А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 31)

   Глава 20

   Когда Сесили вернулась на Беркли-сквер с саркофагом кошки, Лукас был в своем кабинете. К ее величайшему удивлению, он рассматривал предмет, очень похожий на ее покупку.
   – Где ты это взял?
   Сесили отдала перчатки и шляпу Уоткинсу, который маячил у нее за спиной с укоризненным видом, и взяла у него свое приобретение. А укоризненный вид дворецкого был вызван тем, что она принесла саркофаг в дом сама, а не он или лакеи.
   – И тебе добрый день, дорогая, – ответил Лукас. Он отступил в сторону, чтобы Сесили могла положить кошку рядом.
   – Уинтерсон, ты мне зубы не заговаривай! – вспылила Сесили. – Я думала, это единственная голубая кошка из Египта во всем Лондоне, и вот прихожу домой и обнаруживаю, что ты нашел точно такую же. Сейчас не время для обмена любезностями.
   – Думаю, вполне логично предположить, что я нашел эту фигурку в том же месте, где ты нашла другую.
   – В магазине мистера Хогга на Бонд-стрит?
   – Не-ет, дорогая моя, – со смешком сказал Лукас. Он отошел от письменного стола и посмотрел со стороны на два лежащих рядом саркофага. – На складе твоего друга Лоуренса, где он хранит вещи, привезенные для музея.
   Сесили оторопела:
   – Надеюсь, ты не возвращался туда один?
   – Нет, не возвращался, – заверил ее муж. – Эта кошка была среди вещей, которые мне принесли сыщики с Боу-стрит. Полиция предполагает, что эти вещи принадлежали Уиллу, поскольку были найдены рядом с его телом. У меня было столько забот – сначала похороны, затем надо было навещать маму и Клариссу, потом в тебя выстрелил какой-то сумасшедший, – что я заметил ее лишь сегодня утром, когда решил упаковать оставшиеся вещи Уилла и отослать Клариссе.
   Сесили всмотрелась в его лицо, но прочла на нем только скорбь. Словно почувствовав ее тревогу, Лукас печально улыбнулся:
   – Не волнуйся, жена. Я решил, что эта смерть – слишком тяжелая ноша, чтобы носить ее с собой всю жизнь. Я уверен, что Уилл бы мне этого не пожелал. И хотя я всегда буду сожалеть о том, что могло бы быть, я понял, что лучший способ почтить память моего брата – это продолжать жить полной жизнью. Конечно, после того как я узнаю, кто виноват в его смерти, и удостоверюсь, что он будет наказан по всей строгости закона.
   Сесили улыбнулась:
   – Я рада это слышать.
   Лукас сменил тему:
   – А теперь рассказывай, где ты наткнулась на эту штуку. Я знаю, что это не такая уж большая редкость, но странно, что эти две вещицы так похожи.
   Лукас повернул первый саркофаг на правый бок, потом так же повернул второй. Он показал на небольшую отметину под вырезанной из дерева кошачьей головой. Отметина длиной примерно дюйм на первый взгляд казалось просто дефектом дерева. Только почему-то один и тот же изъян имелся на обоих саркофагах.
   Сесили наклонилась, чтобы получше рассмотреть выбоину на дереве. Отметины на обоих саркофагах были поразительно похожи. Но главным, что отличало эти две вещи от подлинных предметов старины, привезенных из последней экспедиции лорда Херстона, да и от всех других, которые Сесили осматривала, были иероглифы. Именно они позволили Сесили разоблачить фальшивки.
   В отличие от предметов, которые ей доводилось рассматривать раньше, на обеих этих кошках не было ничего, что хотя бы имитировало подлинные артефакты из Египта. Прежде всего на саркофагах не было указано ни имя, ни статус человека, которому принадлежала кошка. Будь саркофаги подлинными, на них обязательно были бы вырезаны молитвы разным божествам с просьбами позаботиться о любимце в будущей жизни. Иероглифы на этих саркофагах были не связаны между собой, и тексты не имели смысла. Стоящие рядом иероглифы «вода», «рука» и «склон холма» не складывались в осмысленные фразы. Сесили была абсолютно уверена, что перед ней лежат не просто подделки, а два экземпляра из множества. В самом сходстве этих двух саркофагов было нечто такое, что, глядя на них, Сесили представляла себе длинный ряд рабочих, которые сидят и штрих за штрихом наносят на изделия эти внешние атрибуты принадлежности к египетской культуре. И даже не подозревают, насколько эти вещи далеки от настоящих древностей.
   – Я нашла этот саркофаг в магазине Адольфуса Хогга на Бонд-стрит. Он сказал, что купил его у одного джентльмена, у которого плохо с деньгами и он вынужден продавать свои ценности. Одной из них, по крайней мере по словам Хогга, и была эта древнеегипетская реликвия.
   – Ну что ж, – сказал Лукас с резковатыми нотками в голосе, – твоего мистера Хогга ввели в заблуждение. Признаться, меня очень тревожит мысль, что скупщики антиквариата в наши дни стали такими беспринципными.
   – Да, действительно. – Сесили взяла в руки второй саркофаг. – А создатель этих вещиц никак не мог предположить такого невезения, что и та и другая попадет в руки к эксперту по египетским иероглифам.
   – Наверняка тому ловкачу это и в голову не могло прийти, – согласился муж. – Я думаю, большинство подобных вещей с радостью хватают настоящие коллекционеры и потом прячут под замок подальше от любопытных взглядов дилетантов. Ну и конечно, их приобретают музеи и заведения вроде Египетского клуба.
   – Скорее всего у создателя этих кошек не было цели, чтобы они попали в музей или в этот клуб. Это слишком рискованно – ведь там их могут увидеть люди, способные распознать фальшивку.
   – Да, пожалуй, – согласился Лукас, хмурясь.
   Сесили подняла взгляд на мужа:
   – В чем дело? Ты задаешь себе вопрос, почему эта вещь оказалась похороненной с Уильямом?
   – Да. Напрашивается мысль, что Уильям уличил того, кто был причастен к изготовлению этих двух подделок, и потому-то его и убили.
   Сесили вложила ладонь в руку Лукаса и прильнула к нему всем телом. Пусть она еще и побаивалась ответить на любовь мужа, но без малейших колебаний старалась утешить его, когда это было в ее силах.
   – Думаю, ты прав. И что дальше? Может ли быть, что в изготовлении поддельных артефактов был замешан кто-то из участников последней экспедиции? Если да, то это могло вызвать панику и среди работников музея, и среди членов Египетского клуба.
   Лукас сел за письменный стол в массивное кресло и притянул Сесили. Она пыталась возражать, но он усадил ее на колени.
   – Я вот о чем думаю… – Он посмотрел на деревянную кошку и провел пальцем по краю основания. – Не пугайся.
   К удивлению Сесили, он взялся за маленький свободный кончик пластыря и потянул. Сесили невольно вскрикнула.
   – О нет! Он может развалиться!
   Она ожидала, что саркофаг разрушится, но, к ее удивлению, пластырь не начал разматываться. Вместо этого от основания саркофага отделилось нечто вроде круглой пробки, и открылась небольшая полость.
   Сесили от удивления ахнула.
   – Достань лучше ты, твои пальцы тоньше моих, – сказал Лукас.
   Она покачала головой.
   – Откуда ты знал, что внутри тайник? – спросила Сесили.
   – У меня было предчувствие. – Лукас смотрел, как она извлекает скатанный в трубочку листок писчей бумаги. – Кроме того, ты уже установила, что это не настоящие древнеегипетские артефакты. Если бы один развалился, у нас все равно остается второй – есть что предъявить полиции.
   Сесили развернула листок и подняла так, чтобы им обоим было видно, что на нем написано.
   – Это опись предметов, найденных при раскопках гробницы, – сказала она. – Не понимаю, зачем надо было прятать ее здесь? Отец наверняка сохранил опись, чтобы после доставки проверить, все ли вещи прибыли.
   – У меня есть другая идея. – Лукас взял вторую мумию и потянул за такой же кончик пластыря на нижней поверхности саркофага. Как и следовало ожидать, под пластырем оказалась такая же затычка, закрывающая полость внутри. Лукас молча протянул кошку жене и стал смотреть, как она достает из нее еще один скатанный листок бумаги.
   – Еще одна опись.
   Они положили оба листка рядом на письменный стол и стали сравнивать два документа.
   – Смотри! – Сесили ткнула пальцем в строчку на первом листе. – Вот здесь перечисляются скарабеи. Почему в первом списке их двенадцать, а во втором только шесть? Похоже, на обоих листках перечислены одни и те же предметы, но количество отличается – на втором все числа вполовину меньше.
   Лукас покачал головой:
   – Боюсь, дорогая моя, мы с тобой нашли то, ради чего можно было пойти на убийство.
   – Ты хочешь сказать, что все эти вещи кто-то украл? – спросила Сесили.
   – Нет. Помнишь, как незадолго до того, как мы нашли саркофаг с телом Уилла, я осматривал склад? Вспомни, там было так же много всего, как перечислено в первом списке?
   Сесили задумалась, восстанавливая в памяти их визит на склад. Весь тот день был для нее таким тяжелым, что она старалась поскорее забыть и этот склад, и жуткий запах, и то, что там увидела. Тем не менее Сесили закрыла глаза и представила помещение, пытаясь вспомнить, какое впечатление у нее осталось об объеме древностей, которые там хранились. Наконец она открыла глаза и встретилась взглядом с Лукасом.
   – Нет. Там было гораздо меньше вещей, чем в первом списке. Но может быть, это потому, что из двух списков правильный – второй?
   Лукас замотал головой:
   – С какой стати кто-то станет тратить время на два списка, если правильный только один?
   – Хороший вопрос. – Сесили нахмурилась, сосредоточенно думая. И вдруг щелкнула пальцами. – Есть! Скажи, тебе не показалось что-либо странным на этом складе?
   – Ты хочешь сказать, кроме его расположения? Да вроде бы нет.
   – А мне показалось. Когда мы только вошли, я подумала, что снаружи здание кажется гораздо больше, чем изнутри. Ящики с находками, привезенными из экспедиции, были поставлены вдоль дальней стены, и если там была еще одна дверь, я ее точно не видела.
   Лукас в задумчивости потер рукой подбородок.
   – Я тоже.
   – Что, если тот, кто организовывал отправку артефактов из Египта в Англию, отправлял две партии груза? По двум разным описям. Одну опись, на меньшее количество, предъявили на таможне, когда прибыли в порт. Другую спрятали внутри мумии кошки, рассчитывая достать, когда корабль прибудет в Англию.
   – Но как они ухитрились ввезти в страну дополнительное количество артефактов, что это не заметили на таможне?
   – В деревянных ящиках не так уж трудно сделать двойное дно, – сказала Сесили. – При взгляде сверху будет казаться, что ящик заполнен только теми артефактами, которые значатся на бирке. Возможно, артефакты пересыпали опилками или еще чем-либо, чтобы казалось, будто тот, кто их упаковывал, просто не умеет это делать как следует. Боюсь, что таможенников, которые проверяют грузы, довольно легко за некоторую плату убедить смотреть в другую сторону, когда это нужно.
   – Скорее всего артефакты разделили на две партии сразу после разгрузки корабля. Вещи из одной партии отправились в музей и в Египетский клуб, а контрабандный товар – вторую партию – нужно было как можно быстрее распродать, не привлекая к нему внимания, чтобы члены клуба не узнали, что их артефакты не так уникальны, как кажется.
   – Но в какой партии были настоящие древности, а в какой – подделки? – воскликнула Сесили. – Не могу поверить, что отец стал бы сознательно выдавать фальшивки за подлинные артефакты. Его карьера зависит от его репутации. А как насчет Уилла?
   – Вероятно, дело было так: и лорд Херстон, и мой брат узнали об этих махинациях. И Уилл заплатил за это знание самую высокую цену.
   Сесили бессильно осела на стул.
   – Но как удалось спровоцировать у отца апоплексический удар?
   Лукас присел на корточки рядом с ней, взял ее руки и стал растирать, согревая.
   – Трудно сказать. Может быть, существует какой-то препарат или растение, с помощью которого можно вызвать паралич человека. Учитывая возраст твоего отца, сделать это, должно быть, не так уж трудно.
   Сесили посмотрела на Лукаса потухшим взглядом:
   – И все это: отравление, убийство – было совершено ради того, чтобы не нашли мошенника, который хотел использовать экспедицию отца как средство заработать больше денег, чем приносят подлинные артефакты.
   – Я бы пошел еще дальше и предположил, что тот, кто это сделал, не имел оснований рассчитывать на доход от раскопок, а потому нашел в Каире сообщника, который мастерил для него копии артефактов. Их аферист собирался отвезти в Англию и продать.
   Сесили с сожалением призналась:
   – Вот уж не думала, что когда-нибудь это скажу, но я не расстроюсь, если больше никогда в жизни не увижу ни одного иероглифа и ни одного египетского артефакта.
   Лукас поцеловал ей руку.
   – Не говори так, дорогая. В том, что случилось, нет твоей вины, и древние египтяне тоже ни при чем. Во всем виноват лживый мерзавец, убийца, и мы его скоро остановим. Осталось немного.
   Она грустно улыбнулась:
   – Уверена, что ты прав. Но я не могу не думать обо всех тех людях, жизнь которых протекала бы сейчас по-прежнему, если бы никто из нас не узнал о древней цивилизации Египта. Отец, твой брат. А сколько людей было проклято богами?
   Лукас нахмурился:
   – Неужели моя Амазонка верит в пустую болтовню о проклятии? Одно дело быть в подавленном настроении, это можно понять. Но полагать, что боги и впрямь наложили проклятие на всех, кто посмел потревожить гробницы фараонов, – совсем другое.
   Сесили вздохнула:
   – Нет, я не верю в проклятие. Хотя лорд Джеффри Брайтон немало потрудился, чтобы заставить меня засомневаться. Если бы я не знала, что он человек здравомыслящий, то подумала бы, не начинает ли он к старости выживать из ума.
   – Да, действительно, – согласился Лукас. – А теперь нам следует пригласить джентльменов с Боу-стрит, чтобы изложить им нашу версию. Как минимум они наверняка захотят сами осмотреть склад.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация