А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Загадка черной вдовы" (страница 1)

   Антон Иванов, Анна Устинова
   Загадка черной вдовы

   Глава 1
   Срочно надо худеть!

   – Девочки, – обратилась Школьникова к Кате и Тане. – Нам пора заняться собой!
   – Что значит «заняться собой»? – не поняла стройная черноволосая Катя.
   – Себя приводить в порядок, – пояснила Школьникова.
   – А что, по-твоему, с нами не в порядке? – повернулась к ней светловолосая голубоглазая Таня.
   – Все, – хлопнув себя по массивному бедру, решительно заявила Маша Школьникова.
   – Слушай, Машка, кончай темнить, – не выдержала Катя. – Говори прямо.
   Школьникова с ответом не торопилась. Кинув на подруг заговорщицкий взгляд, она предупредила:
   – Только строго между нами.
   – Ну, естественно, – кивнули девочки.
   – Дело в том… – начала было Школьникова.
   Дверь туалета хлопнула. Девочки увидали свою одноклассницу – рыжую Дуську Смирнову.
   – Пошли отсюда, – брезгливо поморщилась Школьникова. – Тут экологическая обстановка испортилась.
   – Да уж, – не осталась в долгу Дуська. – Свежего воздуха после некоторых тут не хватает.
   Однако Школьникова, вопреки обыкновению, пропустила слова врагини мимо ушей.
   – Пошли во двор, – поманила она за собой Катю и Таню.
   – Там холодно, – поежилась Таня.
   – Сегодня нормально, – уже оказавшись в коридоре, указала на окно Школьникова. – Видели? Даже солнышко светит. А если тебе, Таня, холодно, одолжи у Олега свитер. Куртку тебе все равно не взять. Раздевалка до пятого урока закрыта.
   – Пожалуй, я так и сделаю, – едва слышно откликнулась Таня.
   Их друзья, Олег, Женька, Темыч и Лешка Пашков, стояли у подоконника на лестничной площадке.
   – Олег, дай, пожалуйста, свитер, – попросила Таня.
   – Зачем? – поправив указательным пальцем очки, спросил тот.
   – Мы с девчонками хотим выйти во двор.
   – Чего вы там забыли? – задал новый вопрос Олег. – Замерзнете ведь.
   – Вот потому я у тебя и прошу свитер, – улыбнулась Таня.
   – Я с вами! – влюбленно глядя на Школьникову, заявил Пашков. – Покурим вместе.
   – Ты, ребенок, свободен, – запротестовала Школьникова. – Нам с девчонками надо кое-что обсудить.
   – Что обсудить? – тут же осведомился долговязый Женька.
   – У женщин свои секреты, – ответила словами из рекламы Маша.
   – Какие это у вас появились от нас секреты? – с подозрением поглядел на девчонок маленький щуплый Темыч.
   – Заткнись, микроспора, – шикнула на него Машка. – Все-то тебе расскажи.
   – А действительно, что за секреты? – был в свою очередь заинтригован Олег.
   – Ох, мальчики, – томно произнесла Школьникова. – Ну что за вопросы!
   – Пошли скорее, – решительно двинулась вниз по лестнице Катя. – А то перемена кончится.
   Таня к этому времени облачилась в свитер Олега.
   – Машка! – вдруг стал раздеваться Пашков. – Ты тоже оденься. Все-таки середина октября. Простудишься.
   И он протянул Школьниковой свой свитер.
   – Не суетись, ребенок, – гордо отказалась Машка. – Я не замерзну. «Домом Версаче» все предусмотрено.
   И она не без гордости продемонстрировала окружающим свой пиджачок.
   – Ух ты! – только сейчас обратил внимание Пашков.
   – Между прочим, хит нынешней осени, – пояснила Школьникова. – Ткань с мехом. Получается эффект мха.
   – На пне, – в отместку за «микроспору» отметил Темыч.
   – И впрямь, – громко расхохотался Женька.
   – Много вы понимаете, – поджала губы Школьникова. – И вообще, девочки, мы теряем время, – поторопила она подруг.
   – Катерина, ты тоже оденься, – с важным видом произнес Темыч и протянул девочке свою джинсовую куртку.
   – Ах ты, наш пупсик! – процедила сквозь зубы Школьникова.
   Темыч от обиды засопел, как закипающий чайник. Но в это время Катя ласково потрепала его по коротко стриженной голове. Темыч несколько успокоился. Катя, которая была выше его на целую голову, с трудом натянув на себя джинсовую куртку, последовала за двумя остальными девочками во двор.
   – Ну? – едва оказавшись на улице, осведомилась она у Школьниковой.
   – Баранки гну, – закурив сигарету, ответила та. – Будем худеть.
   – Приехали, – иронично сощурилась Катя. – С какой это радости нам худеть?
   – Не с какой, а для какой, – продолжала Школьникова. – У нас в школе намечается конкурс красоты.
   – Что-о? – изумились Катя и Таня. – Откуда ты знаешь?
   – Да уж знаю, – с таинственным видом изрекла Машка. – Ладно уж. Слушайте. Расскажу. – И, понизив голос почти до шепота, она сообщила: – Вчера хотела поговорить после уроков с Андрюшей. Ну, насчет реферата по истории проконсультироваться.
   Катя и Таня украдкой обменялись выразительными взглядами. Школьникова уже несколько лет была по уши влюблена в их классного руководителя Андрея Станиславовича. И усиленно занималась историей, которую тот преподавал, только чтобы завоевать его сердце.
   – В общем, подхожу я к классу, – продолжала Машка. – Дверь приоткрыта. Я заглянула. Андрюша там со Светланой беседует. Вот я и решила подождать, пока он один останется.
   – Ясненько, ясненько, – нараспев произнесла Катя.
   – Ничего тебе не ясненько, – огрызнулась Школьникова. – Если бы я сразу вошла, то мы с вами так ничего бы и не узнали. Вернее, узнали бы, но с большим опозданием.
   – Мы с Катькой пока что ничего не знаем, – логично отметила Таня.
   – Зато благодаря мне сейчас узнаете. Андрей и Светлана обсуждали конкурс красоты среди старших классов. То есть, вообще-то, это не совсем конкурс красоты, – уточнила Школьникова, – но королеву выбирать будут.
   – Королеву чего? – не поняла Таня.
   – Красоты, темнота, – хохотнула Машка. – Самую красивую девочку среди старших классов. А потом еще будут какие-то соревнования или турнир. Андрей и Светлана еще точно не решили. Но главное, что королева будет награждать победителей. А потом состоится бал, к которому все должны придумать себе костюмы.
   – И на когда же это намечено? – поинтересовалась Таня.
   – То ли в ноябре, то ли под Новый год, – пожала плечами Школьникова. – Светлана с Андреем как раз по этому поводу спорили, когда в коридоре возник директор. Ну, и мне пришлось зайти в класс. А как только я появилась, Андрей и Светлана тут же умолкли.
   – Выходит, они пока это держат в тайне, – медленно проговорила Таня.
   – Ежу понятно, – рубанула воздух мощной рукой Школьникова. – Теперь, пока не составят план, никто ничего знать не будет. Значит, девчонки, у нас есть резерв времени, чтобы как следует подготовиться.
   – Ну и как же ты нам прикажешь готовиться? – покачала головой Катя.
   – Способ знаю, – уверенно заявила Школьникова. – У матери очень кстати возник один новый партнер.
   Машина мать Зинаида Николаевна была официальным дилером нескольких крупных французских фармацевтических и парфюмерных фирм, а также занималась оптовой торговлей цветами. На этом основании Маша причисляла себя к современной российской буржуазии. Жили Школьниковы на широкую ногу. Тем не менее для Кати и Тани пока оставалось совершенной загадкой, каким образом новый деловой партнер Зинаиды Николаевны может способствовать подготовке к предстоящему балу и выбору королевы среди старшеклассниц родной две тысячи первой школы.
   – При чем тут партнер твоей матери? – пожала плечами Катя.
   – Она еще спрашивает, – с гордым видом изрекла Школьникова. – Этот партнер делает разные нетрадиционные лекарства. Ну, в общем, всякие травы, отвары… А мама их реализует в своей аптеке возле «Красных Ворот».
   – Ну и что? – по-прежнему не доходило до Кати.
   – Лучше не спрашивай, а слушай, – отозвалась Школьникова.
   – Действительно, – поглядела на часы Таня. – А то перемена через две минуты кончится…
   – Этот партнер, – перебила Школьникова, – жутко благодарен матери. Она ведь не только реализует его лекарства, а помогла ему открыть именную клинику.
   – Зачем? – удивиласьТаня.
   – Потому что он и его жена разработали уникальную методику корректировки фигуры, – наконец добралась до сути Машка. – А это в будущем сулит большую прибыль.
   – Ты лучше скажи, что это нам сулит? – поторопила Таня.
   – А я, интересно, о чем говорю? – поглядела на нее Школьникова. – По методике, разработанной этими Труповыми…
   – Как, как? – вытаращились на Машку подруги.
   – Агнией Мокеевной и Глебом Константиновичем Труповыми, – продолжала Школьникова. – Фамилия у них такая…
   – Многообещающая, – фыркнула Катя. – Так и хочется у них фигуру подкорректировать.
   – До состояния трупа, – подхватила Таня.
   – Если вы не хотите, могу ничего не рассказывать! – вспыхнула Школьникова. – Только фамилии, как известно, не выбирают. А в клинику Труповых, между прочим, уже записываются за полгода. И очередь состоит из одних знаменитостей. Худеть-то сейчас модно. Видали, что Пугачева и Долина с собой сотворили?
   – Видали, – иронично сощурилась Катя.
   – Это что, ваш Трупов с ними такое проделал? – поинтересовалась Таня.
   – Нет, – внесла ясность Школьникова. – Они худели у кого-то другого. А у Труповых худела подруга моей матери.
   – Ну и что? Жива? – вырвалось у Кати.
   – Спрашиваешь. Не только жива, но и в третий раз замуж вышла. За молодого. Муж, между прочим, младше на двадцать лет. Потому что по методике Труповых из абсолютно любой фигуры можно сделать фотомодель.
   – Из любой? – Таня невольно кинула взгляд на мощные бедра Школьниковой.
   – Совершенно из любой, – то ли сделала вид, то ли и впрямь не поняла ее красноречивого взгляда Машка. – А главное, если регулярно проходить курс лечения в оздоровительном центре Труповых, то хорошая фигура сохранится до самой смерти.
   – А смерть наступит очень быстро, – с трагическим видом отозвалась Катя. – Потому что на курс лечения уйдут все деньги. И есть будет не на что.
   – Это другим, может, будет не на что, – немедленно возразила Школьникова. – А с нами полный порядок. Мать сказала, что я могу привести бесплатно двоих подружек. Если вам и придется что-то покупать, то только целебные составы. Но и на них вам сделают пятидесятипроцентную скидку.
   Катя и Таня переглянулись. Предложение Школьниковой звучало крайне соблазнительно. Правда, в отличие от Машки, обе подруги были достаточно худыми. Однако любой человек находит у себя какие-нибудь недостатки. Катя и Таня не были исключением из этого правила. К тому же им показалось заманчивым оказаться в оздоровительном центре, облюбованном знаменитостями. Тем более что это им не будет ничего стоить.
   – Ну, идем? – усилила напор Школьникова.
   – Да, пожалуй… – медленно проговорила Катя.
   – А почему ты одна-то не хочешь? – поинтересовалась Таня.
   – Одной скучно, – честно ответила Машка. – Да что вы раздумываете? Говорят же вам: халява. И потом, вы чего хотите, чтобы королевой какую-нибудь Дуську Смирнову выбрали? Вот богдановские тогда порадуются!
   – Ну уж нет! – тут же воскликнула Катя.
   – А вдруг никакого выбора королевы не состоится, – засомневалась Таня. – Поговорят, а потом раздумают.
   – Не раздумают, – покачала головой Школьникова. – Я успела подслушать, для чего это делается.
   – Для чего? – спросили подруги.
   – В качестве отвлекающего маневра, – объяснила Машка.
   – Кого и от чего? – еще сильней удивились Катя и Таня.
   – Нас от вражды с бывшими «бэшниками», – внесла ясность Школьникова. – Как раз когда я подошла к двери, Андрей говорил Светлане, что надо переключить нашу буйную энергию. Иначе это скоро совсем плохо кончится. Потому что обстановка в классе сложилась невыносимая.
   – А чего такого особенного? – не разделила тревоги классного руководителя Катя.
   – Да Андрею не нравится, что еще двух месяцев не прошло с начала этого учебного года, а у нас уже было две драки, – отозвалась Школьникова.
   – Мы-то тут при чем? – возмутилась Катя. – Это же из-за Богданова.
   – Естественно, из-за Богданова, – поддержала ее Школьникова. – Но в драках-то все мы участвовали. Я этой Дуське Смирновой тогда так накостыляла! – с удовольствием вспомнила Машка. – Ну, в общем, Андрей считает, что нашу энергию нужно переключить на что-нибудь созидательное.
   – Боюсь, – вздохнула Таня, – из этого состязания ничего созидательного не выйдет.
   – Наша с вами задача как следует подготовиться, – возразила Школьникова. – А уж что там из этого выйдет или не выйдет, пусть ломают голову другие.
   – Лучше бы этот Богданов никогда у нас в классе не появлялся, – посетовала Таня.
   – Нас никто не спрашивал, – в тон ей произнесла Школьникова.
   Дело в том, что до конца прошлого учебного года у них был очень дружный и сплоченный класс. Однако, когда они перешли в десятый, от бурного и несокрушимого содружества «В» осталась лишь половина, и его слили с остатками «бэшников», состав которых тоже значительно поредел. Хорошо еще, любимый классный руководитель бурного содружества «В» Андрей Станиславович остался с ними и возглавил десятый «Б». Однако от былой дружеской атмосферы ничего не осталось. Пришедший к ним из другой школы Вадик Богданов мигом сгруппировал вокруг себя бывших «бэшников», и класс разбился на две враждующие группировки. Словом, тревога Андрея Станиславовича была вполне обоснованна.
   – Ну как? Готовиться будем? – посмотрела Школьникова на Катю и Таню.
   – Будем, – кивнули девочки.
   – Только никому в классе ни слова, – снова предупредила Машка.
   – А ребятам? – осведомилась тихим голосом Таня. – Для них же, наверное, тоже какой-то конкурс придумают.
   – Выборы короля школы, – прыснула Катя. – Мистер красавец.
   – Во всяком случае, они должны быть готовы, – не разделила ее веселья Таня.
   – Только не ясно к чему, – напомнила Школьникова. – Ведь Андрей и Светлана толком еще ничего не придумали.
   – Все равно надо предупредить, – в третий раз повторила Таня.
   – Рано, – возразила Школьникова. – А вот мы с вами, девчонки, подкорректируемся у Труповых и этой Дуське Смирновой покажем.
   Больше Машка ничего сказать не успела. Из школы послышался звонок.
   – Бежим! – воскликнула Катя. – У нас ведь сейчас математика. – И девочки поспешили в школу. Светлана, или, точнее, Светлана Сергеевна, не выносила опозданий.
   После конца седьмого урока Олег, Темыч, Женька, Лешка, Катя, Таня и Маша, как обычно, порядком потрепанные толпой в раздевалке, вышли на улицу.
   – Уроки учить еще рано, – немедленно заявил долговязый Женька, никогда, впрочем, не уделявший особенного внимания занятиям. – Пошли к Олегу!
   – Правильно, – поддержали его остальные.
   Двенадцатиэтажная башня из розового кирпича, где жил Олег, стояла в Портняжном переулке сразу же за родной две тысячи первой школой. Поэтому семеро друзей, которых чаще всего называли Компанией с Большой Спасской, частенько забегали в квартиру Беляевых на часок-полтора после уроков. Тем более что родители Олега по будним дням, по крайней мере до семи вечера, находились у себя на фирме.
   Миновав школу, друзья двинулись к Портняжному и, не доходя до поворота на Большую Спасскую улицу, свернули в распахнутую металлическую калитку, за которой начинался двор Олега.
   – Пошли, что ли? – с нетерпением потянул на себя железную дверь подъезда Женька.
   – Погоди, – полез в карман за ключами Олег. – Дай домофон открыть. И вообще, подождите тут. Я сейчас спущусь с Вульфом. Сперва выгуляем его, а потом уж поднимемся.
   – Иди, – взъерошил растопыренной пятерней и без того спутанную длинную шевелюру Женька. – Погода хорошая. Погуляем.
   – Ну, спасибо, что разрешил, – и Олег, усмехнувшись, скрылся в подъезде.
   Вскоре он вновь спустился с таксой на поводке. Вульф приветствовал друзей радостным лаем и визгом. Он давно привязался к этой компании. А кроме того, именно пес Олега навел три года назад семерых друзей на самое первое в их жизни расследование. С тех пор с ними что-то произошло. Как часто повторяли Андрей Станиславович и его фронтовой друг по Афганистану, а ныне майор милиции Владимир Иванович Василенко, работавший в отделении на Сретенке, «эти семеро словно притягивают к себе криминал». Так или не так, но Компания с Большой Спасской самостоятельно раскрыла целых пятнадцать преступлений[1]. Последнее из своих дел ребята закончили чуть больше недели назад.
   Отдав щедрую дань ритуалу приветствия, Вульф сосредоточенно закружил по двору. Школьникова, поглядев на часы, сказала:
   – Кстати, Олег, мы с девчонками, пожалуй, к тебе сейчас не пойдем.
   – Ты решай за себя, – мигом насупился Темыч. – А Катька пойдет.
   – С каких это пор ты, Темочка, мной раскомандовался? – сердито глянула на него Катя.
   Тот, демонстративно от нее отвернувшись, пробубнил что-то неразборчивое. Темыч был влюблен в Катю еще с младшей группы детского сада. Катя взаимностью не отвечала. Мало того, постоянно над Темой подтрунивала. К тому же она отличалась ветреностью и то и дело влюблялась в других мальчишек. Темыч терпел и надеялся на лучшее. Если бы хоть немножко вырасти… Он был ниже всех в своем классе, а лицом больше смахивал на девочку. Правда, отец его, Никита Владимирович, тоже вытянулся лишь к шестнадцати годам, после чего стал пользоваться большим успехом у слабого пола. В общем, перспективы у Темы были. Что, однако, не лишало его проблем в настоящем.
   – Так с каких это пор ты стал мной командовать? – повторила Катя.
   – Это не я, а Моя Длина раскомандовалась, – не решаясь ей возразить, перенес Темыч гнев на Школьникову.
   – Как ты меня назвал? – немедленно разъярилась та.
   Свое прозвище пухлая блондинка Школьникова заработала за крайне экстравагантную манеру одеваться. Дошло до того, что однажды она предстала перед одноклассниками в ярко-красной юбке из какой-то очень блестящей синтетики. Впрочем, юбкой это можно было назвать лишь символически. Класс изумленно охнул. Нижняя часть Маши особым изяществом не отличалась. Только Лешка Пашков, влюбленный в Школьникову, искренне восхитился:
   – Ну ты, Машка, даешь! Прямо настоящая фотомодель! Все наружу!
   – Много ты понимаешь, ребенок! – подбоченилась Школьникова. – Это просто теперь моя длина и мой стиль.
   С той поры прозвище Моя Длина прочно прилипло к Маше. Правда, звали ее так за глаза. Школьникова обладала крепким телосложением и могла с ходу врезать.
   Забывший об этом Темыч горько раскаивался. Красная от ярости Моя Длина наступала, а он пятился по направлению к калитке. Так продолжалось, пока Темыч не вышел в Портняжный.
   – Ладно, живи, микроспора, – внезапно сменила гнев на милость Школьникова. – Я братьев меньших не обижаю.
   – Дура, – пробормотал Темыч, однако так, чтобы его слова ни в коем случае не достигли ушей Школьниковой.
   – Ну что, выяснили отношения? – громко захохотал Женька.
   Темыч, делая вид, что все это его совершенно не касается, поравнялся с Олегом.
   – Поднимаемся?
   – Мы не пойдем, – вновь возразила Школьникова и, повернувшись к девчонкам, добавила: – У нас важное дело.
   – Как, прямо сейчас? – спросила Таня.
   – А чего зря резину тянуть? – деловито произнесла Моя Длина. – Чем раньше начнем, тем ощутимее будет результат.
   – Тогда ладно, – сдалась Таня.
   – А ты-то куда? – ревниво глянул на нее Олег.
   – Да тут…
   Таня, у которой не было от Олега секретов, уже открыла рот, чтобы объяснить, в чем дело, но натолкнулась на суровый взгляд Моей Длины.
   – Понимаешь, Олег, нам надо…
   – Что вам надо?
   Олег, как всегда, когда волновался, снял очки и начал протирать стекла носовым платком.
   – Потом скажу, – стараясь не встречаться взглядом с Олегом, пролепетала Таня.
   – Как знаешь, – с деланым равнодушием произнес тот.
   – А действительно, Машка, куда вы намылились? – тем временем пытался узнать у Моей Длины правду Пашков.
   – Затухни, ребенок. И веди себя смирно, – отрезала Школьникова.
   – Но я хочу быть в курсе дела, – робко сказал Пашков.
   – Тебе уже было, кажется, сказано: у женщин свои секреты, – не сдавалась Школьникова.
   Лицо у Пашкова горестно вытянулось, однако настаивать дальше он не решился. Их отношения с Моей Длиной и без того были очень зыбкими. До недавних времен для Школьниковой существовал лишь один мужчина на свете – Андрей Станиславович. Лишь грядущая его свадьба с математичкой Светланой несколько охладила пыл Моей Длины. Тогда-то она наконец и снизошла до влюбленного Лешки, заметив словно бы вскользь по этому поводу Кате и Тане, что «ребенок вроде бы становится вполне ничего». Несколько позже Моя Длина добавила к этой сентенции: «Андрюша, конечно, по-прежнему остается моим идеалом. Но мечты мечтами, а надо и о себе подумать».
   Вот так и получилось, что Лешкины шансы резко повысились, однако не до такой степени, чтобы он отважился вступать в споры с Моей Длиной. А потому, напустив на себя равнодушие, Лешка сказал Олегу:
   – Ладно, пускай идут, куда им там надо. А мы поднимаемся.
   – Уверен, они идут, куда не надо, – проворчал Темыч.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация