А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 26)

   – Да, конечно. – Дэвид смущенно улыбнулся. – Счастлив вас видеть, ваша светлость.
   Он перевел взгляд с Сесили на Лукаса и снова посмотрел на Сесили. Казалось, он пытался понять, как этих двоих угораздило пожениться.
   – Примите мои извинения. Я растерялся и забыл о хороших манерах. – Он обращался к Лукасу, но ежесекундно поглядывал на Сесили, да так, что она под его взглядами краснела. – Рад вас видеть, ваша светлость, – сказал он ей. – Мы очень давно не встречались.
   Сесили отдернула руки, улыбнулась Дэвиду саркастически и сказала язвительно:
   – Что ж, мистер Лоуренс, все эти три года вы знали мой адрес.
   Лоуренс получил отповедь, но было не похоже, что он особенно расстроился. Он отрывисто кивнул и жестом предложил гостям садиться возле камина. Кабинет был маленький, но очень изысканно обставленный. Когда-то давно Сесили бывала в нем пару раз, но с тех пор кошелек его обитателя, по-видимому, стал намного толще. Не иначе как в результате выгодной женитьбы, мрачно подумала Сесили.
   Как только все сели, Лоуренс спросил:
   – Ваша светлость, что привело вас в музей? Вы хотите сделать вклад? Или… возможно ли, Сесили, что вы наконец решили совершить путешествие в Египет, теперь, когда вы замужем и вышли из-под власти отца? Может быть, вы желаете отправиться вместе со следующей экспедицией нашего музея?
   Сесили не очень удивилась вопросу Дэвида, не собираются ли молодожены отправиться в Египет. Несмотря на ее клаустрофобию, поездка в Египет должна была стать их с Дэвидом свадебным путешествием. Но ее удивило, что Дэвид может говорить на эту тему с такой легкостью. Особенно если учесть, что он познакомился со своей женой именно в таком путешествии. Впрочем, Лоуренс никогда не отличался особой деликатностью. И он не раз говорил, что такие люди, как он, сами ловят свою удачу. А на ее брак с Лукасом он смотрел не как на некое событие из ее жизни, а прикидывал, может ли извлечь из этого обстоятельства какую-то пользу лично для себя.
   Сесили даже не успела сформулировать ответ, Лукас ответил за нее. Он процедил сквозь зубы:
   – Путешествия ее светлости не входят в круг ваших забот, Лоуренс. Мы пришли сюда, чтобы обсудить вашу последнюю поездку в Египет и узнать, что вы можете рассказать о похищенных предметах из лагеря группы Британского музея и лагеря лорда Херстона.
   Замечание герцога, казалось, не особенно задело Дэвида, но при упоминании о кражах он побледнел.
   – Ваша светлость, я не понимаю, о чем вы говорите. Очевидно, кто-то пытается…
   – Хватит, Дэвид, не юли, – перебила Сесили, которой надоело его вранье. – Нам точно известно, что во время экспедиции были случаи воровства, это не секрет. Вопрос в том, сотрудничал ли ты с моим отцом и мистером Далтоном, который, кстати, приходится братом герцогу Уинтерсону, чтобы вывести этого вора на чистую воду.
   Лукас посмотрел на нее непроницаемым взглядом, и было невозможно понять, раздражен ли он тем, что Сесили сама стала задавать вопросы, или доволен ее резкостью по отношению к бывшему жениху. Как бы то ни было, он довольно охотно позволил ей взять на себя ведущую роль.
   – Прежде чем я что-то расскажу, – начал Лоуренс, – я хочу получить от вас заверения, что коллеги не узнают о моей роли в плане, который разработал лорд Херстон. У меня могут быть серьезные неприятности, если станет известно, что работник Британского музея сотрудничал с членом Египетского клуба.
   – Продолжайте, – отрывисто бросил Лукас.
   Сесили наблюдала, как возлюбленный ее юности готовится начать свой рассказ. С тех пор как три года назад их помолвка была расторгнута, чтобы Дэвид мог жениться на другой, у Сесили впервые появилась возможность беспрепятственно разглядеть его. Она не сравнивала его внешность с внешностью Лукаса, ведь в Дэвиде ее когда-то привлекала вовсе не красота. Его интеллект – вот что заставляло сердце биться быстрее. Лоуренс ловко владел словом, обладал острым умом и всегда применял эти качества, чтобы сделать карьеру. Как Сесили теперь подозревала, он использовал ее знания древних языков, чтобы быстрее подняться на самый верх служебной лестницы. То, что она воспринимала как их общий интерес к древней культуре, для Дэвида было всего лишь способом достижения успеха. А когда он получил от нее все, что мог, то разорвал их помолвку и женился на другой женщине, которая могла продвинуть его еще выше. Сейчас, глядя на Дэвида, Сесили испытывала не сожаление, не горечь, а ощущение, будто с ее сердца свалилось тяжелое бремя. Ей больше никогда не придется испытывать чувство вины за то, что тогда, давно, она поступила не так или неправильно высказалась, из-за чего он без сожаления от нее отказался. Теперь она поняла, что ничто не могло бы удержать Дэвида рядом с ней – кроме приданого в размере восьмисот фунтов в год.
   – Вскоре после того как группа лорда Херстона прибыла в Каир, мы снова стали с ним разговаривать, – начал Дэвид. – Его гнев из-за того, что произошло между нами…
   Сесили не понравилось, какими словами он назвал то, что, по существу, было просто его изменой, но она сдержала раздражение.
   – …прошел, и хотя мы больше не были с ним на короткой ноге, как прежде, но продолжали, к обоюдной пользе, обсуждать вопросы, касающиеся его экспедиции и моей.
   Лоуренс смотрел на какую-то невидимую далекую точку поверх голов Сесили и Лукаса и, по мере того как рассказывал, все больше воодушевлялся.
   – Поскольку между нашими двумя раскопами было всего миль двадцать, мы договорились, что при необходимости будем обмениваться информацией. Обе группы пробыли на месте примерно около недели, когда мы заметили, что из наших коллекций стали пропадать отдельные предметы, в основном небольшого размера – то, что можно было легко унести. Сначала мы подозревали в кражах охранников, которых наняли в Каире для сопровождения наших групп. Все-таки на наших участках они были единственными случайными людьми.
   – Но вскоре выяснилось, что вы ошибались, – сказал Лукас, и это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.
   Лоуренс кивнул:
   – Да. Оказалось, что наш охранник был братом охранника лорда Херстона, и однажды они оба попросили выходной на один день, потому что у них заболел какой-то родственник. Утром, пока их не было, я пошел убрать на хранение в палатку с артефактами новые находки. В данном случае это было несколько украшений, инкрустированных ляпис-лазурью и сапфирами, похороненных вместе с женой фараона. К вечеру, еще до того, как они вернулись из Каира, одно из маленьких украшений пропало. Вероятно, тот, кто его украл, надеялся, что пропажу такой мелочи не заметят. Особенно если учесть, что рядом был более крупный и гораздо более дорогой и редкий предмет.
   – И что же, у вас были какие-то предположения, кто мог заходить в эту палатку в течение дня, когда остальные участники экспедиции работали? – спросил Лукас. – Я полагаю, вы каким-то образом установили, где был каждый человек в то время, когда этот предмет мог быть украден.
   – Конечно, – подтвердил Лоуренс. – И никто из состава экспедиции ни разу не выпадал из поля зрения остальных. Я попросил моего лакея следить за палаткой, пока мы все будем у гробницы. Но он ненадолго отлучился, чтобы передать мне записку от наших охранников – они сообщали, что уже в пути и скоро прибудут. Он вернулся к палатке так быстро, как только смог, но подозреваю, что именно в это время вещица и была украдена.
   – Но конечно же, одного украденного артефакта недостаточно, чтобы убедить такого человека, как вы, рискнуть своим местом в музее, объединив усилия с членом клуба, который представляет для музея явную опасность? Никто, у кого есть хоть какое-то чувство самосохранения, на это не пойдет.
   Предположение, что мистер Лоуренс может наравне со всеми быть под подозрением, повисло в воздухе, как запах тухлой рыбы. Лукас не скрывал, что ни в грош не ставит таких людей, как Лоуренс, готовых в своем стремлении вверх безжалостно растоптать любого, кто окажется у них на пути. Но несмотря на то что двое мужчин вели себя как противники, Сесили каким-то шестым чувством поняла, что сегодня они будут использовать в качестве оружия только слова. Хотя она была бы не прочь увидеть, как с лица Лоуренса слетит выражение самодовольства, ей не нравилась мысль, что ее муж может прибегнуть к насилию.
   – Нет, конечно, – согласился Лоуренс. – Но когда я узнал, что в партии Херстона тоже имели место факты воровства и похититель не уличен, мне пришло в голову, что если мы с ним будем пререкаться из-за того, что принадлежим к разным учреждениям, это может нанести урон Великобритании. Да, у лорда Херстона и у меня были разные цели, но мы оба исследовали эти чудеса Древнего мира на благо короля и страны.
   – Конечно.
   Если в этом слове герцога Уинтерсона и скрывалась ирония, Сесили ее не услышала.
   – Поэтому мы начали составлять план – лорд Херстон, мистер Уильям Далтон и я, – решив, что о нашем союзе никто ничего не должен знать. И поскольку не было никаких признаков, что в их или наш лагерь проникал кто-то посторонний и воровал находки, мы пришли к довольно неприятному заключению, что вором является участник одной или обеих наших экспедиций.
   – А не мог ли злоумышленник просто подкупить охранников и проникнуть в палатку, где хранились древности, ночью, когда все спят, или днем, когда все на раскопках? – спросила Сесили.
   Она всегда думала, что группа ее отца берет в экспедиции прочные сундуки с надежными замками, чтобы не допустить пропажи, но из слов Дэвида стало ясно, что найденные предметы открыто лежали в палатках. От охотников за сокровищами их защищала только парусиновая дверь и сторож, простой человек, которому не чуждо ничто человеческое. Было страшно представить, какое огромное искушение такая ситуация должна была представлять для грабителя.
   – Думаю, это возможно, – согласился Лоуренс. – Видит Бог, коренное население Египта не имеет ни морали, ни твердого этического кодекса, которых придерживаемся мы, англичане.
   Сесили не стала напоминать ему, что он сам не придерживался никакого этического кодекса, когда решил обмануть ее и сблизиться с другой женщиной.
   Лоуренс продолжал:
   – Но это кажется невероятным. Мы и так уже платили охранникам заоблачную сумму, и поскольку запереть палатки невозможно, мы соорудили что-то вроде системы сигнализации. Она бы нас оповестила, если бы в зоне хранения находок появился незваный гость. Но мы ни разу ни услышали, чтобы в складские палатки кто-то входил или выходил из них.
   – Что за план придумали вы с лордом Херстоном и моим братом, чтобы разоблачить вора? – спросил Лукас. Он выпрямился на стуле и не сводил глаз с лица Лоуренса.
   – Мистер Далтон и лорд Херстон решили разыграть крупную ссору в присутствии всей партии. Мистер Далтон должен был объявить, что выходит из состава группы, но будет продолжать работать вместе с остальными. Лорд Херстон собирался объяснить это так: хотя мистер Далтон больше не является его подчиненным, в том, что касается раскопок и знания языков, сэру Майклу не обойтись без помощи секретаря. Поэтому мистеру Далтону будет позволено оставлять себе определенную долю находок, но он будет платить лорду Херстону некую сумму за разрешение продолжать исследования на этой площадке.
   – И что же случилось?
   – Поначалу все шло, как было запланировано. Херстон и Далтон в присутствии всех остальных участников экспедиции поспорили о том, как читать один иероглиф, и довольно скоро Далтон вышел из состава группы. Каждую его находку заносили в каталог вместе с остальными, но он дал понять членам группы, что не прочь продать эти вещи, чтобы заплатить за обратную дорогу до Англии. Почти сразу же к нему обратился член группы – и Далтон, и Херстон отказались говорить кто, – пожелавший купить одну вещь – красивую статуэтку кошки, вырезанную из ляпис-лазури.
   – И он ее продал? – спросила Сесили, стараясь не показать, что упоминание о голубой кошке привлекло ее внимание.
   – Не знаю, потому что на следующий день выяснилось, что мистер Далтон исчез, а вместе с ним и статуэтка кошки.
   – Они оба пропали? – с вызовом спросил Лукас. – Логично предположить, что тот, кто хотел заполучить статуэтку, несет ответственность и за исчезновение моего брата. Почему лорд Херстон никак не действовал?
   На лице Лоуренса отразилась озабоченность.
   – Ваша светлость, я задавал ему этот вопрос, но он меня заверил, что персона, пожелавшая купить кошку, и персона, виновная в исчезновении мистера Далтона, никак не могут быть одним и тем же человеком.
   Сесили удивилась, что ее отец сделал такое заявление. Это казалось странным, учитывая, что он подозревал участников собственной группы в воровстве.
   – Как отец мог это утверждать? – недоуменно заметила Сесили.
   Ей ответил Лукас:
   – Только в двух случаях: если знал, что случилось с Уиллом, или если знал, где персона, пожелавшая купить кошку, находилась в то время, когда Уилл пропал.
   – Но это произошло ночью, – возразила Сесили. – Папа не мог…
   И тут ее осенила догадка, от которой неприятно засосало под ложечкой.
   – О! – Даже в этом коротком восклицании явственно слышалось, как она огорчена.
   Лукас участливо взял ее за руку, но остался сидеть.
   Лоуренс кашлянул, явно чувствуя себя неловко.
   – Конечно, это была леди Энтуистл. Она пыталась купить голубую кошку для собственной коллекции. Не имею понятия, удалось ли ей уговорить мистера Далтона или нет, но лорд Херстон меня заверил, что ночь, о которой идет речь, она провела с ним в его палатке. Следовательно, леди Недди не могла иметь отношения к исчезновению мистера Далтона.
   Сесили не могла избавиться от ощущения, что ее предали. Она знала Недди еще с тех пор, когда была совсем маленькой, и когда представила отца вместе с Недди, это полностью изменило ее представление о них обоих. Но сейчас она не должна размышлять об их отношениях. Ей нужно было сосредоточиться на том, какое значение имели эти отношения в расследовании исчезновения Уильяма.
   – У Уильяма была сумка, – обратилась Сесили к Дэвиду. – Недди утверждает, что видела ее у моего отца. Вам что-нибудь об этом известно?
   Лоуренс покачал головой:
   – Я никогда не входил в палатку лорда Херстона и ничего не могу об этом сказать. Но мне интересно, вошла ли эта сумка в число вещей, которые ваш отец отправил в Англию вместе с грузом артефактов, найденных экспедицией музея.
   Сесили почувствовала, что Лукас крепче сжал ее руку.
   – Каких вещей? С какой стати лорду Херстону отправлять находки, предназначенные для Египетского клуба, вместе с находками музея?
   Сесили почувствовала, как Лукас весь напрягся.
   – Дело в том, что… – Лоуренс замялся, покраснев. – Да будет вам известно, мы заключили между собой соглашение, что находки, относящиеся к династии Рамзеса II, будут отправлены в Британский музей, а относящиеся к династии Сети I отойдут Египетскому клубу.
   – Конечно, за определенную сумму, – сказал Лукас, и это не было вопросом.
   – Это не такая уж редкость! – Лоуренс повысил голос, оправдываясь. – Коллекционеры сплошь и рядом заключают между собой подобные сделки. Члены Египетского клуба вполне могут себе позволить…
   – Лоуренс, мне плевать на то, как вы торгуете древностями! – перебил его Лукас. – Я хочу видеть предметы, которые поступили с раскопок группы Херстона. Где они?
   – Недавно приобретенные экспонаты мы храним на складе недалеко от Ост-Индских доков. Они содержатся там до тех пор, пока мы не разработаем схему добавления их в основную коллекцию музея.
   – Вы поедете туда с нами?
   – Боюсь, что нет, ваша светлость. Но я могу поручить одному из клерков проводить вас. Он знает расположение склада и может вам все объяснить.
   – Это нам подходит, – сказал Лукас с мрачным видом.
   Они немного подождали, и вскоре пришел клерк, мистер Хорнби, молодой человек в очках. Через несколько минут все трое были уже в пути.

   Когда экипаж Уинтерсонов подъезжал к складу, надвигалась буря. Небо уже потемнело, стал подниматься ветер, он кружил вокруг них вихрями, распространяя тошнотворный запах, смешанный из речных испарений и зловония с прилегающих улиц. Пока Лукас помогал Сесили спуститься на тротуар, мистер Хорнби отпирал замок на двери обветшалого здания, и в это время с неба упали первые капли дождя. В считанные секунды дождь превратился в ливень. Все трое поспешили войти внутрь, и Хорнби принялся зажигать фонарь, который обнаружил за дверью. От сырости острые уголки щегольского крахмального воротничка клерка, торчавшие вертикально, поникли.
   – Ваша светлость, вещи, привезенные из последней экспедиции мистера Лоуренса, хранятся здесь. – Хорнби указал на большие деревянные ящики, высившиеся у дальней от входа стены. – Мы стараемся поддерживать хотя бы относительный порядок, поэтому ящики расставлены по датам приобретения.
   Организация хранения фондов Британского музея Лукаса не интересовала, и он потянул Сесили за собой к ящикам. Заметив прислоненную к стене крепкую палку, Лукас прихватил ее и стал открывать первый ящик.
   Хорнби поспешил к ним.
   – Ваша светлость, прошу вас! – воскликнул он. – У меня есть опись того, что хранится в каждом ящике. Если вы скажете, что ищете, я…
   Сесили положила руку на локоть молодого человека.
   – Мистер Хорнби, мы сами не знаем, что ищем, – сказала она примирительно.
   Лукас понимал, что, наверное, ему стоило бы подождать, но он уже устал от ожидания. Как он мог сдерживаться, когда, возможно, ключи к разгадке исчезновения брата все это время лежали здесь, на этом складе. Он уперся концом палки в стык между крышкой и ящиком и поднажал.
   – Мистер Хорнби, не будете вы столь любезны посмотреть, есть ли в вашей описи какое-нибудь упоминание о голубой кошке?
   – Да, конечно, ваша светлость, сейчас посмотрю.
   После того как Лукасу удалось открыть крышку, он попросил фонарь и поднял его над ящиком, чтобы как следует рассмотреть содержимое.
   – Это ящик номер Е-2, – сказал Хорнби. – В нем хранятся различные мелкие предметы из гробницы принца аль-Камеля.
   Лукасу показалось забавным, что украшения и инкрустированные драгоценностями маски, хранящиеся в этом ящике, описываются как всего лишь «различные мелкие предметы». Хотя, вероятно, если написать как есть, что в ящике хранится несметное состояние, это будет равносильно приглашению к воровству.
   Лукас перешел к следующему ящику. Прилагая силы, чтобы открыть крышку, он получал удовольствие от самого напряжения мускулов. Пытаясь найти разгадку исчезновения Уилла, он очень долго использовал только свой мозг, и теперь испытывал облегчение, оттого что может для разнообразия применить физическую силу.
   Они осмотрели еще три ящика, но по-прежнему не нашли ничего похожего на голубую кошку. Сесили просмотрела все страницы описи и не нашла упоминания вообще ни о какой кошке, не только о голубой.
   Ящик номер шесть Лукас сумел слегка выдвинуть вперед из-за стоящего перед ним ящика меньшего размера. По описи в этом ящике находились только саркофаг и статуэтка. От физической нагрузки раненая нога Лукаса стала уставать и слабеть, но он налег на палку, несмотря на боль. Ради того, чтобы найти брата, он готов был сделать все, что потребуется.
   – Уинтерсон, я вижу, что ты устал, – пожурила Сесили. – Может быть, нам стоит вернуться в другой раз…
   – Мы не уйдем! – почти прорычал Лукас. Он понимал, что ведет себя неразумно, но не мог остановиться. – Если вы вдвоем мне поможете, пожалуй, нам удастся добраться до этого ящика.
   Видя упрямство мужа, Сесили только покачала головой, но тем не менее вслед за Хорнби пошла через лабиринт ящиков к самому большому, который Лукас уже сумел немного выдвинуть из-за другого. Она встала с одной стороны от мужа и сделала мистеру Хорнби знак зайти с другой стороны. Втроем им удалось совместным усилиями сдвинуть ящик и поставить так, чтобы он оказался в свободном проходе между двумя штабелями ящиков. На лбу Лукаса выступили капельки пота. Вонь, к которой они привыкли и перестали замечать уже через несколько минут пребывания на складе, казалось, вдруг усилилась.
   Сесили невольно поморщилась от отвращения.
   – Господи, здесь пахнет хуже, чем в комнате с мумией в Египетском клубе.
   Она смотрела, как Лукас использует палку в качестве рычага, чтобы снять с ящика крышку.
   – Обычно запах со временем слабеет, – сказал Хорнби извиняющимся тоном, как будто это он был виноват в прегрешении разлагающейся плоти, которая лежала в этом ящике. – Наверное, после долгого хранения в закрытой емкости запах просто накопился.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация