А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Столица для поводыря" (страница 31)

   Белорус всунул под колени гостю стульчик, и тот обессиленно рухнул. Словно бы ноги отказывались его держать.
   – Видно, это Павел Иванович Менделеев мое инкогнито раскрыл. Он уже поведал вам, ваше превосходительство, что его старший брат, Дмитрий Иванович, женат на моей родной сестре Феозве Никитичне?
   – Чудны дела твои, Господи, – выдохнул я. – Деревня. Все время об этом забываю… Но вы зря грешите на своего родственника. Это не он раскрыл ваш маленький секрет. Так что с вами приключилось, господин Лещев?
   – Ваше превосходительство! – вскричал он, скидывая первый сапог. И тут же убавил тон, натолкнувшись глазами на оружие в моей руке. – Эм… Это обязательно, ваше превосходительство?
   – Револьвер? – делано удивился я. – А как еще, сударь? Места тут лихие, дикие. Добрые люди по ночам в чужие дома не ломятся…
   – Простите меня, ваше превосходительство, – признал мою правоту шпион. – И вы совершенно правы, ваше превосходительство. Дикие! Совершеннейшие дичайшие места в вашем Томске! Вы только представьте!
   Апанас принес большое банное полотенце, халат и половую тряпку. Вид чумазой, расползающейся по паркету лужи возмущал его белорусскую душу, так что первые две вещи он попросту всунул в руки гостю, а сам взялся за битву с водой.
   – Проходите же, – снова позвал я беглеца в гостиную. – Там, видно, и чай уже приготовлен.
   – Водки ему, – посоветовал Стоцкий.
   – Здоровья для, – поспешил согласиться Безсонов и потер руки.
   Наш незадачливый субалтерн, не дождавшись продолжения банкета, уже успел свернуться калачиком на обширном диване и уснуть. А хлебного вина оставалось еще много…
   – Водки, пожалуй, – согласился гость, усаживаясь за стол следом за мной.
   – Вы только представьте, ваше превосходительство, – продолжил рассказ шпион, закусив прежде горячительный напиток кусочком копченой свинины. – Эти-то ваши, кандидаты в концессионеры! Ну совершенно же дикий и невоспитанный народец! Я, знаете ли, по заданию Александра Осиповича в Томск прибыл, дабы…
   – Это мне ведомо, сударь, – утирая с губ пивную пену, заявил я. Понял уже, что в этот вечер делами заняться не судьба и можно позволить себе немного любимого напитка. – Давайте уже сразу к купцам перейдем.
   – Ну да, ну да, – покладисто согласился Лещев, взглянув на Стоцкого, прокурорским взглядом разглядывающего побитого чиновника. – Конечно, ваше превосходительство. Так вот! Пребывая в подвальчике, что на Обрубе, вынужден был наблюдать, как малограмотные… эм… купцы читают ваше положение об аукционе. И, знаете ли, сердце у меня доброе да участливое. Вот и предложил я торговым людям помощь свою малую. Сказал, мол, что и прочесть печатное могу, и, ежели подвох какой в бумаге сокрыт, без утайки поведаю.
   Тут я начал хихикать. Сначала еще пытался как-то сдерживаться. Прятал расползающиеся в улыбку губы за кружкой. Потом не удержался. Засмеялся во весь голос, вызывая оторопь у обиженно хлопающего глазами незадачливого шпиона.
   Нюансы. Все дело в нюансах! Один купец первой гильдии или одно товарищество могли подать заявку на участие в аукционе только на одну концессию. Это чтобы хитрованы не лезли во все сразу, а потом не «сдавались» за небольшую мзду. Я-то хорошо помнил то, как проходили приватизационные аукционы в моем прошлом мире. Как скупались за сникерс ваучеры-чубайсовки у разочаровавшихся во власти обывателей. Как бывшие партийные деятели, враз перекрасившись в предпринимателей, организовывали скупку государственного имущества за бесценок. За ничего не стоящие приватизационные чеки.
   У нас же первичная, так сказать, ознакомительная информация предоставлялась промышленной комиссией гражданского губернского правления всем и каждому. А более подробная, с цифрами, графиками и справочной информацией об имеющихся технологиях – только после подачи заявления и уплаты залогового взноса.
   Решение о выборе того или иного лота нужно было принять за шесть дней. Естественно, многие дорого готовы были дать, лишь бы хоть одним глазком взглянуть на материалы и условия. В уютных гостиных и кабачках, в лавках и питейных подвальчиках кипели мадридские страсти. Создавались и рушились союзы, плелись достойные Медичи или Борджиа интриги… А тут Лещев со своим наивным предложением.
   Нюанс, едва не стоивший незадачливому шпиону жизни. Ибо к концу отпущенных на подготовку к самому аукциону дней народ несколько подустал, озлобился и шутки вовсе перестал понимать. И попытки коллежского секретаря, к тому времени уже получившего несколько плюх, объяснить свое любопытство, раскрыв инкогнито, восприняты были честными купцами не более чем военной хитростью подлого врага.
   Александру Никитичу повезло, что убивать его никто особенно-то и не стремился. Поучили уму-разуму и напугали. Да так, что, выскочив из подвальчика, шпион, ног под собой не чуя и не разбирая дороги, помчался к моим дверям. Говорит, ему будто бы даже ножом угрожали, но в это верится с трудом. Кого попало к индустриализации края не допускали. Только добропорядочных туземных живоглотов и крохоборов. Коммерсантов, одним словом.
   На том карьера разведчика Лещева и закончилась. Пришлось ему в обмен на мое обещание позаботиться о его личной безопасности до возвращения в Омск рассказывать и о том, какое задание от Дюгамеля получил и как именно намерен был его выполнить. Ничего нового для себя не услышал. Все вполне предсказуемо – чиновник должен был в первую очередь убедиться, что молодых нигилистов действительно нет в Томске. И уже во-вторых – вызнать, какие настроения у городских жителей, как относятся к строптивому губернатору виднейшие люди и нельзя ли организовать их коллективную жалобу генерал-губернатору. Также приветствовались и любые компрометирующие молодого начальника губернии сведения. Ведь не могло же быть, по мнению матерых чинуш Главного управления, чтобы тридцатилетний выскочка вовсе не воровал. А ежели таки ворует, значит, точно следы оставляет. Ибо неопытный.
   Как я и думал, мое увлечение картами и «хождения» к Карине Бутковской за серьезные провинности не считались. Хуже было бы, если бы я вдруг лошадей начал коллекционировать.
   Лещева спровадили на запад под охраной десятка казаков, и что он там, в Омске, докладывал практически сидящему на чемоданах генерал-лейтенанту, мне неведомо. Факт, что «настоятельные рекомендации» Дюгамеля в отношении моих областников вдруг прекратились. Я этому был рад безмерно и никаких грозных для себя предзнаменований не видел.
   «Устройство и порядок управления». Прошлой осенью, подготавливая материалы к этому разделу отчета, Фризель не рискнул описывать деятельность нашего фонда. И правильно сделал. Год назад неясно еще было, к каким результатам это приведет. И, самое главное, как к этой инициативе отнесется государь.
   Теперь стало можно. Небольшой эффект от резко возросшего энтузиазма чиновников был заметен и по итогам шестьдесят четвертого года. Но в следующем, шестьдесят пятом, успех метода стал совершенно очевидным.
   Взятки продолжали брать – к прянику не хватало кнута. Но размеры мздоимства сократились до вполне управляемых величин. Я вот Хныкина, например, надзирателем питейного округа поставил, так он мне руки целовать кинулся. Благодетелем обзывал. А когда ему свои требования озвучил, так и вообще едва в обморок от счастья не грохнулся. Шутка ли! Начальник губернии требует повышения негласного тарифа за выгодный виноварам подсчет на треть! Это же такие деньжищи! И пусть половину этих «трудовых» денег велено было в казну фонда отдавать, так и оставшихся на рысаков вполне хватит.
   Не вняли доводам столоначальники и всевозможные председатели. Особенно уже выслужившие «беспорочно» четверть века. Понимали, гады, что я им и сделать-то ничего особенного не могу, пока за руку не поймаю. А как ловить, если губернская контрольная палата у меня только в октябре появилась? Жандармам же, которые и должны были по идее ловить особо зарвавшихся коррупционеров, не хватало знаний в экономике.
   Часть старой гвардии, пользуясь еще николаевским законом, отправил на повышение. А так как вакансий в губернии для новых высоких чинов не нашлось, пришлось им отправляться в чужие края. Кое-кого после медицинского осмотра без предупреждения выпроводили на пенсию. Стало чуточку легче. Но вдруг появился десятипроцентный перерасход чернил. Смешно, но после блиц-расследования выяснилось, что это вызвано резко удлинившимися именованиями новых руководителей подразделений администрации. «Председатель» в три раза короче, чем «исправляющий должность председателя». Такая вот бюрократическая экономика…
   Тем не менее благосостояние среднего, а особенно нижнего звена чиновничества резко выросло. Гораздо больше, чем эффективность управления. Но я не жалел. У молодых, пока еще энергичных людей появились новые, неожиданные возможности. В том числе покупательские. Что немедленно всколыхнуло и весь деловой мир губернии. А опасение потерять место подстегнуло работоспособность и предупредительность государственных служащих, вкусивших недоступных прежде благ. Все связано, не так ли?
   Я намеренно сохранял некоторый дефицит сотрудников присутствия. В бюро, в специально выделенной папочке лежало несколько десятков прошений о переводе из других губерний, но я не торопился их утверждать. На тот случай, если придется снова избавляться от особо упертых, должен быть кадровый резерв…
   В отчет вписали цифры с потолка. Иначе нам просто никто не поверил бы. Даже по тем, дебильным по большому счету параметрам оценки порядка управления, рост реальных показателей превысил планку в двести процентов. В документе привели – шестьдесят. Это тоже много, но не настолько, чтобы привлекать лишнее внимание.
   «Состояние городов и доходов их». И снова все связано. Больше горожан, больше у них денег – выше доходы муниципалитетов. Накануне Покровских праздников, когда большая часть сезонных работников традиционно уже возвращается по домам, силами новообразованного статистического комитета в губернской столице провели однодневную перепись населения. Примерно неделю опросные листы обрабатывали, и к середине октября стало наконец известно, что в Томске постоянно проживают тридцать четыре тысячи двести два человека. Мы со всей определенностью доказали, что любимый город является крупнейшим городом Сибири!
   Выросли и другие, окружные, городки губернии. Особенно сильно – те, в которых я успел побывать и где вняли моим… гм… рекомендациям по развитию промышленности. Каинск – семь тысяч с хвостиком. Бийск – шесть с небольшим. Колывань, хоть и заштатный городишко, а дотянул до трех тысяч. В основном благодаря создающейся там базе для намечающегося переселенческого движения. Ни Кузнецк, ни Мариинск, ни Нарым такими успехами похвастать не могли. О сибирских Афинах – Барнауле – вообще сказать нечего. Горная администрация сподобилась известить губернское гражданское правление, что население алтайской столицы едва перевалило за девять тысяч. То есть сократилось на полторы тысячи по сравнению с прошлым годом.
   Но это все статистика. Гораздо важнее то, что в таблицы не всунешь. Жизнь, движение, суета. Томский муниципальный баланс закрыли на сумму без малого триста тысяч. Еще на шести верстах городских улиц сменили покрытие по методу инженера Волтасиса. Подновили устроенный еще декабристом Батеньковым водопровод и вырыли одиннадцать дополнительных колодцев. На Гурьевском заводе заказаны трубы и ручные насосы для устройства водокачек противопожарного назначения. И только ранние холода остановили работы по устройству новой системы освещения главных улиц города.
   Центр активно перестраивается. Гинтар, а на него глядя, и еще несколько состоятельных горожан заложили котлованы сразу под несколько доходных домов. Мой бывший слуга, кстати, быть может, по количеству строений и нет, но по квадратным метрам точно стал крупнейшим домовладельцем губернской столицы! Добавить к этому паи в стеклянном бизнесе – как самого Егора Петровича Исаева, так и его жены Евдокии Васильевны. Собственную строительную фирму, долю в ночном клубе-казино, должности управляющего фондом и Томским промышленным банком. И выходит, что господин Мартинс медленно, но верно выходит в десятку богатейших жителей города.
   Неудивительно, что к его предложению облагородить набережную Ушайки и насыпать защитный противопаводковый вал в Заисточье в магистрате прислушались. Особенно когда товарищество, куда входит один из городских думских гласных, выиграло концессию на разработку поделочного гранита. А что? Лучший материал для облицовки непокорных рек! Долговечный, во всяком случае. Жаль, его разрабатывать только с будущей весны начнут. А то бы обязательно настоял, чтобы первый этаж здания моих технических лабораторий именно им отделали. И еще парочку а-ля египетских сфинксов у парадного входа. Как символ вечной тайны, едрешкин корень.
   «Учреждение новых городов, посадов, местечек, селений, ярмарок и торгов». Новая ярмарка – пройденный этап. Этим я в прошлом году грешил. Попутно, правда, еще свободную экономическую зону пришлось состряпать. Но в силу географического положения Чуйской крепости – Казак-Сортогой, как ее обзывают инородцы, – и наличия в ней двухсот хорошо вооруженных русских солдат, понятно, какая сторона из двух в этой самой зоне доминирует.
   В уходящем 1865 году я отличился учреждением новых населенных пунктов. Только вдоль тракта – восемь. Плюс шесть в Чуйской степи, три на Чулышмане и по два на Аргуте и его притоке Акалахе. И еще места много осталось. Инородцев даже немного жаль. Туземные зайсаны еще не понимают, с чем столкнулись. Улыбаются да головами кивают. Радуются даже, что казачки рядом жить обустраиваются. Овец и лохматых горных коров – сарлыков охотно переселенцам продают. Князькам в голову не приходит, что пришлые скот не собираются тут же съедать, что пройдет пару лет, и все эти малонаселенные места будут поделены на частные пастбища.
   В самой столице Южно-Алтайского округа, в Кош-Агаче, теперь официально проживает сто девяносто человек. Немного чиновников, чуточку казаков и множество приказчиков. В одной из деревенек на тракте начали известь выжигать, так это теперь основной груз в Чуйскую степь. Чем-то же надо скреплять камни, из которых в отсутствие дерева дома и амбары строят.
   Намечены места под новые поселения и на севере губернии, в Барабе, на берегу Оби к северу от Колывани и к северо-западу от Мариинска. Часть датчан изъявили желание поселиться на целине компактной группой. Кажется, это какие-то сектанты европейского розлива. Я чего-то подобного ожидал и был к этому готов. Но предложенные названия новых населенных мест меня просто убили. Как вам «Никсон»? А ведь это в честь наследника российского престола, по-датски – Ника. А «Дагмарбю»? Тоже понятно, откуда такой набор звуков, но удержаться от улыбки просто невозможно. Такое вот в будущем году местечко новоучрежденное в губернии появится.
   «Устройство дорог и переправ». Ну тут у нас все есть – и дороги новые, и переправы. А в будущем году и подавно будет!
   Начать хотя бы с того, что Суходольский взорвал-таки чуйские бомы! Никогда больше не придется купцам по традиции оставлять шапку на пути, в знак того что навстречу через бом ползет караван. Страшное проклятие – встретить на узкой козьей тропе над пропастью вереницу встречных вьючных животных.
   Вышло, по собственным словам полковника, так себе. Корявенько вышло. Кое-где бревна пришлось подложить, ямы щебнем засыпать. Ограждение ставить в тех местах, где дорога к краю подходила, даже и не начинали еще. Телеги проходили с трудом и в сухую-то погоду, а в дождь даже самые отважные не рисковали новой дорогой ехать. В следующем сезоне исправят и это. Станет тракт основной магистралью из губернии в Монголию и Китай.
   Суходольский Викентий Станиславович сетовал, что цемента в губернии еще нет, а как было бы здорово с помощью этого волшебного средства тракт выровнять. Я ему, помнится, брякнул, что в бетон нужно железную арматуру для долговечности добавлять, а ее у нас тоже пока нет. Тут полковник так на меня взглянул, что я немедленно пожалел, что вообще со своим мнением полез. Ревнует к недостроенному тракту, что ли?
   А вот купцы были рады и такому пути. Суходольский нехотя поведал, какой ему триумф устроили, когда в Бийск въезжал. С музыкой, государственными флагами и еловыми венками. Чуть ли не как члена императорской семьи встречали. Васька Гилев от городского общества прислал официальное прошение – дозволить поименовать новую улицу в честь главного строителя южного тракта. Говорит, еще и памятник хотели воздвигнуть, но городничий Жулебин отговорил. Мол, не поймут-с. Такие дела в честь императоров положено делать, а тут банальный полковник. Со свету ведь сживут от зависти…
   Мудрый он, Иван Федорович. Все правильно сделал. Им бы еще догадаться дорогу Александровским трактом назвать, вообще цены бы не было. И я ведь вмешаться права не имею. Губернское правление не более четверти всех расходов на строительство внесло. Остальные деньги собраны тем самым бийским обществом.
   Разрешение на поименование улицы я, разумеется, дал. Глядишь, через какое-то время благодарные потомки и памятник Суходольскому поставят. Память-то народная – она долгая.
   Китайцев, кстати, тоже вырванная у отвесных скал дорога потрясла. Даже не столько вообще ее наличие, а скорость, с которой была создана. Легко могу себе представить, какие доклады попадут в руки заинтересованных циньских вельмож! Русские за два года проложили путь на юг для армии! Причем трудилась там от силы сотня мастеровых. Что же будет, если они пригонят тысячу? Чугунка с телеграфом?
   А! Чуть не забыл! Летом начали изыскания под прокладку телеграфного сообщения с Барнаулом. Александр Осипович Майер – инженер-телеграфист, обещал года за три линию связи с сибирскими Афинами проложить. Жаль, на продолжение до Бийска или, еще лучше, до Кош-Агача средств заложено не было. Нет, ежели я сильно желаю, так можно обратиться в столичное представительство господина Сименса. Он будет только рад оказать такую услугу…
   Не слишком-то и дорого, кстати. Не был бы я в долгах как в шелках, непременно обратился бы. Связь – это нервы управления! При наличии же в Томске уже целых трех банков, а в Бийске – многочисленных состоятельных купцов, телеграф еще и выгодным вложением может оказаться. Финансовая информация тоже скорость любит. Так что я адрес герра Сименса у господина Майера на всякий случай взял.
   В первых числах ноября ко мне на прием записался замечательный инженер-железнодорожник и по совместительству компаньон известного подрядчика фон Дервиза – Карл Федорович фон Мекк. Естественно, целью визита было соглашение о строительстве нескольких небольших, заводских, веток железной дороги. Собрали, так сказать, консилиум – Чайковский, Штукенберг, Волтатис, фон Мекк и я. Обсудили, поспорили, карты посмотрели. Илья Петрович поклялся честью, что к апрелю наш с ним заводик выдаст не менее двухсот верст рельсов. Я гарантировал оплату услуг фон Дервиза и фон Мекка.
   Договор получился предварительным. Все-таки инженеров в чем-то не устроил имеющийся проект дороги, и сколько-нибудь точной сметы получить не удалось. Представитель подрядчика забрал с собой натурные обмеры берегов Томи, схемы уклонов с картами предварительной трассировки дороги. Обещал к весне все обсчитать и даже предложить проект моста через Томь.
   О пути дальше на запад и от Мариинска на восток пока даже не стали разговаривать. Хотя бы уже потому, что облигации займа под Западно-Сибирскую железную дорогу только начали размещать в Париже и Лондоне, и денег на счетах акционерного общества практически не было. Столичные банкиры время от времени присылали бравурные отчеты о получении гарантированной царем четырехпроцентной прибыли для акционеров, и на этом все.
   Я прекрасно осознавал, что и барону Штиглицу, и Горацию Гинцбургу было выгодно тянуть время, получая при этом неплохие дивиденды. Но меня-то, а судя по письмам от Кокорина, и московских купцов, такое положение дел не устраивало. Во всяком случае, обязательств на пятнадцать миллионов, необходимых для начала укладки заводских участков пути, я набрал достаточно просто. Еще на пять миллионов пришлось выписать документы мне самому. Авось изумруды окажутся пригодными для ювелиров, небось и пары крупных камней хватит, чтобы закрыть наличными большую часть моих долгов…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация