А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уровни Мидгарда" (страница 18)

   Виса десятая

   Небольшая поучительная история и рождение Рагнейд
   Наместник жестом радушного хозяина налил всем густой янтарной настойки с запахом аниса и предложил располагаться поудобней.
   – Я хочу обратиться к тебе, Людвиг. Я ценю тебя как профессионала, в клане нет тебе равных по качеству Разведки и Дознания. Жесткие слова, сказанные мной о тебе сегодня, должны подчеркнуть неординарность сложившейся ситуации и настроить всех на максимально серьезный лад.
   Шпеер с достоинством кивнул. Он признавал, что управление кланом – это, прежде всего, политика. Кляйст, Пильхе и Кикимора хранили напряженное молчание. Все понимали, что сейчас речь пойдет о чрезвычайно важных и секретных вещах. Каждый из них провел в Мидгарде уже более семи лет и видел, что сейчас тут начало твориться нечто необычное. Ходили слухи об артефактах невиданной силы, появились чужаки, которые приходили из ниоткуда и так же в никуда исчезали, среди местных жителей упорно бродили сплетни о надвигающихся переменах. Наместник устроился на своем золоченом троне и оглядел своих приближенных.
   – Я пришел в этот мир двенадцать лет назад. Это случилось очень давно. Тогда все было иначе. Я хочу немного рассказать вам о тех временах. В городе доминировал клан кельтов, дикарей, лесных убийц. Они не имели четкой организации, дрались, как варвары, не признавали тактики боя, и все равно с ними никто не мог ничего поделать. Они били любой клан по выбору. Раздавали оплеухи и нам, и русам в равной пропорции, не особенно их подсчитывая. Дело зашло так далеко потому, что среди их друидов был Прорицатель. Человек-легенда, знающий заранее судьбы всех и каждого, могущий предсказать исход любой битвы. От него не могли укрыться ни количество войск, ни подготовленные маневры, ни тайные интриги. С ним кельты оказались почти неуязвимы. Даже Старейшины и Властитель Мидгарда не в силах были с ним совладать, потому что для него не существовало потайных углов и сзади у него всегда имелась пара лишних глаз. Кончилось это тем, что все кланы и нейтралы объединились против кельтов. Их начали подстреливать по одному. Их истребляли в теплой постели и за обеденным столом, отправляли к Создателю во время молитвы и в нераскаянном состоянии… В общем, за три месяца клан кельтов поредел втрое, и сам Прорицатель не в силах был это предотвратить, потому что атаки следовали со всех сторон, и на место одной замеченной и отведенной угрозы приходило три спонтанных и неотвратимых. Перед последней битвой с русами Прорицатель, видя ее окончание, заперся в своем замке и подорвал его вместе со всеми жителями заклинанием Имплозии…
   – Говорят, его не существует, – неуважительно перебил Наместника маг Пильхе.
   – Нет, Адольф. Просто есть несколько таких заклинаний, которые можно найти только в специальных магических фолиантах, они уникальная редкость и встречаются раз в несколько лет. Разумеется, Прорицатель знал, где их искать.
   – А почему он не использовал это заклинание против русов? – поинтересовалась Кикимора.
   – Есть такие вещи, на которые невозможно решиться. Имплозия срабатывает и в Мире, и в реале одновременно. Здесь взлетел на воздух замок, в реале в щепки разметало от взрыва газовых баллонов кондитерский цех. Если бы это случилось на поле боя – на его совести было бы более сотни смертей.
   – Значит, он погиб и в Реальности тоже? – уточнил Кляйст.
   – Да. А клан кельтов был наголову разбит русами. Их осталось после битвы всего семнадцать человек. По нашим законам оболочка их Машины Клана была сломана Старейшинами, а Талисман Клана перешел к сообществу норгов. Так клан норгов появился среди нас. Кельты же ушли на север, оставаться в городе они не могли – их слишком ненавидели все: и люди, и нелюди. По моим данным, они обосновались за Ветлугой, и с тех пор о них ничего не слышно. Наша сиятельная ведьма может о них рассказать больше, ее владения граничат с кельтскими охотничьими угодьями, но, насколько я знаю, кельты крайне неохотно идут на любые контакты, предпочитая добровольное затворничество. Хотя, надо иметь в виду, – они затаили злость и ненависть ко всему городу, и особенно к уничтожившим их русам. К чему я рассказал вам это все… Если против нас начнут сейчас действовать норги в союзе с одним или несколькими сообществами, – у нас нет шансов устоять. Ведь у нас нет своего Прорицателя, как у кельтов. Поэтому мы должны жестко реагировать на любой шум у себя за спиной…
   Все согласно покачали головами. Причины паранойи Наместника начали проясняться. Лишь Людвиг Шпеер, казалось, напряженно думал о чем-то своем.
   – Теперь о Прорицателе. Он погиб одиннадцать лет назад. Но Старейшины предрекают появление его способностей вновь. И это может очень скоро случиться. Старейшины не хотят повторения истории с кельтами. И если Прорицатель вдруг появится – они непременно попытаются убить его. Вопрос – в чей клан он придет…
   – Нам надо вербовать больше неофитов, чтобы увеличить вероятность найти Прорицателя? – осведомился Кляйст.
   – Нет. Судьба Прорицателя уже определена и не зависит от этого… Мы должны держать свои глаза открытыми, если он будет у нас – укрыть или защитить, если у наших врагов – уничтожить любой ценой. В любом случае, не только мы знаем об этом, и вокруг его фигуры сразу начнет что-то происходить….
   – Неужели вы считаете, что тот неофит-норг… – проронил Пильхе и замолчал, пораженный догадкой.
   – Вряд ли. Этот норг – воин. Прорицатель взаимодействует с тканью и энергией, он должен быть магом или ведьмом. Но с этим норгом что-то не так… Я чувствую.
   – А как становятся Прорицателем? Эти способности даются от рождения? – поинтересовался Пильхе.
   – Нет. В этом как раз и кроется вся загадка. Чтобы стать Прорицателем, нужно найти особый артефакт, который появляется не чаще чем раз в четырнадцать лет. Талисман Властителя. Найти его может только неофит, новичок определенного левела и с особым набором навыков… Любой из нас пройдет мимо него десять раз и не сможет различить. Найдя его, у неофита будет два выбора – использовать артефакт для себя и стать Прорицателем или передать его сильным мира сего. Талисман Властителя входит в состав Машины Властителя, является ее мотором. С помощью Машины Властителя можно кардинально изменить существующий порядок или уничтожить его, чтобы создать новый. Например, можно создать здесь безбрежное море, населенное разными водными тварями, или футуристический край, в котором будут вместо гномов и эльфов жить многоногие моллюски, вооруженные бластерами и плазменными пушками.
   – А нынешний Властитель, стало быть, начитался Толкиена, – догадалась Кикимора.
   – Согласитесь, это не самый худший вариант, – резонно заметил Пильхе. – Но вообще, вся паника вокруг этого артефакта выглядит слегка надуманной. Какой уровень и какие навыки должны быть у неофита?
   – Боюсь, что ответ на этот вопрос знают лишь два человека. Один мертв, взорвался с газовым баллоном среди тортов и кексов, другой и под пыткой не расскажет способа, которым можно низвергнуть созданный им мир. Известно лишь то, что раз в четырнадцать лет Талисман Властителя появляется и его можно найти в течение одного года. Потом он исчезает. Снова на четырнадцать лет. Вербовать новых людей специально для этого без толку – их постреляют, как рябчиков, а мы окажемся на прицеле гнева Старейшин и Властителя. Но пребывать в блаженном неведении идиотов тоже не следует – каждому арию сейчас впору бы пришлась лишняя пара ушей и глаз.
   – Кто еще знает об этом? – спросил Кляйст.
   – Сложно сказать. Вопрос философский, все равно что спросить, насколько длинные языки у лидеров кланов. – Наместник задумался. – Сразу после Нового года клан насчитывал девяносто семь человек. Мы получили от Старейшин двадцать новых ключей для рекрутов, как и остальные кланы. Пятнадцать из них уже активированы. Кляйст, дайте мне свежую сводку по количеству личного состава.
   – Девяносто семь человек было на четырнадцатое января. Пятнадцать неофитов завербовано в течение года. Шестеро вернулись на ступень человека с низших ступеней и присоединились к клану. За десять истекших месяцев потери составили сорок два человека. Из них убито – тридцать человек, пропали без вести – восемь человек, перешли в нейтралы – четыре человека. На настоящий момент в строю семьдесят шесть человек. Из них: тридцать девять человек – Военная Ветвь, двадцать человек – Маги, семнадцать человек – ведьмы.
   – Этого должно хватить, – прошептал Наместник. – Шпеер, подготовьте мне сводку о пропавших без вести. Меня интересует вся информация – вплоть до клички любимой кошки. На этом заседание объявляю закрытым, – сказал глава ариев и по обыкновению исчез.

   Олег проснулся рано утром. За окошком шумела пятничная суета большого города. Машины на дороге за окном, источая выхлопные газы, начали группироваться в плотную пробку. Пара мужичков во дворе, озабоченных привычной утренней жаждой, громко между собой переругиваясь, деловито исследовала содержимое своих карманов. Лизавета спала беспечным сном алкоголика, с головой завернувшись в теплое шерстяное одеяло. Он достал из куртки сигареты, поставил чайник и пошел в ванную умываться. После принятия водных процедур Олег еще не успел допить свой первый кофе с «курятиной», как на кухню заявилась его растрепанная и заспанная половина. Судя по блеску глаз, настроена она была решительно и твердо намеревалась продолжить прерванный вчера разговор. Ничего женщины не любят настолько, как выяснение своих отношений с мужчиной, особенно если у них при этом сильная позиция с надежным запасным вариантом.
   Олег, не говоря ни слова, налил Лизавете кофе, и тут зазвонил его сотовый телефон.
   – Проснулся, бродяга? – раздался в трубке бодрый голос Степана. – Я заскочу?
   – Мм, заходи через десять минут, мы только встали.
   – Хорошо.
   – Слушай, накинь чего-нибудь, Степан сейчас придет, – виновато сказал Олег Лизавете.
   Та всплеснула руками.
   – Блин, мы же поговорить хотели! – возмущенно вскинулась она.
   Олег, не реагируя на эмоции своей пассии, оглядел квартиру. Вроде все прибрано, тот же нехитрый быт, но уже какой-то непривычный и чужой после пяти дней подряд в Мидгарде. Меньше чем за неделю он успел отуземиться.
   – Срочное дело, прости, поговорим позже, – отрезал Олег и пошел в комнату одеваться.
   Натягивая джинсы, он кинул взгляд на угрюмо темневший экран телевизора. Скажите на милость, кому теперь нужен этот ящик, единственная цель которого – отвлечь простого человека от происходящего со страной кошмара. Почему-то именно телевизор вызывал теперь у Олега наибольшее раздражение. Он понимал, что все эмоции основаны на контрасте той яркой жизни, наполненной борьбой и ежедневными приключениями с бесцветным существованием в реале, но ничего не мог с собой поделать. «Ничего, выведу тысяч пять евро и быстренько все здесь преображу», – успокоил он себя, вытаскивая из-под кучи одежды на спинке стула домашнюю полинявшую футболку.
   Лизавете не оставалось ничего, кроме как последовать его примеру. Через десять минут настойчивой трелью прозвенел входной звонок. Вошел Степан, кряхтя под тяжестью системника. Олег погасил естественный порыв – броситься навстречу к вновь обретенной свободе, могуществу и приветственно поднял руку.
   – Здорово. Ну что встал, как столб, иди второй неси, у меня в прихожей стоит.
   – А второй зачем?
   – Попробуй подумать.
   – Лизавете? – тупо спросил Олег.
   – Да, теперь уже деваться некуда, да и клан потери понес в последнее время, срочно активируем три последних ключа. Один из них – твоей зазнобе. После расскажешь о своих приключениях.
   На последних словах из комнаты вышла Лизавета в халате и с заколотыми волосами, поставила руки в боки и с подозрением уставилась на мужчин.
   – И что это вы тут затеяли? Опять игрушки? Предупреждаю сразу – мне что один выкинуть, что два – все едино! – воинственно заявила она.
   – Ворона, – торжественно произнес Олег. – Приготовься к самому удивительному открытию в своей жизни…
   На этот раз шторы задернули сразу.
   – Помогай мне, с первого раза может и не получиться, – предупредил Степан Олега. – Ты свою берлогу знаешь теперь уже лучше меня.
   Он зря волновался. Контакт произошел практически мгновенно. От стены потянуло влажностью, запахом мха, легкий ветерок принялся шевелить волосы. Олег крепко взял свою подругу за руку, и они впервые перешагнули порог Мидгарда вдвоем.
   У женщин нервная система не в пример крепче мужской. По крайней мере, Лизавета не впала в панику, а отнеслась к новому миру так, как ребенок относится к новой погремушке. Наибольший шок, пожалуй, вызвали внешности Комтура и Хельги. Она тут же с живостью начала интересоваться, как ей поменять свою. Лекция Комтура о том, что клан воюет, и сказочная страна далеко не так безопасна, как может показаться сначала, прошла у новообращенной мимо ушей.
   Местность рядом с пещерой Хельги уже была подчищена им же. Особенных неожиданностей ждать не стоило. Викингам оставалось лишь любоваться красотами, не рассчитывая встретить что-то, заслуживающее внимания. Новый воздух, новая сказочная страна, прихотливый пейзаж из переплетения растений всех климатических поясов вскружили Лизавете голову. Побродив немного по окрестностям, они наконец присели отдохнуть на поляне под раскидистым дубом. Пространство вокруг просматривалось во все стороны. Хельги поднял возвращенный Тимуром лук и сбил с ветви лавра глухаря, которого приметил еще шагов за сто. Комтур одобрительно хмыкнул. Прогресс в действиях неофита был налицо. Пока Хельги деловито освежевывал дичь, лидер клана собрал влажный от осенней сырости хворост и Сгустком Огня запалил небольшой костер, вызвав веселый испуг Лизаветы.
   – Добро пожаловать в мир, где магия – обычное явление, Лизавета, вернее, на нашем наречии ты будешь зваться – Рагнейд, так переводится твое имя. Я – Комтур, координатор клана викингов, призвавшего тебя в свои ряды. Устраивайся поудобнее, мне надо многое тебе поведать о жизни здесь. А потом твой супруг Хельги расскажет о своих приключениях за последние пять дней, поскольку с его похождениями связано много важных событий.
   Рассказ Комтура получился долгий, как раз хватило на запекание дичи с ароматными травами, а соль глава клана достал из своего походного мешка. Лизавета слушала как зачарованная, иногда задавала вопросы. Ее неподдельный восторг вызвал временной парадокс, существующий между Миром и реалом. Ну еще бы, какая женщина откажется полноценно прожить две молодости! Потом наступил черед Хельги. И Хельги принялся докладывать о своих злоключениях. Подробно, но не сгущая красок. Он видел, как округляются глаза Лизаветы, теперь уже Рагнейд, когда описывал сражение с Хладным драконом и издевательства ариев. Дойдя до момента появления монголов, замолчал. Комтур выжидательно смотрел на него.
   – Извини, но я не могу сказать, откуда получил помощь и кто уничтожил арийский патруль. Связан клятвой.
   – Червь Молчания?
   – Добровольный обет. Эта сила не хочет пока себя афишировать, но, к сожалению, думаю, ее помощь была направлена лично мне. В войне они нам не соратники. Обнаружив себя, эта сила рискует быть уничтоженной ариями. Что касается причин, побудивших их прийти мне на подмогу, скажу честно – понятия не имею! Уверен, что за ними стоит еще кто-то, и этот кто-то очень могущественный, – добавил Хельги, вспомнив про выкуп и свои догадки о мотивах действий монголов.
   – Хм… Сплошные загадки… Ладно… В курсе, что у нас тут творится?
   – Угу. Наслышан.
   – Мирное соглашение, конечно, штука хорошая, даже с оговорками. И эту передышку нам никак нельзя упускать, чем бы она ни была вызвана. А это значит следующее: Рагнейд мне заниматься некогда. Совсем некогда. С тобой ее оставлять нельзя – ты на арийском прицеле, даже со своими неведомыми союзниками. Если вы будете вдвоем, погибнете оба. У одного тебя еще есть шанс, но с ней вы обречены. Начнешь ее защищать, случись чего, и ее не спасешь, и сам погибнешь. Это понятно?
   – Увы, возразить нечего. – Хельги повернулся к Лизавете: – Ворона, видимо, придется тебе покурить в реале, пока тут все утрясется, ничего не попишешь.
   У Рагнейд от обиды брызнули из глаз слезы, но, стиснув зубы, она кивнула.
   – Гм… вообще-то я не это имел в виду. – Комтур немного смущенно прокашлялся и достал небольшую витую курительную трубку. – Новые рекруты нам сейчас ой как нужны, в клане всего пятьдесят два бойца в строю. Но ей нельзя выходить в Мир отсюда, риск неоправданно велик. Если Рагнейд на пару недель, на период вводной тренировки, согласится переехать к Ингрид, вернее, не к ней, а в соседнюю с ней квартиру, это будет оптимальный вариант. Там все, обстановка, я имею в виду, не хуже номера люкс в отеле, квартира отдельная, просто рядом на площадке. Они со Странником весь этаж выкупили, дети подрастают, могут и накладки быть типа той, что у вас только что произошла. Ну как вы на это смотрите? Ингрид – наставник получше меня будет. А пара недель пройдет, ваша семья соединится вновь. Ну как?
   Готовность, с какой Рагнейд согласилась, неприятным коготком царапнула сердце Хельги, но теперь ему ничего не оставалось делать, как ответить согласием. В который раз он мысленно укорил себя, что все происходит слишком стремительно, а он сам излишне пассивно реагирует на события.
   Они принялись за обед, запивали его легким ароматным медом из фляжки Комтура, передавая фляжку друг другу. Покончив с трапезой, викинги двинулись в обратный путь к пещере. Внезапно Хельги развернулся, сдернул со спины лук, мгновенно наложил стрелу, и через секунду подстреленная гарпия камнем рухнула на траву в пятидесяти шагах от них. Рагнейд охнула. Комтур с видимым удовольствием наблюдал за своим воином.
   – Арийская разведка свое получила, – ухмыльнулся он. – Теперь за тобой следить себе дороже… Придется им это усвоить…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация