А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 29)

   Шпеер задумался.
   – Вообще, игра в солдатики – не самое плохое развлечение, но в целом – прискорбно. Малоприятно чувствовать себя куском мяса или дояркой на ферме. Погодите, а вам-то, иммигрантам, что за печаль до нас, сирых? Почему это вы решили вмешаться?
   – Владычица Трав имеет резон полагать, что готовится большое вторжение в Элеадун.
   – А такое в принципе возможно?
   – Да. И наша задача отследить потенциального агрессора, а сделать это можно только с Полигона, где он рекрутирует себе новобранцев, а также, по возможности, повлиять на общую ситуацию здесь. Законы Мира задуманы таким образом, что раз в четырнадцать лет их можно изменить, если Иерарху вдруг надоест играть в солдатиков, как вы выразились. Грядут решающие сроки.
   – Значит, генеральное сражение, я бы даже сказал – побоище, задумано…
   – Верно. Старейшины боятся. В клане норгов сейчас есть два человека, способных переписать историю. Одновременно им, Старейшинам, хочется отвлечь всех вас от ненужных занятий и проредить в вашем строю неофитов. Эти гибнут всегда в первую очередь. И еще… я думаю, что не слишком погрешу против истины, если предположу, что многое из сказанного мною вы если и не знали, то как минимум подозревали. И не нужно делать невинные глаза, прошу заранее. Ваш противник у норгов уже в первый месяц своего пребывания здесь начал интересоваться устройством Мира и задавать сложные вопросы. Вы же, имея почти те же навыки и склонности, находитесь в локации более шести лет – и знать ничего не знаете? Простите, не могу поверить. Или готова признать, что я в вас ошибалась. Нет, это вряд ли, в противном случае мы бы не мило беседовали сейчас, а уже несколько недель назад вцепились бы друг другу в глотки.
   Шпеер пожевал губу. Его умные глаза были прищурены, но абсолютно непроницаемы. Наконец он произнес то, чего ждала от него Выкуси:
   – Русы представляют собой центристский клан, гарант законности в городе. Старейшины опираются на них, можно сказать, проводят через них всю свою политику. Арии, враги норгов, примкнут к русам. У северян, боюсь, даже половины шанса не останется. Я в деле не потому, что сочувствую норгам, а потому, что жажду увидеть, как этим проходимцам в Высоких Башнях кто-то крепко даст по пятой точке. У нас месяц, чтобы предотвратить бойню.
   – Не у нас с вами, а у нас без вас, – улыбнулась Выкуси.
   Она не ошиблась в начальнике абвера. Шпеер не был ни идиотом, ни садистом. Мир для него скорее являл собой сложную игру, в которой насилие никогда не являлось самоцелью.
   – Вам нечего лезть в эту драку, Людвиг. Мои способности Прорицательницы работают в другой локации не больше чем на десять процентов, но и этого достаточно, чтобы предсказать вам гибель, если вы попробуете вмешаться.
   – Ну и что? Русским людям свойственно самопожертвование ради великого дела.
   – Мой бог, каким русским, вы же арий?
   – Меня в реале Иваном зовут, милая фройляйн. А у ариев мне нравится организация дела и символика. Как и всем нашим ариям, смею заметить.

   Виса двадцатая

   О пользе мирных переговоров и что за этим может последовать
   Комендант замка, мрачный черный дракон, сидел на каменной стене и смотрел в сторону города. Смеркалось. На Мшистых болотах, судя по воплям, кого-то ели.
   – Зима скоро, – заметила пожилая дриада, командовавшая стрелками.
   – Угу, – отозвался комендант.
   – А пиво еще не завезли. И солонина кончается.
   – Угу.
   – Жрать, говорю, нечего. Аппетит приходит вовремя, а еду опять задерживают. И из города никаких вестей. Хозяйку прикончили, нового владетеля не назначили. Что делать будем? Солдаты беспокоятся.
   – Скажи им, что нового назначат скоро.
   – Точно?
   – А как иначе? Ладно, иди лучше проверь караулы. Потом заходи ко мне, выпьем.
   Дракон, к сожалению, обладал только двумя корявыми лапами, не приспособленными к манипуляциям с посудой, и вынужден был просить кого-то, чтобы ему налили. Через полчаса Вольфрам, рыцарь Смерти и командир армии некрополиса, пришел к нему с докладом. Белоснежные латы паладина вместо яркого сияния отбрасывали лишь тусклый ореол, учитывая это, можно было бы с уверенностью предположить, что рыцарь не брит, но над горжетом грозного воина вместо лица мерцало алое пламя. Начальника нежити дракон встретил неласково.
   – Твои зомби вместе с вампирами совсем опустошили близлежащую территорию. Скоро на десяток километров в округе не останется ни единой живой души.
   – А как мне прикажешь без мародерства обеспечивать им пропитание? Ферма разорена, кровь в цистерне свернулась, мясо на исходе. Я даже рад, клянусь водами Стикса, что треть из них дезертировала, потому что иначе они бы уже накинулись на охрану форта и сожрали бы твоих стрелков.
   – Хвала Дракону-Прародителю, что остальная мертвечина складирована в оссуариях. Почему нет гонца из города, как считаешь?
   – А хрен его не знает почему. Похоже, на нас просто забили болт.
   – Я служу ариям уже десять лет, дважды менял хозяев, но такого не припомню, – вздохнул дракон. – В замке все в порядке, но боевой дух упал, особенно после резни городских жителей, которую мы с тобой не смогли предотвратить. Скоро положение станет безвыходным.
   – И впрямь, смутные настали времена, как твердит Лесной Народ. Может, партию в шахматы?
   – Угу. Достань только из шкафа бутылку и стаканы.

   Замок внушал уважение. Он стоял на пологом холме, с одной стороны защищенный обрывом, с трех – широким рвом, по черной глади воды которого время от времени пробегала крупная рябь, выдавая присутствие определенно не травоядных обитателей. Узкие перемычки между рвом и обрывом разрушить было невозможно – сработанные из камня, они находились под защитой высоких мощных башен.
   Всего же этих башен насчитывалось шестнадцать – по три на каждую стену длиной в триста метров, плюс четыре угловые. Сложенные из серого камня, крытые листовой медью двадцатиметровые громадины пестрели множеством бойниц, в которых иногда что-то поблескивало. Стены на пару метров ниже башен тоже не пустовали – между зубцов кто-то мелькал, кое-где начинал подниматься дым. Гарнизон был настороже и явно не склонялся к недооценке людей, остановивших своих коней на влажном болотном лугу, а потому начал кипятить масло и плавить свинец. Все трое колоссальных ворот с каждой стороны были давно заперты, мосты подняты. В пятистах метрах от стен стояло вымершее село – население то ли засело в замке, то ли спряталось в лесу. Над тридцатиметровой махиной донжона продолжало развеваться знамя со свастикой.
   Рагнейд подняла руку с белым шарфом и выразительно помахала им. Браги с Оттаром стояли рядом. Конные эльфы держали норгский штандарт. Замок молчал.
   – Суровые ребята, – заметил ярл. – Если они будут стоять до конца, мы намучаемся.
   Над стеной, редко взмахивая перепончатыми крыльями, медленно поднялся черный силуэт. Величественный ящер с удивительным изяществом спланировал на луг и опустился перед людьми, подняв небольшой шквал.
   – Меня зовут Зигфрид, – пророкотал он, выпуская струйки дыма из ноздрей. – Я – командующий гарнизоном прецептории Зомберг.
   – Твое имя – это шутка? – осведомилась Рагнейд.
   – Мое имя – это признание заслуг. На своем веку я убил в поединках восемь своих сородичей, не считая золотой мелюзги. Так что я действительно убийца драконов.
   Черный дракон был огромен – не меньше тридцати метров от кончика носа до кончика хвоста. Голова – размером с микроавтобус. Матовая чешуя покрывала его непрошибаемой броней, и Браги подумал, что уязвимые места тут искать бессмысленно.
   – Мое имя – Рагнейд, я – ведьма клана норгов и говорю с тобой от имени Браги-ярла, сразившего в бою Катарину Тилле, твою хозяйку, а следовательно – наследного претендента на прецепторию Зомберг.
   Дракон низко склонил голову:
   – С нами приехал некромант норгов Оттар для переговоров с командиром нежити.
   Дракон снова поклонился.
   – Я слышал о вас.
   – Мы явились вступить во владение прецепторией. Спустите флаг ариев, откройте ворота и приветствуйте нас как новых хозяев. Мы же обещаем вам править мудро и рачительно, воздавая каждому по заслугам, быть щедрыми в наградах и справедливыми на суде.
   – Женщина, – дракон вскинул голову, – твое предложение неприемлемо. Гарнизон – есть часть вермахта, а переход под чужое знамя – позор. Я со своей стороны обещаю, что, если вы уйдете отсюда немедленно, мы вас пальцем не тронем.
   – Как у вас в замке с продуктами? Хватает? А гарнизон не болеет ли? – ласково поинтересовался Браги.
   – К чему ты говоришь это, норг?
   – Значит, будут болеть. Тут присутствуют два мага Смерти. А насчет части вермахта – ты это себе польстил, комендант. Судя по тому борделю, который вы устроили в окрестностях замка, строгой дисциплиной вермахта тут и не пахнет, воняет разбоем, разгулом и грабежами нейтральных юнитов.
   Рагнейд повернулась и выразительно, гневно сжав губы, посмотрела на Браги. Потом с улыбкой сказала Зигфриду:
   – Я думаю, великий Зигфрид, ты неверно толкуешь сегодняшний статус Зомберга и свой собственный. Скажи на милость, если арии по-прежнему простирают на вас свое право, то где ваш новый курфюрст? Где помощь из города, в которой, я уверена, вы сейчас нуждаетесь как никогда?
   – Думаю, что Великий Наместник вскоре пришлет своего человека. Это маленькое промедление…
   – Которое немного затянулось, не так ли? Хочешь, я открою тебе правду и расскажу, что происходит?
   – Убедительные слова из уст врага не всегда правда.
   – Нам незачем лгать тебе, комендант. По законам Мира новый претендент от ариев обязан биться с Браги-ярлом в личном поединке, чтобы оспорить делом его права. А таких претендентов попросту не нашлось.
   – Немного не так, – влез в разговор Браги. – Манфред Кляйст горел желанием исполнить со мной танец, но Наместник не разрешил ему.
   – Наместник мудр, – сухо бросил Зигфрид.
   – А знаешь почему? – вопросила дракона Рагнейд. – Ты слышал о грядущем сражении под Шонихой? Где на поле брани выйдут все кланы?
   – Вы о битве Народов, девица? Так ее называют местные жители. Еще не успев свершиться, она, похоже, становится легендой.
   – Именно о ней, Великий дракон. Наместник рассчитывает на свой союз с русами и общую победу. Ему не хочется рисковать своим лучшим воином ради того, что он через месяц сможет получить даром. И тем более ему не нужны полчища нежити на ратном поле без опытного некроманта в своей армии. От живых мертвецов падает мораль воинства, и без сильного командующего всегда сохраняется риск, что нежить поворотит свои мечи против союзников. Тут замешана политика, в которой Зомберг всего лишь разменная фигура.
   – Тем более, дева, какой смысл нам отдавать прецепторию в ваши руки, чтобы потом через месяц сменить хозяев?
   Браги подавил смешок. Комендант замка попался в искусно расставленную Рагнейд ловушку. Третий уровень Дипломатии и Обаяния – это не шутки.
   – Что я слышу, славный Зигфрид? Пожалуй, нам стоит подумать над своим предложением еще раз. Такие слова я готова была услышать от домохозяйки, от стряпчего, но никак не от убийцы драконов и великого воина… А мы, признаться, рассчитывали предложить вашему гарнизону (не всему, а только лучшим из лучших) выйти с нами на Великую Битву, стать частью легенд Мидгарда… а нежить Зомберга пошла бы в бой под стягами Оттара-некроманта из норгов и другого знатнейшего некроманта среди всех прочих – барона Мак-Гира…
   Викинги никак не ожидали, что черный дракон умеет краснеть. От смущения Зигфрид низко опустил массивную голову.
   – Барон Мак-Гир с вами?
   – Он друг Браги и не оставит в беде своего соратника и соседа, – храбро, не моргнув глазом, соврала Рагнейд, ибо переговоров с Мак-Гиром пока не было.
   – Нам нужно собрать Военный Совет и обсудить ваше предложение.
   – Я хочу присовокупить к нему следующее… После вассальной присяги мы планируем переделать всю округу: вспахать земли, осушить болота, учредить торговлю и ремесла. От города ярла немедленно выйдут подводы с провизией. Если же Зомберг не признает наши права, мы соберем под его стенами огромную армию, будем досаждать вам осадой и приступом.
   Дракон величественно поклонился, оттолкнулся мощными лапами от земли, да так, что взмыл в воздух на добрые шесть-семь метров, и взмахами широких перепончатых крыльев погнал свое могучее тело в сторону замка.
   Утром замок капитулировал без боя и открыл ворота новым хозяевам. Рагнейд получила за переговоры новый левел и взяла Поместья. Браги всю дорогу к замку пытался понять, что бы это для него значило. Оттар просто получал удовольствие от процесса.
   Они вошли в замок через главные ворота – огромные, отлитые из меди и украшенные причудливыми барельефами с изображениями флоры и фауны Мидгарда. Одни эти створки стоили целого состояния. Сразу за воротами проход упирался в круглый внутренний бастион, на крыше которого виднелись боевые машины, готовые опрокинуть на супостатов гигантские чаны с кипящим маслом. Из бойниц хищно поблескивали наконечники копий – там явно притаились скорпионы. Браги подумывал о том, что неплохо бы наведаться в хранилище, но он понимал, что главное сейчас – это впечатление, произведенное на вассалов. Узкие улицы, уходившие вправо и влево, перегораживались тройной стеной рогаток, по случаю капитуляции составленных вдоль стен домов. У самих домов, наводивших на мысли о Баварии или Саксонии, тяжелые ставни окон были распахнуты, и неяркое солнце играло на стеклах витражей. Подле каждой двери стояли служившие украшением улицы декоративные растения в кадках – розы, укрытые тонкой тканью перед приближением холодов, душистый можжевельник и даже кипарисы. Все дышало основательностью, достатком и любовью к порядку.
   И везде стояли вассалы. Слева, куда они повернули от форта, вдоль крепостной стены выстроился гарнизон: черно-серые шеренги латных зомби-пехотинцев чередовались шеренгами духов в серо-зеленых мантиях. На центральной площади развернулась кавалерийская сотня темных эльфов. Отверженные носили длинные кольчуги, на груди и спине укрепленные пластинами, высокие гладкие шлемы с полумасками и узорные наголенники. Длинные тонкие копья в их руках ясно говорили о том, что кавалерия способна к таранному удару, а не только к перестрелке. Горожан на улицах викинги практически не заметили – видимо, в период безвластия похозяйничала нежить. Кто-то был сожран, прочие благоразумно разбежались. Лица воинов не выражали абсолютно ничего.
   Улица, в которую вливались несколько поперечных проулков, повернула направо вдоль крепостной стены, потом снова направо, к донжону. Теперь стала понятна планировка замка – две трети его занимали жилые постройки, расположенные с немецкой прямолинейностью, а одну треть – донжон, плац перед ним, конюшни и амбары. Гарнизон, видимо, размещался в башнях. Главная же центральная площадь служила резиденцией прецептора. Впрочем, судя по величине здания, в этой квадратной громадине мог себя комфортно чувствовать не только хозяин, но и его многочисленные гости, буде такие понаедут.
   На плацу, по его периметру, выстроился остальной гарнизон – сотня дриад, столько же зомби-артиллеристов, три десятка вампиров и полсотни личей. Отдельно стояли три Хладных дракона – поменьше черных и уязвимые для магии, они намного превосходили собратьев скоростью и маневренностью. И все трое были ветеранами – белизна их костей успела изрядно потускнеть. Видимо, Тилле вернула в замок свою гвардию и старослужащих, когда стало понятно, что война приобретает партизанской характер.
   Зигфрид ждал на крыльце донжона, настолько просторном, что там могли расположиться еще двое его собратьев. Рядом с ним, почти незаметный на фоне черной туши, стоял старый кряжистый гном в добротном кафтане винного цвета, таких же штанах и остроносых башмаках. На плечах его лежала массивная золотая цепь из дисков диаметром добрых пять сантиметров, наполовину скрытая окладистой бородой, заправленной за пояс, чтобы не путалась в ногах. На боку висела изрядная связка ключей, еще один, золотой, он держал на серебряном подносе.
   – Гарнизону… – взревел Зигфрид, – замереть! Приготовиться к принятию вассальной присяги!
   Его рык был слышен километров за пять. Зазвенели стекла, на брусчатку посыпались оглушенные грачи. Успокоив коней, новоявленные властители подъехали к крыльцу донжона, спешились, бросив поводья конюхам-эльфам. Плац начал стремительно заполняться народом, прислуга торопливо собирала полудохлых птиц. Дождавшись, когда прибегут последние горожане, Браги и Рагнейд рука об руку поднялись на крыльцо. Оттар следовал сзади, оценивая силы нежити на построении. Гном важно шагнул навстречу, протянул им блюдо с ключами.
   – Высокорожденные властители, я – Бомбур, кастелян замка, торжественно вручаю вам ключ от прецептории Зомберг.
   Браги принял блюдо и спросил негромко:
   – А скажи, достойный Бомбур, кто дал тебе имя?
   – Род Бомбуров испокон веков живет на этой земле, – важно ответил гном. – Когда началась вся эта заваруха с мертвецами, я укрыл почти всех родственников в тоннелях под замком и тем самым спас их от неминуемой расправы.
   – И совершенно правильно сделал, – горячо одобрил его Браги. – И право, клянусь Тором, мне жаль, что так не поступили другие.
   – Вы накажете этих других? – не понял гном.
   – Нет, ни в коем случае, да и наказывать-то почти некого – успокоила его Рагнейд, а Браги добавил:
   – Скоро нежить сменит свою прописку, и, слово юнглинга, здесь не останется ни одного живого мертвеца на пятьдесят километров в округе.
   Они отдали блюдо с ключом обратно и повернулись к толпе. Оглядели ее. Браги мысленно прикинул численность гарнизона и населения. Не меньше пяти сотен зомби, три сотни скелетов-воинов, две сотни дриад и кавалерийская сотня темных эльфов. Гражданского населения набралось около двух с половиной сотен, включая малочисленных детей и подростков. Замок был местом просторным, хорошо защищенным, но почти необитаемым. Из тени Зигфрида шагнул вперед рыцарь Смерти, второй по силе юнит среди неживых воинов, и почтительно преклонил колено перед сюзереном.
   – Вольфрам, командующий армией Зомберга, присягает на верность Браги-ярлу и ожидает приказаний.
   Норг грозно нахмурился:
   – Почему ты допустил разорение окрестных земель мародерами, Вольфрам?
   – Ввиду полного отсутствия фуража часть войска была отпущена добывать пропитание самостоятельно. Это оказалось единственной возможностью спасти замок от междоусобицы.
   Ярл молча возложил руки на плечи рыцарю и, глядя в его беснующееся пламя под шлемом, промолвил:
   – Я принимаю твой оммаж, Вольфрам. Займи место командира перед своими воинами, – и, обращаясь ко всем собравшимся на площади, зычно рявкнул – Повторяйте за мной текст вассальной клятвы. Вассалам подобает быть верными своей клятве. В первую очередь – клятве, данной своему сюзерену, Браги-ярлу из клана норгов. Единственно возможным для чести вассала будет почтительное отношение к своему сюзерену. Приказы сюзерена выполняются беспрекословно. Невыполнение приказа сюзерена равносильно предательству. Вассал да не поднимет руки против сюзерена, не выдаст его тайн, не злоумышляет ни против него, ни против его крепостей, ни против его владений, – уверенно вещал Браги, и площадь вторила ему.
   Когда все закончилось, ярл поднял руки, благословляя новых подданных, и провозгласил пир. Бомбур сделал огромные глаза и прошептал сеньору, что закрома почти пусты. Браги велел все метать на стол и немедля снарядить обоз на городской рынок за провизией. За деньгами после готовности каравана велел зайти к нему. Гном поклонился и тут же удалился распоряжаться.
   Закончив официальную церемонию, Браги пригласил военачальников и чиновников замка в главную залу с рапортами. Приказания Зигфриду отдавались прямо там же, на площади, поскольку дородное тело дракона просто не проходило в дверные проемы. Ярл приказал немедленно сформировать истребительные команды из проверенных опытных воинов для зачистки местности от мародеров из числа сбежавшей нечисти. Затем повелел установить контакты с ближайшими нейтралами для закупки всего необходимого на первых порах для поддержания замка, прислуги и гарнизона в состоянии высокого морального тонуса. Отдав распоряжения, ярл в компании Рагнейд, Оттара и командиров удалился внутрь резиденции.
   Пройдя по широкому проходу, они толкнули створки высоченных дверей и оказались в главном зале донжона, который простирался в высоту не менее чем на десять метров, а в длину – на двадцать, то есть занимал весь первый этаж. Зал был практически пуст, только на возвышении стояло кресло с высокой спинкой, чуть поскромнее трона, а на противоположной стороне, на таком же возвышении – второе, точная копия первого. Очевидно, для почетных гостей. Свет проникал сквозь узкие окна под потолком, дробился на десятки оттенков в стеклах витражей. Со стен свисало несколько знамен, среди которых было и знамя самой Тилле – на зеленом поле красная фигура темного эльфа со свастикой на овальном щите. Из того, что больше нигде свастики не было, а были то молоты норгов, то Перуновы молнии русов, Браги сделал вывод, что это выставка трофеев, добытых хозяевами замка за всю его историю. По вечерам зал освещался множеством свечей, которые зажигались в трех огромных люстрах кованой меди, свисавших с потолка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация