А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приглашение на танец" (страница 14)

   – Но это звучит бессмысленно, – возразила Сесили. – Как же ссоры могут разжечь любовь?
   – О, их соединяли не ссоры. – Вайолет, улыбнувшись, добавила: – А примирения.

   На следующее утро Сесили просматривала колонки светских новостей в газетах, проверяя, пишут ли о ее продолжающейся дружбе с герцогом Уинтерсоном, и с досадой обнаружила упоминание о так называемом «египетском проклятии», которое якобы поразило не только лорда Херстона, но и Уильяма Далтона.

   «Наш репортер не однажды видел герцога У. и добившуюся в последнее время успеха в свете мисс Х. вместе. По-видимому, проклятие, поразившее участников недавней экспедиции в Египет, не способно иссушить расцветающее взаимное увлечение. Будем надеяться, что они и дальше будут благополучно ускользать от темных сил, которые уже начали действовать. Было бы жаль, если бы на его светлость или на его маленькую мисс обрушилось несчастье, что, по-видимому, и произошло с двумя исследователями, членами семей герцога и мисс Х.».

   Сесили едва удержалась, чтобы не отшвырнуть газету прочь, и дочитала измышления репортера до конца. Писака не только повторил глупую выдумку о проклятии, но и приплел сюда ее отца и Уильяма. Сесили надеялась, что мать Уинтерсона и его невестка не наткнутся на эту заметку. Она со своей стороны собиралась сделать все, чтобы газета не попалась на глаза Вайолет, иначе она снова будет волноваться.
   Аппетит у Сесили пропал. Она отодвинула от себя тарелку с почти не тронутой едой и хотела встать из-за стола, когда в дверях появился лакей.
   – Мисс Херстон, это только что доставили, – доложил он.
   Сесили взяла письмо и сломала печать. Из сложенного листка бумаги выпал ключ. На внутренней стороне послания было торопливо нацарапано:

   «От Египетского клуба. Воспользуйтесь им, чтобы найти то, что вам нужно».

   Глава 8

   – Не понимаю, почему ты хочешь, чтобы я страдал вместе с тобой? – проворчал Монтейт, выходя вслед за Лукасом на террасу дома леди Малсингтон.
   – Потому, друг мой, что тебе нужно добавить немного культуры в свою жизнь, – беспощадно ответил Лукас. – Дай тебе волю, ты бы интересовался только спортом, да еще проигрывал свое наследство. По крайней мере, когда я прошу тебя ходить со мной на эти чертовы светские сборища, тебе приходится разговаривать с кем-то еще, кроме боксеров и крупье.
   – Знаешь ли, старина, мне нравится общаться и с боксерами, и с крупье. Более того, время от времени ты сам этим занимаешься. – Монтейт взял с подноса проходившего мимо лакея бокал шампанского. – Сдается мне, из-за этой сделки с мисс Херстон ты забываешь, кто твои друзья.
   Лукас закатил глаза. Поднеся к губам бокал с шампанским, он рассматривал толпу гостей, отыскивая взглядом свою Амазонку. Пока что их содружество дало ему больше ниточек, ведущих к разгадке исчезновения Уилла, чем он сумел найти самостоятельно. Прямо-таки сама судьба столкнула его с мисс Херстон возле Египетского клуба. А если вдруг их общение породит в светском обществе известные ожидания, то они умрут сами собой, как только Сесили выберет себе в мужья кого-нибудь из бездельников, список которых прожигает дыру в его кармане. Свою неприязнь к этим типам Лукас объяснял тем, что ему невыносимо видеть, как умная девушка собирается связать жизнь с человеком, намного ниже ее по интеллекту. И их поцелуй в парке не имеет к его антипатии решительно никакого отношения. Во всяком случае, это он говорил самому себе.
   – Я прекрасно понимаю, кого могу считать другом, – сказал Лукас, возвращаясь мыслями к настоящему. – Но даже ты должен признать, что смотреть на мисс Херстон неизмеримо приятнее, чем на Джентльмена Джексона.
   Монтейт поперхнулся шампанским. Когда приступ кашля прошел, он прохрипел:
   – Ну спасибо, по твоей милости я представил себе Джексона в бальном платье. Теперь я никогда больше не смогу воспринимать его всерьез, когда он наносит свой знаменитый удар в лицо.
   – Рад быть полезным, – сказал Лукас, пряча усмешку. Он осушил бокал и вручил его полковнику. – А теперь я должен тебя оставить – пойду искать мою Немезиду.
   – Ты хочешь сказать, что бросаешь меня прямо здесь? Ты не можешь так поступить! Что, если меня окружит толпа мамаш, которые ищут мужей для своих дочек? Ты не можешь быть таким жестоким!
   – Вообще-то могу. – Лукас по-дружески ткнул Монтейта кулаком в плечо. – В жизни каждого мужчины наступает время, когда он должен начинать жить самостоятельно. И вот это время пришло. Кроме того, в один прекрасный день ты и сам можешь убедиться, что тебе нужна жена.
   – Тс-с-с! Говори потише, нельзя, чтобы они это услышали! Когда они выходят на поиски жениха, у них предельно обостряется слух.
   Оставив Монтейта на произвол судьбы, Лукас пошел через толпу гостей, высматривая темные кудри Сесили. Он случайно наступил на платье пожилой дамы, и пока извинялся, на него налетела другая женщина. Лукас повернулся к ней и увидел леди Вайолет Херстон, мачеху Сесили.
   – Ваша светлость! – Выражение ее приятного лица было на удивление холодным. – Именно вас я и надеялась встретить. Вы проводите меня к чаше с пуншем.
   Это было не предложение, а приказ, и Лукас почувствовал неприятное покалывание сзади в шее. Тем не менее он предложил леди Херстон руку, и они вместе направились к столу, за которым лакей разливал напитки. Вайолет и Лукас оказались в конце длинной очереди, но по выражению лица спутницы герцог сразу понял, что пунш ее не интересует.
   – Пройдем сюда, – коротко бросила леди Херстон и повела Лукаса к беседке, увитой розами, где стояла небольшая скамейка. Вайолет не села, а, немного отвернувшись от него, сделала вид, что рассматривает цветы. – Я не хочу давать еще больше пищи для сплетен, которые и так уже ходят вокруг вас и моей падчерицы, поэтому буду краткой. – Леди Вайолет говорила деловым тоном, словно нянька, которая излагает своей подопечной принятые в доме правила. – Я не могла не заметить, что вы проявляете определенный интерес к моей Сесили.
   Лукас открыл было рот, чтобы сказать что-то в свое оправдание, но леди Вайолет сделала ему знак молчать.
   – Мне известно, что вы с ней ищете причины исчезновения вашего брата. Я говорю не об этом, а о том, как вы следите за ней взглядом, когда находитесь в одной комнате. О том, как вы с ней разговариваете – так, словно видите ее одну.
   Лукас просто кивнул, поскольку леди Херстон явно не собиралась давать ему возможность вставить словечко.
   – Я не сомневаюсь, что вы надеетесь узнать какие-нибудь новости о брате. Но, ваша светлость, я знаю мужчин. И у меня нет причин верить, что вас влечет к Сесили только потому, что вы цените ее умственные способности. Сесили никогда особенно не заботилась о том, как выглядит, но я уверена, что ее бравада – это только видимость, а в душе ей далеко не безразлично, что думают другие. Однажды ей уже разбили сердце, и я не хочу, чтобы это случилось снова. Поймите, сэр, ее отец сейчас не в состоянии защитить ее честь, а посему я должна сделать это.
   Лукас молчал. Нечего и говорить, его действительно влекло к Сесили. Но, будучи джентльменом, он ни в коем случае не собирался идти на поводу у своего влечения, и если бы обвинение в бесчестных намерениях в отношении Сесили прозвучало из уст мужчины, он счел бы это оскорблением, за которое стоит вызвать на дуэль. Лукас подозревал, что леди Херстон это прекрасно сознает и пользуется преимуществами принадлежности к женскому полу и болезнью мужа, чтобы безнаказанно высказать свое мнение. Но куда важнее для Лукаса было открытие, что однажды кто-то разбил сердце Сесили. Конечно, было бы глупо предполагать, что к ее возрасту мисс Херстон никого не успела полюбить, но Лукасу все равно хотелось найти ублюдка, который заставил ее страдать, и хорошенько отметелить. Вслух он сухо ответил:
   – Миледи, я рад узнать, что мое сердце словно открытая книга. Мне следует немедленно прекратить играть в карты, чтобы избежать неприятностей!
   – Ваша светлость, вам не надо играть не только в карты, но и роль скучающего аристократа, – саркастически парировала леди Херстон. – Я хорошо знаю, что вы не были рождены носить герцогскую корону, и искренне восхищаюсь вами. Вы справились с этой ситуацией намного лучше, чем мог бы сделать это Дэвид Лоуренс, окажись он на вашем месте. Служба в армии во многом способствует тому, чтобы сделать из мужчины нечто стоящее. Если бы я думала, что вы всего лишь очередной бездельник с титулом, я бы предостерегла Сесили от встреч с вами, и дело с концом.
   Лукас взял себе на заметку, что позже нужно будет разузнать подробнее про Дэвида Лоуренса. А сейчас, когда леди Херстон пригвоздила его к месту, напоминая Лукасу самых суровых преподавателей в Итоне, ему пришлось сосредоточиться на том, что происходит здесь.
   – Вы для нее опасны именно потому, что вы такой, какой есть, – продолжала леди Херстон. – В вас есть как раз такое сочетание обаяния и ума, перед которой многим молодым девушкам, в том числе и моей падчерице, очень трудно устоять. Она легко может отмахнуться от охотников за деньгами и самодовольных щеголей, но вы, сэр – я не побоюсь это сказать, – вы опасны! А теперь, когда вы взяли на себя благородную миссию поисков пропавшего брата, вы чертовски близки к тому, чтобы стать совершенно неотразимым.
   Лукас нахмурился:
   – Миледи, неужели вы всерьез полагаете, что я использую несчастье нашей семьи как средство соблазнить вашу падчерицу?
   – Нет, конечно же, нет! – Леди Херстон расширила глаза. – Что я пытаюсь сделать – и, надо сказать, не очень успешно, поскольку все запутала, – это узнать ваши намерения. Могу вам твердо заявить, что, если в ходе вашего общения с моей падчерицей как-либо пострадает ее репутация, вам придется поплатиться за это своей холостяцкой свободой.
   Лукасу уже порядком надоело, что его распекают за то, в чем не виноват, и он в конце концов взорвался:
   – Мадам, с вашего позволения, должен вам сказать, что, будь вы мужчиной, я бы уже вызвал вас на дуэль. Ваша дочь не дитя, и, осмелюсь заметить, она вам уже говорила, что способна сама о себе позаботиться. Но если вы боитесь, что я не джентльмен – хотя я не давал вам повода так думать, – смею вас уверить, что если в ходе нашего общения с мисс Херстон я каким-то образом ее скомпрометирую, то я исправлю эту ошибку, немедленно женившись на ней.
   Однако леди Херстон не испугалась его вспышки гнева, а от души рассмеялась. Лукас почувствовал, что у него начинает болеть голова. Вдруг она произнесла совсем уж загадочную фразу:
   – Ну вот, это оказалось не так уж трудно, правда? Я знала, что Амелия Сноу наговаривала на вас.
   Ответить Лукас не успел: к ним подошла Сесили.
   – Что это вы тут обсуждаете? – спросила она, с любопытством глядя то на мачеху, то на герцога. – По-видимому, нечто не очень приятное, поскольку у герцога Уинтерсона такой вид, будто у него зубы разболелись.
   Леди Херстон нежно похлопала падчерицу по руке.
   – Ничего особенного, дорогая. Оставляю тебя исправить настроение его светлости. Я увидела, что здесь леди Эллис, и мне нужно спросить у нее, где она купила ту прекрасную шляпку, которая на ней была вчера.
   Сесили проводила мачеху озадаченным взглядом. Не Вайолет ли только вчера предостерегала ее, что ей нужно вести себя предельно осторожно и проводить меньше времени с Уинтерсоном? Или Вайолет значительно более легкомысленна, чем представлялось Сесили, или вынашивает тайный план свести ее с герцогом в надежде, что они поженятся. Второй вариант казался более правдоподобным – из-за того, что Сесили стала по-другому одеваться, Вайолет, по-видимому, решила, что она, перестав быть Синим Чулком, пойдет прямиком под венец. Девушка украдкой покосилась на Уинтерсона. Сегодня он и впрямь выглядел великолепно, темно-зеленый фрак ладно облегал его широкие плечи. Тем не менее Сесили не собиралась поддаваться обаянию какого бы то ни было мужчины, а уж тем более того, кто не может обеспечить ей самого главного – доступа к дневникам экспедиции. И эта мысль вернула Сесили обратно к ее плану.
   – Есть ли какие-нибудь новости по поводу списка кандидатов в мужья для меня? – спросила она, стараясь говорить безразличным тоном, словно они беседовали на совершенно отвлеченную тему – например, обсуждали погоду.
   Этот прямой вопрос не смутил Уинтерсона. Он отрицательно покачал головой:
   – На то, чтобы оценить достоинства и недостатки столь многочисленных кандидатов, нужно время.
   – Да, – согласилась Сесили. Она старалась держать себя в руках, но ее беспокоило, что Лукас не проявляет инициативу. – Но ведь у вас, должно быть, была возможность составить хотя бы предварительный вариант? Разве вы не утверждали, что знаете больше меня, поскольку вы джентльмен? Если вы и дальше будете уклоняться от своего обещания, мне придется положиться на карту танцев.
   – Я не отказываюсь… – начал Лукас, но вдруг резко замолчал, когда осознал смысл ее слов. – Какую еще карту танцев?
   Спохватившись, что проговорилась, Сесили мысленно выругала себя на пяти языках.
   – Никакую, ваша светлость, – поспешно сказала она. – Это ерунда, не стоящая вашего внимания. Мы говорили о вас и о ваших обязательствах по отношению ко мне.
   Однако Лукас, по-видимому, заметил, что Сесили чувствует себя неловко, и не собирался оставлять эту тему.
   – Мисс Херстон, так дело не пойдет. Что это за карта такая?
   Сесили очень не хотелось ничего ему объяснять, но все-таки она тихо сказала:
   – На балу у Бьюли я нашла карту танцев Амелии Сноу, если уж вам так не терпится знать. И большинство кавалеров, подписавших ее, были членами Египетского клуба. Неженатыми.
   Лукас прищурился:
   – Значит, вы обманным путем использовали карту танцев мисс Сноу?
   – Говорите тише! – прошипела Сесили. – Я не желаю, чтобы об этом стало известно всему свету!
   – Да уж, надо полагать. – Лукас понизил голос. – Значит, вы требовали, чтобы я разузнал про этих мужчин, и в то же время пользовались краденой картой танцев? Знаете, мисс Херстон, вы более коварная особа, чем я предполагал.
   – Это потому, что я в отчаянном положении, – резко сказала Сесили. – Я не сомневаюсь – если бы вашего отца обвинили в убийстве, вы сделали бы все, что потребуется, дабы восстановить его доброе имя. Не понимаю, как вы можете терять даром время, когда нам срочно нужны дневники, чтобы разгадать тайну исчезновения мистера Далтона.
   Горячность Сесили нисколько не подействовала на Лукаса.
   – Я не говорю, что у меня нет списка, и не виню вас в том, что вы воспользовались чужой картой танцев. Мисс Сноу мне не особенно нравится. Но возможно, вам не потребуется приносить себя в жертву на алтарь брака, чтобы добыть дневники отца. Возможно, есть другой способ их заполучить.
   Сесили не стала обращать его внимание на тот факт, что она, возможно, все равно принесет себя в жертву на алтарь брака. По мере того как шли дни, а состояние лорда Херстона не улучшалось, казалось все более вероятным, что ей придется выйти замуж, чтобы не жить на попечении любителя совать нос в чужие дела – кузена Руфуса. Но Сесили стеснялась рассказывать об этом Уинтерсону. Он волновался за брата, и Сесили не хотела, чтобы он сделал что-нибудь из чистого благородства, – например, предложил на ней жениться. Почему-то от мысли, что он может жениться на ней по обязанности, у нее начинал болеть желудок.
   – «Другой способ»? Что вы имеете в виду? – спросила Сесили.
   Она не хотела упоминать о ключе, пока не услышит его соображения.
   Уинтерсон взял ее за руку и повел прочь от беседки. Они пошли по живописной тропинке, которая вилась по периметру парка Малсингтонов. Деревья давали возможность уединиться, и Сесили с Лукасом оказались не единственной парой, решившей этим воспользоваться. Вокруг было довольно много гостей, поэтому все выглядело совершенно благопристойно, а негромкий ровный гул голосов позволял им разговаривать, не опасаясь, что их подслушают.
   – Я имею в виду способ получить дневники вашего отца, не попав при этом в ловушку брака с членом клуба, который вполне мог иметь отношение к исчезновению Уильяма.
   – Нет такого способа. Мы уже это обсуждали. Если не считать обыкновенного воровства – я имею в виду кражу дневников, – не могу представить, как еще мы могли бы пробить их защиту и завладеть записями.
   – Вот именно. – Уинтерсон одобрительно кивнул. – Вы попали в точку.
   Сесили резко остановилась.
   – Кража? – переспросила она тоненьким голосом. – Вы хотите сказать, что их надо похитить?
   Лукас поднял бровь:
   – Когда дело касалось карты танцев, вас это не смутило.
   – Но карту я нашла, не делая ничего специально, чтобы она досталась мне.
   Сесили приходило на ум тысячи причин, по которым идея Лукаса ей не нравилась. Казалось совершенно нелепым, чтобы пэр королевства, не кто-нибудь, а герцог, опустился до подобного беззакония. Сесили подумала о ключе, который прислал неведомый благодетель. Ее, конечно, уже посещала мысль воспользоваться этим ключом, чтобы проникнуть в Египетский клуб, когда он официально закрыт, но эта затея казалась слишком опасной, чтобы осуществить ее в одиночку. А вот с помощником…
   – Это единственный путь, – просто сказал Лукас. – Я не могу позволить вам выйти замуж в слабой надежде, что муж разрешит вам посещать клуб. Что, если он не будет одобрять интерес женщин к наукам? Что, если увезет вас в сельское имение и вы никогда больше не вернетесь в Лондон? Это безрассудный план, и я не буду в нем участвовать.
   – Но раньше вы почему-то так не считали! Иначе с какой стати вы хотя бы раздумывали о том, чтобы мне помочь?
   Сесили снова вспомнила о кузене Руфуса и о той жизни, которая, возможно, ждет ее в случае кончины отца. Если она не выйдет замуж достаточно скоро, то может вообще лишиться возможности самой сделать выбор.
   – Я пошел у вас на поводу, – прямо сказал Лукас. – А теперь, когда знаю, как иначе добраться до дневников, в вашем замужестве больше нет необходимости.
   Он замолчал. Сесили сохраняла вежливое выражение лица, но в ней шла внутренняя борьба. Она пыталась решить, как поступить дальше. Что же ей делать без его помощи? Благодаря карте танцев мисс Херстон за последние несколько дней стала в некотором роде популярной, но этого совершенно недостаточно, чтобы привлечь настоящего поклонника. А то, что Уинтерсон рассказал о привычках некоторых джентльменов, которых Сесили до этого рассматривала в качестве возможных кандидатов в мужья, заставило ее задуматься. Оказалось, даже от Вайолет Сесили не слышала о том, что могут вытворять холостые джентльмены.
   – Так что же вы скажете, мисс Херстон? – Лукас внимательно всмотрелся в ее лицо. – Я думал, моя идея вам понравится.
   – О… – Сесили пришлось сделать над собой усилие, чтобы казаться спокойной. – Да, я довольна, что вы нашли другой путь. Просто… – Она помолчала, подбирая слова, чтобы выразить свое разочарование. В конце концов она сбивчиво заметила: – Просто мне не нравится мысль, что вы будете рисковать своей репутацией.
   Уинтерсон небрежным взмахом руки отмел ее опасения. По выражению его глаз было видно, как он рад, что у Сесили не нашлось других возражений.
   – Я обнаружил, что, оказывается, герцогу с трудом удается сделать что-либо, дабы по-настоящему испортить свою репутацию. Боюсь, что у вас, дам, намного больше поводов для беспокойства. – Он кашлянул. – Вот почему вы не должны иметь никакого отношения к моему новому плану получения дневников.
   Чего-то в этом роде Сесили и опасалась.
   – Я не позволю вам взять эту задачу на себя! – прошипела она. – В конце концов, дневники принадлежат моему отцу. И если я вам их не переведу, вы в них абсолютно ничего не поймете. Или вы и для перевода нашли кого-то другого?
   – Мисс Херстон, не кипятитесь, – примирительно сказал Уинтерсон. – Я не предлагаю вам устраниться от расследования. Я просто не хочу, чтобы вы тоже рисковали своей, скажем прямо, и так уже пошатнувшейся репутацией, вламываясь со мной в Египетский клуб. Как только достану дневники, я тотчас же передам их вам.
   Сесили высвободила руку из его руки и повернулась к нему лицом.
   – Нет.
   Уинтерсон озадаченно наклонил голову.
   – Что значит «нет»?
   – То, что я сказала. – Сесили подбоченилась. – Я не позволю вам одному подвергать себя опасности.
   – Мисс Херстон, – его лицо было воплощением терпения, – как джентльмен я не могу допустить, чтобы вы участвовали в этом… сомнительном действе. Я незаметно залезу ночью в здание клуба, возьму дневники и исчезну. А на следующее утро быстро доставлю записи в Херстон-Хаус, и вы продемонстрируете свое мастерство, чтобы их расшифровать. Проще некуда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация