А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Большая книга приключений кладоискателей (сборник)" (страница 9)

   – Минуточку, а кто еще знал о том, что бриллианты в кукле? – спросил Игорь Петрович.
   – Сова, может быть, – ответила ему Юлька. – А может быть, и нет. И… и наверное, дама червей. Ведь как раз она выкинула куклу в окно, больше некому было!
   – Та-ак… Значит, Афродакис могла узнать о кукле только от двоих – от Совы, то есть Маргариты Коктебельской, или от дамы червей, о которой мы знаем только, что она прилетела в Москву, нанесла визит Коктебельской, встретила в аэропорту Марию Афродакис, вместе с ней приехала сначала в гостиницу, а потом в наш двор и сразу после того отбыла назад в аэропорт. И скорее всего – улетела.
   – Никуда она не улетела, животом чую… – проворчала Юлька. – Обдурила Батона и вернулась. Наверняка сидит в засаде где-нибудь.
   – Афродакис и рыжая точно в сговоре, – подтвердил Атаманов. – В паре работают. Зачем только ей старый дом нужен был?
   – Какой старый дом? – удивился Игорь Петрович.
   – Она наших бабок… то есть старушек на лавочке, расспрашивала. Прикинулась кем-то из мэрии и спрашивала про корпус три. Ну, который снесли наполовину и бросили. Бабки еще перепугались, потому что она по-русски плохо говорила. А с нами, между прочим, разговаривала очень даже хорошо!
   – Может, они хотели там что-то спрятать, в том доме? – предположила Соня.
   – Оставим как версию, – предложил Игорь Петрович, – и пойдем дальше. Афродакис знает, что кукла и, возможно, бриллианты находятся у банды наших внуков. Она уже дважды пыталась с ними договориться.
   – Точно, – подтвердила Юлька. – Один раз позавчера, когда мы ее у клумбы застукали, а второй – сегодня в консерватории. И откуда только узнала, что мы все там будем?! Хорошо, что Белка вовремя в обморок грохнулась!
   – Молодец, Бэллочка, – похвалила Нино Вахтанговна. – Прекрасная реакция, просто прекрасная! Девочки, все возьмите сей способ на вооружение. Очень подходит, когда нужно оставить за собой последнее слово! Ну, и в некоторых других случаях…
   – У меня ни за что не получится, – огорчилась Натэла.
   – Когда понадобится, упадешь, как Сара Бернар, – пообещала бабушка. – Такие вещи в крови у любой женщины. Так, значит, дама пик суетится, а дама червей прячется. Или ее совсем нет в городе. М-да… Пашенька, а нельзя ее как-нибудь вычислить?
   – Думал уже, нельзя, – с досадой отозвался Пашка. – Нам же не известно ее имя.
   – Хотелось бы мне знать, какое отношение Марго Коктебельская имеет ко всей нашей истории, – задумчиво произнесла старая актриса. – Уж наверняка она здесь не последнее место занимает.
   – Бабушка, но ведь ты можешь все узнать, – осторожно сказала Натэла. – Ты же с ней знакома. И она сама говорила, что хотела бы с тобой увидеться. Здешних-то жильцов она всех терпеть не может, потому что письмо про нее какое-то гадкое писали, а ты… Ты ее знакомая, подруга, тоже актриса…
   – Что значит «тоже»?! – возмутилась бабушка. – Хотя… Может быть, ты и права. Пожалуй, стоит ее навестить.
   – Вот что, дамы и господа, – веско заговорил Игорь Петрович. – Пока преимущество явно на нашей стороне. Стало быть, надо играть на опережение. Предлагаю следующий план…

   На другой день, в десять часов утра, в холл гостиницы «Славянка-люкс» озабоченным шагом вошла стройная черноволосая девушка в строгом синем костюме и с фирменным пакетом в руках.
   – Как мне найти госпожу Марию Афродакис? – обратилась она к дежурной на ресепшен. – У меня для нее каталог и пакет из ювелирной фирмы «Диамант-Россия».
   – Госпожа Мария Афродакис у себя в номере, – любезно отозвалась служащая. – Вчера она вернулась очень поздно и, вероятно, еще не вставала. Но вы можете подождать ее или оставить пакет здесь. Она каждое утро сама забирает почту.
   Соня (это была она) как могла изобразила колебание, но в конце концов согласилась:
   – Хорошо, будьте добры, передайте ей вот это и предупредите, что… – Она запнулась и произнесла, подчеркнув голосом: – Ответ нужен сегодня.
   В пакете лежала пустая оправа изумруда «Немезида» (Петрович провозился полночи, чтобы аккуратно снять ее, не повредив колье) и записка, отпечатанная Пашкой на принтере: «Если Вас интересуют прочие сокровища семьи Мражинских, встретимся сегодня в ресторане гостиницы в девять вечера. Приходите Вы или Ваша рыжая знакомая». Последнюю фразу приписали по настоянию Юльки.
   – Рыжая брюнетку в аэропорту встречала! Одна куклу с брюликами из окна выкинула, другая потом искала! Конечно, они повязаны, и никуда рыжая улететь не могла! – убеждала Юлька. – Не одна, так другая явится, или обе сразу, верняк! Не верю я, что рыжая улетела, для шифровки в аэропорт поехала!
   Полундра была страшно раздосадована тем, что операция «Ресторан» будет проводиться без нее. Вернее, без всей ее компании, которую в ресторан никто бы не впустил. Старики забраковали даже Соню, которая, по их словам, могла быть замечена дамой пик в консерватории и, следовательно, узнана. Вот и получилось, что идти, кроме Игоря Петровича и Нино Вахтанговны, некому.
   В девять вечера ко входу в гостиницу подъехала черная «БМВ» последней модели. Из нее вышел Игорь Петрович в парадной генеральской форме и открыл заднюю дверцу. Показалась сначала рука в перчатке, за ней – две ноги в туфлях на умопомрачительных шпильках, затем серебристый подол, а за ним появилась сама бабушка Нино в вечернем платье, поверх которого была наброшена меховая горжетка. Швейцар в дверях почтительно посторонился и на всякий случай взял под козырек.
   – Нино Вахтанговна, вы неподражаемы! – галантно произнес Игорь Петрович, предлагая даме руку. – Никогда еще не приглашал в ресторан известную актрису.
   – Ну… мне довелось однажды ужинать с полковником… – доверительно поведала ему Нино Вахтанговна, расправляя подол платья. – Но с генералом – никогда! Выходит, у нас с вами своего рода дебют. Кстати, где вы взяли такую потрясающую машину?
   – Одолжил у одного из своих аспирантов. Обещал, что гонять как сумасшедший по Москве на ней не буду. Осторожнее, здесь ступенька… Всю жизнь хотел узнать, как женщины ходят на таких каблуках. Моя покойная Таня мне так и не рассказала.
   – И я не расскажу. Должны же у женщин оставаться хоть какие-то тайны… Хотя после рекламы этих самых… с крылышками… я уже ни в чем не уверена.
   Мило болтая, парочка дошла до главного зала. Там было темно, лишь на столах горели голубые и зеленые светильнички. Поблескивал паркет танцпола, на котором пока еще никого не было. Из-за плохой освещенности было трудно определить, сколько человек находится в ресторане.
   – Вот вам и первые препоны, – огорченно сказала Нино Вахтанговна, усаживаясь за столик и бросая взгляд в зал через край меню. – Здесь настоящие потемки! Игорь Петрович, как же мы узнаем здесь нашу бандитку? Может быть, она уже сидит где-то в темном углу и мы ее не видим? А она нас не знает… Вы хотя бы очки взяли?!
   – М-да… – неопределенно проворчал генерал, забывший очки в бардачке «БМВ». – Нино Вахтанговна, здесь нужны не очки, а прожектор. Или хотя бы противотуманный фонарь.
   – Что ж, давайте подождем немного. Вы уже сделали заказ? Музыка здесь, надо сказать, играет вполне приличная. Вот ведь в какую авантюру я влезла на старости лет! Объясните, наконец, зачем вам понадобился вывоз наших старых костей в ресторан? Могли бы пригласить Афродакис к нам домой или – как там у вас, военных, говорится? – в нейтральное место…
   – А вдруг бы спугнули? – авторитетно заметил Игорь Петрович, принимаясь за принесенный официантом салат. – Судя по тому, что разведали наши внуки, эта девица – тертый калач. По неизвестному адресу она наверняка не поехала бы. А здесь она на своей территории, бояться ей нечего. Вполне может и клюнуть.
   Прошло около получаса. Назначенное время давно наступило, народу в ресторане стало больше, на паркетной площадке уже танцевали, смеясь, несколько пар, а дама пик все не появлялась. По крайней мере, ни на танцполе, ни за освещенными столиками ее не было.
   – Надо что-то делать, – решил генерал, откидываясь на спинку стула. – Время идет, она может сорваться с крючка… Надо как-то осмотреть зал.
   – Я могу уронить кольцо и ползать у всех под ногами до тех пор, пока не найду нужные, – предложила Нино Вахтанговна.
   – Ноги?
   – Хм… Ну, так предложите что-нибудь другое! Кто здесь генерал, наконец?!
   Игорь Петрович сердито сдвинул седые брови, побарабанил пальцами по столу… и вдруг спросил:
   – Мадам, вы танцуете танго?
   – Конечно, – тут же отозвалась старая актриса. – Только с поправкой на остеохондроз.
   – Учту. Позвольте вашу руку…
   – Что вы придумали?
   – Увидите. – Игорь Петрович встал, протянул руку даме и под звуки начинающегося танго увлек ее на танцпол.
   – О, да вы молодец! – одобрительно отозвалась Нино Вахтанговна после нескольких па. – Кто бы мог подумать, что в свои годы я буду танцевать танго с генералом!
   – Над Нино Мтварадзе годы не властны! – отвесил комплимент ее партнер. – Осторожно, поворот… Великолепно!
   – Игорь Петрович, не подумайте, что я не в восторге, но… для чего мы это делаем? – осведомилась бабушка Нино, страстно припадая в танце к своему кавалеру. – Мне все-таки не шестнадцать лет… Ах, это движение называется «отказ от поцелуя»… Сейчас уже никто так не танцует… Так зачем же?
   – Я веду вас по залу, вы смотрите за столики, – четко изложил задачу Петрович. – Сейчас пройдем по всему периметру, и вы…
   – Браво! Вот что значит – военный человек! Осторожней, не наступите на платье, все-таки подарок сына… Пожалуйста, разворот к правой стороне, там сидит какая-то подозрительная парочка… Нет, гости столицы и с ними… явно не наша клиентка. Пожалуйста, дальше.
   Танго уже заканчивалось, когда Нино Вахтанговна сжала плечо своего кавалера.
   – Променад с разворотом?[1] – осведомился тот.
   – Ах, нет же… Во-он за тем столом какая-то рыжая девица пьет минералку и нервничает. Ужасно вульгарно накрашены губы… и темные очки… Как будто здесь пляж! Нет, что-то я не понимаю в нынешних барышнях… И стало быть, у черной и рыжей все-таки альянс, они вдвоем в этом деле… Боже, как интересно!
   Игорь Петрович развернул даму спиной к залу и посмотрел сам. Нино Вахтанговна была права: у самой стены сидела рыжая женщина в черном вечернем платье. Оркестр доигрывал последние такты танго, и старики поспешили оттанцевать к своему столику. Их провожали аплодисментами: Игорь Петрович и Нино Мтварадзе оказались лучшими танцорами в зале.
   – Ну что ж… Работаем план «Старые жулики»? – деловито спросила актриса.
   – Все, как договорились, – подтвердил генерал. – Вы хорошо себя чувствуете?
   – Как огурец! Сто лет так не веселилась! Обязательно впишу эту историю в свои мемуары!
   Игорь Петрович встал и предложил спутнице руку. Пара пересекла зал, подошли к рыжей девушке, и он вежливо осведомился:
   – Позволите присесть?
   – Простите, но я жду знакомых, – отрывисто бросила рыжая. В ее речи не было акцента, и старики обменялись многозначительными взглядами.
   – Вы ждете нас, – бросила Нино Вахтанговна, непринужденно усаживаясь за стол напротив дамы червей. – Это мы прислали вам письмо касательно драгоценностей Мражинских. Вернее, не вам, а некой Марии Афродакис.
   – Она моя подруга.
   – А как обращаться к вам?
   – Как хотите. Это не имеет значения. – Темные очки скрывали половину лица рыжей, но было понятно, что она во все глаза разглядывает старого генерала и его даму. – Так что же вы хотите сказать мне?
   – Не сказать, а договориться о цене, – веско уточнил Игорь Петрович, также садясь за стол. – Как говорится, у нас товар, а вы – купец.
   – К-как прикажете понимать? – Стакан минералки в руке рыжей дрогнул.
   – Кажется, все яснее ясного, – пожала плечами бабушка. – Драгоценности Мражинских у нас. Сколько вы за них дадите?
   – Не понимаю…
   – В таком случае мы ошиблись адресом. Извините. – Нино Вахтанговна стала подниматься.
   – Нет, погодите! – Рыжая беспокойно забарабанила пальцами по столу. – Но… откуда они у вас? Вы уверены, что именно те самые?
   – Абсолютно уверены, – лучезарно улыбнулась старая актриса. – Видите ли, милочка, мы старые люди, а пенсии в России, сами знаете, какие… Надо как-то жить, помогать детям, внукам… Продать ценности официальным путем – значит потерять в цене. Да к тому же можно оказаться в тюрьме на старости лет, а у меня, видите ли, артрит… Так что вы, деточка, для нас просто подарок. Итак, ваша цена?
   Рыжая молчала. Кажется, она усиленно соображала, не издевается ли над ней эта старая перечница в вечернем платье. Но под черными очками не было видно выражения ее глаз.
   – Спрашивать, как вы вышли на Марию Афродакис, надо понимать, бессмысленно? – наконец надменно спросила она.
   – Абсолютно, – снова радужно улыбнулась Нино Вахтанговна, и Игорь Петрович с восхищением посмотрел на нее.
   – Сначала я должна увидеть товар.
   – Разумеется. Вы поедете с нами.
   – У меня своя машина.
   – Надежнее будет на нашей.
   – Но…
   – Спорить не в ваших интересах.
   Рыжая сдалась и решительно поднялась на ноги.
   – Едемте.
   Вскоре все трое вышли из ресторана и загрузились в «БМВ». Рыжая опустилась на заднее сиденье и за всю дорогу не произнесла ни слова. Игорь Петрович вел машину, Нино Вахтанговна, сидя рядом с ним, достала мобильный и оживленно стрекотала по-грузински.
   Наконец впереди показалась зелень двора.
   – Куда мы едем? – обеспокоенно спросила рыжая.
   – К нам домой, – обернулась к ней старая актриса. – Было бы глупо, согласитесь, держать такие дорогие вещи не дома. Мы войдем, вы посмотрите, и, если вас все устроит, поговорим о цене.
   Квартира Игоря Петровича на первом этаже была темна и пуста. Трое заговорщиков вошли в гостиную, хозяин зажег тусклый торшер. Нино Вахтанговна подошла к столу и сняла крышку с большой кастрюли. Внутри лежали все драгоценности семьи Мражинских.
   Рыжая подсела к столу и жадно принялась перебирать украшения. Затем повернула лицо к старикам.
   – Где бриллиант «Немезида»?
   – Ну, это вам лучше знать, – тонко усмехнулась актриса. – Мы полагали, что он осел у вас во время первой… м-м… экспроприации.
   – Вы полагаете, я его украла? – холодно спросила рыжая. – Вынуждена вас разочаровать. «Немезиды» у меня нет, а без него все это сильно теряет в цене.
   – Сколько вы готовы дать?
   – Сто тысяч.
   – Чего?
   – Ваших рублей, разумеется.
   – Имейте совесть, милочка! – возмутилась бабушка. – Какие-то копейки за исторические ценности?!
   – Нино… – мягко проговорил Игорь Петрович. – Деньги хорошие. В нашем возрасте не стоит жадничать.
   – Двести! Тысяч! Долларов! – воздела руки к потолку Нино Вахтанговна. – И ни центом меньше! И задаток прямо сейчас!
   – Хорошо, – вдруг согласилась рыжая. – Но, сами понимаете, с собой я деньги не вожу. Нужно снять их со счетов в Нью-Йорке, перевести сюда… Понадобится некоторое время.
   – Мы готовы ждать. Но – получив задаток.
   – Пятьдесят тысяч рублей. Больше у меня при себе нет. И одно из колец вы отдаете мне.
   – Давайте деньги.
   Рыжая расстегнула сумочку. Достала перетянутую резинкой пачку денег и взяла в другую руку кольцо с бриллиантом. И в это время ярко сверкнула вспышка фотоаппарата. Рыжая отпрянула в сторону, непроизвольно прижав к себе деньги и кольцо.
   – О, так даже лучше! – в голосе Пашки, раздавшемся из темной прихожей, прозвучала радость, и вспышка блеснула еще раз.
   Зажегся свет, и гостиная тут же заполнилась людьми. Вбежали и рассыпались вдоль стен Юлька, Белка, Натэла, Батон и Атаманов. Чинно вошла Соня. Явился, прижимая к животу фотоаппарат, донельзя довольный Пашка. Вскочила на шкаф и засверкала оттуда зелеными глазами кошка Мата Хари. И наконец последней взволнованным шагом вошла Маргарита Владимировна Коктебельская. Сейчас она ничем не напоминала всем знакомую Сову из третьего подъезда. Седые волосы были уложены в низкий узел, губы подкрашены, темно-вишневое платье было не хуже того, которое красовалось на бабушке Нино. Рыжая аферистка резко повернулась к ней.
   – Как вы могли подумать, милая, что я приму вас за свою внучку? – спокойно спросила Коктебельская. – В нашем роду женщины никогда не были так вульгарны. Цвет волос, знаете ли, обязывает. Миллиграмм безвкусицы в одежде, в косметике – и ты уже похожа на… особу легкого поведения.
   – Скажите, какая вдруг утонченность! – огрызнулась рыжая, на удивление быстро пришедшая в себя. – А когда я пришла к вам в гости под видом Элен Кутяшкиной, вашей милой внученьки, вы не были так проницательны!
   – Как?! – воскликнул хор зрителей.
   А Нино Вахтанговна задумчиво произнесла:
   – Я же говорила, что там была какая-то забавная фамилия. Я бы на вашем месте, Марго, ее оставила. По крайней мере, оригинально.
   – Да, настоящая моя фамилия – Кутяшкина, – спокойно пояснила Маргарита Владимировна. – Полина Кутяшкина, горничная графини Мражинской, оставшаяся в восемнадцатом году в Одессе, была моей матерью.
   – Ваша мать была воровка! – зло оскалилась рыжая. – Она обокрала свою госпожу, подсунув ей перед отъездом фальшивые камни, и поэтому не поехала с ней в эмиграцию! Разумеется, с таким богатством ей и здесь было бы неплохо!
   – Мама умерла в бедности, – холодно отрезала Коктебельская-Кутяшкина. – И воров в нашей семье не было. Это еще одна причина, по которой я не могла ошибиться на ваш счет. Вы пытались сыграть на моей ссоре с дочерью, которой я не видела много лет, и на том, что о своей внучке я вовсе ничего не знала. Не знала, что ей уже двадцать семь, что ее зовут Элен и что она помолвлена с Эдвардом Мражинским, потомком графов Мражинских.
   – Как, однако, шутит судьба, не правда ли? – жестко усмехнулась рыжая. – Праправнучка горничной выходит замуж за правнука бывшего хозяина своей прапрабабки! Кто бы мог подумать! Только ваша внучка всегда была дурой. Ей даже в голову не пришло самой сложить два и два и вычислить, где и у кого могли осесть настоящие бриллианты. Но скажите же, – в голосе дамы червей вдруг зазвучала искренняя заинтересованность, – на чем я все-таки прокололась?
   – Во-первых, на том, что судили обо мне по моему возрасту, – охотно пояснила Маргарита Владимировна Кутяшкина. – Вы знали, что мне очень много лет, что я живу одна, и полагали найти древнюю беззубую старуху в глубоком маразме.
   – Да, был такой расчет, – ухмыльнулась рыжая.
   – Ну, вот видите… Опасно недооценивать стариков, сегодня вы еще раз в этом убедились. – Бывшая Сова с улыбкой кивнула на генерала и актрису. – А во-вторых – Владилена.
   – Кто?!
   – Видите, вы даже этого не знаете. Владиленой зовут куклу. Она – тоже вещь графини Мражинской, оставшаяся маме. Каким-то чудом мама ее сохранила, и Владилена поселилась в нашей семье на долгие годы. Для нас она была сокровищем, и с ней никогда не разрешали играть детям. Я поняла, вы не тот человек, за которого себя выдаете, когда вы обронили: «Какая красивая кукла на серванте! Это ваша?» Если бы вы были дочерью Светланы, она бы обязательно рассказала вам о Владилене. Кукла же – часть семейной легенды! Я попыталась вам напомнить, сказала, кажется: «Да, наша семейная кукла». И вы попытались выкрутиться: «Ну как же, мама рассказывала, как она любила с ней играть». Да я бы никогда не дала дочке куклу для игр! Свете и в голову не приходило ее попросить! И я поняла, что вы просто авантюристка. И попросила покинуть мой дом. Но это, кажется, не входило в ваши планы, и вы разыграли обморок. Надо сказать, мастерски, актерские способности у вас недюжинные. Я сама играла на сцене, но тут попалась, перепугалась и помчалась вызывать «Скорую»… А вы… Зачем вам понадобилось выбрасывать в окно Владилену?! Она-то что вам сделала?
   – Я сначала решила сделать ноги вместе с камнями, – деловым тоном пустилась в объяснения рыжая. Казалось, она совершенно успокоилась, стояла рядом со столом в непринужденной позе и, хотя комната была полна народу, говорила только с Коктебельской. – Вы просто старая дура, хоть и не сознаетесь. Такие ценности нельзя хранить дома, на виду, в коробке от печенья. Я моментально их обнаружила, и если бы не вон те юные сволочи, – она показала подбородком поочередно на Юльку и Атаманова, – все получилось бы как нельзя лучше. Кто вас только воспитывал, шпана?!
   – Мы! – оскорбленным дуэтом отозвались Игорь Петрович и Нино Вахтанговна.
   – Оно и видно, – фыркнула рыжая. – Когда этот мелкий уголовник влез в окно, а за ним и эта босявка, я как раз пыталась спрятать камни. Что мне оставалось делать? Только сунуть драгоценности под пиджак и прикинуться мертвой. Глупо, но ничего другого просто не пришло в голову. Шпана испугалась, сбежала со страшным шумом, кажется, разбив там что-то по пути… Все это не входило в мои планы! Время было упущено, вы вот-вот должны были вернуться, я не хотела встретиться с вами на лестнице. Откуда я знала, что вы помчались за врачами? Я была уверена, что за милицией. Пришлось запихать кое-как драгоценности в вашу Владилену и швырнуть ту в окно, чтобы хотя бы не попасться с ними в руках. А потом я сразу же убежала. Еще успела посмотреть, как ребячья гоп-компания неслась прочь со двора.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация