А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 26)

   Виса семнадцатая

   Шпионы продолжают свои поиски, а след Хельги теряется
   – Возвращается.
   – Где?
   – Вон там.
   – Ага, вижу.
   Видеть, правда, было особо нечего. Трава на лужайке практически не колыхалась, опавшие листья не шуршали. И вдруг, словно из ниоткуда, вынырнула упитанная серая крыса, встала столбиком, нервно подергивая облачком тонких усов.
   – Умница, девочка, – похвалила Выкуси. – Иди к мамочке, покушай.
   Крыса деликатно взяла из рук брусочек сыра грамм на сто, задумчиво попробовала и, видимо одобрив, с радостным писком вгрызлась.
   – Этот дебил не мог сделать что-нибудь не такое прожорливое? – проворчал Бармалей. – Только за сегодня килограмм сыра слопала и полкило сала, не считая моркови.
   – Тебе жалко, что ли? Она работает, значит, должна есть. Выключим – перестанет.
   – Естественно, перестанет. Еще бы она в выключенном состоянии жрать просила.
   – Ну и не жадничай. Ты моя красавица, умница! На, покушай колбаски, колбаска вкусная.
   – Я не жадничаю, я беспокоюсь. Если эта тварь будет и дальше столько жрать, ее быстро вычислят по навозным кучам. И кстати, это была моя колбаса, я собирался ею закусить.
   – Прекрати лопать на работе! Чему меня учил? А сам?
   – Сейчас мы занимаемся своими делами. Ну ты, яма желудка, иди сюда, показывай. Вообще придется этому прохиндею уделить особое внимание… Как бы то ни было, он один умудряется в магической локации работать с механизмами. И это внушает мне подозрение…
   – «Не ищи под дубом шишки, а под елкой желуди», – лениво процитировала поговорку Выкуси.
   Бармалей бесцеремонно сгреб крысу, та возмущенно пискнула. Усадил себе на колено, достал бледно-розовый кристалл. Крыса, увидев кристалл, села столбиком, сложила лапки на брюхе и вперилась в него взглядом. Бармалей тоже смотрел в глубину кристалла, являя собой воплощенное созерцание. Выкуси поскучала немного, сидя на бревне, потом встала, прошлась взад-вперед по поляне. Увидела в траве толстого ежа, который явно забыл, что на дворе уже октябрь. Впрочем, осень в Мидгарде стояла на диво теплая, и ежи в спячку пока не ложились. Выкуси присела на корточки, потыкала в ежика палочкой, послушала, как тот фыркает. Снова встала, поглядела на свои сапоги. Сапоги были крепкие, хорошей эльфийской работы. Прищурилась и шарахнула по ежу прицельным ударом форварда сборной Италии.
   Еж с треском врезался в дальние кусты, из них с воплем вылетел пожилой лепрекон и помчался вдоль опушки, потешно перебирая короткими кривыми ножками. Выкуси сделала рукой хватательное движение и потянула к себе. Лепрекона рывком швырнуло на землю и поволокло по траве, он хватался руками за горло и хрипел.
   Выкуси без труда подняла за шкирку метровой высоты упитанного человечка, как следует потрясла. Взяла за ногу, перевернула вниз головой, снова потрясла. На траву посыпались около десятка золотых монет, два небольших самородка и рубин.
   – Неплохо, – промурлыкала она. Оглядела поляну, подбросила лепрекона и отфутболила его в другие кусты, поближе. Бедолага с воем рухнул, ломая ветки, из кустов, визжа, выскочила свинья. Выкуси разочарованно проводила ее глазами, сказала задумчиво: – Свинья белорыла, тупорыла, полдвора рылом изрыла.
   Собрала добычу – сто шестьдесят марок увесистыми двадцатками. Самородки тянули на тридцатку. Рубин вообще лучше было продавать в Реальности. Она посмотрела на неподвижного Бармалея, спрятала камень за голенище сапога, золото ссыпала в поясной кошель. Уселась на бревно рядом с напарником и стала скучать дальше.
   Здоровяк очнулся через полчаса.
   – Ну как? – поинтересовалась она.
   – Опять пустышка.
   – Что делать будем?
   – Давай запустим ее в Имперскую канцелярию, пусть последит за Наместником. После той резни, что учинили ариям норги, он может выйти на контакт с Властителем. Или он сам с ним свяжется, что вернее.
   – Давай. Запускай.
   – Мм… И еще, я хотел с тобой серьезно поговорить…
   – Я вся внимание. Нема, как катафалк.
   – Понимая специфичность нашей миссии и все такое… Я хочу тебя откровенно и прямо спросить: детка, ты не слишком увязла в местных делах? Мы здесь временно и не за этим, хочу тебе напомнить. Не слишком ли ты увлеклась, оказывая помощь своему фавориту? Как он без тебя будет потом, ты об этом подумала?
   Бармалей внимательно посмотрел крысе в глаза. Та по-человечески кивнула и спрыгнула с его колен.
   – На, возьми на дорожку. – Выкуси сунула биомеханизму последний кусок сырокопченой колбасы. Крыса радостно уцепила ее зубами и поскакала в траву.
   – А я тебе хочу напомнить, в свою очередь, – гордо заметила Выкуси, хотя тень легкого румянца заиграла на ее щеках, – что так называемый мой фаворит, – она выразительно показала в воздухе кавычки двумя пальцами, – неразрывно связан с приходом в эту локацию Прорицателя. И если я что-то делаю, это лишь увеличивает вероятностные линии максимально благоприятного для нас исхода.
   – Ну-ну, – миролюбиво проворчал Бармалей. – А я уж думал, что тут дела амурные… а тут вон что, оказывается… наука, одним словом!
   Выкуси гневно сверкнула глазами. Вокруг нее закрутилось несколько маленьких пылевых вихрей, поднимая в танце опавшую листву.
   – А если и так? Ты что-то имеешь против? И вообще, установление нового, устойчивого административного порядка в этой локации – есть наша второстепенная задача. Создавая небольшую волну возмущения, мы лишь оставляем себе возможность маневра в случае непредвиденного развития событий. Главное же для Элеадуна – отследить цепочку с этого Полигона. К какому Иерарху потянутся следы. Гонец уже прибыл. Вот им мы и займемся в первую очередь.
   – Займемся. Во имя нашего благословенного матриархата. Камень отдай.
   – Не отдам. Я теперь коплю, забыл? Эта добыча для Реальности.
   – Пошли гонца в Элеадун и копить не придется. Транжира. Все командировочные ухнула. Теперь подрабатывать приходится.
   – Сам знаешь – сдохну, а просить не буду. И камень не отдам, вопрос закрыт. Все, пошли.
   – Ну пошли.
   И они пошли.
   До места добирались долго – то гномы попадались, то орки, то ифрит, так что под конец оба стали напоминать передвижной «блошиный рынок». Особенно много времени потратили на ифрита – гонялись за ним почти час, а в итоге выяснилось, что он не умеет ни разрушать города, ни строить дворцы. Пришлось долго изводить его допросом, прежде чем он раскололся на захудалое тусклое колечко, рабом которого сам же и оказался.
   В итоге только после полудня они вышли в горную страну дикого и угрюмого вида. Вокруг вздымались острые пики высоченных скал, между которыми лежали сумрачные ущелья, поросшие еловым лесом. Бармалей вынырнул в Реальность, снова Погрузился.
   – Здесь?
   – Здесь, – подтвердил он. – Вот отсюда и дотуда.
   – Ну и задница, – мрачно буркнула Выкуси.
   Они уже три раза садились на хвост нужному для них человеку и выяснили, что он живет в Верхних Печорах. Видимо, из соображений безопасности предпочел снять частную квартиру. Один раз удалось даже сфокусировать квартал, но не более – эмиссар был очень осторожен и до дома по Миру никогда не добирался, выныривая в Реальность на подходе. Парочка авантюристов облепила всю округу скрытыми камерами, но пока никого не сфокусировала. Найти одного человека в микрорайоне многоэтажных новостроек очень тяжело, а если не знаешь, как он выглядит, просто невозможно.
   Они сначала облазили все окрест, стараясь найти хоть какую-нибудь зацепку. Увы. Тропы оказывались звериными, следы жизнедеятельности принадлежали Маленькому Народу, а трещин в скалах было столько, что обследовать каждую не представлялось возможным. Потом они снова проверили камеры слежения, вызывая недоумение прохожих: двое взрослых людей, ковыряющие столбы и кору редких деревьев, выглядели странно. Появление человека из ниоткуда зафиксировано не было.
   – Я же говорю – задница, – уныло заявила Выкуси. – Нужна крыса.
   – Крыса занята.
   – Значит, нужна еще одна. Поехали, закажем.
   – Что, прямо сейчас?
   – Нет, блин, к Новому году будет в самый раз. Поехали.
   – Я жрать хочу. И пива.
   – Ну что ты как малое дитятко! Купим по дороге шаурму и пива бутылку.
   – Нет, так дело не пойдет. Мы доедем до Сенной, спокойно пообедаем у «Улыбчивого василиска» и уж после этого поедем к Франку.
   – Ага, водка у «Василиска» – просто прелесть какая-то! Учти, больше литра пить не дам.
   – Сама, можно подумать, откажешься.
   – Не откажусь, но больше литра все равно не получишь. И к Франку съездишь один. У меня дела.
   – Знаю я твои дела, – брякнул Бармалей, но тут же поправился под жгучим взглядом Выкуси. – Ладно, шучу. Он, похоже, и вправду стоящий малый. Я подскочу позже, помогу. Но сначала – в «Василиск».
   Невероятно древний, огромный и мудрый василиск, хозяин упомянутого кабака, славился философским взглядом на жизнь, не свойственным его виду добродушием и умением создавать непередаваемую атмосферу непринужденного отдыха в своем заведении. Водку гнали гномы под чутким руководством хозяина, настаивали на хитрых корешках и травах, а потом не менее десяти лет выдерживали в дубовых бочках. Погреба кабака не раз пытались брать штурмом разнообразные отморозки, но хозяин кроме всего вышеперечисленного отличался и огромным боевым опытом. Пол-литровый графинчик его водки стоил столько же, сколько роскошный обед на шесть персон в «Свином кабаке», но клиентов хватало всегда.
   Бармалей от предвкушения сглотнул слюну.
   – Поехали, что ли?
   – А барахло?
   – Тьфу, пропасть, чуть не забыл. Надо прикопать.
   Они снова погрузились, быстро соорудили тайничок и зашагали к широкой дороге, соответствующей Казанскому шоссе в Реальности.

   Борис уверенно вел свой «БМВ» в пестром плотном потоке машин, спешащих успеть до вечерней пробки проскочить через Борский мост в Нижний. Они с Лизаветой, которая против своего обыкновения пребывала в крайне задумчивом состоянии, возвращались из Семеновской районной больницы, где так и не смогли застать Олега.
   «Просто идем по следам Бременских музыкантов», – беззлобно фыркнул про себя Борис.
   В реал они выныривали порознь и не без проблем. Вернее, Лизавета ушла там, где и должна была перейти – на своей «шабашке», а Браги пришлось выходить через провешенную Шаманом точку неподалеку от своего дома. На мобильном Бориса ждала эсэмэска от Олега: «Я в больнице. Тачка будет у моего дома, ключи в почтовом ящике». Браги тут же взял свою вторую машину, долетел до дома Степана и с немалым облегчением перегрузил в нее содержимое багажника. В процессе перемещений он успел созвониться с соклановцами, договориться с Лизаветой о том, что заберет ее от Ингрид через полчаса, и пообщаться со Степаном. Комтур, разумеется, пришел в восторг от их акции, но одновременно в его голосе сквозила немалая озабоченность. Сегодня вечером был назначен внутренний тинг в Мире. Произошло что-то очень важное, о чем Комтур даже не захотел рассказывать по телефону. На вопрос Бориса: «Что-то случилось?» – он ответил: «Да, проблема величиной с Эверест, обо всем подробно на тинге», – и тут же отключился, сославшись на срочные дела.
   Ингрид со Странником, с которыми Борис встретился у подъезда их дома, также недоумевали о причинах сбора тинга, всех переполняли скверные предчувствия, перед которыми отступил в сторону даже супертриумф с Кикиморой. Вроде бы ариям почти свернули шею, но как-то от этого не делалось легче. Пока они предавались гипотезам с Ингрид и Странником, из подъезда в легком джинсовом костюме вылетела Лизавета и от переполнявших ее эмоций, а быть может и оттого, что все самое жуткое относительно счастливо закончилось, повисла у Бориса на шее и влепила ему в щеку горячий влажный поцелуй. Все засмеялись натянутым смехом, потом Борис с Лизаветой прыгнули в машину и помчались выручать Олега.
   До Семенова доехали приблизительно за полтора часа. Быстро нашли дежурного врача в приемном отделении и под видом родственников все выведали про раненого соратника. Да, поступал, да, обморожение. Объяснил, что случайно оказался закрыт в рефрижераторе. Обморожение второй и местами, на ногах, даже третьей степени. Состояние тяжелое, но непосредственной угрозы для жизни нет. Из примененной терапии: вскрыты пузыри, сделаны спиртовые компрессы, произведена профилактическая антибиотикотерапия, очаги поражения обработаны смягчающими мазями, наложены фиксирующие жесткие повязки на конечности и голову. После процедур больной оплатил себе местную анестезию и попросил выписать ему направление для прохождения лечения по месту прописки, а именно, в тридцать третьей больнице, и отбыл туда, несмотря на плохое самочувствие, на нанятом тут же транспорте. Поскольку руки, в том числе и кисти рук, у него оказались полностью забинтованными, он с помощью медсестры сумел вызвать себе такси до Нижнего, дождался его и уехал. Борис слегка подосадовал на партнера за то, что тот не сообщил о своих стремительных перемещениях и заставил их порожняком прокатиться до Семенова, но потом сам же его и оправдал – человек держался на морально-волевых, к тому же его успели накачать обезболивающими, так что в общем неудивительно, что Олег позабыл доложиться о новом местоположении.
   Ближе к Борскому мосту трафик стал совсем плотным, и их скорость замедлилась до черепашьей. Лизавета сидела, словно загипнотизированная, и внимательно изучала пыльную точку на боковом стекле. Двигаясь потихоньку, Борис достал сигарету, не торопясь прикурил, вопросительно скосив глаза на Лизавету, но та никак не прореагировала. Он вспоминал прошедший день и размышлял.
   Бреган кельтов вместе с Верховным друидом явились на следующее утро, как и было обещано Нейлом. Их сопровождала представительная свита из пары десятков матерых василисков и отборного отряда ветеранов ящеров-арбалетчиков. Приехали кельты на огромных боевых единорогах, и Браги признался себе, что таких раньше он и не видел. После церемонных, но на удивление теплых приветствий бреган Фаррел предложил Рагнейд немного прогуляться по лесу в обществе его и друида Ангуса. Браги же были даны самые исчерпывающие гарантии ее полной безопасности. Ярл тем не менее заупрямился, но Рагнейд неожиданно вмешалась и попросила его подождать ее у костра. Отсутствовала она около часа. Вернувшись, девушка неожиданно подошла к Браги и, обняв его, сказала, что все в порядке и теперь можно трогаться в путь. Василиски кельтов проводят их почти до самого города. Фаррел подошел к ярлу, дружеским жестом положил ему руки на плечи и вполголоса, так, чтобы Рагнейд не слышала, произнес:
   – Она тебе сама все расскажет, когда придет время, а сейчас не расспрашивай ее ни о чем, прошу тебя. Скажу одно: ярл, береги девушку. Ценнее ее сейчас нет ничего ни у клана норгов, ни у нас, ни у тебя лично. Просто поверь мне, и через какое-то время ты сам скажешь спасибо за этот совет. Ваши судьбы теперь связаны между собой. И переплетутся еще теснее. И вот еще, передай Комтуру мои слова. – Бреган на секунду замолчал, что-то обдумывая. – Мы надеемся встретить вас с Рагнейд через две недели в нашем главном дунуме Брейдене. Это между Семеновом и Сухобезводным. Наши следопыты будут дежурить на тракте, поджидая вас. Мы ждем вас, чтобы начать переговоры о военном союзе в том случае, если наша помощь вам потребуется. Взамен мы попросим Гноллвельде, а возможно, и что-то еще. Но, в любом случае, следующая наша встреча станет встречей друзей, я обещаю. Если кто-то из норгов пожелает составить вам компанию, мы будем рады их видеть. – Фаррел замолчал, и Браги склонил голову в знак благодарности.
   Потом Браги крепко обнялся с Фаррелом, Нейлом, его сыновьями и друидом. Кельты и правда оказались искренними и прямодушными людьми. Или хотели ими казаться? После чего они расстались, договорившись вновь встретиться через четырнадцать дней.
   Военный союз – дело нешуточное. И совершенно неожиданное. А Рагнейд стояла рядом, хитро, весело и кокетливо поблескивая своими глазищами.
   Теперь Борис еще раз проговаривал про себя слова Фаррела и представлял, как огорошит сегодня ими весь внутренний тинг. Что касается недвусмысленных намеков кельтов насчет их с Рагнейд судеб… Это было очень приятно и интригующе. Но к мыслям о девушке уже начали примешиваться угрызения совести – он вспомнил об Олеге. Хотя ничего еще не произошло, Борис знал себя очень хорошо. Если он чего-то еще и не сделал, так сделает обязательно, особенно если этого делать не стоит. Такова уж его ярлова зловредная натура.
   «БМВ» проползла мост и вырвалась на оперативный простор. Через пятнадцать минут они были у ворот больницы. Лизавета прошла в приемный покой и снова на правах родственницы поинтересовалась, в какую палату положили Олега. К ее немалому удивлению, медсестра из приемного покоя тут же вызвала дежурного врача. Через пять минут они с Борисом сидели в кабинете того же самого маленького самодовольного доктора, с которым, по словам Лизаветы, Олег так нелицеприятно обошелся в прошлый свой вынужденный визит, когда Лизавета доставила его в больницу на «скорой». Сказать, что врач был взбешен – значило не сказать ничего. Он, оживленно жестикулируя, немедленно припомнил предыдущий случай, когда больного привезли в полном коматозе, а через пять минут после прихода в сознание он непринужденно и как ни в чем не бывало послал медицину ко всем чертям и выписался. Нынешний эпизод оказался не менее драматичным. На этот раз пациента доставили с диагнозом холодовое обморожение и гипотермия, а также холодовой нейроваскулит. И это когда температура по области за последние две недели не опускалась ночью ниже плюс пяти. Лизавета заикнулась про рефрижератор, но врач лишь раздраженно отмахнулся и поинтересовался, с чем ее молодого человека привезут в следующий раз? С радиационным ожогом? Космической лихорадкой? Или, может быть, покрытого свежей плесенью в сорокаградусный мороз? Браги, хранивший до поры молчание, откашлялся и негромко, но чрезвычайно веско посоветовал доктору оставить свои фантазии и сказать родственникам больного, как им можно его повидать и каково его нынешнее состояние. Врач встретился с ним глазами, несколько раз судорожно вздохнул, как рыба, выброшенная на берег, даже слегка всхлипнул, подавившись воздухом, потом обреченно махнул рукой и выбросил из ящика на стол расписку Олега, точную копию той, что Олег оставил при предыдущей выписке.
   – Значит, он уехал домой? – грозно навис над доктором Браги. – Что же вы мне тут голову морочите полчаса?
   Врач энергично замотал головой.
   – Не уехал. Его забрали. За ним приехала девушка. Тоже родственница, – добавил доктор, ехидно посмотрев на Лизавету.
   – Как она выглядела?
   – Я вам что… – вскинулся медик, но поперхнулся, поймав недобрый взгляд Бориса, и добавил: – Высокая. Стройная. Красивая.
   – Вика, – с сомнением произнесла Лизавета.
   – Кто-кто? – переспросил Борис.
   – Да есть тут одна претендентка, – усмехнулась Лизавета и переспросила доктора: – Волосы каштановые? Каре?
   – Нет, блондинка. Волосы длинные, – с видимым злорадством ответил врач.
   – Ничего не понимаю… – развела руками Лизавета.
   Когда они проходили к выходу мимо поста медсестер на этаже, их поманила рукой пожилая санитарка.
   – Вы не Олега часом ищете?
   – Да-а-а, – ничего не понимая, протянул Борис и про себя подумал: «Вот, завели разведчика, и в клане тут же начались шпионские истории!»
   – Он велел вам записочку передать. – С этими словами старушка протянула им сложенный вдвое листок бумаги, явно вырванный из чьего-то блокнота.
   Борис быстро пробежал глазами сообщение, написанное аккуратным округлым женским почерком:
   «Привет, партнер. Мне тут слегка подпортили шкурку, но все образуется. У меня, похоже, крупные неприятности, и я вынужден пока залечь на дно. Не волнуйся и скажи Лизке, чтобы тоже не волновалась. Больше пока ничего сообщить не могу. Разыскивать меня не надо. Как только сумею – сам дам о себе знать. И вот еще что, за Лизавету головой отвечаешь, хорошо? До связи».
   Борис передал записку Лизавете и поинтересовался у санитарки:
   – А позвонить он что, не мог?
   – А это вы его сами спросите, – бойко парировала старушка. – Мне велено вам записку передать, если появитесь, вот и все.
   – Все чудесатей и чудесатей, – бросил Борис и обернулся.
   В коридоре мелькнула голова испуганного доктора, и дверь в ординаторскую с шумом захлопнулась.
   – Ты чего-нибудь понимаешь? – спросил Борис Лизавету.
   Та отрицательно покачала головой.
   – Вот и я тоже. Ничегошеньки не понимаю. Ну да ладно. Мне еще системник до дома везти. Тинг скоро. Давай я тебя до твоего женского общежития подброшу, а завтра созвонимся. Идет?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация