А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фанатка" (страница 1)

   Мара Брюер
   Фанатка

   Часть первая. Оракул

   Глава 1. Подозрения


Мне этой ночью снился дивный сон,
Как к главной музе я явилась на поклон.
И добрые её богини и вельможи
Волшебный эликсир втирали в мою кожу.


Я видела, как все они кружились в танце,
И как чудесные узоры рисовали руки, пальцы.
И сказочный средневековый замок
Был полон пышных тел и горделивейших осанок.


И королева-муза мне сказала,
Чтоб я тебе об этой встрече рассказала,
И Чтоб ты во сне мог также к ней явиться,
Отдать ей почести и в ноги поклониться.

   Элис Кэмпбелл была очень романтичной натурой. В свои семнадцать она уже трижды была влюблена, и, конечно, каждый раз пребывала в полной уверенности, что это любовь на всю жизнь. Но жизнь упорствовала, и чувства Элис разбивались о суровую реальность. Также мисс Кэмпбелл была очень прагматичной – этим она пошла в свою мать. И хотя подруги посмеивались над ней, сама девушка считала это качество очень полезным. Кроме того, при всей своей прагматичности, Элис верила в сверхъестественное… И, казалось бы, эти совершенно несочетаемые качества именно Элис Кэмпбелл удалось скомбинировать и возвести на пьедестал. Трудно представить, что пришло ей в голову, когда она обнаружила: такое же имя – Элис Кэмпбелл – носила известная в двадцатом веке писательница и сценаристка. Та самая, которая придумала «Франкенштейна». А Элис начала двадцать первого века писала стихи и короткие рассказы, и весьма неплохие…
   У Элис были три лучшие подруги – Анжела, Элайза и Кристен. Глядя на них, каждый задавался вопросом, что может объединять этих совершенно разных девушек… Ответ несложный – любовь к рок-группе «Ghost». И если ярыми поклонницами были Анжела и Кристен, то Элис считалась настоящей фанаткой музыкантов. Хотя вопрос, что есть фанатизм, – весьма спорный. Особенно старательно оспаривала его сама Кэмпбелл, не причислявшая себя к данной категории и считавшая фанатками «Ghost» своих подруг. И, чтобы разобраться во всём этом, необходимо познакомиться с Элис поближе…
   – Алло, ну где ты ходишь? Папа достал лучшие билеты… Первый ряд. В центре!!! – ликовала Элис. – В семь с четвертью жду… Алло! Почему ты молчишь?
   – А… это, тут Дарси носится, нужно его выгулять… Да, в семь пятнадцать буду на месте. Кристен звонила. Она уже выезжает… А Лизи идёт? – растерянно отозвалась девушка на другом конце провода.
   – Ну, разумеется, все идут, Анж! Разве мы можем пропустить такое событие? – расхохоталась Элис. – Тем более, что для Кристен это своего рода… юбилейчик… Ха-ха… Опять будет вспоминать, как мы с ней познакомились. – В трубке продолжались хихиканья, как будто Элис щекотали тысячи пальчиков. – Ты помнишь?
   – Такое забудешь… – телефон будто передал улыбку Анжелы – тёплую и мягкую от воспоминания первой встречи.
   – Ну вот, совсем другое дело, Анж… – Слышно было, как течёт вода в кране – Элис закончила обед. – Я жду Лизи, мы будем готовиться к тесту по математике. Мистер Уипер не простит нам, если мы снова его провалим… Предки продлили дополнительные занятия до конца года.
   – Не занимались бы ваши предки ерундой, – резко парировала Анж. – Кому из вас нужна эта математика?
   – Аттестат! Не забывай… Именно это им и нужно!
   – А тебе? Что нужно тебе? Нельзя же всю жизнь делать то, что хотят твои предки! – Анж злилась не на шутку.
   – Ну, я буду использовать матрицы для создания нового стихотворного слога, ха-ха-ха, – Элис была крайне довольна своей выдумкой. – А ты станешь использовать интегралы для ковыряния мозгов окружающим! – В трубке вновь раздался довольный смешок. – Так что и тебе пригодится алгебра.
   – Ладно, ладно, дорогая… Дарси сейчас собьет меня с ног, щенок так подрос…
   – Или ещё хуже – тебе придётся убирать и проветривать, – не успокаивалась Элис.
   – Вот, чтобы этого не случилось… Иди, улучшай аттестат! – Анжела заразилась шутливым настроением подруги.
   – Да, всего два месяца осталось, и эта школа закончится, начнётся взрослая жизнь… – мечтательно произнесла Элис. – Ну всё, в дверь звонят – это, наверно, Лизи. До вечера! – в трубке остались короткие гудки.
   Этот весенний день в Чикаго был солнечным. Анжела обула кеды, накинула разноцветную ветровку, взяла ошейник и открыла дверь. Дарси помчался вниз по лестнице, лая от удовольствия в ожидании предстоящей свободы, и уже с нетерпением поскуливал у двери, разделявшей подъезд и улицу, манящую свежестью.
   Пятимесячный спаниель был подарком родителей Анжелы после их с Кристен «побега» в Лос-Анджелес полгода назад. Мать с отцом пытались таким способом удержать дочь от опрометчивых поступков. Они решили, что это может сдержать порывы импульсивной девчонки. По крайней мере, расчет делался именно на это.
   Минуты тянулись, как часы. Дарси всё никак не давал себя поймать. Уже пора было возвращаться домой…
   – Привет, Анж! – она повернулась и увидела Джейка Салема, их с Элис и Лизи одноклассника, высокого кудрявого паренька, открытого и доброго, не обременённого тяготами жизни. – Ты готова к тесту? – расплылся он в широкой улыбке. Над его верхней губой уже пробивался пушок, обещающий вскоре создать проблемы с регулярным бритьём.
   – О! Привет! – обрадовалась возможности поболтать Анжела. – Я? К тесту? Шутишь?! Анжела и математика – вещи несовместимые. Если бы можно было выбирать из школьной программы, девушка предпочла бы уроки музыки. Она продлила обучение в музыкальной школе на два дополнительных года и в свободное время сочиняла мелодии, песенки, подбирала любимые композиции. Подруги были главными критиками, особенно Кристен Янг, имевшая от природы такой же превосходный слух, как и сама Анжела.
   – Я спишу у Элис, а ей-то Майк не даст получить двойку после того, как её мама сделала ему макет по черчению. Ха, у неё точно будет всё отлично с математикой в этом полугодии! – уверенно продолжила Анж.
   – Да, вам везёт… Рон заболел, и мне придётся туго с этим тестом.
   – Садись ближе к нам, – заговорщицки прошептала Анжела. – Мистер Уипер не заметит.
   – Это точно, уткнётся в свои записи, – они оба расхохотались, представляя бородача Уипера, долговязого и нескладного, вечно бубнящего себе под нос, склонившимся над учительским столом и делавшим вид, что не замечает возни во время самостоятельной работы.
   Анжела вспомнила, как Кэти Бром писала тест по геометрии и тут же делала копию для Билли Джонса. Она всегда так поступала, желая помочь парню, который ей нравился, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание. Однажды она отвлеклась и положила лист копировальной бумаги не той стороной – решения задач отпечатались на обратной стороне её собственного теста. Она добилась своего и обратила на себя внимание Билли. Но его реакция не порадовала – Джонс получил «Е» за нерешённый тест и перестал просить её о помощи. Она была подавлена. Бедная Кэти…
   – Анж, – перебил её мысли Джейк, – ты идёшь сегодня на концерт? А Элис с Лизи? – лукаво спросил он.
   – Да, мы все идём. Элис и Лизи сейчас готовятся. Но, бьюсь об заклад, не к тесту мистера Уипера, – усмехнулась Анжела, представляя разложенные на диване в комнате Элис DVD-диски Лизи. – И Кристен с нами…
   – Ну, здорово!.. У «Ghost» совместный тур с «Bridgest». Генри тоже идёт!
   Но Анжелу совсем не интересовал старший брат Джейка Салема.
   – Мне пора! – Она решила не продолжать разговор, чтобы не слышать подколок Джейка о симпатии его брата Генри к ней. – Кристен, наверное, уже приехала.
   – Счастливо, Анж… – расстроился Джейк.
   Анжела всегда умела манипулировать людьми. Они всегда делали то, что было удобно ей. Люди шли на поводу у её настроения, как бы оберегая её от лишних волнений. Как будто для них было главным, чтобы ей было хорошо. И не важно, удобно ли это им. Они верили, что удобно.
   Девушка была рада, что Джейк отвлёк её на время, хотя этот разговор начал злить её. Она прикрепила поводок Дарси к ошейнику и помчалась на остановку…
   – Сколько можно ждать? Не август месяц! – злилась Кристен.
   – О! Твой автобус не сломался по дороге? – съязвила Анжела. – Я ждала тебя минут через сорок.
   – Я здесь полчаса как дура стою! – не унималась Кристен.
   Она приезжала каждый день в центр Чикаго из западного района города. Транспорт ходил редко, и автобусы были настолько старыми, что частенько не довозили пассажиров до нужной остановки.
   – Ладно, идём, попьём кофе и… Элис и Лизи будут ждать нас в семь пятнадцать.
   – Боже, это было великолепно! Хотя на «Bridgest» я готова была уйти! – Элис всегда расстраивалась, если что-то хорошее быстро заканчивалось, и тем более, если после этого становилось скучно. – Вы видели? Нет, вы это видели? Как он кружил с гитарой! Как он играет! Он просто супер! – от избытка эмоций Элис задыхалась, не успевая проговаривать все буквы, но при этом тараторила без умолку.
   – Я считаю, что «Bridgest» ничего, но они не так хороши, как «Ghost», – высказалась Лизи, застёгивая куртку и пряча лицо от ветра.
   Она была менее устойчива к холоду, чем её спутницы. Это было странно для девушки, три первых года своей жизни проведшей на Аляске. После развода её мать, Виржиния, с ней и старшим сыном вернулась в Чикаго, а отец остался по ту сторону канадской границы. Дважды канадской границы. Пару раз за свои семнадцать Лизи ездила к нему, но не более чем на неделю, и только летом. Отец чаще приезжал навестить детей и побыть с их матерью хоть недолго. Они очень любили друг друга. До сих пор. Но совместная жизнь была невыносимой, невозможной для двух столь одинаковых людей.
   Компания из четырёх девушек-подростков направилась в сторону от шумной, возбуждённой толпы, возвращающейся с концерта. Они зашли в пиццерию, заказали напитки и огромную пиццу с ветчиной и грибами.
   – Было прикольно, – начала первой Лизи. – Хорошо, что вытащили меня.
   Девушка поднесла ко рту кусок пиццы и откусила. Она закрыла глаза и медленно пережёвывала, наслаждаясь вкусом сочных помидоров и сыра.
   – Да уж, лучше, чем в прошлый раз, когда Элис попробовала пива с теми байкерами, – напомнила Кристен.
   В отличие от Лизи, она откусила крохотный кусочек и поспешила запить его персиковым соком. Девушка сидела, закинув ногу на ногу, накрутив на палец локон тёмно-русых волос и щекоча их кончиками щёку.
   Элис и Анжела улыбнулись друг другу. Началось.
   – Меня не было с вами в прошлый раз, – обиженно сказал Лизи, – когда вы познакомились…
   Она и не подозревала, что дала Кристен ниточку, за которую та не замедлила зацепиться. Лизи продолжала с наслаждением жевать пиццу.
   – Да, эти две красотки спорили так громко, что я не могла не заметить.
   – А мы не видели никого вокруг, пока ты с нами не заговорила, – поддержала тему Элис.
   Они с Анжелой готовы были рассмеяться, но сдержались. Скрывая улыбку, они обе поднесли ко рту напитки. Анжела сделала несколько больших глотков, Элис обошлась одним небольшим.
   – А я почти не помню подробностей, – задумчиво проговорила Анжела.
   – Зато я помню, как ты представилась: Анжела Швиммер, Ласаль, 118, – здесь Анж и Элис расхохотались на всю небольшую пиццерию.
   – Да, на неё это похоже, – подхватив смех подруг, сказала Лизи. Очередная порция пиццы исчезла за её щекой.
   – Я сама опешила, когда она назвала свой адрес, – Элис смотрела в сторону завороженная, в её голове ясно возникли образы того дня, когда они с Анж отправились за билетами на «Ghost» – их первый концерт… первый, на который их отпустили родители. – Думала, выложит тебе ещё и ключ от квартиры. И сама проводит, и поможет найти ценные вещи, – её взгляд уже был устремлён на Кристен, и в глазах плясали бесята.
   – Вы были смешны, споря с какой стороны взять билеты… ближе к Роберту или Брендону, – тут уже и Кристен смеялась вместе со всеми. Она всегда была самой серьёзной в этой компании. Казалось, она воспринимала мир не так, как другие. Но с Анжелой, Лизи и Элис ей было легко.
   – Как подготовка к тесту? – тихо спросила Анжела у Элис, уже заранее зная ответ.
   – Это мы оставили на выходные, – дожевывая, проговорила девушка, – Лизи взяла у Бена фильмы, и мы полдня смотрели их, – хихикнула Элис, зная, что всё и так очевидно. Никто не мог заставить их с Лизи заниматься, если в их руках были фильмы с Антонио Бандерасом. Никому не под силу оторвать Лизи от экрана во время просмотра фильмов с его участием. А когда она смотрела «Убийц», существовал её отдельный мир, в который никому не было доступа.
   – И что на этот раз? – с энтузиазмом спросила Анжела, стараясь отвлечь своё внимание от беседы Кристен и Лизи.
   – «Интервью с вампиром».
   – И как?
   – Приходи в субботу, посмотрим вместе. Там Бред Питт… такой красивый. И, ты знаешь… Том Круз тоже ничего.
   – Обязательно приду. Крови много?
   – Ну, достаточно для нас двоих, – рассмеялась Элис, вспомнив сцены убийств и перевоплощений в вампирском фантастическом кино.
   – Эти фанатки привлекли моё внимание, поскольку вели себя не так, как мои подруги, – Кристен всё ещё рассказывала Лизи об их знакомстве. – Аманда до сих пор ревнует и со мной не разговаривает.
   Элис немного смутили слова Кристен, она никогда не считала себя фанаткой «Ghost», как и Анжела. Лизи нравился рок, и ей было радостно посетить концерт группы, которую так любят её подруги. Кристен же относилась к участникам «Ghost» как-то по-матерински, как будто Брендон Стюарт не был пределом её мечтаний.
   Стараясь скрыть смущение, Элис полезла в сумочку. Чёрные как вороново крыло длинные волосы упали на лоб, спрятав смуглое лицо.
   В ней текла индейская кровь прабабки. В доме на Мичиган-авеню подруги любили послушать истории матери Элис о нападении янки на небольшое племя, об уничтожении горстки представителей древней истории. Прабабка Элис, Лея, – единственная оставшаяся в живых, чудом уцелевшая, с израненной рукой – попала в деревеньку, где жили и другие индейцы. Это сейчас для них государство организовало резервации, где дети могут ходить в школы, взрослые – работать. Где оказывают своевременную медицинскую помощь и где потомки загадочных народов сохраняют традиции, передавая их из поколения в поколение…
   Лея была почти дикой. Она глубоко переживала гибель своей семьи и соплеменников и жалела, что судьба оставила её в живых, совсем одну, беззащитную, среди бледнолицых. Она испытывала к ним отвращение… К каждому… Пока не встретила Джона Кэмпбелла, молодого офицера, назначенного следить за порядком в искусственном индейском поселении. В отличие от Леи, он был светловолосым, зеленоглазым и настолько белокожим, что рядом они смотрелись, как ворона и чайка.
   Лея и представления не имела, что за чувство поселилось в её сердце. Она никогда не испытывала ничего подобного. Когда молодой Кэмпбелл заговаривал с ней, она просто убегала и пряталась. Кроме того, представительница индейского народа плохо понимала, о чём он говорил. Английский язык давался ей с трудом. А однажды Джон пришёл и попросил её руки. Для объяснений понадобился переводчик. Его роль сыграл один старый индеец, живший в одном поселении с Леей. Она дала согласие, и молодые поженились. Они прожили долгую, счастливую жизнь…
   Это был самый захватывающий момент истории, особенно нравившийся Элис. В семье Кэмпбелл женщины сохраняли фамилию, как дань их прародительнице, посвятившей свою жизнь любви к белому мужчине. Лишь тётка Элис нарушила эту традицию, взяв фамилию мужа.
   Анжела не испытывала такого же восторга, как её подруги, и во время пересказа легенды семьи Кэмпбелл всегда клевала носом.
   История семьи Анжелы была более традиционной. Власть, стремления, надежды и усилия, характерные для американцев двадцатого столетия, давали свои плоды в виде возможностей, открытых перед новыми поколениями. Куперы и Швиммеры умели управлять и манипулировать, деньги сами лились к ним рекой в ответ на их труды.
   Родители Анж развелись четыре года назад, но оставались в хороших отношениях ради единственной дочки. Даже дед Анжелы, отец её матери, старина Дэвид Купер, ради внучки закрыл глаза на боль, причинённую зятем его дочери. Он любил Анжелу больше, чем своих детей – Джейн, мать Анж, и Уильяма, её младшего брата. Анжела была центром вселенной Куперов – Швиммеров. По материнской линии она была единственной наследницей, по отцовской – старшей внучкой, первой, появившейся в нестабильном восемьдесят третьем. Всё крутилось вокруг неё.
   – Странно… – взгляд Кристен застыл на лице Анжелы, – странные ощущения, всё тело ломит.
   – Не ешь больше пиццу, – пошутила Элис.
   – Заткнись, Элис! – грубо оборвала подругу Анжела. – Лизи, позвони Алексу, пусть приедет за Кристен. Идёмте на улицу, там ей будет полегче.
   Такие приступы иногда случались с Кристен. К ним все привыкли, но очень беспокоились о её здоровье. Она побледнела и казалась отрешённой. Элис часто обращала внимание на то, что Кристен забывала о теме их бесед и начинала говорить в не свойственной ей манере. И списывала это на переходный возраст.
   Пока Лизи звонила отцу Кристен, а Элис расплачивалась за недоеденную пиццу и напитки, Анжела вывела подругу на улицу. Свежий ветер развевал её густые длинные волосы, большие глаза со страхом смотрели на Кристен:
   – Что случилось?
   В ответ Крис закрыла глаза и простояла так с полминуты, после чего взглянула на Анжелу.
   – Не пойму… Ничего не вижу… Не конкретно… – Зрачки Кристен расширились, и она уставилась в одну точку. – Я, кажется, сейчас потеряю сознание… – Она пошатнулась, Анжела с трудом удержала её. – Свет, очень много света, люди в белом… Анж, мне страшно…
   – Держись, Крис… Элис идёт! Ей пока рано рассказывать…
   – Я испытывала такое… В Лос-Анджелесе… Но это была моя вина… Джин… То утро, каждое то утро…
   – Алкоголь? Опять? Это прекратится когда-нибудь?
   – Ну, чего ты?.. Женщина, моя больная фантазия… Ты рядом сейчас, и я очень этому рад, – заговорила Кристен, коверкая слова и смотря теперь не куда-то сквозь Анжелу, а прямо в её раскрытые глаза.
   – Зачем? – сквозь зубы проговорила Анжела. – Ты не бережёшь себя!
   – Если бы кто-то смог заботиться обо мне… как ты… Почему ты не настоящая? Нет, я уверен, что ты существуешь… И я тебя найду…
   Анжела не могла ничего ответить, проглатывая слёзы, рвущиеся из её груди, – Элис была в трёх шагах от них.
   – Твой папа уже едет. Ты в порядке? – беспокоилась Элис.
   – Да-а, Алекс вряд ли поторопится, – съязвила Анж. К счастью, Кристен стояла спиной к Элис, так что та не могла видеть страданий на её лице.
   – Я что-то пропустила? – нагнувшись к уху Анжелы, прошептала Кристен.
   – Потом… Позвоню из дома… – не нашла другого ответа Анжела. – Обсудим и решим…
   – Опять секреты… тайны? – обиделась Элис. – Я вас раскрою!
   – Ну что, как ты? – Лизи появилась со стаканом колы из автомата. – Будешь? – она протянула емкость Кристен. – Ванильная… – с удовольствием причмокнула Лизи.
   – Нет, газировка только повредит, – скривилась Кристен.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация