А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 21)

   Виктория в течение последовавшего за выяснением отношений вечера особенно поспособствовала такому повороту событий. Нимало не смущаясь присутствием посторонних, даже своего парня, она напропалую кокетничала с ним на протяжении всей вечеринки. Олегу пришла в голову мысль, что, не будь вокруг народа, они бы уже наверняка оказались вдвоем в ее постели. Лизавета не могла не замечать этого, но, по своим соображениям, никак на происходящее не реагировала. Парень Виктории, видимо, по своему обыкновению занялся путешествием соло на дно коньячной бутылки, и ему было абсолютно индифферентно, что вокруг происходит, словно он вообще находился один посреди пустыни.
   Кроме двух пар на дне рождения присутствовали несколько коллег с работы Вики и Лизаветы, а также ее родитель. Звали его Бенедикт Петрович, был он человеком шумным, эмоциональным и крайне хлебосольным. Под «выпить рюмочку коньячку» он подразумевал уговорить минимум по бутылке на каждого из присутствующих, а так как дамы сегодня были аккуратны с алкоголем, на долю мужчин пришлось почти по литру. Спасло только то, что пили под изумительную стерляжью уху, котлеты по-киевски и великое изобилие холодных закусок.
   Семья у Виктории была состоятельная, торговали очень серьезным антиквариатом. И, видимо, дружная семья, хотя более странной пары, чем ее родители, трудно было себе представить. Отец, при его темпераменте и габаритах боксера-тяжеловеса, являл собой первородный Хаос. За столом он сыпал прибаутками и анекдотами, над которыми сам же хохотал громче всех, фамильярно всех тискал, в том числе и Олега, и как-то незаметно вытянул из него всю информацию, касающуюся его биографии и взглядов на жизнь. Мать Виктории оказалась статной блондинкой потрясающей красоты. Она присутствовала на празднике своей дочери в виде фотографии на стене, поскольку в данный момент находилась в чрезвычайно важной европейской командировке. Чувствовалось, что в семье и бизнесе верховодит она, а эксцентричность мужа воспринимает как милые шалости большого ребенка. Говоря о своей маме, Виктория упомянула, что маме часто приходится подолгу жить за границей, и, глядя на ее фото, Олег понял, что именно так должна выглядеть одна из ведущих экспертов-антикваров мирового уровня.
   Вообще в течение вечера Олег не раз себя ловил на мысли, что со стороны кажется, будто они с Викой – пара, причем папа Вики явно благоволит к бойфренду своей дочери, а ее реальный парень и Лизавета – случайные посторонние люди. Лизавета непрерывно ковырялась в своем телефоне, демонстративно игнорируя происходящее, Викин бойфренд иногда отпускал глубокомысленные замечания либо философского свойства, либо касательно наполнения своего пузатого бокала.
   Неудивительно, что когда вечер закончился, в чувствах и мыслях Олега царил полный сумбур. Коньяк, холодность Лизаветы, сексапильность Виктории совершенно сбили его с толку. Лизавета, в соответствии с их новым регламентом отношений, добросила его на такси до дома и была такова. Олег поднялся, постоял немного с сигаретой на площадке перед дверью и пошел отсыпаться, дав слово при первой же возможности пригласить к себе Вику и окончательно разрубить этот гордиев узел.

   Виса тринадцатая

   На волоске от смерти
   Борис был явно зол и по дороге пару раз агрессивно подрезал ни в чем не повинных водителей. Олег понаблюдал за ним минут десять, потом рискнул спросить:
   – Проблемы, партнер? А ведь любой машины хватит до конца жизни, если гонять достаточно лихо…
   – Не то чтобы… – прорычал ярл. – Представляешь, какое паскудство! Вчера эта нацистская рожа, Людвиг Шпеер, пытался натравить на меня русов.
   – А ху из Людвиг Шпеер?
   – Шеф абвера. Блин-банан, все время забываю, что ты во многое еще не въехал. Нет, но какая сука! Блин, если некоторых людей смешать с дерьмом – получится однородная масса!
   – Ты-то откуда узнал?
   – Князь слил инфу.
   – Князь Молот?
   – В городе только один князь.
   – Вот так позвонил и сказал?
   – Ну да. Позвонил, пригласил на ужин и сказал. Не боись, нас никого по номеру не вычислить, у всех зарегистрированы на левых камрадов. И я знаю несколько очень интересных телефонов. При определенных обстоятельствах иногда приходится звонить самым неожиданным людям.
   – Насколько я понимаю, князь Молот просил об услуге.
   – Правильно понимаешь. Тебе не встречался в Мире Игрок с иностранным акцентом?
   – Нет. А что, есть и такие?
   – Значит, есть. Князь просил, если не затруднит, при встрече напоить, накормить да выведать, кто таков, откуда путь держит и за каким хреном в наши палестины пожаловал.
   – Ты это сделаешь?
   – Конечно. И ты сделаешь, если его встретишь. А еще лучше, позовешь меня, обработаем вместе. Я-то его с гарантией перепью, а вот ты – не факт. Если этой информацией интересуется князь Молот, значит, она будет интересна и нам.
   – И ты передашь ее князю?
   – Разумеется. А потом постараюсь посмотреть, как он ею распорядится. И что вообще это значит. Кроме того, Молот намекнул, что заинтересован в оказании помощи лично мне и клану вообще. А его помощь может быть весьма кстати.
   – У него-то какой гешефт во всем этом?
   – Неужели не понятно? Он сталкивает нас и ариев лбами, ему выгодно, чтобы мы резали друг друга как можно дольше. А я это знаю, и он знает, что я знаю. Но воспользуюсь его помощью.
   – Тьфу, пропасть! И здесь политика!
   – А ты как думал? Еще его интересовало, много ли у нас народу в последний год пропало без вести и не занимается ли клан норгов долговременными поисковыми проектами для создания Высших сборных артефактов. Я же ответил ему, что по части интриг у нас главные Комтур и Асмунд, со мной же лучше обсуждать проекты типа разноса вдребезги какого-нибудь кабака или пропажи без вести каких-нибудь смазливых феечек… Поржали и на том разошлись.
   – А Великие Сборные Артефакты – это что?
   – Так, ладно, новобранец, проехали, позже расскажу, дабы сейчас не вносить неразбериху в твой неиспорченный мозг. Давай лучше думать, как училку мочить будем. Есть соображения?
   – Есть. Схема простая. Там, неподалеку от ее норы, имеется скала с кривой сосной на вершине. Это наша точка «джи». Твоя позиция – на другой стороне скалы. Где – не скажу. Уж сам подумай, как там получше спрятаться. Я отступаю в твоем направлении или, что вернее, драпаю со всех ног, стараясь оставить свою драгоценную шкуру в неприкосновенности. Тилле мчится за мной, как курьерский поезд, и ты, партнер, снимаешь ее с пробега. Это – если нам не фартит. Если фартит – все дело делает мой лук. При любых обстоятельствах сейчас мы жмем к твоей точке перехода в Мидгард, ты шлепаешь в Мире к точке «джи», я – в реале, учитывая ее сегодняшний график. Все.
   – Молодчик, просто и эффективно. Принимаю без оговорок. Сам как чувствуешь, сделать сможешь?
   – Вспороть ей брюхо копьем тяжелее будет. Из лука должен справиться.
   – А ничего, что это реально крутой боец? Не чета твоему предыдущему арию?
   – Не вижу разницы.
   – Ну и ладушки. Только без шапкозакидательских настроений.
   – Учту.
   Больше они эту тему не разговаривали, каждый думал о чем-то своем. Борис припарковал машину. Олег еще раз посмотрел на расписание уроков и звонков, которые он переписал на бумажку по памяти сегодня утром.
   – Побежали?
   – Понеслись, аки ласточки. Кстати, у нас осталось сорок минут. Так что, ярл, ноги в руки. Помни, моя жизнь зависит от скорости твоего бега. Скачками, партнер, огромными скачками.
   – А ты нахал, – усмехнулся ярл. – Уважаю.
   И вышел из машины, оставив ключи в замке.
   До школы на такси Олег добрался за полчаса. Расплатился с водителем, быстрым шагом почти добежал до входа и вновь попытался представить скалу и все прочее, что видел накануне для перехода в Мир. Безрезультатно. После третьей попытки он понял, что его Погружение Третьей Степени работает только при включенном рядом системнике. Значит, нужно ждать, пока Волынцева придет домой и запустит комп. А это, в свою очередь, значит, что в Мире Хельги появится практически одновременно с Тилле. Это плохо. Времени для подготовки не останется совсем. Рассчитывать придется на удачу, быстрые ноги и таланты Браги.
   Олег дошел до соседнего с Волынцевой дома, уселся на лавочку перед подъездом и сделал вид, что увлеченно переписывается с кем-то по мобильнику. Этакий тип незадачливого ухажера, поджидающего свою подружку. Бестолкового, а потому – безвредного. Минут через двадцать он краем глаза отметил сухую сутулую фигуру, скрывшуюся в подъезде соседнего дома. Так, Игра началась. Вместе с ударами сердца Олег отсчитывал шаги главного некроманта клана ариев. Поднимается на лестничную площадку первого этажа. Сосредоточенно роется в безразмерной учительской сумке, заваленной школьными тетрадками, ища брелок со связкой ключей. Щелкает старым замком обшарпанной входной двери и входит в темную прихожую, пропахшую старыми газетами. Нетерпеливо скидывает камуфляжный прикид терапевта детских душ и идет на маленькую кухню готовить скорый немудреный ужин. Нет, сначала включает комп, чтобы прогрелся, а потом уже идет на кухню. Олег глубоко вздохнул, как перед нырком в воду, и начал погружаться. Скала в полусотне шагов, поросшая выжженной солнцем жесткой травой. Сосновый бор с вековыми деревьями, привольно раскинувшими свои кроны. Просторное широкое поле, покрытое густой порослью уже поникших луговых трав с мрачным курганом посередине.
   Хельги опустился на четвереньки, скрываясь в высокой траве, и огляделся в поисках выгодной позиции. Идеальное место – опушка рощи за спиной, но очень далеко от кургана. Вряд ли Тилле направится в лес, а значит, снять из лука ее будет очень непросто – слишком велика дальность. Внезапно из ниоткуда рядом с курганом возникла фигура всадника. Стало быть, с ужином Волынцева решила повременить. Появление Тилле было до киношного эффектно. Ее фигуру золотистым муаром окутывал широкий плащ с капюшоном, украшенный зелеными эльфийскими рунами. Под ней нетерпеливо гарцевал огромный молочно-белый конь, практически без шерсти, с кожистыми складками на боках и кроваво-красными глазами и губами. Похоже, конь-вампир, о таких Хельги даже не слышал. Высокая трава вокруг Тилле сразу заходила бурными волнами, словно исполняя неведомый танец. Катарина тронула поводья и медленно направилась в сторону центра города. То есть в противоположную сторону от Хельги. Разведчик скрипнул зубами от досады. Он натянул свой композитный лук и тщательно прицелился, метя в шею чуть ниже головы. Плащ некромантки, скрывая контуры ее фигуры, существенно затруднял прицеливание. Выстрел. Стрела викинга вонзилась именно туда, куда Хельги и рассчитывал попасть. Тилле упала на шею своему скакуну, и ее полностью скрыло голубое сияние. Убита? Ранена? Норг послал еще стрелу, но та, словно вдоль магнитной линии, обогнула Тилле и ушла в поле.
   Внезапно трава вокруг некромантки перестала водить волновые хороводы, и эти волны потекли по направлению к Хельги. Что бы в них ни скрывалось, викингу не захотелось с этим встречаться, и он рванул со всех ног к спасительной опушке. Тилле выпрямилась в седле, развернула своего молочного жеребца и также поскакала к разведчику. Покушение явно пошло не по плану. Добежав до первой сосны, Хельги развернулся и ясно увидел, кто его преследует. Четыре гигантских костяных змеи, каждая величиной более десяти метров в длину, с оскаленными мертвыми пастями и пустыми глазницами, настигали его. Две широким полумесяцем охватывали утес с обеих сторон, чтобы преградить разведчику путь, две с настойчивостью ищеек позли прямо по его следу. Костяная Погибель – любимые комнатные зверушки арийской некромантки – неуклонно приближались к викингу. Хельги взвыл, и навстречу Костяной Погибели рванулась стая волков. Откинувшись в седле, Тилле сделала магический пасс, и разведчик на всякий случай упал на траву. Когда он поднял голову, увидел, что ствол сосны, за которой он прятался, скрутила неизвестная гигантская безжалостная рука. Дерево было мертво, словно иссушено пустынным ветром. Волчьей стаи как не бывало. В полуметре над норгом прошло заклинание Дыхания Смерти, уничтожая все живые организмы на своем пути. Хельги бросился вокруг кургана, стараясь избегать открытых мест. Оббежав скалу до половины, он увидел, как из травы в двадцати шагах впереди поднялась огромная костяная пасть. Кольцо сомкнулось. Бежать больше было некуда. В отчаянии викинг кинулся к ближайшей сосне и стал карабкаться вверх по стволу. Долез до крупного сука метрах в семи над землей и глянул вниз. Все четыре Костяных Погибели дисциплинированно собрались внизу и с бесконечным терпением глядели вверх. Хельги полоснул по ним Огненной Плетью, но на змей это не оказало ни малейшего действия. С холма спустилась Катарина Тилле и неспешным шагом заехала под сень соснового бора. Ее лицо-зеркало в ореоле белоснежных волос, жестких, как стальная проволока, было непроницаемо. В руке она держала стрелу Хельги, которую небрежным жестом отбросила под копыта своего кошмарного вампира-коня. Арийка спешилась, сделала руку козырьком, посмотрела на Хельги, сидевшего на сосновом суку, словно белка, и весело расхохоталась.
   – Нет, я должна признать, юный норг, ты – это нечто! – Ее голос был наполнен хрустальной мелодичностью и не вязался с мрачной репутацией наперсницы живых мертвецов, которых она сотнями бросала в сражения против врагов клана ариев. – Вы посмотрите – какова дерзость! И наглость!
   Она вещала словно для аудитории, но ее единственными слушателями оставались Хельги, конь, сжевавший кожистыми губами шуструю полевку, и еще четыре костяных змеиных морды с невидящими глазами.
   – Может, отзовешь своих гадов и поговорим тет-а-тет? – закинул удочку Хельги, озираясь вокруг. Похоже, Браги некстати запаздывал.
   – Если у тебя есть собака, зачем лаять самому? – резонно ответила Катарина.
   – Должен признаться вам, что вы дерьмово выглядите. Это сейчас в моде, да? Вроде Новый год не скоро, можно не одеваться, как елочная игрушка. – Разведчик попробовал подъехать с другой стороны.
   – Ха-ха, наивная попытка вызвать во мне гнев и попробовать спровоцировать на личный поединок? Жест отчаяния? Отчего бы тебе не попытаться для разнообразия включить свой интеллект?
   Хельги отдал некромантке должное – ее вывод оказался прискорбно близок к истине.
   – Даже жалко, что ты так быстро сдался… У моих питомцев вместо зрения – теплолокация, так что Скрытность на них не действует, могла бы получиться прелюбопытнейшая охота. Вынуждена сказать, что я просто в растерянности от многообразия вариантов вашей кончины, юный норг. Могу лишь обещать, что она будет крайне болезненной и бесславной. Нет, нет, я не дарую тебе чести умереть от моей руки. Или даже от зубов моих змеек. Так будет слишком просто. В свою армию скелетов я также тебя не приму, поскольку сегодняшний твой поступок явно свидетельствует о слабоумии, а мне идиоты не нужны… Хотя стрела твоя и пробила мне трахею, глупо было надеяться, что я мгновенно потеряю сознание и не успею воспользоваться зельем Здоровья. Это дерзко, наивно и просто неумно! Хотя, признаю, очень больно. О, я поняла, как все случится! Ты падешь от сонма насекомых, созданий без единого уровня, и сам в следующей жизни познаешь все прелести существования микроба!
   Тилле сделала пасс, почва вокруг ствола зашевелилась, и по сосне вверх медленно двинулось кишащее полчище из тысяч муравьев, фаланг, скорпионов, многоножек и ядовитых сколопендр. Хельги немедленно испепелил эту живность Сгустком Огня. Кора сосны задымилась.
   – Осторожней, норг, ты рубишь, вернее, поджигаешь сук, на котором сидишь. И, кстати, хорошо, что ты не пытаешься атаковать меня магией. Видимо, несмотря на врожденную тупость, в тебе присутствуют зачатки здравого смысла. Ну что же – устроим соревнование, что случится первым: кончится твоя мана или сгорит твоя сосна. – Тилле вновь вызвала к жизни полчище ядовитых пауков и прочей мелкой мерзости.
   Вдруг головы Костяной Погибели повернулись, как намагниченные, и уставились на пространство за спиной Тилле. Раздался свист, звон бьющегося стекла, и зеркальная голова Катарины покатилась по мшистой траве.
   За телом арийки стоял Браги и опускал меч.
   – Если вы ждали благоприятного момента – это был он. Лично я предпочитаю вести дискуссии, когда враг находится в таком положении! – с этими словами Браги снес голову ее коню. – Есть больше шансов остаться непонятым, зато намного меньше возможности стать убитым! Наслышан я и про эту скотинку – ее каждый день поили эльфийской кровью.
   Змеи кинулись на воина. Браги легко ушел от атаки всех четырех, отбив ее плавным движением меча, причем на выходе из вольта одна Костяная Погибель также была обезглавлена. Хельги ссыпался с дерева и с остервенением начал расправляться со змеями, пригвоздив копьем череп одного монстра к земле и охотничьим ножом методично отделяя его от туловища. Браги с изящной легкостью отрубил голову еще одному чудовищу, а последнему раскрошил черепную коробку страшным ударом навершия меча и флегматично принялся наблюдать за усилиями Хельги. Неофит прикончил Костяную Погибель и поднял выпавшую ему под ноги книгу Уровня.
   – Двенадцатый! И четвертая Стрельба! – гордо провозгласил он.
   – Взял бы уже Владение Оружием. Право слово, мне как командиру хирда просто стыдно смотреть на твои мучения с копьем! – посоветовал Браги.
   – Моя сила не в этом…
   – «Сильнее всех – владеющий собой»?[70] – подначил его ярл.
   – Фига се, Браги, ты не перестаешь меня удивлять! «Сильнее тот, кто первый!»[71] – мгновенно вернул подачу Хельги. – А вообще, с тебя, партнер, крепко причитается, пока я ей и ее выводку тут глаза отводил от твоей медвежьей поступи, меня пять раз в капусту нашинковать могли…
   – Ну что же, причитается так причитается, я всегда – за, коль повод есть… И почти всегда – за, когда нет повода… А вообще, классно сработано, партнер, с почином нас! Очередь за Кикиморой, только там такой халявы не предвидится, это уж как пить дать… Ну что ж, теперь считать мы стали раны… в смысле – делить трофеи… От мертвечины ее толку нет, взять нечего, но посмотрим, что многоуважаемая Катарина Тилле носила с собой.
   У арийской некромантки с собой оказались немногим более полутысячи золотом и совершенно умопомрачительный набор артефактов: Мантия Короля Нетопырей, усиливавшая способности к магии Смерти и делавшая своего владельца на несколько секунд неуязвимым для холодного оружия – это именно она защитила Тилле от второй стрелы, посланной Хельги; уникальные Латы Живого Мертвеца, дававшие возможность создавать новые существа типа той же Костяной Погибели; Сапоги Адского Зноя, прибавлявшие один уровень к магии Огня; Перстень Золы, с помощью которого можно было засыпать пеплом целый город; Обруч Тайны, делавший владельца невосприимчивым к заклинаниям всех Школ Магии ниже третьего уровня; Талисман Могущества, втрое усиливавший ману и вдвое ударные магические способности; Пояс Вампира, позволявший выпивать жизнь из врагов и вливать ее в дружественных юнитов, а также еще несколько менее ценных амулетов и полный мешок зелий на все случаи жизни, включая зелье Обожания со свойствами сильнейшего афродизиака.
   – Весь наборчик тянет тысяч на семьдесят, – ошеломленно подвел итог Браги. – Если не больше.
   – Поздравляю, партнер.
   – Э-э, погоди-ка…
   – Нет-нет, сам же меня учил правилу раздела трофеев, – запротестовал Хельги.
   – Гм, тут ты прав. Но между нами – твоя здесь законная четверть, без тебя бы я с ней мог и не справиться… Знаешь, давай так, предупреждаю заранее, иначе обижусь и обижусь крепко, ты забираешь Сапоги Зноя – это тебе в кассу как Магу Огня, Талисман Могущества, несколько амулетов и всю ее наличность… И принимаешь это не в качестве раздела трофеев, а в качестве моей исключительной благодарности за оказанную в бою помощь. И прошу, партнер, не кобенься, а прими то, что тебе предлагают от чистого сердца. Договорились?
   – Разве я смею обижать главу Ветви Силы? – ухмыльнулся Хельги.
   – Вот паршивец этакий! Ладно, хватаем барахло и отваливаем тайными тропами. Бдительность не теряем, помним, хоть формально и перемирие, но мы на вражеской территории. Веди, разведчик!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация