А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нерассказанная история" (страница 1)

   Моника Али
   Нерассказанная история
   Роман

   Посвящается М.М.С.

   Глава 1

...
   НЕКОТОРЫМ ИСТОРИЯМ ПРЕДНАЗНАЧЕНО НАВСЕГДА ОСТАТЬСЯ НЕРАССКАЗАННЫМИ. НЕКОТОРЫЕ МОГУТ ПОЯВИТЬСЯ НА СВЕТ ТОЛЬКО В ОБЛИКЕ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ…
   Жили-были три подружки. Однажды они устроили маленький праздник для четвертой, которая еще не прибыла к тому времени, как опустела первая бутылка «Пино гриджио».
   Хотите прогуляться со мной прямо сейчас по заднему двору чистенького пригородного домика, этого крохотного королевства, мимо детского велосипеда и бейсбольной биты, оставленных на атласно-зеленом газоне? Подберемся к приветливому свету, льющемуся из кухонного окна, и заглянем внутрь. Три женщины, одна брюнетка, одна блондинка и одна рыжая, все – в расцвете лет, в том критическом возрасте, когда наступающую старость еще удается держать в тугой узде.
   Вот они сидят за столом, не сознавая собственной нереальности, безразличные к истории английского двора, наивно вдыхают и выдыхают вечерний воздух.
   – Где Лидия? – спрашивает миловидная блондинка Эмбер. Тонкие черты лица, платье с воротником «Питер Пэн», французский маникюр.
   – Где, черт побери, ее носит?
   – Мы воздерживаемся от сандвичей, верно? – говорит Сьюзи, темноволосая подружка. У нее не было времени переодеться перед приходом сюда. На майке осталось бурое пятно от соуса болоньез. Она готовила его в спешке и оставила детям и приходящей няне на ужин.
   – Это низкокалорийные «раффлз»? Забудьте! Такое здесь не проходит.
   Она отодвигает чашку с чипсами.
   – Может, позвонить ей еще раз? – предлагает Эмбер. – Я уже оставила три сообщения.
   Она закрыла свой магазинчик одежды на час раньше, чтобы все подготовить вовремя.
   Рыженькая Тевис вынимает из кармана маленький кристалл в форме фаллоса и ставит на стол.
   – Сегодня утром у меня было видение.
   – Надеюсь, ты проконсультируешься у доктора по этому поводу?
   Сьюзи, в своих любимых штанах цвета хаки и покрытой пятнами майке, сидит, как мужчина, закинув ногу на ногу. Она лукаво подмигивает Эмбер.
   – Можете издеваться сколько хотите, – фыркает Тевис, которая приехала прямо с работы. В своем брючном костюме, с уложенными тугим узлом волосами и поджатыми губами она выглядит почти официально: полная противоположность тому образу, который всегда старалась создать.
   – Мы не издеваемся, – заверяет Эмбер. – Так как насчет Лидии?
   – Вопрос неконкретный, – ворчит Тевис в типичном стиле Тевис и обхватывает кристалл ладонями.
   – Ты всюду таскаешь его с собой, верно? – спрашивает Сьюзи. Ее волосы имеют баклажанно-фиолетовый оттенок и, судя по характерному блеску, совсем недавно выкрашены. Вытащив из холодильника морковку, Сьюзи начинает чистить ее прямо на столе, заставленном миленькой посудой: разрисованными от руки красными и розовыми розами чашками и блюдцами тонкого костяного фарфора, с ручками такими маленькими, что приходится сгибать мизинец, словно присутствуешь на английском файф-о-клоке.
   – Не волнуйтесь, я все уберу.
   – Да уж, попробуй не убрать, – ворчит Эмбер, но тут же тянется к очисткам и сметает их в ладонь. Если сейчас войдет Лидия, все должно выглядеть идеально. Она чувствует себя виноватой из-за того, что отправила Сирену и Тайлера к друзьям, хотя они жаждали остаться и поздравить Лидию с днем рождения. И разве сама Лидия не предпочла бы повидаться с детьми, вместо того парадного приема, который ей стараются устроить?
   Эмбер заправляет волосы за уши и выдергивает ниточку из рукава.
   – Пожалуйста, скажи, что видение было не связано с Лидией!
   – Да она просто на работе задержалась, – говорит Сьюзи. – Сами знаете, как она любит собак!
   – Но почему она не отвечает на звонки? – тревожится Эмбер.
   – Я не завернула ее подарок. Как думаете, она не обидится?
   Сьюзи откусывает морковку передними зубами, как кролик. Зубы у нее сильные и белые, но неровные. Должно быть, отражают характер владелицы.
   – Я не хочу вас расстраивать… – начинает Тевис и кладет кристалл обратно в карман приталенного жакета. Она работает риелтором и должна выглядеть на все сто. И ей это удается, как сама она много раз указывала. Но этот город полон скептиков, людей, которые вкладывают денежки в товар из кирпича, строительного раствора и побелки, вместо того чтобы чистить чакры.
   – Серьезно? Не пытаешься, – кивает Сьюзи. Она любит Тевис. У Тевис нет детей, так что при ней лучше говорить на другие темы. У Сьюзи их четверо, и пока переговоришь о них, а потом о детях подруг, уже пора возвращаться домой и укладывать спортинвентарь на следующий день. Бездетность Тевис вызывает одновременно и жалость, и легкую зависть. Возможно, она испытывает к подругам то же самое. Она способна странным образом сочетать в себе мечтательность и энергичность. И над ней очень весело подшучивать.
   – Помните, что случилось в последний раз? – спрашивает Тевис.
   – В последний раз? Что именно? У тебя было видение? Так это насчет Лидии или нет?
   Эмбер практически уверена, что знает Лидию лучше остальных. Тем более что первая с ней по-дружилась. Около трех лет назад.
   – Не зн-а-а-а-а-ю, – тянет Тевис. – Это, скорее, дурное предчувствие. И посетило меня сегодня утром, едва я вышла из душа.
   – А вот у меня случилось дурное предчувствие прямо в душе, – объявляет Сьюзи, – так и подталкивающее меня умять целую пачку печенья «Поп тартс» на завтрак.
   – На сколько она опаздывает? Господи, на полтора часа!
   Эмбер тоскливо смотрит на серебряные вилочки для торта, веером разложенные в центре стола. Они были почти черными, когда Эмбер нашла их в антикварном магазинчике на Фэйрфаксе, но налет прекрасно отчистился.
   – И знаете что? – продолжает Сьюзи. – Я их съела. Всю пачку.
   Тевис снимает жакет:
   – Воздух всегда становится таким перед грозой.
   – Что? – переспрашивает Сьюзи. – Чудесный вечер. Ты больше не в Чикаго.
   – Я просто так сказала.
   Сьюзи с укором смотрит на Тевис:
   – Брось, Тевис. Что ты тут страшилки рассказываешь.
   Сандвичи с огурцами начинают загибаться по краям. Эмбер вздыхает. Глупо, конечно, устраивать файф-о-клок в семь вечера. Тем более что сейчас уже половина девятого.
   – Да, расскажи мне, деточка… когда в последний раз у тебя было видение… – начинает тараторить Сьюзи, но внезапно осекается.
   – Значит, помните, – заключает Тевис и смотрит на Эмбер.
   – Только постарайся не волноваться. Но тогда малыш Джолинды выбежал на мостовую, где его сбил школьный автобус.
   – И ты видела это? До того как все произошло?
   Тевис немного колеблется, но все же медленно качает головой.
   – Нет. Скорее это было предчувствием чего-то ужасного.
   – И случилось все… погоди… два года назад? Сколько еще видений или предчувствий у тебя было с тех пор?
   Эмбер с возрастающей тревогой, смотрит на торт «Данди», возвышающийся на троне – стеклянной подставке и служащий центральным украшением стола. Он темно-коричневый и весит не меньше тонны. Как-то Лидия упомянула, что этот торт в детстве был ее любимым, и Эмбер нашла рецепт в Интернете.
   – Ни одного. До сегодняшнего дня, – уверяет Тевис.
   – У тебя никогда не было дурных предчувствий по утрам? – удивляется Сьюзи. – Странно… Вот у меня каждый день!
   Эмбер встает и начинает мыть грязные бокалы. Ей просто нужно что-то делать, и это все, о чем она может думать, если не считать мысли о необходимости позвонить Лидии. Но ей не хочется выглядеть такой уж дурой, когда в дверях покажется Лидия: эти покачивающиеся бедра… эта ирония в голосе…
   – Черт возьми, я опять позвоню, – твердо говорит она, вытирая руки.
   – Но это совершенно необязательно может быть связано с Лидией, – говорит Тевис, но чем чаще она это повторяет, тем больше убеждается, что дело именно в Лидии. Два дня назад Лидия пришла к ней и попросила погадать на картах Таро, хотя раньше всегда отказывалась от этого. Тевис разложила карты на столе с мозаикой, изображавшей русалку, но тут Руфус завилял хвостом и сбросил две карты на пол. Лидия подняла их и сказала:
   – Давай, лучше не будем… – После чего смешала колоду. Тевис объяснила, что это не важно и новая раскладка карт не ослабит их сил.
   – Знаю, – кивнула Лидия, – но я передумала. Руфус все решил за меня. Он очень мудрый, знаешь ли.
   Она рассмеялась, и обычный перезвон серебряных колокольчиков сейчас звучал как-то надтреснуто. У Лидии была прекрасная интуиция, она тонко чувствовала и недаром отказалась от гадания.
   – Совершенно необязательно, – повторяет Тевис.
   – Возможно, все прояснится, – вторит Сьюзи, словно пытаясь утешить подруг, но всем троим становится не по себе.
   Эмбер бросает свой мобильник на тарелку. Телефон Лидии опять настроен на голосовую почту, и какой смысл оставлять очередное сообщение?
   – Может, Лидия взяла Руфуса на прогулку, забыла о времени и оставила телефон дома?
   Эмбер говорит, говорит… и сама понимает, как нелепо это звучит.
   – А может, перепутала день, – неубедительно бормочет Сьюзи.
   – Сьюзи, сегодня у нее день рождения. Как она могла перепутать? Все это чепуха. Она просто… опаздывает.
   Правда, что Лидия казалась рассеянной. «Но, – думает Эмбер, – последнее время она постоянно производит подобное впечатление».
   – Какого… – начинает Сьюзи.
   – Говорила я вам, – цедит Тевис. – Град!
   – Какого… – повторяет Сьюзи, но остаток фразы тонет в барабанной дроби.
   – Идем! – кричит Эмбер, подбегая к входной двери. – Если она появится сейчас, мы не услышим звонка!

   Они стоят на крыльце и смотрят, как градины отскакивают от крыши миссис Джиллот, бомбардируют капот «хайлендера» Эмбер и сыплются в алюминиевое ведро рядом с гаражом. Небо приняло неприятный грязно-фиолетовый оттенок, и град продолжает самозабвенно сыпаться с неба: подпрыгивает, катится, сталкивается, словно соревнуясь в озорных выходках. Градины невелики, но валятся стеной, как белый рис из порванного мешка.
   – О Господи! – изумляется Эмбер.
   – Только взгляните! – вторит Сьюзи.
   Тевис спускается с крыльца. Встает на газоне, широко расставив руки и подняв лицо к небу.
   – Она, что, молится? – кричит Сьюзи, и Эмбер, невзирая на напряжение, начинает смеяться.
   Она все еще смеется, когда с дороги сворачивает машина. Свет фар словно стелется по стене града, поднимает ее густым белым облаком над черной асфальтовой дорожкой и бросает в направлении дома. Тевис опускает руки и летит к машине. Кремовый шелк блузки липнет к худой спине. Остальные бегут за Тевис. Это должна, должна быть Лидия, хотя свет фар слепит глаза, и машина кажется просто черной глыбой.
   Когда открывается дверь автомобиля и выходит Эстер, прижимая к груди подарок, они окружают ее и неловко обнимают, что не слишком помогает скрыть разочарование.

   Вернувшись на кухню, Эмбер ставит на стол еще одну тарелку. Эстер отряхивает с плеч градины, вынимает шпильки и вытряхивает белые зернышки из длинных седых волос.
   – Забыли, что я еду, верно? – спрашивает она, торжественно и одновременно лукаво.
   – Нет! – отвечает Эмбер. – То есть да.
   – Вот что бывает с женщинами, – назидательно замечает Эстер. – Мы достигаем возраста, когда о нас просто забывают.
   В ее голосе нет и намека на огорчение.
   Сквозь тревогу и смущение она чувствует страх перед грядущим, вернее, что уже началось: разведенная женщина без надежды на новый брак.
   Но она тут же берет себя в руки.
   – Дело в том, что мы немного беспокоимся за Лидию. Она что, работает допоздна? Не отвечает на звонки.
   – Лидия взяла выходной, – поясняет Эстер. – Хотите сказать, она не приехала?
   Не дождавшись ответа, Эстер обводит их взглядом.
   – Нужно поехать к ней, – предлагает Сьюзи.
   – Подождем, пока кончится град, – говорит Тевис.
   – Не можем же мы просто сидеть здесь, – возмущается Эмбер.
   Но они сидят и смотрят друг на друга, ожидая, когда кто-то возьмет инициативу на себя.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация