
   – Не думал, что в вашей локации кто-нибудь владеет Инструментом такой силы, – Бармалей оскалился. – Альянс будет смертельно удивлен.

   Замешательство ариев длилось целых две минуты. Они просто не могли поверить в такую потрясающую наглость. А проклятая, недобитая и упорно не желающая быть добитой баллиста снова заряжалась.
   Рядом с расчетом, шагах в трех, остановился единорог с распоротым брюхом. Кишки, чтобы не волочились по земле, неряшливо обрублены. Агравейн оглядел артиллеристов, точно пытался навсегда запечатлеть в памяти их нескладные изможденные фигуры, и промолвил:
   – Отменно сработано, нукеры. Вы понимаете, что только что уничтожили командующего вермахтом?
   – Да хоть папу римского, – устало проворчал Курбан. – Щас еще кого-нито завалим.
   – На редкость образованный юноша, – заметил какой-то норгский маг. – Ты, может, даже знаешь, где Рим находится?
   – Все подданные великого хана обязательно заканчивают четыре класса начального мектеба, – с гордостью сообщил Хаким-хаджи. – Или медресе. В зависимости от наклонностей и вне зависимости от расы.
   Они подходили и подходили. В порубленных доспехах, истерзанные, заляпанные своей и чужой кровью. Все, кто уцелел после арийского прорыва. Около пяти десятков против трех сотен ариев, неторопливо разворачивающих свинью.
   – Маги, вперед, – скомандовала Ингрид.
   Ей подчинились. Хаким-хаджи не стал оспаривать у вдовы право командовать, уважая скорбь и право на месть. Странник погрузился в реальном теле, и теперь ей оставалось только ждать перерождения мужа – уже в теле юнита. После такой смерти в Реальность не возвращаются.
   – Прикрываем баллисту. Гулямы, сколько у вас выстрелов?
   – Тринадцать, – эхом отозвался Бурхан.
   – Бить только по крупным целям. Да, и еще я вам крепко должна.
   Огр хотел что-то сказать, но его опередил Ульхан:
   – Убейте того, кто убил эмира. Тогда будем в расчете.
   – Неизвестно, от чьей руки он пал. Придется убить всех ариев.
   – Значит, убейте их всех.
   Свинья двинулась. А потом неожиданно зашевелился лежавший рядом с баллистой мертвый тролль. Медленно поднялся на ноги, левой рукой придерживая выпадающие потроха, и встал в строй союзников. Начали подниматься порубленные троглодиты и наги, огры и гули. Глядя прямо перед собой мертвыми глазами, с оружием в холодных руках, они сбивали плотные ряды. Воины Союза стояли ошарашенными истуканами. А где-то очень далеко, непонятно как перекрывая грохот битвы, плакала скрипка.

   – У вас проблемы, Адольф? – сухо поинтересовался Наместник.
   – Отнюдь. У нас новая часть фильма «Восставшие мертвецы». Барон поднимает павших.
   Молот прорычал ругательство, глядя в зеркало.
   – Почти все их части рассеяны. Резервы Союза истощены. Но парламентеров или сигнала капитуляции до сих пор нет. Можете атаковать?
   – Я сыграл общий сбор, – покачал головой Пильхе. – Соединившись с Военной Ветвью, постараюсь построить баррикады из обломков Табора и удержаться на них, не давая противнику построить разорванный левый фланг. Но ни о каких активных действиях речи быть не может.
   – Хорошо. Выполняйте, Адольф. – Наместник опустил кристалл и повернулся к княжеской чете: – Ваши предложения, действия?
   – Посмотрим, что совершит Большой полк, – уклончиво отозвался Молот. – Мы вновь вводим в дело резервы. У нас они еще остались.
   Малый хирд стоял левее, закрывая брешь между стрелками и редкими требучетами. Монголы расположились правее, готовясь в любую минуту сорваться в атаку. Все смотрели на четкий квадрат свежих войск резерва Альянса, неумолимо приближающийся к ним. За квадратом неровными шеренгами наступали вновь построенные ведьмами русов, один раз уже отбитые юниты Большого полка.
   – Пятьсот метров, – сказал Нейл.
   Хельги поднял лук и выпустил первую стрелу.

   Оттар положил бубен в седельную сумку и достал флейту из черненого серебра. Он не достиг таких высот, как Мрачный Бард, но на пятнадцать-двадцать минут боя его искусства хватит. За это время его Холодные догрызут титанов и двинутся во фланг Большого полка. Некромант понимал, что этого усилия все равно недостаточно для того, чтобы сломить волю атакующих.

   За три сотни шагов стрелки ударили залпом. И еще. Их осталось мало, чуть больше сотни, но они были отличными лучниками. Монголы с визгом сорвались с места, чтобы выстроить свою карусель под носом атакующих. Гномы, лязгая металлом, шагнули вперед.
   Но русы выдержали. Они уже устелили телами своих товарищей поле и сейчас шагали по ним. Резервный полк, не обращая внимания на монголов, уперся в неровный строй собранной Союзниками рати. А потом юниты Большого полка начали обтекать хирды с обеих сторон, беря их в клещи.

   – Так, – сказал князь. – Основные силы в плотном кольце. По коням, витязи. Жалкие остатки их резервов группируются в тылу. Там же, по-видимому, находится и командование. Разметем все, до чего сможем дотянуться, а потом пойдем на подмогу Большому полку. Пора ставить точку в сражении.
   Князьям и Наместнику чадь подвела их боевых коней. Молот, горделиво гарцуя на своем белоснежном иноходце, обратился к сподвижникам:
   – Братья и сестры! Зверь смертельно ранен, но все еще силен! Судьба дает нам шанс прикончить его одним ударом! Не посрамим клана! Добудем в бою ратном славы! Смерть норгам и их прихвостням!!!
   – Урр-ра!!! Веди нас, княже!!! В бой!!! Князю – чести, себе – славы! – прогремело в ответ.
   Они разворачивались широкой лавой, а впереди неслись смерчи и молнии, ледяные клинки и клокочущие облака плазмы, весь клан русов – маги, ведьмы и воины в едином кулаке. И восемь магов оперативного резерва ариев во главе с Наместником. Зрелище было величественным и жутким.
   Выкуси темным от крови толедским клинком смахнула с плеч голову минотавра и повернулась к Хельги.
   – Будь готов к уходу в реал, – приказным тоном бросила она. – Нас отрезали от своих.
   Хельги сделал выпад копьем, но тут же получил касательный удар по щиту клеймором от выросшего перед ним арийского кнехта. Норг пошатнулся, левая рука онемела. А здоровенный коренастый орк справа уже замахивался над его головой шестопером. Хельги инстинктивно вжал голову в плечи и… вывалился на обочину проселочной дороги в реале. Рядом, тяжело дыша, сидела Виктория, трясла его за плечо, гневно отчитывала за мальчишество, но ее слова с трудом проходили сквозь пузырьки адреналина, клокочущего в крови.
   Вокруг по обочине растянулось около сотни машин. На холме, мигая проблесковыми маячками, преграждая движение, стоял полицейский пикет.
   – Не иначе Старейшины профинансировали этот фестиваль, – понимающе хмыкнула Выкуси.
   В сотне метров от них группа человек из десяти с хмурыми, даже озлобленными лицами грузила в стоявший рядом с аварийкой комфортабельный туристический полутораэтажный автобус бесчувственные тела.
   – Господа арии собирают богатую жатву посттравматического шока, – прокомментировала Виктория и, тряхнув каштановой челкой, обратилась к Олегу: – Долго отвисать будешь? Бегом в штаб. Там скоро станет весело.
   Поднявшись на ноги, они быстрым шагом направились в тыл, туда, где размещались военачальники Союзников. Несколько «убитых» в Мире Игроков, возможно, даже бывших противников, уже отошедших от состояния нокаута, устроившись на обочине проселочной дороги, посасывали из банок прохладное пиво и обменивались впечатлениями. Решив, что Олег и Виктория – их товарищи по несчастью, они предложили составить им компанию, но парочка дипломатично отказалась, сославшись на срочные дела. Прошагав почти километр, Вика остановилась, оглянулась по сторонам и сделала Олегу приглашающий жест:
   – Здесь вроде. Заходи.
   Бивуак командования Союзников оказался цел. Хельги поразило царившее тут хладнокровное спокойствие. Камиль с Фаррелом пили раскаленный зеленый чай из широких пиал, Бармалей о чем-то толковал Комтуру, поминутно прикладываясь к плоской походной фляжке с иссиня-черным сапфиром вместо пробки.
   – Живы? – удовлетворенно прокомментировал их появление Бармалей, салютуя своей емкостью. – Хельги, хочешь освежиться?
   – Он и так дурной. – Выкуси успела ответить первая, так что Хельги оставалось только смущенно пожать плечами.
   – Не всем так повезло, – невозмутимо продолжил Бармалей. – Мы потеряли на данный момент больше двадцати Игроков.
   Комтур мрачно кивнул. К нему с бурым от напряжения лицом подлетел очередной посыльный, и военный лидер викингов стал слушать переданное донесение.
   – Из норгов – Асмунд, Сигни, Кнут, Странник….
   – А Браги? – вырвалось у Хельги.
   – К нему не пробиться гонцам. Хирды рубятся в плотном кольце, сам знаешь. Кристаллы связи утрачены, пришлось вновь вернуться к нарочным, чтобы быть в курсе оперативной обстановки.
   – Жаль наших павших, – промолвил Фаррел. – Хотя враги потеряли больше. Около тридцати – арии и несколько воинов – русы. Русов мало, потому что пока их нет в битве.
   – Как так? – удивился Хельги.
   – Коварен Молот, – прищурился Камиль. – Бережет своих. Держит в резерве. А все же, Бармалей, ваша хитрость висит на волоске. А ну если последнее слово скажет Анна, и русы будут стоять сзади до конца, наблюдая за этой мясорубкой.
   Бармалей поднял фляжку.
   – Пью за князя Молота – настоящего мужчину, который не станет слушать женщину! Я верю в тебя, князь, ты не подведешь!!! А насчет сражения, любезный хан, это вы зря – наших Игроков теперь там намного больше, и численный перевес Альянса скоро насчет уменьшаться. Для них нет иного пути – или сейчас, или никогда. Каково видеть, как тает твоя огромная армия? Вы бы смогли равнодушно перенести это зрелище? Вот и Молот тоже не выдержит!
   – Значит, будем ждать. «Нет успеха лучше, чем терпение»[98], – обронил Камиль.
   Хельги не понимал ни слова. Выкуси махнула рукой, дескать, не нашего ума дело, и они опустились на ледяную землю, не чувствуя ее холода. Все тело горело, от их доспехов валил пар. Подбежал слуга с бутылкой кумыса. Хельги отвел питье в сторону Выкуси, та благодарно улыбнулась, сделала несколько аккуратных глотков и вернула напиток, после чего разведчик залпом вылил в себя оставшееся. Викингу казалось странным сидеть в безопасности в этом оазисе мира, когда в воздухе вокруг витает смерть и неподалеку льются реки крови, но он был вынужден примириться с ожиданием и постоянно думал, как же там Браги и Рагнейд. Живы ли?
   Через полчаса к командующим на взмыленной лошадке подскочил человек из монголов и сообщил о приближении княжеской дружины, сметающей все на своем пути. Чуть менее сотни русских витязей на красавцах-скакунах, все сплошь Игроки, заходили на бивуак командования с фланга – огибающим маневром. Бармалей, упершись в колени ладонями, тяжело поднялся со своего походного складного стула, небрежным движением руки отправил в небытие остатки дастархана и с хрустом размял члены.
   – О-хо-хо, ноги отсидел, но, как говорят, нет ног – веселись сидя! Пора потрудиться, коллеги. Время «Ч».
   Главы Союзников, а также несколько примкнувших к ним Игроков, заняли позицию на небольшом пригорке, с которого открывался вид на полую впадину перед ним.
   – Что дальше? – шепотом спросил Хельги свою подружку.
   – Все просто. Мы принимаем бой.
   – Против всего клана русов?
   – Да. Страшно?
   – Хм. Пока не знаю. Незнакомое чувство.
   – Смотри мне, чтобы больше не тупил, а линял в реал сразу, как жареным запахнет. Ок?
   – Ок, – кивнул разведчик.
   Конная сотня витязей разрасталась по мере приближения. Княжеские хоругви гордо реяли в воздухе. Даже Хельги почувствовал жар от плотности магической энергии, пропитавшей надвигающуюся на них конницу. Когда до конницы оставалось не больше двухсот метров, все водные маги применили заклинание Каток, заморозив землю до синего льда. Русские Огненные маги тут же принялись испарять лед.
   – Не поклонники, видать, хоккея, – заметил Бармалей, выходя вперед. – Осадите, други, назад шагов на тридцать, пришла пора моего сольного шоу.

   – Что-то не видать белого флага, – заметил Наместник.
   Бармалей принялся делать руками магические пассы.
   – Теряем время, – промолвил подъехавший ближе Гридя.
   Князь развел руками.
   – Ну, раз не хотят по-хорошему. – Он оборвал реплику на полуслове, потому что из воздуха рядом с Бармалеем, наливаясь бирюзовым цветом, проступили контуры огромного чудища. Тревожно заржали лошади, прядая ушами и норовя отступить назад. Всадники с трудом удерживали на месте своих боевых, повидавших не одну битву скакунов.
   – Ох, – вздохнула Анна.
   – Не напугал, – хмыкнул Молот. – Справимся.
   – Эх, живым бы его взять… – мечтательно сказал Наместник. – Сколько их еще осталось в Мире, кто знает?
   Бармалей лихорадочно работал руками, словно крутил в воздухе сложное ката. Драконов стало три. Новые пассы. Девять Лазурных драконов-прародителей смотрели на русскую дружину. Еще заклинания. Двадцать семь исполинов выстроилось перед витязями.
   – Выбирай любого, – с горечью заметила Анна.
   Треть драконов снялась с места, повинуясь своему хозяину, и перелетела на правый фланг от конницы, столько же сместилось налево.
   – Что это было? – изумленно воскликнул Молот.
   – Заклинание шестого левела. Общая Школа всех магий. Множитель – тройка. Множили три раза, – чуть слышно ответил Наместник.
   – Шестого?!
   – Угу. Шестой левел доступен Игрокам с сотого уровня.
   – Значит, этот Бармалей…
   – Игрок сотого уровня.
   – Мать честная… – только и сказал князь.
   – Финита ля комедия, – спокойно произнесла Анна. – Мы в ловушке. Их общий залп вмиг спалит всех, кто меньше тридцатого. Остальные лягут в драке от зубов драконов и от заклинаний магов. Там лидеры кланов, не говоря уже об элеадунцах. Побежим – пустят огонь в спину. Клеточка захлопнулась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация