А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 40)

   Виса двадцать девятая

   Битва. Акты первый, второй и третий – заключительный
   Они странно смотрелись вместе.
   Бурхан – корявый и косолапый, двух с половиной метров ростом, одетый в короткий тулуп, обшитый медной чешуей, и короткие, чуть ниже колен полосатые гарусовые штаны; на макушке у него каким-то чудом держался драный волчий малахай, левый чувяк постоянно слетал, из носа текло, а зеленоватая шкура от холода стала почти серой. Он постоянно чесался, потел в подмышках, шмыгал носом и что-то украдкой торопливо жевал.
   Ульхан – тощий и угловатый, затянутый в старую, но идеально надраенную кольчугу, то и дело поправлял длинные острые уши, придавленные низким шлемом-мисюркой. Шальвары из тонкого шанжана, всегда без единого пятнышка, как и щегольские желтые козловые сапоги. Его короткой кривой саблей можно было побриться в темноте, да только на свинцовой тусклой шкуре не росло ни единого волоса, ни на голове, ни ниже оной.
   Курбан – маленький и толстый, доспехов не носил, а обувь традиционно презирал. Одетый в длиннополый мелкостеганый халат зеленого сукна, белейшую хлопковую рубаху и коричневые саржевые штаны, в крошечной, шитой бисером тюбетейке на бритой головенке, с вечной своей кривой трубочкой в зубах, он казался воплощенным символом солдатского комфорта, живым напоминанием о домашнем очаге.
   Они смотрелись рядом нелепо, но все знали, что таких неразлучных друзей ищи – не найдешь во всей Синей Орде. На перекочевках их юрты завсегда стояли рядышком, а сердобольные жены Ульхана и Курбана втихаря подкармливали молодого, неженатого и вечно голодного Бурхана. Вот и на это поле они вышли вместе и стояли в ряд, поеживаясь от утреннего морозца. Орк, гуль и хоббит. Заряжающий, наводчик и командир орудия. Первое отделение первого взвода штурмовой батареи баллист Джанибек-Мюрида. Элита монгольской осадной артиллерии.
   Нойон, завершая объезд, придержал норовистого скакуна рядом с ними, ткнул плеткой:
   – Настоящие снежные барсы, а?
   – Просто львы, – согласился Хаким-хаджи. – Особенно вот этот, сопливый. Что едим, багатур?
   – Козу, ваша милость, – охотно рявкнул Бурхан, выворачивая грудь колесом.
   – Какую козу?..
   – Копченую, ваша милость! С чесноком и травами.
   – И откуда взялась коза?
   – Моя, ваша милость, – откликнулся Курбан. – Жены в дорожку дали. Кормлю вот его, ненасытного. Гулям[88] должен идти в бой сытым и веселым!
   – Лучший расчет баллист, – усмехнулся Джанибек. – Два золотых дракона и восемь циклопов на боевом счету. Семь прицельных выстрелов в минуту. И бьют без промаха, за триста шагов виверну на лету сбивают. Не подведите сегодня, багатуры!
   – Не подведем, мой эмир, – рявкнул Ульхан, сверкнув кривыми клыками.
   Командующий взмахнул плетью, и золотисто-рыжий конь рывком вынес его на вершину пологого холма, где стоял шатер. Хаким на своей гнедой кобыле рысью подъехал следом. Спешились, отдали поводья гномам-конюхам. Джанибек, шурша лакированными пластинами хатанги-дегиля, принялся нервно расхаживать перед шатром, постукивая по бедру кривым мечом в богатых ножнах. Хаким-хаджи, весь в белом, уселся на складной стульчик и, вытянув руку куда-то вбок, лениво пошевелил пальцами. Старый гном поставил перед господином кальян.
   – Ни зги не видно, – пожаловался Джанибек. – Все понимаю, маскировка необходима, а все равно какая-то мерзость душу сосет. Артиллеристу тяжело без обзора.
   – «Кого Всевышний желает наградить добром, тому он посылает испытания»[89], – промолвил Хаким.
   Стоящий рядом с ним на низком столике хрустальный шар ожил, засветился радужными сполохами и родил в своей глубине светлый лик Камиль-хана.
   – Началось, эмиры, – сказал хан. – Альянс поднял люфтваффе. Гарпии грядут на нас, и нет им числа.

   Холодный рваный ветер разгонял грязные хлопья серых зимних облаков, и под его напором над полем таяли остатки Вуалей Тьмы. Строй безжалостных скелетов-воинов замер неподвижно, под остроконечными шлемами их пустые глазницы бесстрастно взирали на видневшийся в тысяче шагов перед ними грозный порядок противника, позади которого воздух колыхался и дрожал наподобие водной глади. За ровными, отливающими синью доспехов рядами скелетов Альянса бесформенной массой топтались построенные для атаки зомби, рычали, переминаясь с ноги на ногу и ворочая в руках свои двусторонние клевцы, которыми им было способно доставать врага, закрытого броней. Еще дальше, полуохватывая авангард нежити, в кольчужных рубахах мелкой вязки, с круглыми щитами и длинными копьями в руках, клешнястые, страхолюдные, заросшие диким волосом, изготовились к битве тысячи лешаков, диковинных юнитов, выведенных талантливыми княжескими ведьмами. Тут и там над их рядами колыхались хоругви с изображенным на них горделивым и стройным благородным оленем – символом клана русов. За двумя плотно сомкнутыми шеренгами копейщиков стояли солдаты с кистенями и палицами, готовые пробивать шлемы и крушить черепа врагов.
   Наместник взмахом руки отпустил гарпию, взлетевшую на полмили вверх для разведки, и повернулся к Молоту, гарцевавшему рядом на белоснежном иноходце.
   – Все становится понятно. Впереди, как мы и думали, мертвечина, слева – два хирда норгов, позади которых конница монголов и стрелки. – Его каркающий голос против желания выдавал сильное волнение. – Князь, моей свинье под огнем стрелков тяжело придется против норгов. Это наихудший для нас вариант.
   – Элегантная погодка для боя, как сказал один мошенник, – князь оживленно оскалил зубы. – А что, скажите на милость, за зеркальный воздух у них над нежитью? И почему Вуаль на правом фланге не рассеивается?
   – Конспирашки, – буркнул Наместник.
   – Вуаль на подпитке у магов, я чувствую, – резко бросила Анна.
   – Они что, совсем спятили? Предпочитают воевать с завязанными глазами? Бред какой-то, – князь уже находился в боевом возбуждении в предвкушении битвы. – Погодите-ка… Кажется, я понял… Их правый фланг силен, так? По центру вообще собрана вся некротика, так? Они намекают нам, что справа нас ждет еще какой-то неприятный сюрприз. Так вот – справа пустое место, закрытое тьмой. Им тупо не хватило сил, и они решили нас обхитрить, заставить атаковать арийским кланом норгские хирды. Хирд против хирда, до чего же эффектно… Но не эффективно! Так, решено, переводим наш дальнобойный полк Правой руки на левый фланг. В промежутке между Сторожевым и Большим полком как раз хватит на это места. После чего, Наместник, разворачивайте свою свинью и бейте наискосок, прямо в Вуаль Тьмы. Опрокиньте все, что в ней прячется, – а там либо ничего нет, либо минимум, потом следуйте рейдом в тыл их основных сил. Начинайте охват. После того как вы пройдете, я двину вперед Сторожевой полк, и лучники начнут бой со своими визави, чтобы их повязать хотя бы на время. Вернее, начнут бой с тем, что к тому времени от этих стрелков останется, потому что сначала в дело пойдет люфтваффе.
   – На правом фланге у Союза зверье, – проскрипел Наместник. – Негуманоиды. Сильные, но разношерстные. Один только Браги накопил три сотни мантикор, а кельты всегда были сильны василисками, вивернами и прочей лесной пакостью. Я не вижу хваленых Мразей Мак-Гира. Вот там они и стоят, причем стоят, не смешиваясь, иначе просто порвут друг друга. Поэтому их и прячут. Курфюрст, работа как раз для нашего боевого клина. И снимите наконец свой дурацкий монокль! Вы что, так и собираетесь рубиться?
   – Он мне не мешает, – отрезал Кляйст, с лязгом опуская забрало черного хундсгугеля. – У меня слабое зрение. Бессонные ночи над картами, знаете ли.
   Глава вермахта отсалютовал закованной в сталь рукой и дал трензеля. Его огромный вороной жеребец в стальных наглазниках, в тяжелой броне, похожий на ископаемого ящера, гулко фыркнул и начал неторопливый разбег. Тяжко били в мерзлую землю шипастые подковы. Развевался на ветру белый парчовый плащ со свастикой и роскошный страусовый плюмаж. Манфред был великолепен.
   – Пора и нам. В Ставку! – Князь рывком сильной руки развернул жеребца и нетерпеливо погнал его к командному шатру.
   Спешившись, Молот почти подбежал к своим воеводам и, яростно жестикулируя, начал отдавать приказы. Бьющая из него фонтаном энергия захлестывала дружинников. Воеводы кивали, топорщили бороды, похлопывали по бедрам боевыми перстатыми рукавицами. Анна с отстраненным видом курила тонкую сигариллу в длинном мундштуке, о чем-то напряженно размышляла.
   – Со-альянсеры, так их, – вполголоса хмуро буркнул Наместник. – Былинные герои. Победители. Что ж, Лотта, вымостим витязям дорогу к победе белыми арийскими костями?
   Суровая ведьма в мифриловом панцире, Лотта фон Солинген, преемница Кикиморы, холодно взглянула из-под полумаски.
   – Мы выполним свой долг, Наместник. Еще никто не мог упрекнуть нас в малодушии. А что касается костей, так это будут скандинавские кости. С нами Бог!
   – Надеюсь, Лотта, искренне надеюсь, ибо «Бог – есть надежда для храброго, а не оправдание для малодушного»[90]. – Наместник махнул рукой, отпуская ведьму.
   Через десять минут из леса позади Ставки раздался истошный, раздирающий уши визг, перекрывающий хлопанье тысяч крыльев. Грязно-коричневая туча тяжело взлетела в небо и начала подниматься в низкие облака.
   – Ласточки смерти. Внушительное зрелище. – Анна подошла к одиноко стоящему арию. – Небеса сегодня наши, как вы полагаете?
   – У Союза сильные стрелки, – осторожно заметил глава арийского клана. – Будут потери.
   И как в воду глядел. Над полем разнесся стон, потом из-за полчищ нежити в небо с шелестом метнулось черное марево стрел. Снова запели тетивы луков.
   – Мощно, – кивнула Анна. – Двенадцать выстрелов в минуту. Монголы?
   – Вряд ли, – качнул головой Молот, размашисто шагая к ним. – Конницу они явно держат в резерве, в тылу. Лично я поступил бы так. У норгов и чертовых кельтов наверняка полно дриад.
   – И не только дриад, – мрачно проворчал Наместник.
   Над зеркальным маревом поднималось желто-зеленое облако, и оно было не меньше, чем люфтваффе.
   – Стрекозы? Похоже, первый боевой контакт пройдет под облаками. – Князь посмотрел на ария.
   Наместник проворчал что-то неразборчивое, покрутил пальцами мельницу, прищурился и, глядя вдаль, напряженно кивнул:
   – Насекомые. Мерзкие, вонючие, неуправляемые насекомые.

   – Ломай головы! – Нейл приветствовал Хельги традиционным кельтским гайрмом[91] и отсалютовал поднятым кулаком.
   – Рот фронт, – отозвался разведчик, занимая свое место перед строем стрелкового полка. – А также над всей Испанией безоблачное небо. Пиво будешь?
   – Я уже сто грамм принял. Хватит, наркомовскую норму выбрал.
   – Ну как знаешь. – Хельги поставил на землю высокую корзину с двумя сотнями стрел, отцепил с пояса кожаную баклагу и присосался к горлу.
   Нейл покрутил головой, оглядываясь. Для него это было первое сражение большого масштаба, и кельта слегка потряхивало. Он завидовал викингу со стальными нервами, не подозревая, что разведчика тоже колотит нервный озноб.
   Слева от них в абсолютной тишине стояли высокие тощие мертвецы в темных балахонах, с посохами в костлявых руках, с осанкой древних царей и манерами восточных деспотов. Личи Силы, мертвые маги. Их командир, возвышающийся посреди строя на серо-желтой мумии боевого мамонта, заметил взгляд кельта и поднял свой посох в салюте. Агравейн Проклятый. Изгой. Убийца.
   За редким строем личей раскинулся хаос гигантских коленчатых лап, воздетых к небесам, раскоряченных деревянных станин и начищенных медных труб. Тут и там возвышались холмы из булыжников и целых валунов, составленные в пирамиды оперенные копья и пузатые железные цистерны. Здоровенные огры переминались с ноги на ногу, орки и гули невозмутимо сидели вокруг костерков на корточках, хоббиты суетились вокруг механизмов. Выглядела монгольская артиллерия, как и положено, – пестро, но внушительно.
   Справа волновалось море лошадиных голов и грив, реяли бунчуки, посверкивало оружие. Монгольская конница перетекала, как ртуть, с места на место, не давая коням застаиваться. За ними топорщили крылья и хвосты рыжие мантикоры, там иногда кто-то басовито взрыкивал, порываясь попробовать лошадей на вкус. Сзади подрагивала земля – кто-то могучий и тяжелый маршировал в ногу.
   – Хирды выдвигаются, – заметил женский голос.
   Нейл обернулся и увидел Выкуси. Принцесса была в легких золотистых латах и длинной кольчужной юбке, ноги прикрывали обшитые металлической чешуей сапожки. Голову венчала странной формы диадема белого металла, сплетенная из полос разной ширины. При попытке разобрать узор у Нейла заслезились глаза. На груди воительницы лежала широкая пектораль из красных и зеленых пятиугольников. От диадемы и ожерелья дохнуло такой мощью, что кельт пошатнулся.
   – Прикрывать меня явилась, – недовольно проворчал Хельги.
   – Сволочь ты неблагодарная, – ласково отозвалась Выкуси. – Где восторженные вопли при виде любимой? Где мощное сюсюканье? Где комплименты моей девичьей красе, в конце концов.
   – Прекрасно выглядишь, хищница.
   – Уже лучше.
   – А прикрывать меня все равно не надо. Не мальчик.
   – Но и на девочку не похож. Сдается мне, соратники, что тут будет весьма хлопотно. По генеральной диспозиции наших мудрых вождей вам положено усиление. Вот и усиливаю как умею. А мне не рады.
   – Рады, рады, – заверил Нейл. – Очень впечатляющая подмога.
   – Пытаюсь соответствовать, – усмехнулась Выкуси. – Эй, Браги, старый медведь, здорово!
   – И тебе не кашлять, конфетка, – рявкнул ярл. – Бара Волдин, союзники! – и, повернувшись к строю, громыхнул: – Живее работаем булками, продери вас всех понос!!! Жабье отродье!!!
   Он размашисто шагал во главе хирда. Стена щитов и лес гигантских копий. Над щитами поблескивали низкие шлемы, из-под них глазели матерые орки, радостные от предвкушения славной драки. Вторым рядом высились скалоподобные тролли по уши в железе, с титаническими топорами и боевыми молотами. За ними мелькали корявые дендроиды, тупые, как заготовки для Буратино, и абсолютно нечувствительные к боли. Строй шел железным клином, классической свиньей, прототипом которой и являлся в Реальной истории. Только в свинье не умели так слаженно менять бойцов в самом пекле сражения и всегда держать в первых рядах свежую смену. Никто никогда не мог добиться столь слаженной работы щитоносцев и копейщиков. Это высокое искусство достигалось годами тренировок и высочайшим духом военного братства. Хирд можно было вырезать под корень, но пробить его строй или заставить отступить без приказа не удавалось никому.
   Следом шел второй, легкий хирд – матерые гномищи с бородами, заплетенными в косы, коротконогие и плечистые, с неизменными топорами и копьями, окованными сталью вдоль древка. С какого перепоя их обозвали легким хирдом, неведомо. Под их сапогами тряслась земля, и мыши в норах умирали от инфарктов. В центре высились Игроки, кто-то из них лихо свистнул, приветствуя стрелков. Выкуси помахала рукой, Хельги поднял лук.
   – Хирд не сломить, – с гордостью сказал норг.
   И в этот момент небо лопнуло.
   Зеркальная дрожащая пелена с треском разошлась, и союзники увидели неисчислимые войска Альянса во всей красе. Они подобно монолитной стальной грозовой туче надвинулись на разрозненные порядки Союзников.
   – «Какова бы ни была наша судьба, нас все равно запомнят. Мы – свободные люди, и мы идем на битву!»[92] – провозгласил Нейл. Хирды радостно заревели и перешли на рысь. С неба кто-то истошно, разрывая душу, завизжал.
   – Люфтваффе атакует, – прорычал кельт. – Стрелки, готовьсь!
   Викинг достал из корзины первую стрелу и наложил на тетиву.
   – Далеко, – сказал Нейл. – Не трать зря силы или… хочешь ли ты сказать…
   – Не хочу, – Хельги одним плавным движением поднял лук, натягивая тремя пальцами тетиву до самого уха и с фыркающим звуком выпуская стрелу. – Не хочу ничего сказать. Просто сделаю.
   – Попадание… – изумился Нейл. – Изрядный агрегат у тебя в руках, викинг.
   Вторая стрела ушла в небо через пять секунд после первой, третья – через пять секунд после второй. Высший стандарт лучника – двенадцать стрел в минуту, и без промаха. Так дружинники русов в Реальности выкашивали византийские легионы. Так тургауды Бату и Субудая сметали бесстрашную чешскую пехоту и тяжелую немецкую конницу. Так английские крестьяне положили втрое превосходящее в числе великолепное французское рыцарство. Но никто из них за восемь сотен метров не выбивал с небес быстро летящие цели. В Реальности такое попросту невозможно. Да и для Мира это было уникально.
   – Одиссей покидает Итаку, – с восхищением сказал кельт.
   Выкуси подняла руки к туче гарпий и зашевелила пальцами. В небе вспухли Огненные Шары, на головы скелетам Мак-Гира посыпались опаленные туши, несмотря на внушительную дистанцию, запахло горелым. Мантикоры с завистью наблюдали за дождем из еды.
   – Дистанция – триста шагов, – бросил Нейл. – Стрелы на тетиву! Целься! Залп!
   За спиной Хельги застонало, словно титану рвали зуб.
   – Целься! Залп! Залп!
   Сзади родился и начал нарастать какой-то неясный шелест. Нейл приложил руки ко рту рупором и скомандовал:
   – Стрелки, стрельба по готовности! Верней прицеливай! Своих не накрывай!
   Хельги прервал расстрел и обернулся. На коричневую тучу наползала другая, желто-зеленая. Визжащие коричневые столкнулись с шуршащими желтыми, и визг стал просто нестерпимым. Выкуси опустила руки, Хельги снова взялся за лук.
   Небо кипело и плакало кровью. Два воздушных вихря, встретившись, смешались. Стрекозы рвали гарпий ядовитыми клыками, те драли исполинских насекомых в клочья кривыми когтями и оглушали крыльями, в облаке перьев ничего разглядеть не представлялось возможным. Тупая, дикая злоба тех и других были равны. Красная кровь и желтая гемолимфа лились дождем на равнодушную мертвечину, стоящую внизу. Струился, устилая равнину, белоснежный водопад из перьев. Постепенно у тех и у других выработались тактики боя. Стрекозы стремились вчетвером, впятером впиться в крылья гарпиям, чтобы те потеряли возможность держаться в воздухе, и над самой землей разжимали челюсти, отлетали в стороны и оставляли на промерзлой траве изломанное ударом о землю тело. Гарпии орудовали своими когтями, словно ножницами, перекусывая пополам пару атакующих их насекомых, после чего срывались вниз, облепленные ими. Часть гарпий, явно выполняя приказ Лотты, вдруг вырвалась из боя и попыталась по дуге зайти к артиллерии противника. Личи дружно вскинули посохи, и атакующие утонули в зеленых клубах дыма. На мерзлую почву обрушился град скрюченных тушек.
   – Им не прорваться, – мрачно констатировал Наместник. – Я даю команду отхода.
   Молот кивнул. Над сигнальщиками поднялся красно-белый флаг на длинном шесте.
   – Упорные какие твари, не отпускают наших, – заметила Анна.
   – Магам приготовиться поддержать огнем люфтваффе! – решительно распорядился Молот.
   Стрекозы и в самом деле не унимались, так и висли на плечах откатывающихся назад гарпий. Как только небесная круговерть оказалась на директрисе зоны действия магов Альянса, пришел их черед. В небе зазмеились молнии, кромсая желтую тучу, как кухонный комбайн, сверкнули какие-то серебристые полотнища. Горизонт затянуло вспышками заклинаний – более сотни Игроков пришли на помощь истекающим последними каплями крови силам арийских разведчиков. Через десяток минут первый раунд битвы завершился ничьей. Чуть более сотни израненных гарпий в изнеможении рухнули на опушку позади Ставки. Несколько десятков стрекоз, удирая из-под магического удара, рассеялись в воздухе.
   – Люфтваффе больше не существует, – с горечью констатировал Наместник.
   – Они сделали свое дело, – отозвался князь.
   На холм, яростно нахлестывая коня, взлетела Лотта.
   – Наместник, гарпии доложили о том, что Союз прятал за маревом!
   – И что же?
   – Там артиллерия. Осадные машины стоят сразу за порядками нежити. Не менее тысячи стволов. Они прямо сейчас разворачиваются на наш правый фланг! Прислуга изготовилась к бомбардировке. Наш клин просто сметут залпом. Нужно срочно остановить…
   Наместник выхватил из воздуха хрустальный шар и рявкнул:
   – Курфюрст, стойте! Назад, Манфред!
   – Поздно, – горько сказала Анна.

   Как они красиво шли!.. Неудержимо и стремительно, словно горная лавина. Развевались на ветру штандарты, гулко топотали панцирные тролли, рычали закованные в броню орки, горделиво вздымали копья эльфы, нарядные, как райские птицы, мощно перли на угольно-черных фризах блистательные маги во всем великолепии благородного рыцарства, легко скользили по флангам быстроногие дриады стрелкового прикрытия. Весь клан ариев, спаянный железной дисциплиной и собранный в единый сокрушающий кулак. Идеально ровное поле давало возможность для разгона, и ничто не могло их остановить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация