А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 38)

   – Ни хрена себе наворотили, – выдохнул Браги. – Это за неполных три недели. Похоже, что тут не три ифрита поработали, а не меньше пары взводов ифритов.
   – Впечатляет, – согласилась Рагнейд. – Может, мы зря оставили в неприкосновенном запасе всего двести тысяч?
   – А представляешь, сколько бы они тут понастроили, если бы мы разрешили им потратить миллион? Вернее, если бы он у нас был?
   Тем временем над замком поднялось несколько черных точек, они набрали высоту и начали сближение, строясь полумесяцем.
   – Наконец-то! – буркнула Рагнейд. – Изволили заметить!
   – Ну это ты зря, – вступился ярл за подданных. – Виверны нас срисовали минут двадцать назад, только они уходили грамотно, на бреющем, по опушкам.
   – А я почему не видела?
   – А ты деревни считала.
   – Мог бы и сказать, между прочим.
   – Зачем? Все было сделано как надо. Вот если бы нас проморгали, кто-то получил бы по рогам.
   Драконы стремительно приближались, их было не пять, а девять. Метрах в трехстах, когда стало ясно, кто такие чужаки, пришедшие со стороны леса, один отделился от строя и понесся к замку, а остальные затрубили. Потом образовали клин и продолжили оглашать округу пронзительными высокими воплями. Четверо новеньких оказались молодыми – чешуя сияла, как только что отчеканенные монеты. Браги отдал мысленный приказ, но они свое дело, похоже, и так знали. Развернувшись, драконы начали плавно снижаться и приземляться на брусчатку перед воротами, где уже виднелись встречающие – группа из нескольких маленьких фигур и одна огромная.
   Браги тронул коня, Рагнейд с неуклюжей грацией неопытной наездницы последовала его примеру. Владетели Зомберга спустились с холма и стали приближаться к замку. Мух тем временем уже шагал им навстречу, растянув рот до ушей в чем-то, отдаленно напоминающем улыбку. Он заметно изменился к лучшему – сменил свою домотканину на темно-синий бархатный дублет и такого же цвета длинный плащ с меховой подбивкой, шаровары – на узкие черные панталоны, а кепочку – на роскошный берет с пером. Сапоги на нем были из мягкой синей кожи, густо расшитые серебряной канителью. Но главное – управляющий оказался гладко выбрит.
   – Приветствую, господа! – гаркнул он. – Давненько не виделись!
   – И месяца еще не прошло, – усмехнулся Браги, пожимая ему руку.
   – А тут все изменилось, – заявил Мух.
   – Мы заметили. Как ты все успел?
   – Успеть немудрено, если всюду не поспешать, – туманно усмехнулся Дрозофил. – Ифритам поклоны надо бить, не покладая рук трудились. Да весть по окрестностям прошла о новых порядках: защите, свободных поселениях и всем таком прочем, вот народец и потянулся к нам. А что? Никто не притесняет, живи раздольно, хозяйствуй. Лепота! Короче говоря, что ни день, то поселенцы. Сплошная иммиграция. Вот и использую по мере возможности труд гастарбайтеров. Ну да ладно, владетельные господа, ишо налюбуетесь на наше усердие. Осмелюсь спросить, как поездка, союзны мы отныне с кельтами аль как?
   С Мухом можно было не секретничать. Еще с первых дней знакомства стало понятно, что их управляющий отличается редкой проницательностью, и скрывать от него что-либо просто бесполезно.
   – Союзны! – радостно тряхнула челкой Рагнейд.
   – Вот и славно! Ай да норги, всех охомутали союзом. И то верно! Эксультантис эст муриум, гай новит унум эффигиум – что означает: «Беззаботна та мышь, что знает только одну лазейку».
   – Да уж, такой вот эффигиум, – пряча в усы улыбку, подтвердил Браги.
   – Теперь сложно будет господам русичам да ариям. На такой поворот они не закладывались. Воистину! Нон метуйт лаборем, эт алиус алитер – беда не страшит, а указывает путь!
   Видя, что Муха опять понесло в дебри латыни, норги быстро забросали его вопросами о текущих делах, провианте для гарнизона, постройках. Зигфрид все это время стоял в стороне, дожидаясь, пока хозяева поговорят с управляющим, потом сделал грузный шаг вперед и отрапортовал:
   – Ваши превосходительства! За время вашего отсутствия гарнизон замка Зомберг провел сорок два боя с группами диких юнитов на границах владений, численность противника составляла от двенадцати до семидесяти воинов. Бои имели скоротечный характер, с нашей стороны потери составили восемь раненых, все ранены легко. Мною принято пополнение из числа вольнорожденных добровольцев в составе: золотых драконов – четыре, вивернов – десять, троллей – пятнадцать, циклопов – восемь, эльфов – пятьдесят четыре, дриад – двадцать две, гномов – семьдесят два. Пополнение поставлено на все виды довольствия и включено в боевой расчет и график несения караульной службы. В настоящее время в гарнизоне двое выздоравливающих, раненых и больных нет.
   – Прошу прощения, капитан, – рявкнул сзади сержант. – Но вивернов, похоже, будет одиннадцать. Тут еще один просится. Берем?
   – Берем, берем! – хохотнул Браги. – Накормить, напоить, поставить в строй. Зигфрид, а почему они все к нам потянулись?
   – Так зима же скоро, в лесу холодно. А тут еще жалованье платят, где это видано? К зиме всегда добровольцы просятся, весной, правда, некоторые бегут. Но от нас, думаю, бежать не захотят. Кормежка – от пуза, увольнения по вечерам, в городе – кабаки, а по выходным – ярмарка. Чего уж лучше?
   – Ярмарка? – Выкуси повернулась к Муху.
   – Ярмарка, – усмехнулся тот. – Вольные тащат все, что можно, из города купцы потянулись. Налог берем божеский – пять процентов с оборота, в итоге – каждые выходные около тысячи марок прибыли. Плюс с наших – тринадцать процентов подоходного. Собираемость налогов повысилась не поверите как!
   – Ты лучше скажи, – недобро прищурился Браги, – за каким хреном тебе этот Беломорканал потребовался?
   – Ну как… – замялся Мух. – Пустим воду из Оки, будем всякую всячину баржами таскать…
   – А конкретнее?
   – Да был бы канал, а что таскать – найдем! Осетров разведу, они смирные, на баржи нападать не будут. Дотянем канал до обрыва, а там водопад устроим. Со скалами, как положено.
   – А водопад-то зачем?
   – Ну дык… ведь… Какое владение без приличного водопада?
   – Действительно, – вставила Рагнейд. – Как этого не понять? Без водопада ну никак невозможно.
   – Вот-вот! – оживился Мух. – Водяные колеса поставим, железный заводик организуем…
   – Никакого заводика! – отрезала Рагнейд. – Ты бы еще Днепрогэс построил, или БАМ с Магниткой! Мы сюда отдыхать будем ездить, а не любоваться достижениями индустриализации.
   Мух вздохнул. Потом спросил с надеждой:
   – А сукновальни можно?
   – Сукновальни можно, – разрешил Браги, глянув на невесту. – Только чтобы поживописней были – каменные, под черепичными крышами. И канатную дорогу наверх.
   – Сделаем! – обрадовался Дрозофил. – Ифритам скажу – все сделают, они работящие. А гору насыплем – нароем пещер, поселим драконов. А то в городе тесно становится. Вот только потом не знаю, чем их занять. Будут простаивать – обленятся.
   – Дороги пусть мостят. Закончат, еще чего-нибудь придумаем. Простоя не допускай, ифриты нам обходятся по две тыщи в день. И то еле сговорились, для общественной пользы, можно сказать, взял. У них период активности – пара месяцев в году, остальное время, как медведи, лапу сосут, а чаще – пиво в кабаках, толку от них – чуть. Вот как раз с этим гонным периодом нам и подвезло.
   – А что это в городе тесно становится? – забеспокоилась Рагнейд. – Вроде понастроили немало.
   – Нет, это я так, к слову, – отмахнулся Мух. – Пошли, посмотрим.
   Они двинулись к воротам, по дороге Рагнейд с Бомбуром поотстали. Гном принялся на ходу перечислять замковые запасы, доходную и расходную части бюджета. Госпожа внимала.
   Переходя через ров по мосту, Браги глянул на огромные круги, расходившиеся по черной воде.
   – Караси?
   – Они, – буркнул Зигфрид. – Предыдущие твари сидели себе тихо под водой, а эти по ночам бродят, проклятые, панику сеют. Сколько дней поначалу ложную тревогу поднимали! Караульные ворчать начали. Я тогда спросил, может, они предпочитают спокойные дежурства, но на голодный желудок? Сразу вонять перестали.
   – Браконьерничают, – пожаловался Мух. – Застрелят парочку, потом жрут всю ночь по караулкам.
   – Так на то они и солдаты, – заметил Браги. – Я помню, в армии у местных постоянно картошку таскали и огороды грабили. А еще – меняли бензин на самогон.
   Зигфрид с уважением и симпатией посмотрел на владетеля, который начинал карьеру с простого строевого солдата.
   Город изменился. В старой его части остались одни трактиры, харчевни, продуктовые и пивные лавки. Горожане, встречавшие сеньоров, были сыты и довольны, иногда попадались явно подгулявшие фермеры.
   – В Старом городе, – объяснил Дрозофил, – мы оставили только питейные и увеселительные заведения. Слева будет Эльфийский квартал, там торговля всяким «изяществом» – ювелиры, портные, краснодеревщики, ткачи. Справа – Гномий квартал, тот погрубее. Кузни, кожевники, гончарное дело… Селим по профессиям, на расы наплевать. Только сейчас там одни бабы и дети, мужики из новичков на стройке, землю на курган таскают.
   – Это еще зачем? Что, ифриты не справятся?
   – Чтобы жизнь медом не казалась. Ифриты и так им дома бесплатно построили, пусть отрабатывают. Ну что, новые кварталы сейчас будем смотреть или сначала в замок? А то скоро обед.
   – Сначала обед, – заявила Рагнейд, оторвавшись от бухгалтерии.
   – Это правильно, – заметил Зигфрид. – Сегодня обещали карася в сметане.

   Виса двадцать седьмая

   Военный Совет
   На следующий день хозяевам пришлось подняться спозаранку. Вместе с Зигфридом они объехали караулы, проверили довольствие в казармах, отдали необходимые распоряжения кастеляну по поводу встречи и расположения приезжающих гостей.
   Послы начали прибывать с самого утра. Первыми подъехали Комтур, Шаман, Странник и Ингрид в сопровождении небольшого отряда конных эльфов. Они поразились бурной строительной деятельности, развившейся в Зомберге, но даже самые искренние приветствия и комплименты, расточаемые хозяевам, не могли скрыть озабоченных и осунувшихся лиц лидеров клана. Кастелян замка превратил главную пиршественную залу в настоящий конференц-холл для переговоров. Длинные столы накрыли зелеными скатертями, удвоили количество светильников, поставили графины с родниковой водой и глиняные чашки. Не успели гости важно рассесться в плетеных камышовых креслах, как от ворот донесся трубный рев сигнального рога, подхваченный тревожными рожками караульных дозоров на башнях. Оставив норгов отдыхать и вкушать поданные кастеляном закуски, Браги и Рагнейд поспешили наружу – встречать следующую делегацию. В город на крепких степных лошадках въезжали посланцы монгольского сообщества. Несколько вельмож в сопровождении тургаудов, с ними Бармалей, Выкуси и… Хельги. Заключая друга в объятия, Браги испытал сильное смущение. Ну еще бы, пока партнер приходил в себя от ран, ездил парламентером в Арзамас-Сарай, он, Браги, тоже не дремал – успел соблазнить его девочку. Никогда не рефлексировавшая по поводу предстоящей встречи с бывшим бойфрендом Рагнейд тоже, казалось, чувствовала себя неловко. Они даже слишком официально поздоровались, церемонно чмокнули друг друга в щеки, после чего норгскую ведьму непринужденно схватила за руку Выкуси и оттащила в сторону, видимо, хотела решить свои девичьи вопросы. Ярл не помнил, чтобы они раньше встречались и знакомились, но с удивлением увидел, как через минуту барышни принялись непринужденно хохотать, обниматься и вообще – выделывать те милые и глупые штуки, которым обычно предаются две встретившиеся после долгой разлуки закадычные подружки.
   – Парадокс Мира, старик, – пояснил Хельги, перехватив недоумевающий взгляд Браги. – Они в реале, считай, коллеги по работе и подруги почти уже два года. Ходят вместе на вечеринки, дни рождения. А здесь только что встретились.
   – Я слышал, что Выкуси из Воронежа, ну… то есть из Элеадуна, – не понял Браги.
   – Все верно, – терпеливо объяснил разведчик. – Только она уже два года с перерывами здесь тусуется… С папой вместе.
   – Ох… е-мое! Бармалей?
   – Угу, – улыбнулся Хельги.
   – Во дают! А я, признаться, иногда подумывал…
   – Не ты один, – снова улыбнулся партнер.
   Браги замолчал и, посерьезнев, посмотрел прямо в глаза своего напарника и товарища. Тот, казалось, видел его насквозь и ждал объяснений, не проявляя, впрочем, признаков гнева.
   – Брат, я крепко виноват перед тобой.
   – На предмет? – Хельги с непроницаемым лицом встретил взгляд ярла.
   – Рагнейд.
   – Что с ней? Вроде бы жива-здорова, вся светится и выглядит как фотомодель.
   – Вот то-то и оно. Короче, такая хрень приключилась, что мы с Рагнейд вроде как теперь вместе.
   – Как же такая хрень приключилась? – с издевкой уточнил Хельги. – Типа, шел-шел, споткнулся, и на тебе? И еще вопрос – с кем вы вместе, с Рагнейд или с Лизаветой?
   – И с той, и с той. Тьфу, в смысле – с обеими. Блин-банан, короче, мы вместе по полной программе. И тут, и там.
   – Однако. – Хельги достал тонкую эльфийскую сигарету, чиркнул огнивом и закурил, пуская дым навстречу сумрачному осеннему небу. – Похоже, вы тут зря времени не теряли.
   Браги понуро опустил голову. Вздохнул и вновь поднял глаза.
   – Виноват, не спорю. Если тебе нужна моя жизнь – бери, ты в своем праве. Но только после битвы.
   – У тебя с ней как, серьезно? Или пока пес его знает?
   – О-о-ох, Хельги, долбаный ты снайпер, сразу в больное место! Я ей, так получилось, уже и предложение сделал…
   – Ого, ну тут ты влип, партнер, по полной. Считай, сам себя наказал, так что я пас в плане твоего порицания. Конечно, по классическим законам дружбы с этической точки зрения ты накосячил, но, будучи человеком цельным, так расплатился за это собственной жизнью, что тебя впору жалеть, а не гнобить. Тем более, что… хм… будем считать, что ты еще мне и услугу оказал, так сказать, интуитивно…
   – Что-то я тебя не того…
   – Будем считать, что ты помог своему партнеру попроще расстаться с бывшей, потому что у него уже тоже другая девушка.
   – Ах ты, хитрая енотовидная собака! Неужто Выкуси?
   – Она. И тоже, похоже, серьезней некуда.
   – Гнойные испражнения гидры! И полощет мне мозги! Значит, мы оба хороши!
   Хельги обнял друга за плечи и, увлекая его по направлению к дверям в Залу Переговоров, назидательно произнес:
   – Знаешь, старик, я пришел к выводу, что девчонки нами вертят как хотят, что здесь, что в реале. Мы можем сколько угодно пыжиться, надуваться как глухари, но все равно являемся в их руках мягкими игрушками. Иногда с острыми гранями, но все равно – игрушками, из которых они лепят что-то себе на потребу и забаву. Короче, неизменным мужчину принимает только военкомат. Оставь свои тревоги, Браги, между нами все улажено, поскольку тут заправляем не мы, а эти… питомицы иезуитов…
   Ярл просветлел лицом, но всю дорогу до крыльца о чем-то тяжело раздумывал, видимо постигая слова разведчика.
   К вечеру прибыли все. Последним вслед за парой охочих до большой драки нейтралов появилось посольство Мак-Гира в составе небольшой группы высших вампиров и самого барона. Союзники подали Комтуру боевые рапорты о числе и составе идущих в битву отрядов. Все было готово для последнего перед битвой совещания. Единомышленникам предстояло определить тактику и очередность сбора войск, стратегию сражения и расстановку сил на поле брани. Комтур как глава Совета взял первое слово.
   – Сразу хочу сказать спасибо всем, кто поддержал нас в предстоящих испытаниях. Вы идете в дело ради самой Справедливости, против произвола Старейшин и подлого сговора кланов русов и ариев. Как бы все ни завершилось, отныне Мир станет другим, теперь в нем невозможно будет истребить кого-то в одиночку. У слабейшего всегда найдется поддержка. Власть предержащие допустили чудовищную ошибку своим нелепым приговором клану норгов, потому что теперь против них восстали все, кто верит в слова «честь» и «доблесть». Против них восстал весь Мир, а всех победить невозможно, даже располагая огромными силами. Но перейдем от слов благодарности непосредственно к Военному Совету. Я прочитал ваши боевые рапорты. Наши войска огромны, и теперь крайне важно ими правильно распорядиться. Один из главнейших наших сюрпризов, приготовленных для противника, – это монгольский артиллерийский корпус в составе более тысячи боевых орудий. – Собрание уважительно зашумело. – Ранее в битвах мало использовалась разного рода артиллерия, как громоздкая и мало приспособленная для тактических передвижений, это «расходный материал», то есть то, что вероятнее всего в течение боя будет потеряно и сломано, включая обслугу, которую готовят не один год. Наши союзники пошли на великую жертву, и теперь, я повторюсь, крайне важно, чтобы жертва эта не оказалась бесполезной.
   – Мы завтра же начинаем скрытую переброску сил в район Шонихи и указанного Комтуром квадрата. Каждая установка будет замаскирована. Более тысячи мергенов вышлем для сопровождения и охраны. Но нам не хватит телег для боеприпасов и будет недостаточно тягловой силы, – проронил хан Камиль, переглянувшись с Джанибек-Мюридом.
   – Завтра же к вам двинутся около трехсот подвод для снарядов, полтысячи волов и сотня циклопов, – отозвался Асмунд.
   – За пару дней направим еще несколько обозов, – пообещал Шаман. – Должны успеть.
   Джанибек-Мюрид что-то быстро прикинул на лежащем перед ним листе бумаги. Сделав свои расчеты, артиллерист утвердительно покачал головой.
   – Тогда все пройдет по плану. Установки придется рассредоточить по нескольким дорогам, так удастся избежать заторов. Маршруты передвижения представлю сегодня. Они проверены дозорами нукеров Джелаль-эддина, дорожной колеи везде хватает даже для требучетов, скорпионы придется немного демонтировать. Их, а также всю широкую технику с радиусными плечами, отправляю первыми, чтобы обслуга успела собрать до боя. Насчет прикрытия не беспокойтесь. Хаким Одержимый принес из своих странствий пять джиннов. Настоящих, в бутылках. Ростом более пятидесяти метров. Они защитят установки.
   – Мои стрекозы прикроют дороги с воздуха от гарпий ариев. Но боюсь, нам все равно не провести Шпеера, – усомнился бреган Фаррел.
   – Шпеер вне игры. Агентуру абвера задействуют по другим зонам, – тихо промолвила Выкуси.
   – Отличные новости, – одобрительно крякнул Браги.
   – Людвиг стал сотрудничать с нами? – поинтересовался Мак-Гир.
   – От ответа на этот вопрос я, с вашего позволения, уклонюсь, – после паузы произнесла Выкуси. – В интересах безопасности упомянутого лица. Не по причине недоверия к присутствующим. Связана обетом.
   Барон удовлетворенно склонил голову.
   – В любом случае у нас появился шанс незаметно передислоцировать артиллерию до ратного места. А дальше? – как бы размышляя вслух, сказал Фаррел.
   Комтур переглянулся с Камилем и ответил:
   – Как только станут прибывать войска, наши маги начнут последовательно накладывать на место сбора Вуали Тьмы. Мы закроем покрывалом темноты весь район сосредоточения наших сил. Плотность и стойкость войск будут необычайно значительными. Не забывайте, нас поддерживают два Высших мага – представители Элеадуна, Выкуси и Бармалей. Я надеюсь на ваших драконьих стрекоз, бреган, им по силам удержать гарпий от проникновения внутрь Вуалей?
   – Трех тысяч стрекоз хватит, чтобы не только задержать, а, если возникнет необходимость, полностью уничтожить люфтваффе ариев. Они начнут непрерывно баражировать вокруг Вуалей, нападая на все неприятельские объекты в воздухе. Необходимо четко продумать систему распознавания свой-чужой. Но для гарантии все равно лучше, если все будут передвигаться по земле, включая драконов. Стрекозы слабоуправляемы, и я опасаюсь их агрессивности по отношению к своим.
   – Хорошо, – задумчиво сказал Комтур, и все выразили согласие со словами лидера кельтов. – Теперь… что касается самой расстановки сил на поле брани. Впереди поставим нежить, это, я думаю, для всех очевидно…
   – Наши некроармии превосходят силы врага, и противникам придется крепко почесать затылки, чтобы придумать, как взломать наш строй, – гордо заявил Мак-Гир. – Мы успели переговорить с Оттаром. Передний полк составит около двадцати тысяч воинов-скелетов и тяжелых доспешных зомби. Конечно, оставлять нежить в тылу рискованно, падает общая мораль, к тому же мои бойцы соображают не лучше стрекоз. Но выдержать первый натиск русов и принять на себя удар ариев нам по силам.
   – Отлично, – продолжил Комтур. – Сзади некроармии будет стоять артиллерия, она прикроет нежить огнем. Альянсу придется бросить в бой люфтваффе, чтобы ослабить наш залп. Как уже решили, стрекозам надлежит сразиться с гарпиями. Сила арийского таранного удара бронированной свиньей известна всем. Вряд ли свинью пошлют под огонь стрелков и в капкан нежити, чтобы, ослабленная артиллерией, атака там и задохнулась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация