А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 21)

   Винсон ослабил тугой крахмальный воротничок, явно нервничая.
   – Ваша светлость, мне чертовски жаль, что я об этом упомянул. Честное слово, я не имел в виду ничего оскорбительного. Конечно же, я не хотел… э-э… кажется, я вижу моего кузена Честера, он беседует с лордом Дарлингтоном. Нам нужно обсудить одно очень срочное дело. Ваш покорный слуга, леди.
   С этими словами мистер Винсон бросился прочь с такой скоростью, как будто за ним гналась Салли Джерси верхом на метле.
   – Злобная кошка! – прошипела Джульет, имея в виду Амелию. Это она снова вызвала к жизни пересуды о проклятии. – Она просто злится, что ты увела с рынка женихов герцога Уинтерсона.
   – И завидует, что ты вышла замуж раньше ее, – со злостью добавила Мэдди. – Я уверена, что Амелия Сноу вообще не способна быть доброжелательной.
   Сесили покачала головой:
   – Ох, хотела бы я, чтобы у нас не было других забот, кроме Амелии. Папина болезнь, которой конца не видно, исчезновение мистера Далтона, теперь еще сплетни в свете… даже я начинаю задумываться, нет ли в мифе о проклятии доли правды.
   – Ерунда! – оптимистично воскликнула Джульет. – Ты просто переутомилась. Не позволяй, чтобы ядовитые слова Амелии задели тебя за живое, не доставляй ей такого удовольствия.
   Новоиспеченная герцогиня Уинтерсон согласно кивнула. В самом деле, почему домыслы Амелии должны омрачать ее настроение. И Сесили решила перевести беседу на приятную тему:
   – Расскажите, как дела у вас. Мэдди, я вижу, Джеймс не пришел. Он опять отправился на поиски приключений?
   Джеймс, старший брат Мэдди и изрядный повеса, стоял на пороге тридцатилетия, но пока не подавал никаких надежд на то, что собирается остепениться.
   Мэдди нахмурилась и сказала с досадой:
   – Думаю, он в городе. Он обещал прислать свои извинения. Но, Сесили, ты ведь не хуже меня знаешь, как неженатые мужчины нервничают на свадьбах. А мой брат, боюсь, относится к таким событиям с еще большим страхом, чем остальные.
   – Очень гадко с его стороны, – заявила Джульет. – Мог бы и показаться ненадолго. Пусть они с Сесили не кровные родственники, раньше это не имело значения.
   Сесили поспешила успокоить кузин:
   – Не волнуйтесь, я совсем не обиделась. Хотя мне любопытно, что могло задержать его в городе, когда охотничий сезон в разгаре.
   – Кажется, он упоминал игру в карты, – сказала Мэдлин с усталым вздохом. – В доме лорда Питера Нотона. Тяжело иметь брата с репутацией сумасброда. Мама из-за этого все время волнуется, да и репутации всей семьи это точно не идет на пользу. Стоит ли удивляться, что за три года, которые прошли после моего дебюта, никто не попросил моей руки. Ни один мужчина в Лондоне не захочет получить в приданое такого зятя.
   Сесили и Джульет сочувственно пожали ей руки. Потом Сесили осторожно поинтересовалась, стараясь не выдать голосом своей заинтересованности:
   – Стало быть, Нотон известен как игрок? – Лукас только вчера сказал ей, что, по слухам, сэр Питер добавил к своей обширной коллекции египетских сокровищ несколько недавно обнаруженных артефактов. – Я о нем мало что знаю; слышала только, что он любитель древностей.
   – А! – отмахнулась Мэдди. – Типичный повеса. Чем бы он ни интересовался: игрой, женщинами, – во всем склонен к излишествам. Дружки Джейми только о том и говорят, какой лорд Питер замечательный. Как он обошел всех, когда они устроили скачки на карриклах от Аскота до Лондона, как в кулачном бою он поставил Джентльмену Джонсону синяк под глазом.
   Мэдди фыркнула с отвращением:
   – Уже надоело про него слушать. Если мне когда-нибудь посчастливится оказаться в обществе Нотона, я ему так и скажу. Но это маловероятно, поскольку он терпеть не может приличный круг знакомств и скорее съест собственные сапоги, чем перешагнет порог «Олмака». Кстати, последнее – его собственные слова. Он это сказал, когда приходил с визитом к Джейми в Эссекс-Грейндж.
   – Мэдди, ты говоришь так, будто проводила исследование его выходок, – лукаво заметила Джульет. – Кто-нибудь может подумать, что ты увлечена сэром Питером!
   Мэдди слегка покраснела. Сесили это заинтриговало. Она решила, что, когда они с Лукасом навестят лорда Нотона, надо будет присмотреться к нему получше. Однако она не собиралась передавать мужу то, что узнала на этом приеме. Лукасу наверняка известна скандальная репутация лорда Нотона, но если ему об этом напомнить, он может, воспользовавшись правом мужа, запретить ей ехать вместе с ним к этому человеку. Если сэр Питер и впрямь так полон духа соперничества, как утверждает Мэдлин, возможно, он завладел артефактами, добытыми в последней экспедиции лорда Херстона не ради научных исследований, а только для того, чтобы хвастаться перед другими коллекционерами.
   Сесили отозвали от кузин, и до конца свадебного завтрака она принимала поздравления, непринужденно беседуя с другими гостями. Сесили сама не ожидала, что ей будет так весело. За последние несколько лет она побывала на многих светских приемах, но ни один не доставил ей подобного удовольствия. Она не знала, в чем причина: в том ли, что она была виновницей торжества, или в том, что у нее появилась уверенность в себе. Но когда Лукас повез Сесили в свой городской дом, она чувствовала одновременно и усталость и, неожиданно для себя, счастье.
   Когда карета остановилась на Гросвенор-сквер, это место показалось Сесили чужим и неуютным, и ей захотелось уехать в Херстон-Хаус, а не быть хозяйкой в доме Лукаса. Но она стряхнула с себя это ощущение, решив, что это нормальное последствие резкой перемены в ее жизни.
   На пороге дома их встретил дворецкий Уоткинс, а все слуги, какие были в наличии, выстроились в ряд приветствовать новую хозяйку. И именно в тот момент Сесили вдруг отчетливо осознала свое новое положение. Когда она приблизилась к концу шеренги слуг, непомерность того, что она на себя приняла, словно навалилась на нее своей тяжестью, и силы вдруг оставили ее. Заметив это, Лукас взял жену под руку и распорядился приготовить каждому из них ванну и подать обед.
   Приведя Сесили в покои герцогини, он сказал:
   – Отделать комнаты заново, конечно, не было времени, но вы можете сделать это по своему вкусу.
   Сесили только и смогла что кивнуть. Комнаты показались ей на удивление уютными и, к ее радости, выглядели не так богато, как она ожидала. Обои, портьеры и обивка мебели были выдержаны в кремовых и бледно-голубых тонах.
   – Эта дверь, – Лукас показал на дверь в противоположной стене, – ведет в гостиную между вашей комнатой и моей. Примерно через час там будет накрыт стол.
   Лукас говорил официальным тоном, и Сесили вдруг поняла, что непривычная интимность их положения, по-видимому, приводит мужа в такое же замешательство, как и ее. Не дав Лукасу уйти в свою комнату, Сесили положила руку на его локоть.
   – Ваша светлость, подождите.
   Лукас повернулся к ней, вопросительно подняв брови, но при этом накрыл ее руку своей и небрежно погладил большим пальцем запястье.
   – Мы теперь муж и жена, – тихо сказал он. – Я бы очень хотел, чтобы ты называла меня по имени.
   Сесили вдруг засмущалась, ее щеки залились румянцем.
   – Хорошо… Лукас. Я надеялась, что… пожалуйста, останься.
   Он снова вопросительно поднял бровь. Его взгляд упал на кровать, потом вернулся к лицу жены. Он взял руку Сесили, поднес к губам и поцеловал кончики пальцев.
   – Я хотел дать тебе возможность отдохнуть. Если прошлую ночь ты провела так же беспокойно, как я, тебе определенно нужно вздремнуть.
   – Мы можем лечь спать… вместе?
   За последние несколько дней в жизни Сесили произошло множество перемен, и почему-то перспектива остаться в новой спальне одной вызывала у нее беспокойство. Лукас удивленно расширил глаза, но кивнул:
   – Иди сюда.
   Все еще держа Сесили за руку, Лукас повел ее через гардеробную, а потом через общую гостиную в свою комнату. Его спальня походила на спальню Сесили как зеркальное отражение, но была декорирована в более строгом стиле – вместо бледно-голубого цвета здесь был темно-синий. В центре красовалась большая внушительная кровать. У кровати Лукас остановился, жестом предложил Сесили сесть и, к ее смущению, принялся раздевать, начав с туфель и чулок.
   – Лукас! Я имела в виду только… как бы это сказать… сейчас еще день, и мы ведь не можем заниматься…
   Хотя Сесили не могла заставить себя произнести соответствующие слова, было понятно, что она имеет в виду. Раньше мисс Амазонка без колебаний сказала бы то, что думает, но усталость и действия Лукаса подействовали на молодую герцогиню Уинтерсон странным образом: она вдруг стала застенчивой, чего за ней раньше не замечалось.
   Однако ее возражения не заставили Лукаса прервать свое занятие. Продолжая снимать с нее левый чулок, он помедлил лишь затем, чтобы быстро поцеловать ее в коленку.
   – Сесили, мы будем только спать.
   По глазам мужа Сесили поняла, что он говорит искренне, и ее снова поразило его благородство. И доброта. Впервые в жизни Сесили полностью и безоговорочно доверяла другому человеку. Ощущение было одновременно и успокаивающим, и опасно волнующим.
   – Ты так же утомлена, как и я, – сказал Лукас.
   Он встал и начал расстегивать фрак. Сесили не сомневалась, что, не будь здесь ее, Лукас воспользовался бы в этом деле помощью лакея. Но поскольку герцог Уинтерсон носил фрак не такого плотно облегающего покроя, как диктовала последняя мода, он вскоре справился сам.
   Сесили впервые видела его в одной рубашке, и от этого зрелища у нее захватило дух. «Просто поразительно, – думала она, – что такая простая вещь может оказаться очень возбуждающей». Она поймала себя на мысли, что с нетерпением ждет, когда увидит его обнаженный торс.
   Раздеваясь, Лукас неотрывно смотрел в глаза Сесили, и от его взгляда у нее в животе стало разливаться тепло. Она согнула ноги в коленях и легла на спину, не чувствуя ни малейшего стыда, словно девушка из гарема.
   Наконец Лукас лег на кровать и притянул Сесили к себе. Ей было приятно чувствовать сквозь тонкую ткань рубашки тепло его кожи. Усталость в ней боролась с возбуждением.
   – Спи, – прошептал Лукас, касаясь губами ее макушки. – Позже у нас будет вдоволь времени, чтобы удовлетворить другую потребность.
   Сесили опять принялась подбирать слова, чтобы поспорить, но ее сморил сон, и она уснула в объятиях Лукаса.

   Лукас еще не вполне пробудился, но уже полностью осознал, где он и кто рядом с ним в кровати. Он не помнил случая, чтобы когда-нибудь ложился с женщиной в постель вот так, только для того чтобы поспать. Но по-видимому, с Сесили ему многое предстояло испытать впервые. Обнаружив, что ее нет рядом, Лукас чуть было не запаниковал, но услышал, что из смежной комнаты доносится ее голос. Он бы не очень удивился, обнаружив, что она, спустившись по простыням, сбежала через окно. И все же его светлость был рад, что она этого не сделала.
   Легкий голод уже давал себя знать, и Лукас отправился на поиски Сесили. Они должны были обедать в гостиной, и, на случай если Сесили не насытится, он вдобавок велел слугам, которым было приказано не беспокоить молодоженов, подать еще и скромный ужин.
   Лукас босой прошел в гостиную, но Сесили и там не оказалось. Он постучал в дверь, соединяющую две комнаты, но никто не ответил. Лукас повернул ручку и вошел. В комнате пахло розами и его женой. Герцог улыбнулся, радуясь этой перемене, и подумал, какие еще новшества внесет в его дом леди Лукас Уинтерсон.
   Из-под двери комнаты для переодевания выбивалась полоска света. Лукас тихо подошел к двери, открыл ее, и у него перехватило дыхание: в глубокой ванне, установленной еще его предшественником, томно отдыхала его молодая жена. Ее изящные ступни опирались на бортик ванны, глаза были закрыты, она полностью расслабилась. Сесили была живым воплощением Афродиты. Лукас позволил себе вволю насмотреться на нее и упивался тем, что видел. Скользнув по белой, безупречно гладкой коже длинных ног, его взгляд помедлил на темных кудрях внизу живота, потом двинулся выше и задержался на темных сосках, чуть-чуть выступающих над поверхностью воды, и, наконец, остановился на длинных темных ресницах закрытых глаз. Никогда ни одна богиня не была более соблазнительной. И Лукаса вдруг ошеломила мысль, что это сокровище – Сесили во всей красе – теперь принадлежит ему.
   Только ему.
   Уинтерсон поклялся про себя, что, пока живет и дышит, сделает все, чтобы у его Амазонки никогда не появилось причин пожалеть об их поспешном браке. Поклялся доказать, что он ее достоин.
   Ступая бесшумно, Лукас подошел к Сесили, наклонился над ней и поцеловал в ухо. Сесили вздрогнула от неожиданности, ноги ее соскользнули в воду, подняв брызги. Инстинктивно прикрыв руками груди, она недовольно нахмурилась:
   – У тебя что, такая привычка подкрадываться к женщинам, когда они принимают ванну? Имей в виду, я не собираюсь с этим мириться!
   Лукаса разбирал смех, но он сумел сдержаться и выслушал порицание с самым серьезным видом.
   – Да, мэм. – Без намека на раскаяние он прикоснулся губами теперь уже не к уху, а к шее. – Вам когда-нибудь уже говорили, как вы удивительно прекрасны?
   Сесили откинулась назад и посмотрела на него скептически:
   – Не в таких длинных выражениях. Обычно гадкие утята не часто слышат комплименты в свой адрес. – Последняя фраза прозвучала с оттенком обиды, о чем Сесили немедленно пожалела и поэтому поспешила добавить: – Впрочем, это совершенно не имеет значения. Только особы вроде Амелии Сноу упиваются пустой лестью, а мне такая ерунда не нужна.
   Это были слова женщины, которая слишком долго была объектом язвительных реплик со стороны наименее приятных представителей высшего света. Лукас подозревал, что именно в этом кроется причина неуверенности Сесили в себе. Возможно, она высоко оценивала свои умственные способности, но как женщина была такой же неопытной, как новорожденный жеребенок, который еще только учится ровно стоять на собственных ногах. И Лукас испытал острое желание защитить эту прекрасную и колючую женщину, на которой женился. Бережно взяв за подбородок, он повернул ее голову лицом к себе и мягко, но очень серьезно сказал:
   – Когда я говорю, что ты удивительная и прекрасная, можешь мне верить. Я не льщу. И не заискиваю. Я буду говорить тебе правду. Всегда.
   Уинтерсон поцеловал ее, не торопясь от нее отрываться, и почувствовал, как она расслабляется, открывается навстречу его ласке. Когда он отстранился, Сесили хотела отвести взгляд, но он снова взял ее за подбородок и посмотрел прямо в глаза:
   – Открою тебе один секрет. Мужчине трудно скрыть свою реакцию на красивую женщину.
   Сесили удивленно подняла брови:
   – Что ты имеешь в виду?
   Лукас отпустил подбородок жены, взял ее руку и направил вниз, давая ей почувствовать очевидное свидетельство его реакции на этого конкретного гадкого утенка.
   – Вот что ты со мной делаешь, – сказал он охрипшим голосом. – И у тебя никогда не будет причин проверять эту теорию. Осмелюсь сказать, не я один ценю твое очарование.
   На щеках Сесили выступили красные пятна, но любопытство пересилило стыдливость. Она накрыла ладонью твердый бугор.
   – Осторожнее, – простонал Лукас. Он убрал ее руку с застежки бриджей, поднес к губам и поцеловал запястье. – Можешь изучать меня сколько угодно, но не сейчас. А пока я не хочу опозориться в первую брачную ночь, поэтому настоятельно прошу воздержаться от исследований до более позднего времени.
   Сесили озадаченно нахмурилась.
   – Насколько позднего? – спросила она. – До завтра? Я думала, джентльмены могут делать такие вещи снова и снова.
   – Ну да, они могут… то есть мы можем, то есть я… – Лукас сдержал инстинктивную потребность провести рукой по волосам. – Наверное, этот разговор нам тоже лучше отложить до того времени, когда мы…
   Он замолчал, и в воздухе повисла недосказанность.
   – Но… – Сесили села в ванне прямо, и ее груди снова притянули к себе его взгляд. Желание туманило его мозг, и сквозь этот туман он услышал, как Сесили застенчиво спрашивает: – Но разве мы уже не… То есть я хочу сказать, ведь мы…
   Сделав над собой усилие, Лукас выпрямился. К счастью, на нем был просторный домашний халат.
   – Да, мы уже… гм, вступили в брачные отношения, – нашел он наконец нужные слова. – Но я… – Лукас пытался придумать, как лучше сформулировать то, что он хотел ей объяснить, и ругал предательский румянец, вспыхнувший на его щеках. – Я, как бы это сказать, вполне готов, но не хочу действовать поспешно.
   Сесили кивнула, как будто такие разговоры были для нее обычным делом.
   – Понятно. – Она опустила взгляд – казалось, ее вдруг очень заинтересовала собственная левая коленка. – Но вообще-то… мне понравилось, когда ты… э-э… действовал поспешно в Египетском клубе.
   Из горла Лукаса вырвался сдавленный звук, и Сесили удивленно подняла взгляд:
   – Что случилось? Я что-то не так сказала?
   – Нет, дорогая моя, – заверил Лукас. Он отчаянно желал, чтобы этот разговор закончился раньше, чем один из них умрет от неловкости. Но поскольку впереди их ждала целая жизнь, полная подобных разговоров, он считал, что лучше поговорить на эту тему откровенно. Чем больше они обсудят сейчас, тем меньше будет смущения в будущем. – Дело в том, что… есть своего рода правило поведения, требующее, чтобы джентльмен не торопил события до тех пор, пока леди уже…
   Лукас обвел рукой круг в воздухе, выражая невысказанное вслух обобщение на универсальном языке жестов.
   – Уже… – И тут Сесили осенило: по ее глазам было видно, что она поняла. – А-а, ты боишься меня разочаровать! Так я тебе сразу скажу, что на этот счет можешь не волноваться.
   «Проклятие!» Лукас почувствовал, что снова краснеет. Но следующие слова Сесили его ошеломили, и он уставился на жену с открытым ртом.
   – Я хочу сказать, мне ведь не с чем сравнивать твое мастерство, – как ни в чем не бывало продолжала Сесили. – Ты можешь быть по этой части самым что ни на есть посредственным, я все равно этого не пойму.
   Лукас понял, что надо срочно менять тему.
   – Так, пожалуй, нам пора ужинать, – быстро проговорил он. – Я позвоню твоей горничной.
   Но Сесили остановила его:
   – Я дала ей на сегодняшний вечер выходной – ведь ты сам можешь мне помочь.
   По тому, как блестели ее глаза, Лукас понял, что леди Уинтерсон прекрасно знает, что делает. Она схватилась за бортики ванны и встала. Вода ручейками потекла по соблазнительным изгибам ее тела, и Лукас потерял способность дышать. Снова. В который раз. Этак еще до конца вечера его легкие совсем откажут. Хотя в этом есть и хорошая сторона: он умрет счастливым.
   Сесили с некоторой опаской ждала, когда Лукас что-нибудь скажет в ответ на ее смелость хоть что-нибудь. Она сама не понимала, что на нее нашло. В научной работе Сесили всегда чувствовала себя уверенно, но когда дело касалось ее внешности, становилась более скромной. Что бы ни говорила Амелия Сноу, Сесили знала, что не уродлива. Мисс Херстон никогда не пользовалась особым успехом в свете, и все же за ней ухаживали несколько джентльменов, включая неверного Дэвида. И если можно судить по реакции Лукаса, то она действительно способна очаровывать мужчин. Тем не менее годы, проведенные в обществе старых дев и молодых особ, которых никто не приглашает танцевать, не прошли бесследно, и оценка Сесили собственной привлекательности снизилась. Поэтому сейчас, когда дерзко встала перед мужем обнаженная, она ждала его слов с трепетом, остро сознавая каждый малейший изъян своей внешности, каждое пятнышко, которое могло сделать ее менее обворожительной в его глазах.
   – Ты…
   Сесили слышала голос Лукаса, но не смела посмотреть ему в глаза, боясь прочесть в них разочарование.
   – …ты восхитительна.
   Это определение подействовало на раненое самолюбие леди Уинтерсон как бальзам, но она робко возразила:
   – Тебе не обязательно лгать. Мне известно, что я не красавица.
   Сесили почувствовала, что он двинулся к ней, – почувствовала в том числе и по легкому движению воздуха. Это было странно, но она знала, когда он входил в комнату, приближался к ней, как если бы они были связаны между собой какой-то невидимой силой, как если бы их притягивало друг к другу, как два магнита.
   – Сесили, я не лгу. – Он наклонил голову, чтобы наверняка встретиться с ней взглядом. – Ты удивительная. Даже прекрасная, если уж на то пошло. Боюсь, ты слишком долго не получала комплиментов и разучилась их принимать.
   Он опустил голову и легко, словно пушинка, коснулся губами ее губ. Потом откинулся назад и, глядя ей в глаза, прошептал:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация