А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 41)

   – Два градуса выше, – сказал Курбан. – Берем жирного из первого ряда, пятый с головы.
   – Готов, – Бурхан чуть крутнул лебедку вертикальной наводки.
   – Пли! – гаркнул Ульхан, и вокруг взревело. Скрежетали рычаги и блоки, гудели басом тетивы баллист и скорпионов, тонны камней и сотни копий многотонным смертельным грузом ушли к разогнавшейся свинье. Голова ее – тяжелые доспешные тролли – рухнула под ноги и копыта. Хищный треугольный брусок арийского строя начал распухать, превращаясь в месиво, по которому так удобно кидать чем-нибудь увесистым.
   – Готов, – прокряхтел Бурхан, опуская толстый окованный кол в желоб.
   – Пять градусов право!
   – Готов!
   – Артиллерия, стрельба по готовности!
   Взвыло.
   – Заряжай!
   – Шевелись, косорукие! Уходят, дети шайтана! Уйдут же!!!
   – Готов!
   – Восемь градусов вправо, четыре вверх!
   – Готов!
   – Пли!
   – Тысячу скорпионов им в печень! Уходят, дети ослиц!
   Ушли. Через минуту после первого залпа ушли.

   Молот взглянул на Наместника и с участием покачал головой. Наместник в остервенении кусал нижнюю губу. Свинья перестраивалась. Кляйст из шара докладывал о потерях.
   – Артиллерию надо подавить любой ценой, – сказала Анна.
   – Вот вам ваш обоз, – угрюмо заметил князь. – Не кручинься, мы все-таки с ним рассчитались.

   Его догнали под Богоявлением. Прижали к болотистой низине, расстреляли эльфов конвоя, ранили коня. Людвиг не пожелал умирать в стылой жиже и спрыгнул на твердую землю. Русы, не торопясь, подъехали ближе, впереди Гридя с четырьмя Игроками.
   – Абие пойдешь с нами по добру, кромольник? Аще будешь живота лихован![93]
   Шпеер молча вынул из ножен тяжелый фальшион[94] со скошенным тыльем.
   – Не срядились, стало быть. Ано, как знаешь. – Воевода спешился, достал широкий кончар и скомандовал покрученникам: – Искромсать в стерво отметника!
   И Шпеер рванулся вперед. На двух русов, стоявших слева. Из его левой ладони в глаза воеводе метнулось темное пламя, тот сделал шаг назад, а Людвиг с немыслимой для доспешного легкостью нырнул под коня, вспарывая ему брюхо, и вогнал клинок в бок пластуну. Второй на заваливающемся жеребце развернул корпус и со всей мощью рубанул ария чеканом из-за левого плеча. Шпеер поймал топор в захват крестовины, закрутил, левой швырнул в распахнутый рот Ледяную Стрелу. Из-под конского крупа вынырнул Гридя, Людвиг прыгнул на него, демонстрируя прекрасную скандинавскую технику, рус присел, крутнулся и встретил его хитрым выпадом вверх. В Реальности таких приемов не знали, там не нужно было встречать мечом крылатую смерть. Шпеер чудом парировал укол кованым наколенником, приземлился и обрушил на воеводу шквал прямых ударов немыслимой силы. Гридя подался назад, с трудом отбиваясь, сзади на ария налетел четвертый Игрок, с седла шарахнул кистенем. Людвиг подставил левую руку, цепь намоталась на предплечье. Рывком выдернул дружинника из седла и принялся, не ослабляя напора на воеводу, мозжить упавшему лицо железным сапогом. Последний рус ударил его копьем промеж лопаток, славная нюрнбергская сталь выдержала, Шпеера бросило на Гридю. Арий кинул левой рукой комок плазмы, воевода был вынужден закрыться. Беглец нырнул под копье, занесенное для удара, быстро ткнул витязя мечом в подмышку и, пробегая мимо, добавил косым сверху по бедру. Игрок захрипел, изо рта у него хлынула черная кровь. Снова из-за коня выскочил Гридя, распахнул рот, и в Шпеера полетела ярко-красная Огненная Стрела. Людвиг присел – и напоролся подбородком на острие кончара. Кольчужная бармица лопнула, Гридя со скрежетом вырвал тяжелую саблю, зажатую горжетом, и вогнал ее в прорезь похожего на ведро шлема.
   – Добрый харалуг[95], выдержал, – с уважением брякнул он, рассматривая меч. – Ломовой гарип бяше[96].
   Один из Игроков с раздробленным лицом дрожащими руками опрокидывал на себя зелья, другой уже отлечился и в шоке глядел на двух других, дергавших ногами в смертельной агонии.
   – Учитесь, кмети, как рубиться потребно.
   Над Ставкой Альянса взмыл флажок и гулко заколотили барабаны. Толпы нежити дрогнули и шагнули вперед. Точно такие же барабаны отозвались далеко впереди, заныла боевая свирель, полчища Мак-Гира уверенно двинулись навстречу. Сшиблись с таким треском, что в лесу с дубов посыпалась мертвая листва. Лешие, невнятно лопоча, начали обтекать мертвечину справа и слева, свирель завела что-то совсем южноамериканское, и бароновы зомби стройными квадратами пошли на перехват. Над полками взмыли колоссальные булыжники и грянули оземь, выкашивая целые ряды легкой пехоты русов.
   Еще флажок – и снова дрогнула земля. Большой полк начал разгон. Издалека он выглядел сплошным океаном рогов, голов и копий, над которым реяли хоругви и вымпелы. Между ним и лешими вклинивался полк Левой руки, мерно шагали кряжистые циклопы, волоча на цепях колоссальные авоськи с грудами булыжников, величественно двигались похожие на осадные башни титаны. Шесть десятков титанов. Обтекая ступни исполинов, разливалось половодье легких стрелков-кентавров, за ними струились дриады, шли, сверкая мифрилом доспехов, эльфийские сотни.
   Один из титанов покачнулся, из его головы выметнулся фонтан крови и мозгов. Рядом рухнули три циклопа, пробитые насквозь оперенными копьями. Еще один титан, получив булыжник в колено, нелепо взмахнул руками, тут же в него ударил дымный шар, и великана мгновенно охватило чадное пламя. Титан с разрывающим уши ревом покатился по земле, раскатывая в кашу легких стрелков. Пять циклопов легли. Еще два. Передний титан тоскливо завыл, выдирая из глазниц толстые дротики.
   – И пытаться немыслимо атаковать их строй под таким огнем, – значительно произнесла Анна.
   – Это пора остановить. – Голос князя дрожал от бешенства. – Поднимаем в воздух Засадный полк. Пусть сровняют там все с землей. Одновременно, с десятиминутной задержкой, атакуем обоими флангами.
   – Наконец – то, – выдохнул Наместник и скомандовал в шар: – Кляйст, выходите на исходную. Через десять минут про артиллерию можете забыть.
   – Ва-банк? – усмехнулась Анна.
   Титаны и циклопы продолжали валиться, как спелые колосья, – их то и дело окутывали зеленые облака. Вразнобой, как растревоженная пасека, загудели луки – два стрелковых полка начали дуэль. Исполины в ярости стали швырять камни и комья плазмы.
   Обломок скалы распорол дерн в метре от Хельги. Выкуси обернулась и недовольно покачала головой: хоть лучники и стояли редко, из-за плотного огня потери становились критическими.
   – Нейл!
   Кельт обернулся.
   – Я ставлю завесу! Кричи своим: бить залпами, по команде голосом.
   – Понял! – оскалился кельт, вытаскивая из бедра длинную стрелу с белым оперением. – Лучники, слушай все! Стрельба только по команде, залпами! …Товьсь… залп!
   Стрелы со свистом ушли по дуге. Сразу за ними небо затянуло серое марево Ледяной Крепости, расцветившееся огненными точками и пятнами, – там, снаружи, в заклинании сгорали снаряды русов.
   – …Товьсь… Залп! …Товьсь… Залп!
   – Полегче стало. – Хельги довольно хмыкнул и воскликнул: – Подносчик, двухголовую змею тебе в зад! Где мои стрелы?
   – Капитально нас накрыли. Еще бы немного – и конец, – проворчал Нейл, откусывая пробку на фляге с исцеляющим отваром.
   Выкуси кивнула, продолжая шевелить пальцами. Стрелки поймали ритм и били через равные промежутки, точно в разрывы завесы. Слева личи хлестали эликсиры маны и продолжали метать заклятия – магии Смерти завеса не мешала.
   – Теперь мы их сделаем, – уверенно заявил Хельги, нагибаясь за стрелой к новой корзине.
   И тут небо взревело. Выкуси страшно, матерно выругалась. Кельт невнятно засипел. Разведчик поднял голову – и обмер. Над полем медленно поднимались драконы. Сотни драконов – могучие, черные, иммунные ко всем заклинаниям, стремительные и яростные Золотые, смертоносные Хрустальные, не считая многочисленной красной и зеленой драконьей молоди. Тень от надвигающейся чудовищной силы закрыла вуалью ужаса все поле брани. Гибель всего живого возвещали их разверстые пасти. Не существовало силы, способной сдержать их напор.
   – Мои стойкие гулямы! – Голос Джанибека, усиленный магической раковиной, дрожал от напряжения. – От нас зависит судьба этого сражения, судьба будущего Мира! Если арийский клин или лешие прорвутся – это конец! И остановить их можем только мы! Поэтому я не приказываю, я прошу вас, дети мои, – не прекращать огня ни на секунду! Даже если вас будут рвать на части в этот миг – сделайте еще один выстрел! Каждый ваш камень спасает жизни десятка пехотинцев! Вас прикроют баллисты и скорпионы, вас прикрою я сам! Не прекращайте огня!
   И они не прекратили.
   Бурхан рывком поднял на плечи переднюю часть станины. Шагнул чуть влево.
   – Два градуса ниже!
   – Готов…
   Копье сорвалось с желоба и по пологой дуге влетело в глотку дракона, некстати решившего зареветь где-то за триста шагов, в полете. Дракон нелепо взмахнул крыльями и кувыркнулся с небес, таких надежных секунду назад. Черный матерый исполин.
   – Сто баранов и коня каждому! – вскричал Джанибек, стоявший в трех десятках шагов от них. – Собьете еще двоих, и просите что хотите!
   Ульхан, занявший место заряжающего, защелкнул тетиву в замке.
   – Троллиху-рабыню, – выдохнул он, кладя стрелу в желоб. – Готов!
   – Восемнадцать градусов право! Восемнадцать, дубина! Два вершка ниже!
   – Триста динаров на калым, – сладострастно простонал Бурхан, послушно сгибая колени.
   Хоббит дернул рычаг, и второй дракон рухнул с копьем под крылом. Огр мечтательно причмокнул губами.
   – Дойную бегемотиху… И самца на племя…
   Сзади хлопнуло и зашипело. Краем глаза Ульхан увидел пять титанических башен, выраставших с невероятной скоростью.
   – Что угодно повелителю? – Пять громовых голосов слились в один.
   – Всех убить. – Хаким указал на драконов.
   – Слушаем и повинуемся…
   Исполины величественно поплыли навстречу атакующим. Их обгоняли другие, помельче, вперемешку с вивернами, горящими фениксами, какими-то колоссальными нетопырями и разноцветными драконами – стоящие в тылу маги прикрывали артиллеристов. В воздухе замельтешили сгустки огня, блеснули молнии, выбивая красных и зеленых тварей.
   – Сегодня день нашей славы, мой друг. – Джанибек вынул меч из ножен. – Пророк улыбается, глядя на нас, и гурии ждут.
   Хаким медленно поднял руки вверх, тихо запел и начал кружиться волчком.
   Третьего черного Курбан снял почти в упор, уже у самой земли.

   Огромные коты, угольно-черные и толстые, как медведи, вырвались вперед и неудержимо перли на северную стену. Давно знакомое и до сих пор не забытое зрелище. Это уже было раньше, под Хахалами. Тролли заревели – половина из них прошла через ту мясорубку и теперь приветствовала старых врагов. Среди орков ветеранов почти не осталось, но они были наслышаны о происходившем и горели жаждой мести. Хирд перешел на бег. Первого баюна Браги отшвырнул на пять шагов пинком, как тряпичную куклу. Второго располовинил в полете мечом, одновременно дробя щитом череп третьего. Сзади и с боков творилось то же самое – ярл традиционно шел во главе клина, не оборачиваясь, не останавливаясь и не сменяясь. Через десять секунд коты кончились, пошли огромные трехголовые собаки. Потом кончились и церберы. На половине минотавров Браги перешел на шаг, бежать по окровавленным скользким трупам было рискованно. Коты и псы обложили легкий хирд, часть минотавров рванула к стрелкам Нейла. Тяжелая латная конница не стала бросаться на копья и благоразумно пошла в обход. Все как и положено. Обычное окружение, обычное соотношение сил – пять на одного. Браги финтом закрутил тяжелый критский топор, пинком разнес рогатую башку и запел Сагу Великого Скальда. Викинги подхватили нестройным ревом – в школьный хор никто из них не ходил. Они были в своей стихии. Они были довольны.

   Хельги рвал тетиву в сумасшедшем темпе – две секунды на выстрел. Подносчик поменял уже третью корзину. Продырявленный как сито золотой дракон рухнул рядом со строем личей.
   – Четвертый… – констатировал Нейл.
   Тетива со звоном лопнула, по щеке викинга пролегла кровавая полоса. Уже вторая. Хельги стряхнул обрывки тетивы и вынул из поясной сумки запасной шнур.
   – Не смеют крылья черные над Родиной летать…
   Сквозь защитную завесу начали проникать первые десятки дриад – маги русов драли в клочья защиту Выкуси. Драконы напали на артиллерию. Личи дружно повернулись налево и мерным шагом пошли в ближний бой. Им было все равно – стрельба или рукопашная. Мамонт Агравейна поднял сморщенный хобот и пронзительно засвистел. Над головами стрелков, испуская курлыкающие стоны, с шорохом летели мантикоры. Вдалеке раскатывалось: «Хурра… хурра!..» – монголы выстраивали карусель вокруг эльфов Большого полка.
   – Стоим крепко, ребята! – гаркнул Нейл. – Сейчас полезут всем зоопарком!
   Ящеры зашипели в ответ.
   – Против минотавров нам не выстоять, – заметил Хельги. – Нужна тяжелая пехота.
   – Будет вам тяжелая пехота. – Выкуси глотнула эликсира из узкого стеклянного флакона и начала медленно, с усилием разводить руки в стороны. – Хэй, викинг, как у тебя с маной? Не подкинешь малость?
   Перед ними, полыхая жаром, стали распахиваться врата Инферно. Очень вовремя – завеса лопнула окончательно, и стрелки увидели минотавров.

   Хаким пел и крутился. Крутился и пел. Красных и зеленых драконов сминало и плющило, но черные и золотые разносили орудия вдребезги. По земле катались клубки сплетенных тел, мантикоры налетали вдесятером на одного и рвали жертвы в клочья, после чего сами разлетались красными комьями. Джанибек яростно рубился с огромным черным драконом, чудом уходя от ударов хвоста и крыльев. Бурхан рывком развернул станину, рывком натянул тетиву. Руками. Копье легло в желоб, чтобы тут же сорваться и прошить красного дракона, увлеченно крушившего сифонофор в десяти шагах от них. Кряхтя, огр снова взялся за тетиву.
   – Юрту белого войлока, – мычал он. – Новую арбу, молодого верблюда и новый казан…
   Сзади бухнуло. Курбан обернулся. Над ним выгибала шею для удара переливчатая туша, составленная из граненых кристаллов. Курбан вздохнул, вынул кинжал и шагнул навстречу смерти. Ульхан с мечом встал справа, Бурхан с копьем наперевес – слева. Хрустальный дракон не спеша распахнул пасть.
   Тускло-черная громадина пала с небес, сминая Хрустального и раздирая его шею гигантскими клыками. Переливчатая глыба с неожиданно тонким звоном покрылась сетью мелких трещин и рассыпалась на груду сверкающих кристаллов. Неизвестный черный дракон встал на задние лапы и торжествующе затрубил. Отделение метнулось к баллисте.
   Они ничего не понимали, но действовали на автомате. Изготовка к стрельбе заняла пять секунд вместо штатных девяти. Вполне достаточно, чтобы умереть от безжалостных клыков. Но черный не атаковал.
   Таких громадин они еще не видели. Даже не слышали о таких. Истинный дракон во всем величии сидел в десяти шагах от них и, склонив голову набок, смотрел с любопытством.
   – Я – Зигфрид, – рыкнул он неожиданно. – Вассал Браги-ярла и комендант крепости Зомберг. Я убийца драконов.
   – Мы тоже, – пропищал Курбан.
   – Что – тоже?
   – Тоже убийцы… Драконов…
   – Так убивайте, дети порока! Убивайте, а не стойте, разинув хлебальники! Артиллерия гибнет!
   Черный рывком взмыл, подняв пыльную бурю, и через сотню шагов обрушился на золотого, рвущего требучет.
   – Что это было? – сипло спросил Бурхан.
   Ему ответил рассудительный Ульхан:
   – Союзник, видать…
   Сверху рыкнуло, ударила тугая струя багрового пламени, и отделение скатилось в узкий окопчик, отрытый накануне.

   Барон сидел на загривке Хладного ящера. Отличная позиция, и обзор на редкость хорош. Поэтому он прекрасно видел, как стремительно шел на убыль артиллерийский парк. Как развоплощались личи, спасая правый фланг Джанибека. Как догрызали мантикор, как пали последние разноцветные драконы, а оставшиеся черные и Хрустальные, игнорируя удары магов, крушили «скорпионы», в упор продолжавшие выкашивать леших и русскую нежить. Видел, как редкая цепочка магов вынула прямо из воздуха оружие и пошла на драконов в ближний бой. Чтобы спасти хоть часть артиллерии. Чтобы эта часть спасла его, барона Мак-Гира.
   Барон достал из седельной сумки длинный футляр, открыл, вынул серебряную флейту и поднес к губам. Тоскливая мелодия, почти неразличимая среди грохота и воя, поплыла над полем. Но кому надо – услышали.
   Дракон неуклюже скакал, волоча сломанное крыло. Плевал остатками огня, резко крутил головой, но проклятый маг был слишком быстр. Его посох бил с силой крепостного тарана и скоростью ветра. Дракон понимал, что умирает, но сдаваться не хотел. Он полностью сосредоточился на ритме движений человека, пытаясь вычислить, где он окажется в следующий миг. И поэтому не увидел, как сбоку вынырнул второй, в красном пластинчатом доспехе до колен, похожем на халат. Красный прыгнул ему на спину, и тяжелый кривой меч, проламывая каменно-твердую чешую и круша ребра, взрезал сердце дракона.
   – Ты слишком увлекся этой дохлятиной, друг. – Джанибек спрыгнул на землю.
   – Как умею, так и воюю, – Странник вытер посох пучком жухлой травы. – Я Погружающий, не мое дело махать железом. А за помощь спасибо.
   – Тебе спасибо, эмир. За мантикор твоих спасибо. Я у тебя в долгу.
   – Сначала дело сделаем, – отмахнулся норг, – а потом будем долгами считаться. Этих тварей еще слишком много.
   – Левый фланг гибнет… – вздохнул Джанибек. – Мы слишком далеко…
   – Есть кое-кто поближе, – усмехнулся Странник.
   Из леса выкатывалась лавина темной нежити. Мерно перебирая суставчатыми лапами, плавно неслись десятиметровые многоножки из мертвой плоти и металла, на спинах которых виднелись торсы орков-арбалетчиков. Драконьи големы Оттара, самая мощная ударная нежить мира. Целых шестьдесят. Низко стлались над желтой травой ядовитые сколопендры Мак-Гира, почти неуязвимые и смертельно опасные. Еле угадывались змеиные тела Костяной Погибели, реяли рваные крылья высших вампиров. Мерно рассекали воздух серые плащи духов. Нежить накатывала стремительным цунами, равнодушная и смертоносная.
   Оставшиеся от Засадного полка полторы сотни драконов, крушивших левый фланг артиллерии, развернулись навстречу мертвым.
   – Барон спас моих гулямов, – тихо сказал Джанибек.
   – Барон спас себя.
   Требучеты, брошенные драконами, заработали с удвоенной частотой. Поредевшие ряды скелетов и зомби, гнущиеся перед лавиной леших, начали уступать и наконец встали.
   Хаким-хаджи разорвал ткань между мирами, и из Инферно полезли ифриты.
   Перед Странником и Джанибеком, вздымая пыльное облако, пал Хрустальный дракон. Взревел. Игроки, не сговариваясь, шагнули в разные стороны, обходя монстра.
   Бурхан натянул-таки новую тетиву взамен сгоревшей. Ульхан закрепил запасной ворот.
   – К стрельбе готовы.
   Обгоревшая станина развернулась, копье ушло в цель.
   – И миску пилава с эмирского стола каждый день, – присовокупил Бурхан.
   Стрелковый полк Союза медленно попятился назад, продолжая опустошать колчаны.
   На левом фланге, напротив Вуали Тьмы, разворачивался для новой атаки клан ариев.
   С момента ввода в бой Засадного полка русов прошло пятнадцать минут. Битва под Шонихой только разгоралась.

   – Я рад бы забыть про артиллерию, как советовал Наместник, – прорычал Манфред Кляйст. – Да что-то не получается пока.
   Они шли под огнем редких требучетов, теряя юнитов и скорость. Но шли. Курфюрст прекрасно понимал разницу между этой стрельбой и теми убийственными залпами, под которые он угодил совсем недавно. Понимал и то, что ему необходимо как можно скорее вклиниться в боевые порядки норгов. Орудийные расчеты монголов хороши, но действительно классных наводчиков среди них немного. И далеко не все рискнут продолжать стрельбу, опасаясь попасть по своим. А значит, сосредоточатся на лешаках и нежити русов. Значит, выкосят их, дав ариям шанс на равных говорить с русами после победы.
   Вуаль разорвалась, и передовые тролли, оставшиеся в живых после первой атаки, с треском вломились в стену окованных железом боевых возов. Над высокими бортами взметнулись шипастые цепы и принялись молотить с ужасающей скоростью.
   – Вы спятили, Манфред, – холодно сказал Наместник. – Какие, к черту, гуситы?
   – Радикальные, – отозвался Кляйст. – Табориты-молотильщики. Смотрите сами.
   Глава вермахта повернул кристалл, и Наместник увидел. Ряды возов, скованных цепями по всем правилам – правое переднее колесо с левым задним. Белые крыши-подзоры, опущенные на борта и прорезанные вертикальными широкими бойницами. Лес хоругвей с уткой и чашей над ними. Мерно машущих цепами псоглавцев-гноллов и корявых гоблинов, в упор разряжающих арбалеты в конных эльфов. Услышал гнусавые псалмы на вульгарной латыни. И вспомнил, что ни один крестовый поход против гуситов не увенчался успехом. Ни одна битва немецким рыцарством не была выиграна. Табор погубило предательство умеренной Горы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация