А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 27)

   Виса восемнадцатая

   Неудача в бою. Снова в больнице. Неожиданная встреча
   Прежде чем начать действовать самостоятельно, Хельги еще раз осмотрел поле боя. В десятке метров от него, на дороге, орки с угрюмой обреченностью строили стену из щитов. Рядом два эльфа пытались успокоить коней, добрый десяток пеших лучников уже тянул тетиву. Вдалеке кто-то визжал, кто-то умирал с утробным ревом, два циклопа катались по обочине, пытаясь сбить с ног выплески лавы. Браги душил дракона, еще один дракон пикировал на ярла, растопырив когти. Все это за две секунды зафиксировалось в голове Хельги как стоп-кадр, потом изображение ожило.
   Он повел рукой – из руки снова, сжигая лучников, вырвалось дымное пламя… Три стрелы ударили его в грудь, как молот, он покачнулся, но на ногах устоял. Мысленно потянулся за копьем, как учил его ярл, и в правую ладонь толкнулось ратовище. Почувствовав кожей знакомую вязь стальной проволоки, которой гномы укрепили древко, воин усмехнулся и с разворота выбросил копье в живот конному эльфу. Снял Горящим Мячом второго, отскочил на обочину – орки дружно шагнули вперед, а связываться с ними он не хотел. Плюнул в них двумя осиными роями, потянул с тягучим напевом ткань мироздания в дыру, которую видел только он, с той стороны полыхнуло нестерпимым жаром, и полезли угрюмые двухметровые демоны с вилами. Кикимора била по нему Воздухом Высшего Порядка. Это ничего, пусть тратит силы – Обруч Тайны надежно защищал его плоть от сложных заклинаний.
   Удар, снова удар, еще и еще. Эльфы, конные и пешие, держась от него на почтительном расстоянии, начали расстрел. Седьмая или восьмая стрела швырнула его на землю, Хельги закричал речитативом, не поднимаясь на ноги. Через него перепрыгнули несколько демонов, рядом звенело железо, в муках кричали эльфы. Воин вскочил на ноги, на всякий случай выпустил в лучников рой раскаленных искр. Те умирали по щиколотку в лаве и про стрельбу думать забыли.
   И тут Мир вокруг него взорвался бледно-голубой вспышкой. Казалось, каждый волосок на теле встал дыбом, все мышцы свело мучительной судорогой. Хельги упал на колени, стиснул зубы, пытаясь прийти в себя. Удалось. Он огляделся и увидел, как стоящий у опушки метрах в тридцати от него титан старательно лепит следующий ком из чистой голубой плазмы.
   Перед атакой Браги одолжил ему Антистатик – достаточно серьезный амулет, защищающий от электрических ударов. «Если бы не он, точно хана», – успел подумать Хельги и рванул вперед. За его спиной с треском взорвалась наэлектризованная плазма, он ответил Огненной Стрелой в глаза. Титан, полуголый атлет ростом выше циклопа, дернулся и заревел. Хельги швырял Стрелы одну за другой, но сам счел за благо выйти из-под обстрела. Сходиться с титаном один на один, похоже, еще рановато. Отбежал на десяток шагов, обернулся и разлил два Лавовых Кольца вокруг босых ступней гиганта. Стрелы кончились. Хельги перехватил в правую руку копье. Сбоку свистнули крылья – он обернулся и успел ткнуть рожном в разинутый грифонов клюв. Пернатая туша своей инерцией сбила его на землю, он оказался придавлен необъятным брюхом. С огромным трудом выкарабкавшись из-под грифона, Хельги оглянулся – титан прыгал на траве, похоже, лавовая баня подействовала на него как надо. Воин добавил еще лавы, обошел распростертое крыло и кое-как выдрал копье из пасти.
   Судя по всему, все шло по плану Браги. Последние ифриты дорезали последних орков, окровавленный виверн вяло пытался сбить со своего хребта нескольких бесов. Браги стоял на боку дохлого дракона и «дирижировал» обоими бастардами. Пара других золотых драконов кружили над ним, не решаясь накинуться на грозного воина. Два циклопа, ковыляя на обгорелых обрубках ступней, выдирали с корнем деревья и швыряли их в разбегавшихся эльфов. Кругом валялись обугленные трупы, воняло паленым мясом. Там, где прошел ярл, ни одного целого тела вообще не было. Кикимора сосредоточилась на призывании. Рагнейд, как ей и было велено, до поры сидела в засаде. Браги рассчитал верно. Арийская ведьма не сможет одновременно контролировать массу пойманных юнитов и призванных существ, а значит, у Рагнейд появится шанс. Словно прочитав его мысли, Кикимора немедленно сфокусировала фигуру викинга и провела рукой. Из почвы медленно начал вспухать огромный уродливый бугор, формируясь в строй земляных элементалов.
   Пора. Олег вынырнул в Реальность, отдышался, отошел на обочину лесной дороги. Снова погрузился на пару секунд, запоминая место нахождения Кикиморы. Потом еще раз вынырнул в Мир, но уже ближе. Вышел на нужную позицию в реале, приготовился и погрузился, одновременно выпуская мощнейшее Огненное заклятие. Кикимора стояла напротив него и как будто поджидала. Ее тонкий рот изогнулся в презрительной усмешке. Навстречу Хельги из ее ладоней потянулись мириады тонких ледяных пылинок.
   Чувствуя нестерпимый холод, сковавший все его члены, Хельги из последних сил потянулся к реалу, пытаясь схватить глоток воздуха деревенеющим ртом. И упал на траву всем телом рядом с асфальтовой дорогой, как падает подрубленное дерево. Удар, должно быть, был жесткий, но он ничего не почувствовал. Как не почувствовал своего тела. Грудная клетка не могла вдохнуть воздух. Рассудок Хельги помутился, и он потерял сознание.
   Очнулся от собственного захлебывающегося кашля. Похоже, в легкие вновь начал поступать кислород. Первое, что он ощутил, придя в себя, – была страшная боль, как от ожога по всему телу. Словно в забытьи Олег, или Хельги, принялся сдирать с себя камуфляжную куртку, покрытую жестким панцирем льда, одновременно сдирая кожу с обмороженных пальцев. Постепенно сознание и осязание возвращались к нему. Вся поверхность кожи горела огнем. Действуя на автомате, он с трудом поднялся и, пошатываясь, побрел к машине. Дошел до нее и привалился ничего не чувствующим плечом к капоту, переводя дух. Попытался скрюченными как птичья лапа, окровавленными пальцами достать сигареты, но лишь распотрошил пачку. Встал на колени и кое-как поднял ключи из-под водительского колеса. Щелкнул кнопкой брелока – «Нива» отозвалась веселым писком. Центральный замок был закрыт. Ладно, что дальше? В Мидгард возвращаться смысла не было – боец из него, как из лепрекона каскадер. Попробовать дождаться конца боя и вытащить своих в Реальность? Знать бы еще, когда закончится этот бой и чьей будет победа… Да и вряд ли он сможет погрузиться сам, не говоря уж о том, чтобы кого-то вытащить. Что надо вытаскивать прямо сейчас – так это свою задницу, подальше отсюда и поближе к добрым заботливым медикам. Отлипнув от капота, Олег поднял глаза и увидел сквозь лобовое стекло мирно спящих в салоне Бориса с Лизкой. Блин, а с ними-то что делать? Деревянными пальцами он выудил из кармана штанов мобильник, положил на капот и кое-как, одним пальцем, набрал номер из записной книжки. Включил громкую связь.
   – Комтур, выручай… – прохрипел, уткнувшись носом в трубку.
   – Говори.
   – Я в двадцати километрах от Семенова. Браги с Лизаветой остались в Мидгарде, я не могу их вытащить. Их тела в машине, там же включенный системник. Машина припаркована в кустах, с трассы не видно. Мне срочно надо сваливать в больницу…
   – Во что вы там вляпались? – От голоса Комтура викинг снова начал покрываться инеем.
   – Устроили засаду на Кикимору.
   – На кого?! Вы спятили?! Валили бы уж сразу Наместника…
   – Глупость подчиненных служит точильным камнем для остроумия начальника?[79] – огрызнулся Хельги сквозь боль.
   – Ладно, не купоросся. Тебя сильно зацепило?
   – Средне. Каким-то морозным заклинанием. Еле успел в Реальность выпасть.
   – И реальное тело обморожено? Это, простите, как?
   – Это, простите, похоже на пятое Погружение. Перед дракой было четвертое, сгоряча мог и качнуть… Не бейте меня, дяденька, я нечаянно…
   Комтур крякнул:
   – Значится, так. Ты, ценный кадр, даже не вздумай в Мидгард лезть, сваливай на попутке в Семенов, в больничку. Деньги есть?
   – Как дерьма в колхозе.
   – Гут. Слепи байку поправдоподобнее, отлежись. Если самочувствие позволит, перебирайся в город. Хотя, если прикалываться можешь – значит, ничего страшного с тобой не стряслось, получишь первую помощь – и ложись по месту жительства. Как сможешь, выходи на связь. Телефон Странника есть?
   – Есть номер Ингрид. Лизавета на всякий пожарный дала.
   – Еще лучше. Держим связь через нее, она в Реальности почаще бывает. Все, давай ориентиры, через час буду на месте…
   Кое-как засунув трубку в карман и с тоской глянув на рассыпанные сигареты, Олег торопливо заковылял ближе к шоссе. Из-за поворота, ревя оторванным глушителем, показалась зеленая «буханка». Он, превозмогая боль, несколько раз взмахнул рукой. УАЗ притормозил рядом. Водитель недоуменно уставился на незнакомого мокрого парня в толстовке, камуфляжных штанах и берцах.
   – Эк как тебя колбасит, – произнес он, сочувственно качая головой. – Что случилось? В болото, что ли, свалился? Эвон, весь сырой, как гусь.
   – Мне бы в больницу… Я заплачу, – слова выходили из Олега со скрипом.
   Водитель бросил руль и помог Олегу забраться в «буханку». Придерживая рукой незнакомца за плечо, мужик воскликнул:
   – Батюшки-светы! Да ты холодный, как утопленник! И, кажись, обморожен, вон, все лицо побелело! Где ж тебя так угораздило? Вроде бы и снега еще не было в этом году!
   Но зубы Олега отбивали крупнокалиберную дрожь, и водитель не стал приставать с расспросами, а лишь включил печку на максимум, периодически удивленно поглядывая на пассажира.
   Пока они ехали до райбольницы, Олег сумел придумать правдоподобную версию про рефрижератор, про то, как его понесла нелегкая проверять свиные полутуши внутри холодильника и он по глупости случайно захлопнул за собой дверь. Эта шитая белыми нитками дурость тем не менее вполне «прокатила» для сердобольных районных медиков. Олег предстал в виде комичной и незадачливой персоны, а местный персонал, оказывая ему помощь, еще и вдрызг успел переругаться между собой, ожесточенно споря по поводу устройства замков у еврофуры. Олег тут же стал местной достопримечательностью. На бестолкового водителя приходили посмотреть, пожалуй, все белые халаты больницы и даже ходячие больные. Среди них оказался водитель по имени Алексей, с которым Олег за пять тысяч рублей сговорился перегнать «Ниву» с компьютером во двор их со Степаном дома, на случай, если Комтур не справится. Ключ надлежало бросить в почтовый ящик.
   Руки ему забинтовали так, как если бы он их сломал, а не отморозил. Дежурный врач, видимо, в своей биографии имел большой опыт по части обморожений и обнадежил Олега, что в общем ничего сверхсерьезного нет, но понадобится небольшая операция на ногах через несколько дней, чтобы отделить участки кожи с некротическими изменениями. Шрамы и рубцы останутся, но на двигательную активность это никак не повлияет. Руки и кожа лица пострадали менее серьезно, тут можно обойтись обычной терапией. Олег поблагодарил персонал за помощь, после тонкого намека оплатил местную анестезию и попросил отправить его лечиться в Нижний, по месту прописки. Его просьба не встретила непонимания, и уже через полчаса он ехал в услужливо вызванном медсестрой такси в легкой дымке наркоза и наконец-то смог прикинуть все варианты развития событий.
   Тут вариантов было всего два. Либо план сработал и все тип-топ, либо старая ведьма оказалась крепче, чем они себе нарисовали, и тогда все плохо. Или – или. «Или наши пируют на костях Кикиморы, или норги лишились главы Военной Ветви Силы и молодой способной неофитки», – подвел итог своим размышлениям Хельги. Звонить Комтуру и поднимать панику было преждевременно, через несколько часов все само собой прояснится. Особых угрызений совести он не чувствовал, то ли из-за фармакологической эйфории, то ли из-за неимоверного облегчения от того, что сам остался жив. На войне случается всякое. Потери, например. Вот сегодня он сам едва не стал потерей, непонятно каким образом вытащив на своей шкуре в реал заклинание из Мидгарда. Олег пообещал себе обязательно прояснить этот вопрос и попытался отключиться, воспользовавшись эффектом обезболивания.
   В тридцать третьей больнице его встретил ожидаемый сюрприз в виде эскулапа с ухоженной бородкой, старого знакомого. Тот с нескрываемым удовольствием отыгрался на Олеге, посыпав полными сарказма глубокомысленными замечаниями по поводу непонятных повреждений. И чем больше врач изощрялся в своих домыслах, тем больше сам начинал серьезно над ними задумываться. Его неглупые глаза совсем уже подозрительно поблескивали за линзами модных очков. Олег предоставил все поле пикировки медику, сославшись на неважное самочувствие. Вдоволь наупражнявшись в иронии, доктор поселил новоприбывшего больного в пропахший старой кирпичной кладкой бокс и важно удалился по своим делам. Соседи по палате тут же обступили новичка. Кто-то заметил, что при обморожениях – спирт первое дело, привел несколько убедительных примеров из своей биографии и даже вызвался выступить в качестве катализатора всего процесса, то есть по-быстрому сгонять в магазин. Олег не стал углубляться в научный спор на спирто-водочную тему, а лишь попросил на время перекинуть свою симку в чей-нибудь телефон. Свой собственный у него полностью отрубился. Поскольку кисти рук благодаря стараниям семеновских медсестер оказались нетрудоспособными, Олег продиктовал свою эсэмэску соседу по палате. Только сообщение было отправлено, как телефон зазвенел протяжной трелью входящего звонка. Номер абонента оказался незнакомым. Сосед по палате понимающе заулыбался и приложил телефонную трубку к горящему уху Олега.
   – Привет, – сказал в динамике приятный девичий голос.
   – Привет, – с сомнением ответил Олег.
   – Это Вика.
   – Аааа, привет, Вика! Как жизнь? – нарочито бодро спросил Олег.
   – Ты где сейчас? – Вика проигнорировала его вопрос.
   Ее голос звучал серьезно.
   – Мм, я… тут такое дело, приболел немного.
   – Ты в больнице?
   – Да ничего серьезного, так, небольшое приключение, последствия маленького провинциального пикника…
   – Номер больницы и номер палаты, говори быстро!
   Олег подмигнул соседу, который с интересом прислушивался к их беседе, и ответил:
   – Тридцать третья, восьмая. Ты навестить меня собралась? Приятно, конечно, но, Викусь, я боюсь, что я сейчас не в форме. Весь в бинтах, как мумия. Давай отложим твой визит дней так на пять, ок?
   – Терпеть не могу, когда меня называют Викусей.
   – Извини. Учту.
   – Я буду через полчаса. Никому не звони. Телефон отключи. Симку вытащи. Олег, тебе угрожает опасность. Тебе нужно оттуда немедленно сваливать. Заполни пока расписку на выписку под свою ответственность. И жди меня в палате. Из отделения – ни шагу. До встречи. – В трубке раздались короткие гудки.
   Олег почесал затылок забинтованной рукой. В груди шевельнулся огонек тревоги.
   – Вечер перестает быть томным. Вот такие дела, друг, – заключил он, обращаясь к офонаревшему от такого поворота разговора соседу. – Слушай, ты мне поможешь? Надо доктора отыскать… Такого… мм… короткого… с бородой и в очках.

   Они собрались в самом центре Автозавода, в Мидгарде именуемого Щучьим Тупиком. Здесь неподалеку находился рынок, где торговали всевозможной рыбой: живой, вяленой, соленой, сушеной. Место тинга организовывал Оттар. Он выбрал мрачную, заросшую снаружи мхом и лишайниками корчму, которую содержала семейка духов, потому и посетители тут были обычно соответствующие – вампиры, личи, привидения. Но сегодня кабак оказался закрыт для случайных гостей. Сегодня в нем проходил расширенный секретный тинг клана норгов. Шаман, Странник, Ингрид, Оттар, Браги и Комтур являли собой стандартный состав собрания. Кроме них от хирда присутствовали его лидеры – Рагнар и Лодин. Эти двое оказались неуловимо похожи крепкими фигурами, короткими стрижками и военной выправкой, хотя Лодин был высоким русоволосым парнем лет двадцати пяти, а Рагнар – среднего роста, рыжим, и выглядел лет на десять старше. В реале оба служили в армии, поучаствовали в нескольких военных конфликтах, в клане цементировали дисциплину, и после Хахал еще никому не удавалось разбить стену хирда. Ветвь Магов, кроме Странника и Шамана, представляли Хронвальд и Инга, молодые сильные маги, а от Ветви Ведьм присутствовали еще Бьерн и Гаук.
   После того как все отхлебнули здешнего слегка кисловатого пива, слово, как и полагается, взял Комтур.
   – Прежде всего хочу от всех юнглингов поблагодарить Браги и не присутствующего здесь Хельги за славные победы, добывшие нам преимущество над ариями. Если кто-то вдруг не знает, а таких, я думаю, нет, ими уничтожены: главный арийский некромант – Катарина Тилле, глава Ветви Ведьм ариев – Кикимора, а также, кроме вышеозначенных, в ходе диверсионных действий ими истреблено за последние два месяца двенадцать соклановцев нашего основного противника. Признаться, за все годы, проведенные в Мире, я впервые сталкиваюсь с такой эффективностью.
   Все одобрительно зашумели. Комтур терпеливо призвал всех к молчанию и продолжил:
   – И, похоже, не только я впечатлен этими действиями. С завтрашнего дня Старейшины вводят бессрочный мораторий в городе и за его пределами на личные поединки.
   Корчма взорвалась возмущенными возгласами:
   – Нечестно!
   – Ариям подсуживают!
   Браги побагровел.
   – То есть ты хочешь сказать, что теперь любая арийская шавка может меня поносить при встрече последними словами и я должен буду стерпеть?
   – Нет, Браги, я не хочу этого сказать. Но теперь, в случае, если ты убьешь оскорблявшего, ты будешь немедленно предан суду специального трибунала. Тебя могут оправдать впоследствии. Могут казнить.
   Воцарилась тишина, которую нарушил Асмунд:
   – Крутехонько.
   – У нас ввели Уголовный кодекс, – присовокупил Шаман.
   – И это еще не все, – добавил Комтур. – Старейшины очень желают познакомиться с нашим разведчиком. Его вызвали в Башни.
   – Хельги не сможет явиться на их зов, – отрезал Браги, – он был ранен в разборке с Кикиморой и теперь находится в больнице. Место на всякий случай засекречено. Апельсины, минералку и пиво можете передать мне.
   – То есть как – в больнице, – не понял сначала Странник.
   – Пятое Погружение, – прошептал потрясенный Шаман.
   – Ну и дела, – брякнул Отар. – У нас в клане Пятый Погружающий. Ариям теперь конец. Окончательный конец, я бы сказал. – Все тут же принялись оживленно обсуждать новость.
   Комтур молчал, и его лицо не было веселым. Что-то тяготило координатора клана. Постепенно при виде его хмурого чела на тинге воцарилось молчание.
   – Ну давай выкладывай, что там еще, – предложил Шаман.
   Он часто общался с Комтуром и лучше остальных знал, что у того на уме.
   – Там еще плановое сражение.
   – Так давно пора! – рявкнул Браги, и Лодин с Рагнаром его поддержали.
   – Назначено через месяц.
   – Что так долго? Ариям дают время зализать раны? – усмехнулась Ингрид.
   – Старейшины дают время всем кланам мобилизовать свои силы. Потому что под Шонихой на поле боя выйдут все. И мы, и арии, и русы.
   – Бред, – бросил Странник. – Как они это себе представляют? Винегрет будет, а не битва. «Смешались в кучу кони, люди…» Они там с ума посходили, что ли?
   – Мы можем отказаться? – неожиданно спросил Шаман.
   – Нет. В том-то и штука, – ответил Комтур, а Асмунд горько добавил:
   – Никогда еще клан норгов не уклонялся от битвы. И Старейшины знают это.
   – Может, кто-нибудь объяснит, в чем причина уныния? Да, русы очень сильны, да, они уже долго копят силы, ну и что? У нас новый сильный Погружающий, мы – бойцы! Мы – юнглинги! – громогласно, потрясая кулаком, выкрикнул Рагнар.
   Глава Ветви Силы, командир хирда и отчаянный рубака Браги объяснил ему:
   – Проблема в том, что арии теперь, боясь нас, неизбежно соединятся с русами, и вместе они просто раздавят наш строй. Это практически стопроцентно, учитывая их давние контакты между собой. Будут очень серьезные потери. Мы не умеем отступать.
   – Я бы сказал так, будет хорошо, если мы уцелеем как клан после этой битвы, – заключил Шаман.
   На тинге воцарилось молчание.
   Браги встал во весь свой огромный рост, и казалось, что его могучая фигура заслонила половину корчмы.
   – Но унывать не след нам, викинги! В этом Рагнар прав. Я привез вам сообщение от кельтов. Они предлагают военный союз. Плечом к плечу с кельтами, жестокими лесными убийцами, мы пойдем на наших врагов! И это еще не все. Барон Мак-Гир выступит на нашей стороне со своей огромной армией мертвечины. Мы отправим гонца к хану Камилю. Попробуем договориться. Привлечем охочих до драки нейтралов с их отрядами. Старейшины решили погубить наш клан? Пусть попробуют! С мягким знаком! Это будет битва против Старейшин, против их порядков и их подковерных игр! Я по праву – законный владелец прецептории Тилле. Оттар поднимет из ее оссуариев всю накопленную там нежить. Пусть наши враги объединяются. Ничего. Мы выйдем на ратное поле хоть со всем белым светом и покажем им такой бой, память о котором веками будет жить в легендах Мира! Бара Волдин! Юнглинги!!! Тилл Орроста!!!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация