А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 3)

   Возможно, они не самые модные из юных леди, думала Сесили, но определенно самые интересные.
   – Ну, рассказывай все, – потребовала Джульет. – Не каждый день Гадкий утенок встречается с прекрасным принцем. Или хотя бы с герцогом.
   Сесили нахмурилась:
   – Ну на принца он не похож. Как только узнал, кто я такая, тут же буквально бросился бежать во всю прыть в противоположную сторону.
   – Это несправедливо! – Мэдди нахмурилась так, что светлые брови почти сошлись на переносице. – Ты ведь не участвовала в экспедиции, в которой пропал его брат.
   – С каких это пор джентльмены поступают по справедливости? – Джульет откусила от имбирного печенья. – Особенно джентльмены, которые только что унаследовали герцогский титул.
   Сесили вздохнула:
   – Вряд ли я имею право упрекнуть герцога в холодности, ведь его брат пропал, хотя и ожидала, что он согласится мне помочь, поскольку папа в таком ужасном состоянии.
   При упоминании о лорде Херстоне кузины посерьезнели.
   – Как он сегодня? – спросила Джульет, сжав руку Сесили.
   – Все так же. – Голос Сесили дрогнул. – Он по-прежнему не может говорить, и я уверена, что кровопускания и слабительное, которые ему предписывает доктор Фэрфакс, приносят больше вреда, чем пользы. Он становится все слабее, не видно никаких признаков улучшения.
   – Дорогая, что мы можем для него сделать? – спросила Мэдди. – Чем можем помочь?
   Сесили вздохнула:
   – В том-то и беда, что ничего сделать нельзя. Приходится просто ждать, что будет. Известны случаи, когда больной после удара выздоравливал почти полностью. Но известны и другие…
   Сесили не договорила, но кузины знали, какой исход она имела в виду. Это было то, чего они все боялись.
   – Тем временем я попытаюсь заполучить папины дневники, которые он вел в последней поездке. Я хочу защитить его доброе имя и доказать, что слухи, будто это он виноват в смерти Уильяма Далтона, просто абсурдны. – Сесили надеялась, что ее голос прозвучал уверенно.
   – Меня возмущает, что люди, которые знают лорда Херстона, могут даже предполагать такую нелепость, – сказала Мэдди.
   Она укоризненно покачала головой, отчего ее белокурый шиньон, и так уже слегка растрепанный, пришел в еще больший беспорядок.
   – Это почти так же отвратительно, как поддерживать слухи о древнем проклятии, – вставила Джульет. – Но как ты можешь доказать невиновность отца с помощью его дневников, если тебя не пускают в клуб? Ты же не можешь залезть туда и выкрасть их!
   – О, я их раздобуду, – уверенно заявила Сесили. – И сделаю это, используя правила клуба в своих интересах.
   Она быстро рассказала кузинам о введенном ее отцом правиле, по которому в клуб допускаются только жены его членов.
   – Когда отец устанавливал это правило, – продолжала Сесили, – то полагал, что я скоро выйду замуж за Дэвида. Ему и в голову не приходило, что мы расторгнем помолвку и меня не допустят в клуб.
   – Еще одна неприятность, в которой виноват Дэвид, – сказала Джульет, сдвинув рыжие брови.
   Ни Джульет, ни Мэдлин не питали особых симпатий к неверному избраннику Сесили. Дэвида застали в компрометирующей ситуации с другой юной леди, и ему пришлось сделать ей предложение – вместо того чтобы повести под венец Сесили. Конечно, девушка была на него зла, но сейчас не хотела отвлекаться на обсуждение старых обид и упреков в адрес бывшего жениха.
   – Как бы то ни было, правило существует, и изменить его не в наших силах. Я уверена, что для некоторых членов клуба болезнь лорда Херстона – радость: они только и ждали момента, чтобы сместить его с поста председателя клуба. Вряд ли они захотят, чтобы там появлялась его дочь. И это еще не все. Я попросила лорда Фортенбери отдать мне дневники экспедиции, а он заявил, что у него их нет. Что, разумеется, неправда.
   – Ну и как же ты их вернешь? – Мэдлин подалась вперед с таким видом, словно ей самой хотелось взломать дверь клуба.
   – Очень просто – выйду замуж за члена клуба, а как же еще?
   Джульет рассмеялась:
   – Бог мой, Сесили, на какое-то мгновение я чуть было тебе не поверила!
   – Я говорю серьезно.
   Сесили отпила глоток чаю.
   – Что-о? – изумилась Мэдлин. – Ты выйдешь замуж только для того, чтобы попасть в клуб? Наверняка есть более легкий путь.
   – Такой, который не подразумевает брак, – добавила Джульет.
   – Я думаю, мне понравится свобода, которой пользуются замужние женщины.
   – А как же ограничения? – Джульет нахмурилась. – Ты рассчитываешь выйти за человека, который позволит тебе делать все, что заблагорассудится? Я сомневаюсь, что такой покладистый мужчина вообще существует на свете.
   – Мне все равно, какой у него будет характер, если только он позволит мне продолжить работу в Женском египтологическом обществе.
   – Не понимаю, – воскликнула Мэдлин, – как ты можешь так хладнокровно рассуждать о браке! Даже после того, что натворил Дэвид, неужели ты не хочешь найти человека, которого сможешь полюбить? Или к кому хотя бы будешь испытывать какую-то привязанность?
   – Любовь меня интересует меньше всего, – прямо заявила Сесили. – С Дэвидом Лоуренсом у нас была любовь, и что из этого? Она принесла мне только разочарование. Нет, меня вполне устроит брак по расчету. И если выбирать с умом, может быть, мне даже удастся найти человека, который будет разделять мою страсть к ученым занятиям.
   – Все это звучит так… – Джульет помолчала, пытаясь подобрать слово, которое бы не слишком ранило чувства кузины.
   Сесили, ощутив прилив нежности к ним, взяла их обеих за руки и с улыбкой сказала:
   – Не переживайте. Я не собираюсь вступать в брак очертя голову. Но если хочу завладеть дневниками, другого способа нет. А вдруг папа умрет от болезни – тогда мое замужество позволит мне не обременять Вайолет. Материально зависеть от кузена Руфуса точно не хочу.
   – Если выбирать между замужеством и жизнью под одной крышей с Руфусом и его противной женой, то первое и впрямь кажется более привлекательным, – заметила Джульет, стряхивая с рук крошки печенья.
   – И что же дальше? – спросила Мэдди. – На балу, сидя у стены с пожилыми компаньонками и девушками, которых никто не приглашает танцевать, мужа не поймаешь.
   – Конечно, – согласилась Сесили. – И я не собираюсь сидеть у стены. Мне очень повезло – отец женился на такой красивой, милой, прекрасно знающей свет даме, как Вайолет.
   Вернувшись в Херстон-Хаус, Сесили застала мачеху в гостиной, примыкающей к комнате мужа. Вайолет сидела за вышиванием. Даже в трагической ситуации леди Херстон оставалась прекрасной. Ее черные волосы, отливающие на солнце синевой, были уложены в простую элегантную прическу, утреннее платье благородного голубого цвета подчеркивало фарфоровую белизну лица и синеву глаз. Ей был сорок один год, но возраст выдавали только морщинки вокруг глаз, к которым за время болезни лорда Херстона добавились горькие складки у рта. При появлении Сесили Вайолет поняла голову.
   – Дорогая, как прошел твой визит к девочкам? Ты успела к ленчу? Если хочешь, я попрошу подать чай.
   Сесили кивнула и села напротив Вайолет. Было довольно холодно для весны, и после поездки в карете Сесили с удовольствием устроилась у огня.
   – Джульет и Мэдлин передают вам привет. – Сесили помрачнела. – Как отец? Ему не лучше?
   Возникла небольшая пауза – Вайолет обдумывала ответ. Затем осторожно сказала:
   – Ему не хуже. – Казалось, она боялась, что, если заговорит о состоянии мужа, это навлечет новые беды. – Но и не лучше. Мне даже показалось, что, после того как ему в последний раз делали кровопускание, он стал слабее.
   Так продолжалось с тех пор, как к парадной двери их лондонского дома прибыли носилки, на которых лежал разбитый параличом лорд Херстон. Тем, кто помнил, каким живым, проницательным умом всегда отличался этот человек, тяжелее всего было сознавать, как сильно апоплексический удар повлиял на его мозг. Шли месяцы, а состояние больного не менялось. Переживания за лорда Херстона и долгие часы, проведенные Вайолет и Сесили у его постели, плохо влияли и на их самочувствие.
   Сесили сменила тему, зная, что это немного отвлечет мысли Вайолет от плачевного состояния супруга.
   – Что вы скажете, если я попрошу вас помочь мне в одном деле? – Не дожидаясь ответа и боясь, что она утратит решимость, если помедлит, Сесили продолжила: – Я бы хотела обновить гардероб, и мне нужна ваша помощь.
   Вайолет удивленно расширила глаза, потом быстро встала, взяла Сесили под руку и через маленькую гостиную повела в свою гардеробную. Как только они оказались достаточно далеко от спальни лорда Херстона, Вайолет издала радостный возглас – негромкий, учитывая, что в доме больной:
   – Ура! Дорогая моя девочка, что же заставило тебя передумать?
   Сесили прикусила губу. Она не знала, что лучше: открыть истинную причину, по которой решила стать модницей, или соврать, что питает нежные чувства к некоему джентльмену. В памяти всплыло лицо Уинтерсона, но она безжалостно прогнала это воспоминание. Герцог Уинтерсон слишком уж красив и в недавнем армейском прошлом наверняка научился приказывать. А это значит, что он последний мужчина на свете, за которого ей хотелось бы выйти замуж. В конце концов Сесили решила, что лучше обойтись полуправдой. Это подогреет желание Вайолет выступить в роли свахи падчерицы, хотя, возможно, в результате ни та ни другая не будут довольны результатом.
   – Кузен Руфус чуть ли не рулеткой пришел мерить портьеры в гостиной, вот я и решила, что лучше позаботиться, чтобы у меня были средства к существованию, на случай… – чувства настолько переполняли Сесили, что она не могла говорить и на несколько секунд замолчала, – если с папой что-нибудь случится.
   В глазах Вайолет заблестели слезы. Сесили не хотелось задерживаться на столь болезненной теме, но именно о таком исходе доктор Фэрфакс предупреждал их еще в тот день, когда лорда Херстона привезли с корабля и уложили в постель. К сожалению, после апоплексического удара болезнь может протекать по-разному, но зачастую наступает один и тот же печальный итог.
   Доктор Фэрфакс был одним из самых уважаемых врачей на Харли-стрит, но и он мало что мог сделать. Врач следил за тем, чтобы предписанное лечение – кровопускание и очищение – проводилось с неуклонной и часто даже пугающей регулярностью. Несмотря на то что каждый день на лоб лорда Херстона накладывали ледяной компресс, его состояние почти не менялось, и Сесили и Вайолет вынуждены были задуматься, что станут делать, если произойдет самое страшное – лорд Херстон умрет.
   – Ох, дорогая, как мне больно слышать, когда ты об этом говоришь! – Вайолет взяла Сесили за руку и повела в гостиную в своих покоях. – Но я думаю, ты права – замужество было бы разумным решением. Вполне возможно, твоему отцу станет лучше, но я знаю: он не хочет, чтобы ты долго оставалась без человека, к которому можно обратиться за советом и защитой. И я боюсь, твой отец оценивает качества кузена Руфуса в этом отношении не слишком высоко.
   Сесили было известно, что лорд Херстон презирал Руфуса за жадность и беспутный образ жизни. И хотя ей было неприятно слышать слова Вайолет, которые она повторяла за мужем – что каждой молодой леди необходим сильный мужчина, который направлял бы ее в жизни, – она была согласна с мачехой. Ее отец действительно не хочет, чтобы его близкие долго находились на попечении такого проходимца, как Руфус Херстон.
   Вслух она сказала:
   – Да, вы правы, Вайолет. Как вы знаете, я всегда была противницей брака. Вместе с тем осмелюсь сказать, что выйти замуж за мужчину, которого я сама выберу, неизмеримо лучше, чем выйти за кого-либо по выбору Руфуса или жить в бывшем доме отца, где я буду низведена до положения бесплатной домашней прислуги.
   Вайолет кивнула.
   – Понимаю, дорогая. Не знаю, что мне делать, если, упаси Бог, с лордом Херстоном случится самое худшее. На свое приданое я смогу жить очень скромно. – Она грустно улыбнулась. – А ты знаешь, что экономность не относится к числу моих добродетелей. И я не хочу быть обузой собственной семье. Так что мне остается только молиться, чтобы твой отец выздоровел. – Лицо Вайолет посветлело. – Но ты не представляешь, как я рада, что ты наконец решила позволить джентльменам увидеть, какая красавица скрывается под незатейливыми платьями и уродливыми шляпками, которые ты упорно носила, несмотря на то что они тебе не шли. Я уверена, не пройдет и двух недель, как мы найдем тебе подходящего мужа!
   Сесили сдержала улыбку. Она знала, что Вайолет – большая оптимистка, но, конечно, не верила, что такое возможно. Одно дело – надеяться, что мачеха подыщет подходящего жениха. Но рассчитывать, что это произойдет за две недели, – это чересчур даже для Вайолет, хотя она и обладает недюжинными способностями свахи.
   – Мои платья просты, но практичны, – сказала Сесили. – Я выбираю их из соображений удобства, а не красоты. Хотя, признаюсь, даже мне иногда хочется надеть что-нибудь немного более смелое.
   – Я немедленно пошлю за мадам Д’Оберг. Думаю, она сможет за три дня предоставить тебе полный новый гардероб.
   Сесили с сомнением покачала головой. Впрочем, если кто и умел найти подход к швее, чтобы та вовремя выполнила заказ, так это Вайолет.
   – Неужели она сможет сшить для меня наряд, в котором можно было бы уже сегодня появиться на балу у герцогини Бьюли?
   Вайолет ненадолго задумалась.
   – Думаю, у нее найдется подходящее готовое платье, останется лишь подогнать его по твоей фигуре. Ты довольно высокая, так что ей, наверное, придется удлинить подол еще одной оборкой.
   Вайолет встала и дернула ленту звонка.
   – Может быть, ты согласишься, чтобы мсье Леблан тебя причесал?
   Сесили отрывисто кивнула, хотя у нее возникло тревожное ощущение, что она теряет власть над собственной внешностью.
   – Если необходимо, пусть это будет сделано быстро, – сказала она, перефразируя Макбета. – Отдаю себя в ваши руки, леди Херстон.
   Вайолет радостно захлопала в ладоши, как юная школьница. Сесили была рада, что дала мачехе повод хоть ненадолго отвлечься от мрачных мыслей о болезни мужа. Пусть даже для того только, чтобы помочь ей заманить под венец члена Египетского клуба.

   На бал у герцогини Бьюли Сесили приехала, полная решимости посвятить вечер поискам неженатых джентльменов, состоящих в Египетском клубе. На ней было такое платье, каких она всю свою взрослую жизнь старалась не носить. Рукава-буф были сшиты по самой последней моде, ткань цвета сливок отбрасывала на ее кожу теплый отблеск. Покрой платья почти обнажал грудь, так что Сесили чувствовала себя неловко. Ей казалось, что она стоит в зале в одной нижней рубашке. Весь ее наряд был прямо-таки сногсшибательным, но для поставленной цели подходил как нельзя лучше. Оставалось немного – требовалось некоторое время, чтобы характер Сесили тоже перестроился в угоду ее желанию найти мужа. А пока, как только они с Вайолет поздоровались с хозяевами и вошли в зал, она по привычке сразу же заняла свое обычное место у стены.
   Увидев преображение кузины, Мэдлин захлопала в ладоши и воскликнула:
   – Прекрасно, мне нравится! Цвет просто идеальный!
   – Чудесно! – поддержала ее Джульет, отступая, чтобы как следует оценить наряд новоявленной модницы.
   На самой Джульет было темно-зеленое платье, элегантное, но скромное. Она намеренно одевалась так, дабы не слишком выделяться среди других девушек. Платье было красивое, но не настолько ошеломляющее, чтобы привлечь к Джульет чье-либо внимание. Из-за травмы щиколотки девушка не могла танцевать и заявляла, что предпочитает наблюдать за обществом на некотором отдалении, но порой Сесили казалось, что Джульет не так уж довольна своим положением, как та утверждала.
   Джульет восхищенно дотронулась до светло-вишневой ленты, вплетенной в каштановые кудри кузины.
   – Не может быть, чтобы ты сама это сделала! – воскликнула она.
   Сесили чуть было не фыркнула, но спохватилась, что леди такое не подобает.
   – Нет, конечно. Это заслуга Мег, горничной Вайолет, она занималась моими волосами под руководством мсье Леблана. А платье выбрала Вайолет. Конечно, сначала посоветовавшись с мадам Д’Оберг.
   Мэдди одобрительно кивнула. Ее розовое платье тоже было сшито в мастерской мадам Д’Оберг. Из них троих она больше всех интересовалась модой. Сесили одевалась со вкусом, потому что в обществе так принято. Джульет нравились изящные платья, но с гораздо большим удовольствием она предпочла бы получить с континента ноты какой-нибудь музыкальной новинки. А вот Мэдлин питала прямо-таки слабость к роскошным нарядам. А еще она очень завидовала высокому росту Сесили, в то время как та завидовала миниатюрности Мэдлин. Так уж повелось в мире, что каждый хочет иметь противоположное тому, что у него есть.
   – Глядя на тебя, я почти решилась попросить маму помочь мне с выбором гардероба, – мечтательно, с чувством сказала Джульет.
   Ее мать Роуз, леди Шелби, из всех сестер Физерстоун была самой тщеславной, и ее не на шутку раздражала застенчивость Джульет. Что проку иметь дочь, если она предпочитает одеваться неброско и наблюдать жизнь света со стороны, вместо того чтобы самой в ней участвовать?
   – Почти, но не совсем. Хотя, пожалуй, стоило бы посмотреть, как она удивится.
   – Я уверена, что Вайолет была бы рада помочь, – сказала Сесили, вновь благодаря судьбу за то, что отец женился на Вайолет Физерстоун, а не на Роуз. Вспомнив об отце, она посерьезнела и добавила: – С тех пор как отец вернулся из Египта, я еще не видела ее такой довольной.
   Мэдлин сочувственно сжала руку Сесили.
   – Как здоровье лорда Херстона?
   Сесили начала было отвечать, но, увидев, что к ним подходит Вайолет, смолкла на полуслове.
   – Не правда ли, девочки, она выглядит великолепно, – заявила леди Херстон, целуя воздух над щеками племянниц. – Сесили, ты в самом деле прекрасна. Я надеюсь, ты сегодня вдоволь натанцуешься и забудешь глупые россказни про проклятие гробницы.
   Когда леди Херстон отошла от девушек на приличное расстояние, Сесили сказала:
   – Меня больше беспокоят разговоры о том, что отец виновен в смерти Уильяма Далтона. Никто, конечно, не смеет говорить это нам в глаза, но заметно, что леди Тонтон и миссис Фаулер-Монк считают именно так. Их глаза прямо-таки горят негодованием.
   – В таком случае, – заметила Мэдди, хмурясь, – тебе лучше держаться подальше от Амелии Сноу. Перед тем как ты появилась, они с Фелисией Даунс составляли список тех, кого проклятие может поразить в следующую очередь. Мне неприятно это говорить, но к ней присоединился весь ее небольшой кружок поклонников.
   – Чудесно, – проворчала Сесили. – Только этого мне не хватало: Амелия Сноу распространяет слухи о проклятии – теперь мне будет еще труднее найти мужа. Хотя, наверное, я должна радоваться, что она пока не слышала о претензиях Уинтерсона.
   Мэдди покачала головой, всем своим видом выражая неодобрение.
   – По крайней мере в проклятиях она разбирается, потому как, похоже, заключила договор с дьяволом и он сделал так, что все мужчины в Лондоне считают ее милейшей юной леди.
   – Ну нет, – твердо сказала Джульет, – Амелия Сноу заключила договор сама с собой. Я еще не встречала такой заносчивой особы, как она.
   – Оставим тему характера Амелии. – Сесили расправила плечи и понизила голос, чтобы ее никто не услышал: – Мне нужно очаровать кого-нибудь из Египетского клуба, и я не позволю, чтобы она мне помешала. Ни слухами, ни проклятиями. А теперь, леди, с вашего разрешения мне нужно пойти в дамскую комнату поправить прическу.
   – Удачи! – бросила ей вслед Мэдди, пытаясь увидеть что-то поверх голов танцующих.
   – Да, удача понадобится, если она собирается соперничать с Амелией Сноу, – добавила Джульет. – Даже тетя Вайолет не настолько могущественна, чтобы в одиночку справиться с ней.
   – Да, это так, – согласилась Мэдди, – но у Сесили есть еще и мы. Может, и не самые модные леди в свете, но точно самые решительные.

   – Ты уверена, что это платье показывает мою фигуру в самом выгодном свете? – спросила Амелия Сноу, поворачиваясь так и этак перед трюмо в дамской комнате герцогини Бьюли.
   Стоя в отдалении и поправляя выбившийся из прически локон, Сесили знала, что белокурая красавица интересуется не ее мнением. Амелия обращалась к своей лучшей подруге, Фелисии Даунс. И все же даже Сесили не могла не признать, что Амелия в муаровом шелковом платье холодного голубого цвета с рукавами-буф и глубоким декольте в форме сердечка выглядит потрясающе.
   – Мне кажется, в розовом моя грудь смотрелась бы лучше, – продолжала Амелия, не дожидаясь ответа подруги.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация