А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 7)

   – Мистер Винсон, – начала она, но больше ничего не успела сказать, так как экипаж внезапно остановился.
   – Приветствую, Уинтерсон, – сказал мистер Винсон, когда герцог ловко остановил свой фаэтон рядом с его. – Первоклассная у вас упряжка! Не те ли это гнедые, которых я видел на прошлой неделе у Татта?
   – Мисс Херстон.
   Герцог поднял шляпу, приветствуя Сесили. Она была раздражена появлением его светлости сразу по двум причинам: потому что в его присутствии немного терялась и потому что он прервал ее охоту на Винсона. Вообще-то крайне нежелательно, чтобы он тут околачивался. И в костюме для верховой езды выглядел как греческий бог. И выражение смеющихся глаз тоже не было в его пользу.
   – Да, это гнедые Найтона, – подтвердил Лукас. – Я был на ярмарке, увидел этих красавцев и не смог пройти мимо.
   Как показалось Сесили, обсуждение лошадей продолжалось целую вечность. Она прямо-таки кипела негодованием. Каким ветром Уинтерсона занесло в парк в этот час? По ее сведениям, полученным от Мэдди и Джульет, он редко участвовал в светских увеселениях. Поведение сэра Лукаса на балу у Бьюли, где он держался на дальних позициях, лишний раз подтвердило, что его светлость не интересует праздная болтовня. Это значит, что он здесь только для того, чтобы вставлять ей палки в колеса в ее планах выйти замуж. В тот вечер в саду во время их недолгого разговора он совершенно ясно высказал свои возражения, но Сесили не ожидала, что он реально что-то предпримет, чтобы ей помешать.
   Она вдруг спохватилась, что, пока размышляла, Уинтерсон ее о чем-то спросил. Не желая признавать, что упустила нить разговора, Сесили просто кивнула:
   – Да, конечно.
   По лицу Уинтерсона расплылась широкая улыбка. Сесили на мгновение даже опешила. Если его светлость был красив, когда не улыбался, то улыбающийся стал просто неотразим. А еще с таким выражением лица он казался менее… менее похожим на герцога. Сесили ощутила дрожь возбуждения, но быстро совладала с собой.
   – В таком случае, мисс Херстон, я помогу вам спуститься, – предложил Винсон. – Он бросил поводья на сиденье позади и спрыгнул на землю. – Жду от вас полного отчета о гнедых, – добавил он, криво усмехаясь.
   Тут только Сесили поняла, на что согласилась, и мысленно прокляла Уинтерсона на шести языках. Но отказываться от поездки она не собиралась: было уже понятно – хотя Винсон не боится мумий, он, похоже, становится пуглив, когда дело касается незамужних молодых леди. Поэтому Сесили придержала язык до тех пор, пока не оказалась на сиденье рядом с Уинтерсоном. Но как только они отъедут на приличное расстояние от чужих ушей, Сесили собиралась устроить его светлости грандиозный разнос, дабы он усвоил, что не стоит становиться между женщиной и ее целями.
   Уинтерсон снова выехал на тропинку и, прощаясь с Винсоном, коснулся древком хлыста полей своей шляпы. Затем, не сводя взгляда с упряжки, дружелюбно заметил:
   – Знаете, мисс Херстон, вы зря теряете с ним время. Винсон, как говорится, не торопится под венец. Кроме того, он и в самом деле слишком молод, чтобы думать о супружестве. Вы гораздо больше преуспели бы с Холлингсуортом или Пилкингемом. Они по крайней мере намерены вступить в брак.
   – И оба по возрасту годятся мне в дедушки! Пилкингем уже похоронил двух жен; у меня нет желания становиться третьей, благодарю покорно.
   Лукас чувствовал на себе сердитый взгляд Сесили так же ощутимо, как если бы она лупила его им по голове.
   – Если вы не очень возражаете, я лучше буду придерживаться Винсона.
   Тон Сесили давал понять, что она категорически против участия его светлости в ее судьбе. Уинтерсон покосился в ее сторону, надеясь, что не превратится в соляной столб. Или в камень. Сесили выглядела очень недовольной. Но хорошенькой. Ничего общего со змееволосой горгоной Медузой. Его размышления на тему, на кого из персонажей классической греческой литературы Сесили, к счастью, не похожа, были прерваны ею самой.
   – Ваша светлость, извольте объяснить, зачем вы прервали мою весьма приятную прогулку с Винсоном. – От раздражения голос Сесили звучал выше обычного. – Не может быть, чтобы герцог Уинтерсон приехал на других посмотреть и себя показать, поскольку вы миновали три экипажа, даже не удостоив взглядом никого из седоков.
   – Я пытался убедить вас, что ваш план выйти замуж за первого попавшегося члена Египетского клуба никуда не годится, но мои слова не возымели никакого действия.
   Слова Лукаса прозвучали резче, чем он ожидал. Он с раздражением запустил руку в волосы. «Черт бы ее побрал, до чего же с ней тяжело!»
   – Мой план, как вы выразились, – отчеканила Сесили, нимало не задетая его тоном, – вовсе не состоит в том, чтобы выйти замуж за первого члена клуба, от которого мне удастся добиться предложения руки.
   Лукас подумал, что если бы они стояли, Сесили топнула бы ногой в подкрепление своих слов.
   – Мистер Винсон – добрый и щедрый молодой человек, – продолжила она. – Он всего лишь пригласил меня покататься в парке. Я приняла приглашение, потому что таков этикет. Он станет прекрасным мужем той, на ком решит жениться. И одно то, что он чуть менее… умный, чем вы, не дает вам права смотреть на него свысока поверх вашего огромного носа.
   На протяжении этой тирады голос Сесили становился все громче и тоньше. Когда у нее вырвался эпитет про нос Уинтерсона, она поспешно закрыла рот затянутой в перчатку рукой.
   Лукас к этому времени свернул с аллеи в лесистую часть парка почти на его окраине, так что никто, кроме него, не слышал Сесили. Это было очень кстати, потому что он собирался провести с ней серьезную беседу о том, какие опасности подстерегают ее на пути воплощения своих намерений. Кроме того, его светлость ожидал, что в процессе этого разговора голоса еще не раз будут повышены, но сначала хотел разобраться с одним мелким вопросом.
   – Мой нос вовсе не огромный, – сказал герцог, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. – А если бы и был, это не повод для личных нападок. Впрочем… – Лукас задумался с серьезным видом. – Вы знаете, как говорят? Чем больше нос…
   Не договорив, он выразительно поднял брови.
   Сесили посмотрела на него с недоумением:
   – Вы что же, не собираетесь закончить эту цитату?
   Лукас остановил фаэтон. Теперь он мог вволю смотреть на Сесили, не опасаясь наехать на какого-нибудь зазевавшегося пешехода. Озадаченное выражение лица мисс Херстон было поистине очаровательно, и Лукас вдруг остро почувствовал ее близость. Аромат розовой воды манил его наклониться к ней.
   Сесили посмотрела на него снизу вверх из-под ресниц и прикусила полную нижнюю губу.
   – О!
   Лукас не знал, что означало это восклицание: то ли она сообразила, чем заканчивается цитата, то ли угадала его намерения, но этот краткий возглас был красноречивее, чем все пьесы Шекспира, вместе взятые. Их взгляды встретились. Рука Лукаса будто по собственной воле, независимо от него, легла сзади на шею Сесили и притянула ее лицо к нему так близко, что он мог разглядеть крошечные веснушки на ее носу и щеках. Глаза Сесили расширились за мгновение до того, как она опустила ресницы. Досадуя на себя за то, что ему не хватает выдержки, Лукас мысленно выругался и прижался губами к ее губам. Это был нежный поцелуй. Пробный. Он просто прикоснулся к ее ротику, получив удовольствие от мягкости ее кожи. Лукас хотел гораздо большего, но пока и этого было достаточно. Он медленно обвел кончиком языка контуры ее губ, словно безмолвно испрашивая согласия на дальнейшее. Ответ Сесили ему понравился: она приоткрыла рот и схватилась за его плечо, словно ей нужно было опереться на него, чтобы не упасть.
   Уинтерсона захлестнула волна чисто мужского торжества, и в тот же момент он почувствовал, что Сесили несмело прикасается языком к его языку. Для Лукаса все перестало существовать: парк, деревья, легкий ветерок, – он забылся в ощущении ее податливого тела, находящегося совсем рядом. А потом – словно пара дуэний – вмешались лошади. Они понесли. И разверзся ад.
   Когда это случилось, Сесили, к своему стыду, закрыв глаза, наслаждалась поцелуем. С тех пор как она в последний раз давала себе волю, прошли годы. И с тех пор как ее в последний раз целовали – тоже. Восхитительно было чувствовать его сильные руки, обнимающие ее, настойчивые прикосновения губ. Все это пьянило и вело Сесили в совершенно новый мир, но одновременно ей казалось, что она наконец-то возвращается домой после долгого отсутствия. И когда его светлость проник в ее рот, что ей оставалось делать, как не покориться соблазну? Ответить на вопрос, который задавали его губы. Руки Сесили сами скользнули к нему, чтобы притянуть ближе, потрогать пальцами на удивление мягкие черные кудри, которые ей так нравились. Сквозь одежду она ощущала тепло тела, твердость торса, прижатого к ее груди.
   Но все это было до того, как фаэтон резко дернулся, так что они стукнулись головами. Стукнулись сильно.
   – Проклятие! – пробормотал Уинтерсон.
   Он подобрал поводья и осадил резвых гнедых, которые уже тянули их по дорожке обратно к Роттен-роу. Сесили одной рукой крепко ухватилась за бортик коляски, а другой стала придерживать на голове шляпу.
   Им просто не повезло, что их увидел не кто иной, как трехглавый дракон света, включая мать Джульет, леди Шелби. Можно было не сомневаться – благодаря ей эта история еще до конца сегодняшнего дня станет известна Вайолет.
   Лучше некуда.
   – Добрый день! – окликнула их маркиза Даунс, ее глаза горели злорадством. – Ваша светлость! Мисс Херстон! Прошу вас, присоединяйтесь к нам!
   Если бы так повела себя жена какого-нибудь мелкопоместного дворянина, она была бы навсегда исключена из светского бомонда. Но поскольку родословная Даунсов брала начало еще от Вильгельма Завоевателя, бестактность маркизы все воспринимали как эксцентричность.
   Уинтерсон, или Лукас, как Сесили теперь стала называть его про себя, цветисто выругался под нос. Сесили мысленно присоединилась к нему. Она предпочла бы скорее пойти на прием к дантисту, чем оказаться в обществе компании, которая собралась в открытом экипаже Даунсов.
   – Улыбнитесь, – процедил ей Лукас, почти не разжимая губ, чтобы со стороны казалось, что он ничего не говорил. – И постарайтесь не выглядеть такой… зацелованной.
   – Боюсь, ваша светлость, – ответила Сесили с холодком, – мы не можем делать вид, что ничего не было.
   – Сесили, я и не говорил, что хочу этого. – Уинтерсон повернулся к ней и бросил на нее горящий взгляд, от которого она затрепетала. – Я только стараюсь, чтобы эти болтушки не обсуждали наше поведение вместо своего.
   Лукас снова сел лицом к упряжке, а тем временем к их фаэтону приближался еще один экипаж. Сесили с ужасом увидела Амелию и Фелисию, наблюдающих за ними с плохо скрытой враждебностью.
   – Сесили, – резко сказала леди Шелби, как только они обменялись приветствиями, – что ты здесь делаешь?
   Сесили не сомневалась, что за этим вопросом скрывался другой: «Что ты делаешь с герцогом Уинтерсоном?»
   – И правда, Сесили, – подхватила Амелия, чей елейный голосок не мог замаскировать ее раздражение. Она быстро перевела взгляд с Сесили на Лукаса и обратно на Сесили. – Расскажи нам, почему ты здесь.
   Сесили понимала, что это ребячество, но отчасти ей было приятно видеть ревность Амелии. Но она не успела ответить ни на один вопрос – за нее это сделал Лукас.
   – Я попросил мисс Херстон присоединиться ко мне, чтобы мы могли обсудить результат последней экспедиции лорда Херстона.
   Сесили сдержала вздох. Неплохо было позлить Амелию – пока это удалось, – но Лукас еще не закончил.
   – На мой взгляд, приятно побеседовать с юной леди, которая не только красива, но и умна. Такое полезное времяпрепровождение! От разговора получаешь гораздо больше удовольствия.
   Если его колкость и достигла цели, то Амелия этого не показала. Она улыбнулась одними губами, ее глаза оставались холодными.
   – О, мисс Херстон, несомненно, умна. – В устах Амелии это прозвучало скорее как осуждение, нежели как комплимент.
   – Но как ты оказалась в экипаже герцога, Сесили? – невинно полюбопытствовала Фелисия. – Готова поклясться, некоторое время назад мы видели тебя с мистером Винсоном!
   – Да, – поддержала Амелия, – действительно.
   Леди Шелби почувствовала, что эти две особы могут спровоцировать скандал, чего она никоим образом не хотела, поскольку пострадает репутация ее собственной семьи, и решительно вмешалась в ситуацию, хотя без особого удовольствия:
   – Ваша светлость, осмелюсь предположить, что вы хотели обсудить исчезновение вашего брата, не так ли?
   «Ну конечно, как будто он не может разговаривать со мной просто ради разговора со мной!» – мысленно возмутилась Сесили. Оставалось только удивляться, как этой злобной фурии удалось произвести на свет столь хорошего человека, как Джульет. Это было совершенно непонятно.
   – Да, это так, – сказал Лукас с легким поклоном. – А теперь, дамы, с вашего разрешения я должен просить мисс Херстон продолжить нашу беседу.
   Они попрощались: Лукас и Сесили – со вздохом облегчения, а все сидящие в экипаже Даунсов – недовольно. Когда фаэтон отъехал на безопасное расстояние, Лукас покачал головой:
   – Это напомнило мне первую неделю в Итоне, когда нам с Монтейтом пришлось противостоять трем забиякам. Только сейчас мне было страшнее. Скажите на милость, чем вы ухитрились вызвать такую враждебность мисс Сноу и леди Фелисии? Да и вашей тетушки, если уж на то пошло?
   – Про тетушку объяснить легче. Из всех сестер она больше всего озабочена положением в свете, и ее очень беспокоит, что Джульет, Мэдлин и я не смогли произвести в обществе такой же фурор, как она и ее сестры, когда они впервые приехали в Лондон. Леди Шелби уверена, что причина в том, что нам больше нравится говорить о философии, чем о том, какой фасон платьев моден в этом сезоне, или обсуждать последние сплетни.
   – А как насчет мисс Сноу и леди Фелисии? – с любопытством спросил Лукас.
   Сесили глубоко вздохнула. Она колебалась, стоит ли посвящать его светлость в историю с Дэвидом, но потом решила, что не обязательно упоминать все подробности.
   – Амелия невзлюбила меня с того самого дня, когда некий джентльмен предпочел меня ей. Он очень интересовался египтологией и языками. Теперь понимаю, что его не столько интересовала я, сколько возможность познакомиться с моим отцом, но тогда я была весьма польщена. Думаю, Амелия винит меня в том, что она до сих пор не помолвлена.
   – И что же случилось с тем джентльменом? – Лукас повернулся к ней и посмотрел на нее с непроницаемым выражением лица.
   Сесили с удивлением осознала, что мысли о предательстве Дэвида уже не причиняют ей такой боли, как раньше.
   – Мы были помолвлены, но некоторые обстоятельства вынудили меня разорвать помолвку.
   – Какие обстоятельства?
   – Я поняла, что больше не хочу за него замуж.
   Слишком мягко сказано, но по крайней мере это правда.
   – На мой взгляд, вы не похожи на женщину, которая может принять столь важное решение под влиянием минутной прихоти, – заметил Лукас.
   По его тону Сесили поняла, что он не вполне поверил ее рассказу. Тем не менее его светлость не стал допытываться об истинных причинах разрыва, и Сесили была ему за это благодарна. Ей было неприятно думать о том отвратительном эпизоде, а тем более говорить о нем.
   – Как бы то ни было, – продолжила она, – с тех пор Амелии не удалось никого очаровать, и она винит в этом меня. Хотя не понимаю, при чем тут я, ведь после Дэвида больше не было случая, чтобы к нам обеим проявлял интерес один и тот же джентльмен. Если на то пошло, я всячески сторонилась любых романтических отношений.
   «До недавних пор», – тихо подсказал ей внутренний голос. Сесили резко замолчала и поспешила сменить тему. Она вернулась к предмету, о котором они говорили перед тем, как лошади рванулись с места.
   – Кстати, о романтических отношениях. – Голос Сесили прозвучал спокойно. – Я решительно намерена продолжать поиски потенциальных мужей среди холостяков, состоящих в Египетском клубе.
   Лукас с досадой фыркнул:
   – Ваш план… – Он снова поднял хлыст к полям шляпы, приветствуя кого-то с другой стороны коляски. – …никуда не годится.
   Теперь уже Сесили недовольно фыркнула.
   – Я считаю, это неразумно – нарочно добиваться внимания мужчин только потому, что они состоят в Египетском клубе. Вы же не можете знать, как они отнесутся к вашим научным склонностям. Вполне может статься, что вы станете супругой человека, которого ваши умственные способности будут раздражать. Это столь же вероятно, как и выйти за того, кто их оценит.
   – Благодарю за разъяснение, – язвительно сказала Сесили. – Но, как я уже говорила вчера вечером, это не обсуждается.
   – Знаете ли, мисс Херстон, – начал Лукас, – мужчины, которых вы отобрали в качестве кандидатов, не все такие же тупые, как бедняга Винсон. – Голубые глаза Лукаса пронзили Сесили пристальным взглядом. – Вы когда-нибудь задавались вопросом, каким окажется ваш брак с одним из них? Что будет после того, как вы доберетесь до дневников вашего отца?
   Лукас, понизив голос, протянул руку и дотронулся большим пальцем до ее нижней губы.
   – Ведь супружество – это еще и постель!
   К своей досаде, Сесили почувствовала, что заливается краской. Черт бы побрал его светлость за то, что так на нее наседает! Но несмотря на недовольство, Сесили ощутила, как от его прикосновения ее сердце забилось чаще.
   Пытаясь совладать со своим голосом, она пробормотала:
   – Я об этом думала. – Спрятав свое смущение под маской надменности, добавила: – И готова исполнять свой долг.
   Уинтерсон, покачав головой, взял ее руку в свои ладони.
   – Сесили, вы заслуживаете лучшего, чем всю жизнь исполнять обязанности жены лишь во имя долга.
   Сесили с ужасом осознала, что от этих слов у нее выступают слезы на глазах. Управлять румянцем она не могла, но сдержать слезы было все-таки в ее силах, и она усилием воли подавила желание уткнуться лицом в сильное плечо Уинтерсона.
   – Я полагаю, что интимные подробности моей семейной жизни, пусть даже только гипотетической, никого не касаются. – Сесили высвободила свою руку. – Так же как и другие детали моего плана по получению дневников отца.
   Лукас уже мысленно корил себя за то, что испугал ее своей откровенностью, но ему была невыносима мысль, что его энергичная Амазонка выйдет за какого-то высушенного школяра или, еще того хуже, идиота вроде Винсона, не способного ее оценить и не умеющего с ней обращаться. А их поцелуй… но об этом Лукас сейчас думать не мог, как бы ему этого ни хотелось. Ему нужно было найти способ отговорить Сесили от ее затеи. А еще лучше – предложить взамен какое-нибудь другое решение.
   – Дорогая моя, не кипятитесь, – непринужденно сказал Лукас. Он понимал, что сейчас дружеский тон придется ей больше по вкусу, чем нежные слова. – Я не собираюсь руководить вами. Конечно, выбор мужа – это ваше личное дело, будь он членом Египетского клуба или нет. Но согласитесь – ведь нам нужно одно и то же: дневники лорда Херстона.
   Уинтерсон заметил, что Сесили смотрит на него с подозрением. Что ж, по крайней мере она смотрела на него, а не в пространство.
   – Я вас слушаю, ваша светлость, – мирно начала она.
   – Возможно, это ускользнуло от вашего внимания. – Лукас одарил Сесили полуулыбкой, при которой, как он знал, у него на подбородке появляется ямочка. – Но я мужчина.
   Сесили подняла бровь:
   – Пожалуй, это обстоятельство мне известно.
   – И, как мужчина, я имею больше шансов верно оценить качества джентльменов, которых вы включили в свой список.
   – Это почему?
   Сесили по-прежнему поглядывала на него с недоверием, но Лукас был уверен, что его слова ее заинтересовали.
   – Когда вы встречаете молодых людей в искусственной обстановке бального зала, или клуба «Олмак», или… – Он показал на толпу гуляющих на Роттен-роу. – …в этом парке, в любом случае вы ничего не знаете ни о них, ни об их окружении. Фактически, будучи леди, вы от них изолированы.
   Лукас с удовлетворением заметил, что Сесили слегка нахмурилась.
   – Я же, как джентльмен, – продолжал он, – знаю об этих господах то, о чем вы не осведомлены просто потому, что вы леди. Например, известно ли вам, что у этого Винсона, с которым вы без колебаний согласились поехать на прогулку, огромные долги? Дела Джорджа настолько плохи, что его отец близок к тому, чтобы перестать выплачивать ему содержание и полностью лишить поддержки! А поскольку своим членством в Египетском клубе Винсон обязан отцу, сама причина, по которой вы собирались за него замуж, исчезнет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация