А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 6)

   Глава 4

   – Черта с два вам это удастся! – пробурчал Лукас.
   Он боролся с желанием схватить мисс Херстон за плечи и как следует встряхнуть, чтобы вдолбить в нее немножечко здравого смысла. Выходить замуж за какого-то ученого зануду – нелепейшая идея, и не только потому, что мисс Херстон заслуживает лучшего, но и потому, что у нее должен быть другой способ добраться до путевых дневников ее отца. А то, как она выглядела при лунном свете, и то, что его взгляд то и дело задерживался на ее губах, тут было вообще ни при чем. К сожалению, в данный момент мисс Херстон хмурилась и ее соблазнительный ротик был недовольно надут.
   – Кажется, ваша светлость, я не спрашивала у вас разрешения. – Сесили отстранилась от Лукаса и скрестила руки на груди, в точности как это делают все оскорбленные женщины. – Я просто поделилась с вами моими планами. Если вы их не одобряете…
   Конечно, Лукас не одобрял! К счастью, воинская служба научила его держать язык за зубами, когда нужно.
   – Не то чтобы не одобряю ваших намерений, – начал он, хотя в действительности был решительно против. – Просто мне кажется, что излишне идти ради достижения вашей цели на такие крайности.
   Но сказанного не воротишь. За короткое время, которое потребовалось Лукасу, чтобы выругаться, возникшее между ним и Сесили хрупкое взаимопонимание было разрушено.
   – Большое спасибо за совет, ваша светлость. – Сесили поднялась со скамейки. – Боюсь, мне пора возвращаться к моим кузинам.
   Ее реверанс был безупречен, лицо казалось безмятежным, но Лукас понял, что своей несдержанностью сильно навредил делу. Если он хочет уговорить мисс Херстон помочь ему найти ключ к разгадке исчезновения Уилла, нужно как-то исхитриться снова привлечь ее в качестве союзника.
   Уинтерсон осторожно встал со скамейки. Напряжение мускулов раненой ноги на несколько мгновений заставило герцога забыть обо всем, кроме жгучей боли. Когда Лукас снова смог вздохнуть, его мысли вернулись к мисс Херстон. Сесили. Никому не повредит, если он в мыслях будет называть ее по имени. Он должен найти способ отговорить Сесили от ее нелепого плана. Пусть в свете браки по расчету – обычное дело, но Лукас знал на примере своего брата, что быть привязанной к человеку, к которому не испытываешь никаких нежных чувств, губительно для души. Брак его родителей был совсем другим, основанным на истинной любви и взаимном уважении. Сесили прекрасно знает латынь, греческий и, возможно, другие языки, но в этом вопросе она прискорбно невежественна. Ему придется объяснить ей, как сильно она заблуждается, руководить ею, указывать на ее ошибки, как школьнице. Лукас шел к стеклянным дверям, опираясь на трость, и думал, что ждет этого урока с нетерпением.

   На следующее утро Сесили, допивая чай, вдруг почувствовала странное покалывание сзади на шее. Она оглянулась и увидела, что в дверном проеме маячит какая-то темная фигура. Сесили невольно вздрогнула и тут же отругала себя, потому что таинственный силуэт оказался совершенно обыкновенным мужчиной средних лет.
   – Дорогая моя, простите, я не хотел вас пугать, – сказал лорд Джеффри Брайтон, старый друг ее отца и удивленно поднял брови. – Я пришел поговорить о проклятии. Неужели вы тоже поверили в эту глупую болтовню? Я считал вас достаточно разумной леди.
   Сколько Сесили себя помнила, закоренелый холостяк сэр Джеффри чувствовал себя в их доме на правах члена семьи. С годами седина посеребрила его виски, но лорд Брайтон по-прежнему выглядел таким же, как всегда, – спокойным, непринужденным и слегка растрепанным. Он с самого начала был верным соратником лорда Херстона, одобрял его экспедиции в Египет и вложил целое состояние в покупку и доставку в Англию различных древностей. А еще он заработал приличную прибыль, продавая те предметы, которые Египетский клуб счел не имеющими особой исторической ценности. Другие члены клуба по истечении первой, самой страшной недели даже не потрудились навестить лорда Херстона. В отличие от них лорд Джеффри почти постоянно находился в Херстон-Хаусе. Пару раз он даже помогал успокоить лорда Херстона, когда у того совершенно неожиданно случались страшные конвульсии. Когда Сесили увидела, как старый друг отца стоял подле и разговаривал с ним негромким терпеливым голосом, неожиданным для такого крепкого мужчины, она была тронута до слез.
   – Прошу вас, хоть вы не упоминайте о проклятии, – с отвращением сказала Сесили. – Сегодня даже «Таймс» написала об этом. Это уже напоминает готический роман Уолпола.
   Лорд Джеффри пожал плечами:
   – Мы люди суеверные. – Он положил себе на тарелку бекон и занял свое обычное место за столом слева от Сесили. – Это помогает объяснить то, чему нет объяснения.
   Не желая говорить об этом, Сесили сменила тему:
   – Насколько я понимаю, вы уже видели отца? Как вы его находите?
   – Пожалуй, ему лучше. – Лорд Джеффри отпил из чашки. – Мне показалось, сегодня он меня узнал, во всяком случае, я на это надеюсь. Когда я с ним беседовал, он сжал мою руку. До этого он так поступал только с вами или Вайолет. – Лицо лорда Джеффри омрачилось. – Ах, Сесили, не могу передать словами, как мне горько видеть вашего отца в таком состоянии. Иногда я близок к мысли, что лучше бы апоплексический удар забрал его у нас.
   Сердце Сесили словно сдавила невидимая рука. Хотя в первые дни болезни лорда Херстона они с Вайолет тоже говорили об этом, ей было больно слышать такие слова из уст самого близкого друга отца.
   – Я никоим образом не хочу, чтобы это случилось, – продолжал Брайтон. – Я ни за что не пожелал бы лорду Херстону такой участи, но мне хорошо известно, что он превыше всего ценит остроту своего ума. Думаю, он не мог и представить себя в подобном состоянии. Он жив, но не может делать ничего, ради чего стоит жить.
   – Я вас понимаю, – сказала Сесили. Она думала о том, каким активным и полным жизни был ее отец до удара. – Не представляю, чего бы он хотел, зная, что с ним случится, но уверена – именно тот факт, что он жив, дает нам надежду. Мы все надеемся, что настанет день, когда он сможет вернуться к своим прежним занятиям.
   – Дорогая моя, вы, как всегда, правы. – Лорд Джеффри взял Сесили за руку. – Я это знаю. Если бы сэр Майкл видел вас теперь, когда вы наконец позволили себе сбросить кокон и расправить крылья, как прекрасная бабочка, то обрадовался бы.
   – Скажете тоже, бабочка. – Сесили засмеялась. – Вы отлично знаете, что папе очень не понравилось бы, что я продолжаю свои научные занятия. Хотя я согласна: ему было бы приятно видеть, что я наконец-то позволила Вайолет помочь мне с выбором гардероба.
   – Сесили, мне кажется, вы несправедливы и к отцу, и к самой себе. Он вами очень гордился. Равно как и вашей матерью, упокой Господь ее душу.
   При упоминании о матери улыбка Сесили поблекла.
   – Да, это верно. Вот только жаль, что он воспринял ее смерть как знак того, что дамам не стоит заниматься никакими науками. Не занятия переводами свели ее в могилу, а то, что она упрямо отказывалась отдыхать, когда подхватила легочную инфекцию. Я сама неугомонная и думаю, что, если бы при маме были ее книги, это помогло бы ей пережить скуку лежания в постели.
   – Ваш отец очень тяжело переживал смерть жены, – сказал лорд Джеффри. – Признаться, бывали времена, когда я боялся, что он совершит самое страшное, но все-таки он выстоял. Я уверен, ради вас. А потом он связал свою судьбу с леди Вайолет, и все снова стало хорошо.
   Но Сесили знала, что это только часть правды. Вероятно, со стороны казалось, что все хорошо, но она считала, что после смерти супруги лорд Херстон так и не стал прежним. И когда дочь показала такие же способности к языкам, какими обладала ее мать, лорд Херстон сделал все, что было в его силах, дабы Сесили не увлеклась литературными занятиями в той же степени, как и его покойная жена. Но Сесили оказалась настойчивой и при помощи крестной, несмотря на отцовские запреты, сама стала уважаемым ученым. Во всяком случае, насколько это возможно для леди благородного происхождения.
   И Сесили просто согласно кивнула, понимая, что лучше не ворошить прошлое.
   Они еще некоторое время поговорили на нейтральные темы: о новых платьях Сесили, о бале у леди Бьюли, о последних новостях из Королевского общества, – но Сесили видела, что лорда Джеффри явно что-то гложет. Она вопросительно посмотрела на человека, которого считала практически своим дядюшкой. Долго подбирать слова было так непохоже на него.
   – Что случилось?
   Лорд Джеффри посмотрел на нее как-то смущенно:
   – Дорогая моя, мне бы не хотелось затрагивать эту тему, особенно после того, что вы только что говорили, но я должен. Репутация вашего отца висит на волоске.
   – Я думала, мы уже определили проклятие как суеверие невежественных людей, – сказала Сесили.
   Еще в те времена, когда до Англии только дошли новости об исследованиях Наполеона в Египте, и даже раньше, читающую публику взбудоражила идея, что древние строители пирамид запечатали их неким проклятием, которое падет на голову всякого, кто осмелится потревожить гробницы фараонов. Всякий раз, когда умирал подсобный рабочий, или заболевал участник экспедиции, или если ящик с древностями из Египта роняли при погрузке на судно, в этом винили древнее проклятие. И не важно, что проклятия больше говорили о тех, кто начертал их на стенах гробниц, чем о тех, кто их нашел. Газеты и скандальная хроника взахлеб рассказывали истории о несчастьях и распространяли слухи, что над каждым участником экспедиции в Египет нависла беда.
   Сесили уже порядком надоело, что приходится иметь дело с этими кривотолками всякий раз, когда она выходила из дому, но надеялась, что по крайней мере в комнате для завтраков Херстон-Хауса ей это не грозит.
   – Сесили, я верю в проклятие не больше, чем вы, – сказал лорд Джеффри. – Но знаю точно, что с членами этой экспедиции творится что-то неладное. Как вы знаете, я тоже там был. И пока мы находились в Александрии, случилось довольно много странностей. Теперь, задним числом, мне кажется, это был знак, что с затеей вашего батюшки что-то не так.
   О том, что в Египте все пошло неблагополучно с самого начала – помимо исчезновения Уилла Далтона, – Сесили услышала впервые. И ей немедленно хотелось узнать все подробности.
   – Расскажите, сэр Джеффри.
   – Кроме этой ужасной истории с Далтоном, – начал лорд Брайтон, – было много разных мелочей, из-за которых мы чувствовали себя не в своей тарелке. Например, предметы исчезали где-то между площадкой раскопок и местом хранения в нашем лагере. Один из наших проводников так неудачно упал, что не смог продолжать путь. А один из местных жителей, которых твой отец нанял в помощь для переноски крупных предметов, был раздавлен насмерть упавшим саркофагом, который они не удержали.
   – О Боже! – в ужасе выдохнула Сесили.
   Случай, конечно, был страшный, но пока все, что рассказал сэр Джеффри, укладывалось в рамки ее ожиданий.
   – Я полагаю, в предприятиях такого рода подобные происшествия случаются. Зачем приписывать их проклятию, когда можно объяснить просто неудачей?
   Лорд Брайтон помолчал, теребя кружево на обшлаге рукава. Он явно чувствовал себя неловко.
   – Потому что в данном случае нас заранее предупредили о проклятии прямо перед тем, как мы открыли дверь в усыпальницу. – Рассказывая, сэр Джеффри мысленно переживал все заново, и его взгляд стал тревожным. – Думаю, вы знакомы с переводчиком Гилбертом Губаром? Он неоднократно ездил в Египет в составе нашей группы.
   Сесили кивнула. Она пару раз переписывалась с герром Губаром по поводу некоторых греческих текстов. Он был хорошим человеком, и Сесили ему завидовала – ведь он участвовал в экспедициях.
   – Так вот мы копали целый день, и из-за жары троим из наших рабочих пришлось бросить работу и сделать перерыв. Но лорд Херстон был уверен, что мы уже близки ко входу в гробницу и нельзя останавливаться. Я пытался с ним спорить, но в вашем семействе не только вы упрямы, моя дорогая. И вот наконец мы до него добрались. Когда мы достигли цели, все собрались вокруг и смотрели, никто уже не обращал внимания на жару. Затем сэр Майкл попросил Губара прочитать надпись на двери. Тот выступил вперед. Воцарилась тишина. Это было похоже на торжественное открытие, я не припоминаю другого такого случая. Записывая текст в блокнот, Губар произносил его вслух на своем английском с немецким акцентом, хотя мы понятия не имели, что он означает. Сгорая от нетерпения, все ждали, когда он переведет эти слова на английский. Наконец он прочитал все, слово за словом:

   «Всякий, кто осквернит эту гробницу, прекратит свое существование, годы его сократятся, а его дом перейдет к его врагу».

   – Я вас уверяю, – с чувством произнес лорд Брайтон, – в ту ночь никто из нас не лег спать с легким сердцем.
   – Но это же ерунда! – От слов сэра Джеффри по спине Сесили пробежал холодок, но она пыталась сохранять здравый смысл. – Как такое может быть, чтобы человек перестал существовать и одновременно его годы сократились? Эти проклятия для того так путано и писали, чтобы отпугнуть возможных желающих поживиться ценностями, захороненными вместе с богатыми умершими, вот и все.
   Она рассмеялась, но даже ей самой собственный смех показался нервным. А друг отца оставался по-прежнему серьезным.
   – Сесили, я это знаю. Я повидал больше гробниц, чем вы – бальных залов. И могу сказать, что это проклятие отличается от других. Я никогда не чувствовал, чтобы вся группа одновременно испытала такое… жуткое ощущение. Это был один из самых тревожных случаев за всю мою жизнь.
   – Но даже если это проклятие – реальность, – не сдавалась Сесили, – мы ничего не можем с этим поделать. Мы не можем повернуть время вспять и снова запечатать ту гробницу.
   – Да, не можем. – Лорд Брайтон устремил на нее серьезный взгляд. – Но мы можем соблюдать осторожность. Я знаю, что вы хотите получить из клуба дневники экспедиции.
   Сесили удивленно ахнула. Сэр Джеффри только рукой махнул.
   – Вы же знаете, я по-прежнему активно участвую в жизни клуба, а слухи распространяются быстро. Прежде чем вы спросите, отвечаю: я не смогу вам в этом помочь. Я считаю, что чем скорее эта экспедиция будет забыта, тем лучше, и не сделаю ничего, что могло бы подвергнуть опасности дочь моего старого друга. И уж конечно, ничего такого, что пошло бы вразрез с желаниями лорда Херстона, какими бы альтруистическими ни были ваши мотивы.
   Сесили нахмурилась, но отвечала спокойно.
   – Я очень хочу, чтобы все перестали обращаться со мной как с ребенком. Я вполне способна мыслить разумно и сама решать, что мне стоит делать, а что не стоит.
   Лорд Джеффри снисходительно улыбнулся, отчего Сесили захотелось закричать.
   – Дорогая моя, умоляю вас прислушаться к пожеланиям того, кто любит вас как собственную дочь. От чтения этих дневников не будет ничего хорошего. Если с вами тоже что-то случится, боюсь, ваша семья этого не перенесет.
   Через несколько минут сэр Джеффри ушел. Сесили осталась сидеть за столом, глядя на быстро остывающий чай, погруженная в свои мысли. Безусловно, лорд Брайтон очень добр и его поступки продиктованы заботой о ней, но она будет вести себя так же, как всегда, и сама решит, какие действия ей следует предпринять. В данном случае это означало, что она и дальше будет пытаться добыть дневники отца. Сесили поднялась и пошла переодеваться для конной прогулки в парке с Джорджем Винсоном – этим утром он прислал ей приглашение и маленький букетик фиалок. Выбор цветов был довольно странным, если учесть, что ее мачеху зовут Вайолет, но вряд ли его можно упрекнуть в какой-либо преднамеренности. Сегодня ей также доставили букет нежно-розовых пионов с коротенькой записочкой: «Эти цветы напоминают мне о вас. Уинтерсон». Конечно же, герцогу просто повезло, что его выбор случайно пал на ее любимые цветы. И только потому, что это были ее любимые цветы, она велела горничной поставить букет на туалетный столик, а вовсе не потому, что, когда она на них смотрела, у нее в животе словно порхали бабочки. Этого она всячески старалась не замечать.
   Вчера вечером Сесили танцевала с мистером Винсоном и нашла его милым, хотя и несколько недалеким. Главное, что он был членом Египетского клуба, а значит, числился в ее тайном списке кандидатов в мужья.
   К несчастью для лорда Брайтона, его предостережение возымело обратный эффект – дало Сесили еще один веский повод раздобыть дневники отца. Теперь они были важны для нее не только как научное наследие – теперь она стремилась развеять миф о проклятии. И возможно, мистер Винсон предоставит ей возможность это сделать.

   Проведя в обществе мистера Винсона пятнадцать минут, Сесили всерьез засомневалась, стоит ли рассматривать его как потенциального мужа. Каррикл мистера Винсона полз со скоростью улитки, чтобы все увидели его, а он увидел всех, в самый модный час в Гайд-парке. Сесили пыталась втянуть его в разговор о чем-нибудь еще, кроме его спортивных увлечений, но ее попытки оставались безуспешными. Джордж был идеальным кандидатом в мужья: не чрезмерно умный, легко управляемый и по каким-то непостижимым причинам еще и член Египетского клуба. Однако мистер Винсон относился к числу «коринфян» и посему без умолку говорил о вещах, о которых совершенно не подобало говорить с молодыми леди благородного происхождения, – в этом Сесили была совершенно уверена. Не то чтобы ее это слишком заботило, но такой разговор не давал ей возможности узнать подробности о его участии в работе Египетского клуба.
   – Мистер Винсон! – Следуя наставлениям из танцевальной карты Амелии, она улыбнулась, похлопала ресницами и склонила голову набок. – Прошу вас, расскажите мне о других ваших интересах. Например о Египетском клубе. Я думаю, это должно быть ужасно страшно – увидеть настоящую мумию.
   Как и надеялась Сесили, Винсон немного раздулся от гордости – явный признак того, что ее лесть и метод, который она стала мысленно называть «упс» – «улыбнись, похлопай, склони», – достигли цели.
   – О нет, мисс Херстон, я не испугался, – произнес он отвратительно хвастливым тоном. Ну почему болваны вроде Винсона считают, что принадлежность к мужскому полу дает им превосходство? – Мумия – это всего лишь старые бинты и тряпки и немного чего-то коричневого под ними, вот и все. Кроме того, парень, из которого сделали мумию, давно умер, так что не может выскочить из этой деревянной штуки, в которой лежит, и наброситься на тебя.
   Винсон игриво подмигнул.
   «О Господи!» – взмолилась Сесили, но, скрывая раздражение, поинтересовалась:
   – Много ли времени вы там проводите? Я имею в виду, в Египетском клубе. Мне кажется, изучение древностей не может по-настоящему увлечь такого человека, как вы… я имею в виду, вы так искусны в других областях – например в спорте…
   – О, я бываю в клубе, – ответил Винсон.
   Он переключил все внимание на управление коляской, умело объезжая экипаж вдовствующей леди Далримпл, который остановился, чтобы его хозяйка могла обменяться парой слов с мисс Генриеттой и мисс Элоизой Стэндиш. Сесили отметила, что обе мисс выглядели так, словно им хотелось сбежать от леди Далримпл.
   – Вообще-то это устроил мой отец, – продолжил Винсон. – Членство в клубе то есть. Скачки и все такое прочее он не одобряет. Вот он и записал меня в Египетский клуб в надежде, что я там займусь чем-нибудь более мирским.
   Сесили подумала, что он неправильно понимает смысл слова «мирской», но говорить об этом не стала.
   – Вот я вас спрошу, мисс Херстон, похож я на малого, который убивает скуку, разглядывая заплесневелые кости и книги со странными знаками?
   Винсон от души рассмеялся над собственным предположением. Сесили подмывало последовать его примеру, но она лишь тактично сказала:
   – Да, вы и впрямь кажетесь чуть более активным, чем требовалось бы для подобных занятий.
   Джордж просиял:
   – Вот и я говорил папаше то же самое! Да и потом, это он любит все это египетское старье, а не я. Если я хочу быть сам себе хозяином, ясное дело, мне надобно другое хобби, не так ли?
   – Действительно, – согласилась Сесили.
   У нее не было сомнений, что из Джорджа получился бы муж, идеально подходящий для ее целей. Пусть мистер Винсон никогда не оценит ее академические наклонности, но зато он также никогда не будет завидовать ее научным достижениям, как завидовал Дэвид. Сесили решила оставить Джорджа в списке.
   Она хотела выяснить, как он относится к ученым женщинам, у которых есть свое хобби.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация