А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 20)

   Глава 13

   Три дня спустя Лукас стоял рядом с Сесили перед епископом в часовне Святого Георгия, что на Ганновер-сквер. Его не покидало ощущение нереальности происходящего. Лукас предполагал, что срочно организовать свадьбу будет не очень просто, но как только к делу подключились леди Вайолет, тетки и кузины Сесили, скромная церемония, которую он себе представлял, превратилась в многолюдное торжество. Храм был полон друзей, родственников и просто любопытных зрителей, и когда герцог Уинтерсон увидел, как в него входит Сесили, его охватила гордость, что он перед всеми этими людьми может назвать ее своей невестой.
   Сесили шла по проходу, опираясь на руку лорда Джеффри Брайтона. В часовне воцарилась тишина. Никогда еще Лукас не видел свою Сесили такой прекрасной. Платье на ней было из двух слоев – тонкая серебристая ткань поверх розового атласа. Лукас не знал, как называется этот фасон, но ему нравилось, как платье сидит на красивой длинноногой фигуре Сесили, подчеркивая молочную белизну кожи. Он взял затянутую в перчатку руку избранницы и с удивлением заметил, что пальцы ее чуть дрожат.
   Когда Сесили подняла на него взгляд, в ее глазах была такая растерянность, что Лукас вдруг испытал желание поднять ее на руки и убежать с ней прочь. Но вместо этого он быстро сжал ее запястье и положил ее ладонь на сгиб своего локтя. Ничто, даже необычное волнение невесты, не заставит его отложить церемонию, которая позволит ему официально назвать Сесили своей.
   Однако когда настал торжественный момент, Сесили произнесла обеты громким чистым голосом, как и Лукас. Он надел ей на палец доставшееся ему от бабушки кольцо с сапфиром, напоминающим цвет глаз суженой. Она вздохнула, и в этом вздохе он явственно услышал облегчение. Он улыбнулся Сесили, испытывая точно такое же чувство. И ему было все равно, даже если весь мир узнает, как он доволен, что наконец может назвать ее своей.
   Венчание закончилось, им осталось поставить свои подписи в регистрационной книге. И вот уже Лукас помог Сесили сесть в карету с его гербом, и они поехали к дому Херстона, где должен был состояться свадебный завтрак.
   – Красивое кольцо. – Сесили отвела руку, чтобы полюбоваться ярким сапфиром в обрамлении двух чистой воды бриллиантов. – Оно принадлежало вашей матери?
   – Бабушке. – Лукас повернул ее руку в одну сторону, потом в другую, глядя, как играют камни. – Не ожидал, что драгоценности производят на вас столь сильное впечатление, – поддразнил он.
   Сесили покраснела и быстро опустила руку на колени.
   – Как правило, это не так, – сказала она чопорно. – Но оценить прекрасное может всякий.
   – Согласен, – сказал Лукас, откровенно любуясь тем прекрасным, что сидело перед ним в лице его жены.
   Волосы герцогини Уинтерсон были тщательно уложены в узел на затылке, вплетенная в них шелковая розовая лента делала ее похожей на сказочную принцессу или лесную фею. В ушах блестели маленькие висячие сережки, они покачивались как раз над теми местечками, в которые Лукас целовал Сесили всего три ночи назад и помнил, что они пахнут розовой водой и еще чем-то неповторимым.
   Ее глаза ярко блестели, но под ними залегли едва заметные тени, как если бы прошлой ночью она не очень хорошо спала. Это Лукас легко мог понять, он сам чувствовал себя так, словно вообще не спал с той ночи в Египетском клубе. Все дни после этого он потратил на то, чтобы привести в порядок свои дела и подготовить Уинтерсон-Хаус, семью и слуг к прибытию новой хозяйки.
   – Я послал в Херстон-Хаус лакея за вашими вещами, – сказал Лукас, прерывая затянувшееся молчание.
   Сесили откликнулась с бо´льшим энтузиазмом, чем требовало это простое сообщение:
   – Превосходно!
   Заметив ее принужденную веселость, Лукас сдержал улыбку. Было непривычно видеть, как Сесили из-за чего-нибудь нервничает. Ему вспомнилось, как у алтаря дрожала ее рука. Лукас находил странное утешение в том, что его жена так же волнуется из-за их только что заключенного брака, как и он.
   – У меня есть и другая новость, – начал Лукас. Держа в руках носовой платок, Сесили завязывала его в узел и снова развязывала. – Мне стало известно из достоверных источников, что лорд Питер Нотон, один из главных коллекционеров египетских древностей в Англии, недавно хвастался особенно важной находкой, которая открывает местонахождение очень ценной керамики из гробницы Рамзеса Второго.
   Сесили просияла:
   – Папины дневники! Ходили слухи, что отец нашел гробницу Рамзеса, но поскольку он сам не может это подтвердить, я не была уверена, насколько они правдивы.
   – Да, – сказал Лукас. – Если Нотон знает, где находятся дневники, возможно, мы сумеем его убедить, что открыть эту информацию нам будет намного безопаснее, чем поделиться ею с другими членами Египетского клуба. По крайней мере в нашем случае ему не нужно будет волноваться, что мы сами отправимся на поиски сокровищ.
   – Говорите за себя, сэр, – улыбнулась Сесили. – Если бы я могла, то завтра же села бы на первый корабль, который идет в Каир, чтобы продолжить дело отца. – Видя упрямое лицо мужа, она добавила: – Я не говорю, что в ближайшее время собираюсь это сделать. Это просто мечта, и я не планирую немедленно ее воплощать.
   Лукас, усмехнувшись, продолжил рассказ:
   – Если нам повезет, завтра к этому времени дневники лорда Херстона будут у нас и вы сможете начать их переводить.
   Но Сесили не разделяла его оптимизм. С тех пор как они с Лукасом не обнаружили дневников в библиотеке клуба, она стала задаваться вопросом, не противостоят ли им более мощные силы. Но в это особенное утро она не хотела портить мужу настроение, поэтому промолчала, решив, что расспросит его подробнее позже, когда они будут наедине. При одной мысли об этом ее охватило предвкушение страсти, и она покраснела. И это, конечно, заметили гости, встречающие молодоженов на Гросвенор-сквер.
   В столовой супругов встретила леди Вайолет и Недди.
   – Дорогая, никогда не видела тебя такой прекрасной! – воскликнула мачеха.
   – Твоя мама гордилась бы тобой, – проникновенно добавила леди Энтуистл, целуя Сесили в щеку.
   Затем крестная взяла Лукаса под руку и увела приветствовать других гостей. Перед тем как скрыться в толпе, герцог оглянулся и подмигнул молодой жене. Комната была уже полна: здесь были те, кто присутствовал на венчании, и те, кого пригласили только на свадебный завтрак. Сесили и Лукас не планировали устраивать пышный праздник, однако Вайолет настояла, что они должны пригласить как можно больше влиятельных представителей светского общества, поскольку это утихомирит любителей посплетничать.
   – Спасибо, Вайолет. – Сесили обняла мачеху. – Ты так помогла в организации этого события! Я сама даже не знала бы, с чего начать.
   Отвечать Вайолет не понадобилось, так как в это время к Сесили подошла ее свекровь, леди Майкл Далтон, и жена Уильяма Далтона Кларисса.
   – Поздравляю, дорогая! – тепло сказала Уинифред и поцеловала Сесили в щеку.
   Они познакомились только за несколько дней до свадьбы. Тогда Сесили нашла, что мать Лукаса – практичная добродушная женщина, которая хотя и была рада, что сын унаследовал титул герцога, совершенно не стремилась использовать это обстоятельство, чтобы занять более высокое положение в свете. За чашкой чая в гостиной Вайолет она призналась Сесили:
   – Мой муж, притом что был сыном герцога, никогда не вел себя так, как можно было ожидать от человека высокого происхождения. Он был в первую очередь священником. И я об этом знала, когда выходила за него замуж. – Она пристально посмотрела на Сесили. – Конечно, я вовсе не жду, что вы или Лукас будете лишать себя тех благ, которые несет с собой герцогский титул.
   Выражение лица Уинифред, казалось, говорило прямо противоположное, как если бы она решила проверить реакцию Сесили на подобное предположение. Будь Сесили корыстной – в чем ее, вероятно, подозревала леди Майкл, – она возразила бы против подобной проверки. Но Сесили вышла замуж за Лукаса по необходимости, а не потому, что хотела стать герцогиней, поэтому могла совершенно спокойно развеять опасения его матери.
   – Честно говоря, леди Майкл, – ответила она, – я как-то не задумывалась, что именно мне может дать титул мужа.
   Леди Майкл, казалось, ей поверила, но не Кларисса. Миссис Уильям Далтон фыркнула:
   – Простите меня, Сесили, что я позволю себе усомниться в ваших словах, но, на мой взгляд, подобная самоотверженность в лучшем случае звучит неправдоподобно.
   – А в худшем? – спросила Сесили.
   Она почувствовала острую неприязнь к этой даме. Сесили могла понять, какая нелегкая доля выпала Клариссе, когда ее муж пропал, но это не давало ей права быть грубой.
   – В худшем случае… – Кларисса нахмурилась. – Это явная ложь, призванная завоевать расположение матери Уинтерсона, чтобы она предоставила вас самой себе, как только вы станете герцогиней.
   – Кларисса! – одернула ее леди Майкл. Сесили подозревала, что обычно ей такое поведение не свойственно. – Ты здесь оказалась по моей просьбе, поэтому я прошу тебя подождать меня в экипаже.
   Мисс Далтон недовольно поджала губы. Она явно не горела желанием исполнить просьбу свекрови, но потом, по-видимому, боясь вызвать еще большее отчуждение, все-таки натянуто попрощалась и вышла из комнаты.
   – Дорогая, я прошу прощения за мою невестку, – со вздохом начала леди Майкл. – Она и раньше не была особенно приятным человеком, но несчастная судьба Уилла, боюсь, проявила в ней самые худшие черты.
   – Миледи, не думайте об этом, – успокоила ее Сесили. – Я понимаю: вам обеим, должно быть, очень тяжело переживать исчезновение мистера Далтона.
   – Если бы мы знали о нем хоть что-нибудь! – В голосе леди Майкл послышалось страдание. – Думаю, всем было бы намного легче. А эта неизвестность…
   Сесили хорошо понимала, что нет таких слов, которые могли бы облегчить страдание матери Уильяма. Она просто взяла леди Майкл за руку и сочувственно пожала ее.
   – Но что это я? – спохватилась леди Майкл. – Мы же встретились по случаю радостного события!
   Сесили улыбнулась:
   – Но когда есть грустные события, начинаешь еще больше ценить радостные, не так ли?
   – Да, действительно, Сесили. – Уинифред тоже улыбнулась. Хотела бы я, чтобы мой Майкл был здесь и познакомился с вами. Думаю, вы бы ему очень понравились!
   Сесили было приятно слышать такой комплимент. Разговор перешел на подробности приготовлений к свадьбе и менее серьезные темы. Сесили поняла, что свекровь ей очень нравится, и когда леди Майкл поднялась, собравшись уходить, Сесили на прощание пожелала ей всего хорошего с искренней теплотой.

   И вот сейчас, стоя перед леди Майкл и Клариссой уже после того, как ее брачные обеты Уинтерсону были произнесены, Сесили взяла обеих женщин за руки.
   – Примите мои поздравления, ваша светлость, – сказала Кларисса с улыбкой, больше похожей на гримасу. – Я могу только надеяться, что ваш брак будет счастливым, как был у меня с моим дорогим Уильямом.
   Сесили уже было известно, что брак Клариссы и Уильяма оказался далеко не идиллическим, поэтому ей было ясно, что эти пожелания стоят немногого. Тем не менее она любезно поблагодарила Клариссу и выразила надежду, что Уильям скоро вернется домой.
   – Ваш муж был любимцем моего отца, – сказала она. – Вообще-то он был и моим любимцем тоже. Далтон никогда не унывал, сталкиваясь с нелегким характером лорда Херстона. Им очень хорошо работалось вместе.
   – Да. – Кларисса нахмурилась. – Уильям прекрасно ладил со всеми, кроме собственной семьи.
   Спохватившись, что наговорила лишнего, Кларисса извинилась и удалилась в дамскую комнату. Сесили, Вайолет и леди Майкл проводили миссис Далтон взглядами. Мать Лукаса покачала головой и с грустью сказала:
   – У Клариссы всегда был трудный характер, но с тех пор как Уильям пропал, она стала просто неприятной.
   – Ничего страшного, леди Майкл, – заверила Сесили. – Я понимаю, у миссис Далтон сейчас трудное время.
   Леди Майкл невесело улыбнулась:
   – Мы с Клариссой уезжаем на несколько недель в Бат, чтобы вы могли побыть наедине в первые дни брака.
   Сесили было запротестовала, но леди Майкл жестом остановила ее.
   – Прошу вас, моя дорогая, давайте не будем больше об этом говорить. Семейная жизнь и без того достаточно трудна; не хватает еще, чтобы под ногами болталась недобрая невестка и надоедливая свекровь.
   – Должна признаться, – сказала со смехом Вайолет, – что мне повезло. Когда я вышла замуж за сэра Майкла, его мать уже почила. Конечно, я всецело верю, что она была приятнейшей женщиной.
   Уинифред кивнула.
   – Вот-вот, – сказала она. – Слушайтесь свою мачеху. К тому же у нас будет вполне достаточно времени с вами познакомиться, после того как вы с Лукасом устроитесь вместе.
   Сесили собиралась пройти дальше в комнату, но ее остановила Амелия Сноу, которая пришла со своими родителями. Амелия уже официально поздоровалась с хозяевами, и Сесили недоумевала, что этой красавице еще от нее понадобилось.
   – Сесили, – надменно протянула Амелия, смерив новобрачную взглядом с головы до ног, – у меня не было возможности сказать это раньше, но ты очень неплохо выглядишь. Намного лучше, чем можно было ожидать. Ты прямо-таки преобразилась.
   Сесили очень хотелось ответить Амелии колкостью, но она сдержалась, напомнив себе, что титулованная особа должна вести себя безупречно. Поэтому лишь коротко поблагодарила красавицу.
   – Кто бы мог подумать, что тебе удастся подцепить Уинтерсона, – продолжала Амелия, злобно сверля леди Лукас глазами. – Хотя, наверное, если девушка готова себя скомпрометировать, ее шансы поймать выгодного мужа сильно возрастают.
   Сесили считала, что уже знает, как низко способна пасть Амелия ради своих гнусных замыслов, но это выходило за пределы понимания Сесили. Оскорблять невесту прямо в глаза на ее же свадебном завтраке?
   – Амелия, – ровный голос Сесили не выдавал ее гнева, – ты…
   Ее отповедь прервало появление Лукаса. Он подошел и обнял жену за талию жестом собственника.
   – Я вижу, мисс Сноу, вы пришли пожелать нам счастья, – начал его светлость вежливо, но твердо. – Очень любезно с вашей стороны найти в вашем плотном расписании светской жизни время, чтобы присутствовать на нашей свадьбе. Кое-кто готов был предположить, что вы пришли только затем, чтобы собирать сплетни и оскорблять мою супругу, но я сказал им, что вы не настолько дурно воспитаны.
   Сесили с удовлетворением наблюдала, как розовое лицо Амелии становится красным. Между тем Лукас продолжал:
   – Ведь я абсолютно прав, не так ли, мисс Сноу?
   Амелия раскрыла рот и снова закрыла, потом еще раз и, наконец, закрыла его так резко, что было слышно, как клацнули зубы. Несмотря на всю ее ненависть по отношению к молодой герцогине, она не желала оскорбить самого Лукаса. В конце концов Амелии удалось изобразить на лице насквозь фальшивое выражение сердечности, и она, запинаясь, проговорила:
   – Конечно, нет, ваша светлость. Я… я благодарю вас.
   Теперь ей не терпелось как можно скорее исчезнуть с поля сражения. Издав какой-то нечленораздельный звук, мисс Сноу поспешно удалилась.
   Сесили положила голову на плечо мужа.
   – Это было великолепно! Я никогда еще не видела, чтобы Амелия лишилась дара речи.
   – Ей повезло, что я всего лишь дал ей отпор, – сказал Лукас, хмурясь. – Будь она мужчиной, за такое оскорбление я бы вызвал ее на дуэль. Но поскольку она как-никак леди, я думаю, на нее подействуют и мои слова, и особенно страх быть отвергнутой светом. Впредь она поостережется язвить.
   Сесили испытала прилив благодарности по отношению к этому мужчине: он знаком с ней всего несколько недель, но с готовностью, не задавая вопросов, бросился на ее защиту.
   – А теперь мне нужно пойти разыскать Монтейта. – Лукас сжал руку Сесили. – С тобой все будет в порядке?
   – Да. – Сесили улыбнулась. – Думаю, мне больше не грозят никакие неприятности, раз Амелия побеждена. Кроме того, я должна найти Джульет и Мэдди и рассказать им, как ты только что обратил в бегство нашего смертельного врага.
   – Отлично! – Лукас усмехнулся. – Мне нравится сражаться с драконами ради тебя. Думаю, я полностью готов к роли мужа.
   При мысли о том, что еще включает в себя эта роль, Сесили покраснела. Она поспешила подойти к кузинам, которые стояли возле высокой пальмы в деревянной кадке.

   Как подружки невесты, Мэдди и Джульет были в зеленом, но разных оттенков – каждая выбрала тот, который больше подходил к ее цвету глаз и волос. Подразумевалось, что они символизируют листья и стебли к цветку Сесили. Мэдлин в бледно-зеленом платье с рукавами-фонариками и темно-зеленой лентой, подвязанной под грудью, блистала спокойной красотой. Цвет платья подчеркивал ее карие глаза и белокурые волосы. На Джульет было платье того же покроя, но темно-зеленое, а рыжие локоны были уложены в такую же прическу, как у Мэдди. Пожалуй, Сесили никогда еще не видела ее такой хорошенькой.
   – Что случилось? – спросила Мэдлин, беря Сесили за руку. – Не может быть, что это как-то связано с твоей внешностью. Я никогда в жизни не видела более прекрасной невесты!
   – Она права, – поддержала кузину Джульет и взяла Сесили за другую руку. – Ты совершенно преобразилась, дорогая!
   Сесили поняла слова кузины как произнесенную серьезным тоном шутку – так оно и было.
   – Поосторожнее, – предупредила она. – Амелия Сноу сказала мне именно это, и мой муж устроил ей впечатляющий разгон.
   Глаза Мэдлин засветились весельем. Она воскликнула:
   – Ой, как жалко, что мы все пропустили! Амелии сильно досталось?
   Сесили пересказала им недавнюю сцену с Амелией. Слушая, кузины все больше оживлялись.
   – Готова поспорить, Сноу была в ярости, – с усмешкой заметила Джульет.
   – Хотела бы я, чтобы все остальные узнали ее истинное лицо. – Мэдди нахмурилась. – Увидели, какая это ядовитая и тщеславная особа.
   – Ну, в свете люди редко делают то, что следовало бы, если вообще делают, – с сожалением сказала Сесили. – По крайней мере можно надеяться, что в наш адрес она теперь насмешничать не будет.
   – Вот только что надеяться, не более того, – заключила Мэдди. – Но давайте не позволим Амелии испортить нам это утро. Кстати говоря, некоторые удивляются, как получилось, что ее пригласили.
   – Думаю, это Вайолет постаралась. – Сесили вздохнула. – Она вечно мне твердит, что нужно попытаться помириться с Амелией хотя бы для того, чтобы она перестала называть нас гадкими утятами. Только мне кажется, что слова Уинтерсона подействуют на нее сильнее, чем все, что могу сделать я.
   – Да, пожалуй, – согласилась Джульет. – Но согласитесь, немного досадно сознавать, что с этой ситуацией мужчина справился лучше нас.
   Мэдди сменила тему:
   – Ну расскажи, куда вы собираетесь в свадебное путешествие. Есть в чем тебе отчаянно завидовать?
   Сесили посерьезнела.
   – Мы останемся в Лондоне. Ни Лукас, ни я не хотим далеко уезжать, на случай если состояние отца изменится или появятся какие-то новости об Уильяме.
   – Очень разумное решение. – Джульет одобрительно кивнула. – Как я понимаю, состояние лорда Херстона не меняется?
   – Нет. – Сесили нахмурилась. – Он так и не приходит в сознание. Я боюсь, что он никогда не выздоровеет, хотя врач нас уверяет, что бывали случаи, когда мужчины гораздо старше его полностью поправлялись после удара.
   Их разговор был прерван появлением Джорджа Винсона. Его обычно добродушно-веселый вид был омрачен укоризненным выражением лица. Подойдя к Сесили, он склонился над ее рукой.
   – Ваша светлость, вы прекрасная невеста. Счастливчик этот Уинтерсон! Сначала ему достались гнедые Найтона, а теперь и вы. Если бы не знал его лучше, то подумал бы, что этот малый пытается подражать моему модному стилю.
   Если это была шутка, то весьма неуклюжая. Впрочем, Винсон никогда не славился остроумием.
   – Благодарю вас, мистер Винсон, – сказала Сесили. – Осмелюсь заметить, вы далеко не самый плохой пример для подражания. Хотя я думаю, что в данном случае это просто совпадение.
   – Мисс… то есть ваша светлость, что это за проклятие такое? Похоже, мисс Сноу воспринимает это совершенно серьезно.
   Мэдди пришла на помощь кузине:
   – Конечно же, это ерунда! Мисс Сноу слишком все драматизирует, как с ней это часто бывает.
   – Да! – поддержала Джульет неожиданно резко, чем очень удивила Сесили, ведь обычно она держалась скромно. – Об этом много говорили – люди, которым больше не о чем поговорить. Я подозреваю, что эту историю раздувают те, кто жаждет бросить тень на обе семьи: и Херстон, и Уинтерсон. Я уверена, что вы не хотите, чтобы вас считали заодно с этими негодяями.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация