А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 16)

   Глава 10

   Лестница привела их в длинный коридор, такой же, какой был этажом выше. По обеим сторонам коридора было по три двери, между ними на стене в подставках находились незажженные факелы. Сесили спросила, можно ли их зажечь, чтобы все получше рассмотреть, но Лукас опасался, что свет будет заметен снаружи, поэтому факелы решили все-таки не зажигать.
   Лукас открыл первую дверь с левой стороны и заглянул в комнату.
   – Похоже, это просто кладовка, – заметил он.
   Он поднял свечу выше, чтобы осветить внутренность комнаты, но в ней не было ничего, кроме аккуратных рядов деревянных ящиков. При ближайшем рассмотрении оказалось, что ящики заполнены неглазурованной керамикой, которую Сесили определила как сделанную недавно, и другими привозными предметами, правда, среди не было ничего особенно ценного.
   – Думаю, кто-то привез эти вещи из экспедиции, – сказала Сесили. – Это обычное дело, когда путешественник накупает дешевых товаров в качестве сувениров для друзей и родственников. Или для продажи лондонским торговцам. Сейчас все египетское очень модно. Настоящих ученых это раздражает, потому что всякие шарлатаны выдают дешевые современные поделки за древнеегипетские артефакты.
   – Можно было надеяться, что уж члены Египетского клуба не будут заниматься такими махинациями, – сухо отозвался Лукас.
   – Да, действительно, – согласилась Сесили. – Хотя даже настоящие ученые иногда склонны заблуждаться. Папа однажды жаловался на своего знакомого: тот пытался выдать черепок глиняного горшка, который купил у лоточника, за остаток египетского кувшина для воды периода Рамзеса Второго. Я полагаю, тогда мошенника схватили за руку – ведь людям, которые провели всю свою юность за изучением Египта, нетрудно распознать подлог.
   – Вы имеете в виду людей вроде вас? – спросил Лукас с легкой иронией.
   – Вот именно, вроде меня. – Сесили нахмурилась. – Хотя, пожалуй, в том возрасте, когда формируется личность, я потратила часть времени и на другие занятия – например, училась рисовать плохие акварели и вышивать, правда, вкривь-вкось.
   Лукас негромко заметил:
   – Я тоже чертовски плохо вышиваю.
   Это абсурдное заявление прозвучало тем забавнее, что Лукас сделал его с самым невозмутимым видом. Сесили не могла не рассмеяться.
   – Тогда, наверное, я в обозримом будущем не буду просить вас показать мне ваши акварели, – лукаво сказала она.
   Лукас притворно расстроился.
   – Это плохо. Однако у меня есть несколько гравюр, которые могли бы вас заинтересовать.
   Они стали в дружелюбном молчании обходить комнату за комнатой, но самым интересным, что они нашли, был лишь древний неприличный рисунок пары, поглощенной очень интимным занятием. Сесили несколько минут смотрела на рисунок, потом сказала:
   – Ничего не понимаю.
   – Думаю, это потому, что вы держите его вверх ногами, – ответил Лукас. Чтобы не выдать их присутствие, он говорил понизив голос.
   – О… – Она бросила листок на стол, как будто обожглась об него. – Я имела в виду не рисунок. Я не понимаю, зачем они трудились, устраивали эти потайные комнаты, но при этом не спрятали в них ничего по-настоящему ценного. Какой в этом смысл? Мы уже решили, что этот человек склонен к театральным эффектам, так почему здесь нет никаких сокровищ?
   – Хороший вопрос. – Лукас закрыл за собой дверь четвертой комнаты. – Мы еще не все комнаты проверили, но те, которые уже осмотрели, мягко говоря, не вызывают восторга. Ни сокровищ, ни рукописей, ни исторических книг.
   Уинтерсон взял Сесили за руку и повел к противоположной стороне коридора, чтобы осмотреть оставшиеся комнаты. Чем дольше они переходили из комнаты в комнату, тем острее Лукас сознавал, что они совершенно одни. Ничто не мешает просто притянуть ее к себе и поцеловать так, как он хотел еще с их первой прогулки в парке. Он пытался угадать, думала ли Сесили тоже о том поцелуе или это только ему кажется, что между ними что-то есть.
   Лукас открыл предпоследнюю дверь, и в нос ему ударил запах тления. Поняв свечу повыше, он понял, откуда этот запах.
   – Мумии, – сказала Сесили будничным тоном. Они вошли в комнату и оглядели спеленатую сморщенную фигуру, лежавшую на большом столе в центре комнаты. – А я как раз думала, есть ли в клубе хотя бы одна мумия, если учесть, что наверху стоят саркофаги.
   Сесили прошла вперед, до дальнего торца стола, и увидела на полу пустой саркофаг. Казалось, от самого вида человеческих тел ее обдало холодом, и она стала растирать ладони. Лукас ободряюще обнял ее за плечи.
   – Сесили, они мертвые и не могут причинить вам вред.
   – О, дело не в этом! Я уже знакома с египетскими артефактами и даже видела несколько мумий. Просто я представила, как ужасно быть запертым в саркофаге. Я неуютно себя чувствую в тесном пространстве, – призналась она. – Да и темноту не особенно люблю.
   – Мне следовало этого ожидать! – Лукас притворился, что он в отчаянии. – Я оказался в комнате, полной мумий, с единственной в мире леди, которая их не боится. Наверное, мне придется найти пустую маленькую комнату и заманить вас туда, чтобы я мог воспользоваться вашим страхом для воплощения моих безнравственных планов.
   Не успел Лукас произнести эти слова, как дверь в комнату с мумиями захлопнулась, и они услышали отчетливый щелчок. Поток воздуха от закрывающейся двери задул свечу, и стало совсем темно.
   – Очень смешно, – с сарказмом сказала Сесили. – Вероятно, вы привязали к двери веревку или еще что-то, чтобы проделать это? Милорд, ваша попытка напугать меня совершенно безнадежна! Да будет вам известно, у меня целая армия кузенов, и когда я была маленькой, это было самым любимым их занятием. Хотя, признаюсь, ваш трюк особенно впечатляет. Расскажите, как вам это удалось?
   – Сесили… – Лукас стал искать в карманах кремень, уже понимая, что, по-видимому, случилось, но его голос прозвучал на удивление твердо, – боюсь, у меня очень плохая новость.
   Фитиль занялся, и крошечный огонек, который зажег Лукас, разгорелся сильнее. Лукас отошел от Сесили, подошел к двери и взялся за дверную ручку.
   – Лукас, не пытайтесь меня разыграть, – произнесла Сесили с верой в него, которая, к великому сожалению Лукаса, была необоснованной. – Я же знаю, что это сделали вы. Но зачем вам это понадобилось?
   – Я не имею к этому никакого отношения! – с чувством воскликнул Уинтерсон. Он попытался повернуть ручку двери, но она не поддалась. – Я не только не закрывал эту дверь, но еще и опасаюсь, что теперь она заперта снаружи.
   Сесили ахнула и бросилась к двери. Лукас отошел в сторону, предоставляя ей возможность самой попробовать открыть. Когда ей это тоже не удалось, его светлость едва сдержал ругательство, готовое сорваться с языке.
   – А теперь можете визжать сколько хотите.

   Глава 11

   Но Сесили не собиралась визжать: на это потребовалось бы слишком много воздуха, а с того мгновения, когда она поняла, что дверь закрыта, у нее стало сбиваться дыхание. Следя за собой, чтобы не поднести руку к горлу и не выдать тем самым охватившей ее паники, она осторожно сказала:
   – Я не выношу замкнутые пространства.
   Почему-то незамысловато завязанный галстук, составлявший часть ее мужского наряда, вдруг стал казаться невыносимо тугим.
   – Не волнуйтесь, мисс Херстон, – сказал Лукас, вставая с колен возле двери. – Я только слышал, как защелкнулся замок, но не слышал, чтобы ключ вынимали из замочной скважины. Если нам повезет, он все еще там.
   – Я не волнуюсь. – Сесили слышала собственный голос словно со стороны, будто говорила не она, а кто-то другой. Пол под ее ногами покачнулся, и она схватилась за стол. Сесили, конечно, не хотела бы наткнуться на мумию, но была не в состоянии контролировать собственные движения. Должно быть, Лукас понял, как ей плохо, потому что вдруг оказался у нее за спиной и бережно усадил на пол.
   – Спокойно, мисс Херстон, – тихо сказал он. – Я вас держу и не дам упасть.
   И не дал. Крепкие руки герцога обхватили Сесили, поддерживая, ощущение их надежности одновременно и успокаивало и подавляло ее. Но будучи не в силах стоять, Сесили сдалась. Ей было неловко зависеть от мужчины, но она покорилась успокаивающей мысли, что по крайней мере сейчас за все отвечает кто-то другой. На долю секунды Сесили подумала, как хорошо не нести в одиночку бремя полной самостоятельности.
   – Ну вот. – Лукас опустился рядом с Сесили на пол, покрытый ковром. – Просто глубоко дышите. А еще попробуйте опустить голову между коленями – надеюсь, это поможет.
   Он говорил с девушкой успокаивающим тоном, словно обращался к испуганному малышу, но вместо того чтобы возмутиться снисходительным отношением, она решила последовать совету Уинтерсона. Не думая о том, что эта поза не подобает леди, она согнула ноги и наклонилась вперед, чтобы сделать так, как сказал герцог. Пока Сесили выполняла все это, Лукас с удивительной нежностью гладил ее по спине.
   Наконец она подняла голову и прислонилась к основанию длинного стола.
   – Не хотите мне ничего рассказать? – спросил Лукас. – Я полагаю, мисс Херстон, если вы бледнеете при одной мысли о том, чтобы оказаться взаперти с таким красавчиком, на то должна быть серьезная причина.
   Сесили фыркнула. Она все еще чувствовала себя неуютно, но, к счастью, уже не была в такой панике, как несколько минут назад.
   – Я вижу, вы по-прежнему высокого мнения о себе.
   – Вообще-то я говорил о нем. – Лукас указал на мумию.
   Сесили плохо видела выражение его лица, но уже знала, что, раз он поднял бровь, значит, шутит.
   – Ну разумеется, о нем.
   Она нарочито округлила глаза, однако шутка его светлости возымела желаемый эффект – разрушила атмосферу паники, возникшую после ее срыва. Сесили притихла, возвращаясь мыслями к туманным воспоминаниям детства.
   – Неужели это было так ужасно? – спросил Лукас.
   Он потянулся к ее руке, но в последний момент, по-видимому, передумал и просто заправил ей за ухо выбившуюся прядь.
   – Нет. – Сесили помолчала. – Вернее, я не вполне уверена. Я боюсь замкнутых пространств с самого детства, но так и не поняла, что именно случилось в тот день, из-за чего у меня появился этот страх. Я знаю, что там была мать: ее облик сохранился в памяти, хотя не очень отчетливо. Помню, что я плакала из-за любимой куклы и просила маму принести ее. Еще помню, как прячусь во что-то вроде ящика и мать говорит мне, что это игра. Но когда я попыталась вылезти, она не разрешила и велела сидеть очень тихо. А я так хотела выбраться наружу!
   Вспоминая тот давний случай, Сесили почувствовала, что на лбу выступают капельки пота. Когда в последующие годы девушка пыталась осознать, что же произошло, она, пожалуй, до сих пор была не в состоянии понять наверняка, что действительно помнила, а что дорисовало ее воображение.
   – Вам угрожала опасность? – спросил Лукас безо всякого выражения. – Это ощущение передалось вам от матери?
   – Не уверена, – честно призналась Сесили. – У меня остались очень смутные воспоминания. Этот необъяснимый страх – почти единственное, что удержала память. Очевидно, я тогда не пострадала, – в конце концов, ведь осталась жива и здорова.
   – Вы пострадали, – резко возразил Лукас. – Вы страдаете всякий раз, когда на вас нападает этот страх. Даже если, как вы говорите, это случается нечасто.
   Сесили подумала, что он, наверное, прав, но почему-то его присутствие необъяснимым образом ослабляло ее тревогу. Словно по возвращении из долгого путешествия ее встретил любимый человек. Сесили испытывала совершенно непостижимое чувство облегчения и ощущение нужности кому-то. Конечно, не было никакой логической причины, по которой ее страх исчез только потому, что рядом был Лукас. Раньше для Сесили Херстон никогда не имело значения, есть ли кто-то рядом или нет, и никогда еще никто не успокаивал ее разговором в такой спокойной, почти деловой манере. До сих пор все или переживали за нее, или огорчались сами, потому что ее состояние вынуждало их заметить то, что их раньше не заботило.
   Но Сесили не собиралась посвящать Лукаса в эти подробности своей жизни. Хватит того, что он видел, как она потеряла самообладание. И не важно, что она не могла управлять своим состоянием. Если бы она рассказала Лукасу, что его присутствие в этой крошечной комнате чудесным образом ее успокаивает, он бы догадался о своей власти над ней. А Сесили не готова была признать, что какой бы то ни было мужчина, и уж тем более этот конкретный, способен влиять на нее таким образом.
   Вслух она сказала:
   – Да, вы правы, я страдаю. Немного. Но я довольно быстро прихожу в норму. И эти приступы не оставляют никаких затяжных последствий. Это не похоже на хромоту, с которой вы вернулись с войны.
   – Ловкий ход, – иронично бросил Лукас, подразумевая, что Сесили перевела разговор с себя на него. – Только мне хорошо известно, что не все ранения имеют долговременные физические последствия.
   – Что вы имеете в виду? – настороженно спросила Сесили. У нее возникло опасение, что находчивость обернется против нее самой.
   – Только то, что рана в ноге была самой легкой из моих травм, с которыми я вернулся в Англию из битвы при Ватерлоо. Война меняет человека во многих отношениях, и не все можно заметить снаружи. Вот вы не любите закрытые помещения, а я точно так же не люблю толпу. Ни ваши симптомы, ни мои внешне не видны. Я не могу, посмотрев на вас, определить, что в маленькой комнате вы упадете в обморок. А вы, глядя на меня, не можете понять, что я скорее предпочел бы пройти по горячим углям, чем оказаться в толкотне душного зала для приемов. Но раны-то все равно есть.
   Некоторое время Сесили молчала, потом спросила:
   – Ваша светлость, вы в самом деле не выносите приемов?
   – Да. – Лукас взял ее за руку, и она охотно позволила ему это. – Здесь нечего стыдиться, – мягко сказал он. – У всех нас есть свои слабости и недостатки.
   – Да, но не все слабости мешают человеку заниматься делом его жизни. Я бы не смогла участвовать в экспедициях, даже если бы отец разрешил, потому что никогда не решусь войти в гробницу. Да что говорить о гробницах – я не смогла бы находиться в ограниченном пространстве корабля во время путешествия морем.
   Сесили впервые признала этот факт открыто. С годами ей стало легче перекладывать на отца вину за собственную неспособность путешествовать. Что-то в атмосфере вынужденной интимности этой маленькой комнаты помогло ей, и она заговорила о том, что очень долго скрывала даже от самой себя.
   – Ну мы и парочка, – невесело усмехнулся Лукас, качая головой. – Вы не можете поехать в Египет, единственное место на свете, куда бы вам хотелось поехать. А я не могу вернуться на войну, к единственному занятию, которому был обучен.
   – Товарищи по несчастью, – заметила Сесили с напускной небрежностью.
   – Говорите только за себя, моя дорогая, – учтиво возразил Лукас. – Я в данный момент далек от того, чтобы чувствовать себя несчастным.
   От слов его светлости у Сесили участилось дыхание. Если честно, то она в эти минуты тоже была далеко не несчастна. Общество герцога давало ей ощущение безопасности. А Сесили не чувствовала себя в безопасности очень, очень давно. Она вдруг поняла, что должна срочно сменить тему.
   – Как это случилось? Как вас ранило?
   Лукас молчал так долго, что она уже приготовилась извиняться, но он наконец заговорил.
   – Вы наверняка читали в газетах про битву при Ватерлоо, – тихо сказал он. – Или слышали рассказы тех, кто там побывал. Но ничто, даже самые подробные описания, не может передать, насколько это было чудовищно и какой хаос царил там. Если на земле возможен ад, то это был он. Я не буду рассказывать вам подробности, потому что мне невыносимо возвращаться туда даже в воспоминаниях. Я получил это увечье, когда подо мной убили Мальволио – надежного кавалерийского коня, который прошел со мной несколько битв. Это произошло в тот момент, когда я отбивался от одного француза и уже был ранен в руку. Мои силы слабели, иначе мне удалось бы выйти из этой схватки невредимым. Но я был застигнут врасплох и к тому времени, когда Мал начал падать, было уже слишком поздно. Я не успел вовремя вынуть ногу из стремени, конь завалился на бок, и я оказался в ловушке. Я не смог выбраться, и весом лошади мне раздавило ногу.
   Сесили едва сдержала вскрик. Она была так потрясена, что не удержалась и спросила:
   – Вы очень долго пролежали так?
   Но еще до того, как эти слова у нее вырвались, она знала, каким будет ответ.
   – Не знаю точно, сколько пролежал, пока меня не нашел Монтейт, – тихо сказал Лукас, устало проводя рукой по глазам. – Слава Богу, французы приняли меня за убитого, иначе закололи бы на месте. Выходит, Мал спас мне жизнь. А Монтейт смог привести пару человек, раненных не так серьезно, и они меня освободили. Иногда нога сильно болит, – продолжал он, – но не проходит и дня, чтобы я не оценил жертву, которую невольно принес ради меня Мальволио.
   Сесили, дотянувшись до Лукаса, сжала его руку. Она не могла этого не сделать. Помолчав немного, сказала от всей души:
   – Я так рада, что вы остались живы!
   Ей было страшно представить, что этот человек, такой энергичный, умный, лежит мертвым на поле боя в Бельгии.
   – Я тоже рад. – Он криво усмехнулся. – А теперь, когда я ответил на ваш вопрос, ваша очередь ответить на мой.
   Сесили нахмурилась, но кивнула, соглашаясь. В конце концов, это справедливо.
   – Расскажите мне про Дэвида Лоуренса, – попросил герцог.
   Сесили, нахмурившись еще сильнее, сухо спросила:
   – Что вам про него рассказать?
   Лукас, казалось, не заметил ее недовольного тона.
   – Это ведь не секрет? Вы сами про него упоминали. И в «Таймс» было объявление о вашей помолвке.
   Сесили немного смягчилась. Конечно, он прав. Об их помолвке могут помнить многие. И она сама говорила о ней герцогу. И все-таки Сесили считала, что ему незачем знать, насколько больно Дэвид ее ранил.
   – Что вы хотите услышать?
   Она старалась, чтобы ее вопрос прозвучал не слишком напряженно, но ей это не удалось. Лукас же сказал непринужденным тоном:
   – Давайте начнем с того, почему вы не вышли за него замуж.
   – Это… очень сложно объяснить, – пробормотала Сесили, запинаясь.
   – Думаю, у нас достаточно времени.
   В любой другой момент его ироничное замечание вызвало бы у Сесили улыбку, но сейчас ей было слишком неловко.
   – Ну хорошо. Если вы так хотите это знать, Дэвид поступил непорядочно, влюбившись в другую женщину. И с учетом этого обстоятельства я освободила его от всех обязательств.
   – Вот как? – недоверчиво спросил Лукас. – В вашем изложении это звучит совершенно не сложно. И влюбиться в другую – для многих мужчин это недостаточный повод, чтобы разорвать помолвку.
   – Ну… наверное, все было несколько более драматично, чем я сказала, – осторожно уточнила Сесили. – Он сам попросил меня расторгнуть нашу помолвку, потому что другая леди… в общем, если называть вещи своими именами, она оказалась беременна и Дэвид должен был на ней жениться.
   Лукас пробормотал словечко, которое Сесили знала, но никогда в жизни не слышала, чтобы кто-то произносил его вслух.
   – Значит, он разорвал помолвку, чтобы жениться на своей любовнице, – сказал он без обиняков. – Смею ли надеяться, что она была без гроша и он женился на ней исключительно по любви?
   Сесили задрала подбородок.
   – Она богатая наследница. Ее отец – член правления Британского музея, а Дэвид давно хотел получить там работу. Но вряд ли для меня было катастрофой порвать с мужчиной, который настолько мало меня любил, что путался с другой в то же самое время, когда был помолвлен со мной. В конце концов я поняла, что он, наверное, и ухаживал-то за мной только для того, чтобы добиться расположения моего отца.
   – Надеюсь, лорд Херстон отметелил мерзавца.
   Сесили никогда еще не видела Лукаса таким кровожадным. Она издала горький смешок:
   – Ну нет. Папа всегда был, да и остался, очень высокого мнения о Дэвиде. Он, правда, пообещал исключить его из Египетского клуба, но так и не осуществил эту угрозу. В его оправдание могу сказать, что Дэвид – выгодное знакомство в кругах египтологов. Британский музей владеет лучшим в Англии собранием египетских древностей. Вряд ли отец мог рисковать отношениями со столь ценным партнером.
   Сесили была уверена, что Лукас продолжит комментарии, но что-то заставило его прекратить расспросы. Возможно, он почувствовал, насколько ей неловко.
   Уинтерсон решительно поднялся на ноги.
   – Если вы окончательно пришли в себя, давайте предпримем еще одну попытку открыть дверь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация