А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заблудшая душа. Диверсант" (страница 31)

   «Если бы да кабы» – это чисто философская фраза. Сегодня судьба улыбалась мне, а нелюдям продемонстрировала свой хоть и прекрасный, но все же не подающий надежд тыл.
   Первая выпущенная мной игла попала точно в середину серого лба над окровавленной мордой, окончательно оборвав многообещающую карьеру мага-дари.
   Оба сумевших регенерировать одари были мечниками, поэтому я спокойно дождался, пока они, пошатываясь, подойдут ближе, и сделал обоим по лишней дырке в черепе.
   Еще через минуту поднял голову один из недоразвитых «младших» с перерезанным горлом, но тут же уронил ее на мрамор, теперь уже навсегда.
   Вроде цели закончились, а с другой стороны, их стало слишком много – увлекшись «контролем», я не заметил, что через главные ворота в Большой тронный зал ворвалась толпа оруженосцев. Судя по воплям, они не очень-то обрадовались тому, что мы здесь натворили.
   Что ж, у меня осталось два заряженных ствола, а потом будь что будет. Страх куда-то улетучился, его место в душе затопила усталость и равнодушие.
   Когда чего-то боишься и изнываешь от надежды на лучшее, почему-то случается самое худшее, а вот если тебе уже на все плевать, жизнь почему-то преподносит подарки.
   Лежа на дорогущем мраморе, я равнодушно наблюдал за тем, как в разогнавшуюся массу оруженосцев сбоку врезается струйка крупногабаритных «медведей». Цепь воинов была тонкой, но при этом казалась бесконечной – просто узкая дверь из бокового коридора могла пропустить за раз не больше одного здоровяка, выкормленного в лесах империи свежим мясом отборной дичи и сладкой малиной.
   Через пять минут все увеличивающаяся масса «медведей» оттеснила вражеских оруженосцев к парадным воротам, а ко мне подбежал десятник Ураг:
   – Ваша милость, вы живы?
   – Да не ори ты так. – Я устало поморщился от звона в ушах.
   – Давай быстро! – продолжая вопить, обратился десятник к кому-то за своей спиной.
   В поле зрения попало усталое лицо молодого человека, и его руки начали стягивать с меня шлем, а затем холодные пальцы легли на пылавшие жаром щеки. Такое впечатление, словно меня долбанули дефибриллятором и одновременно обдали морозным воздухом с ароматом ромашки.
   – Ух ты, – встрепенулся я, чувствуя, что вновь могу двигаться.
   – Помогите снять броню с барона, – обратился целитель к десятнику.
   – Стоп, отставить меня, проверьте остальных.
   – Успеем, главное – спасти вас, – упрямо мотнул головой «медведь».
   Как ни странно, возразил ему именно целитель:
   – Я согласен с бароном, его жизнь уже вне опасности. – Сухощавый молодой человек словно припечатал каждое слово и решительно развернулся к своему пожилому коллеге, который вместе с парой «медведей» стягивал «чешую» со Змея.
   Я попытался встать, но тут же понял, что «оживление» было не таким уж полным. Пришлось наблюдать за происходящим сидя на полу.
   – Три перелома. Битое легкое. Закрепляю трещины. Вдох, – сыпал терминами целитель. К моему удивлению, после слова «вдох» он не стал делать искусственного дыхания ртом, а просто приложил ладонь к лицу казака. Внезапно грудь Змея выгнулась дугой, и он закашлялся.
   Целители тут же перебрались к Сому, но не задержались там надолго. Я уже подумал, что здоровяк погиб, но заметил, как в смотровых щелях шлема моргают глаза.
   Возле Копыта они тоже не задержались, но по другой причине – пронзенный сталью мозг спасти не смогли бы даже маги.
   Шип вообще не нуждался в чужой помощи и уже начал подниматься на ноги самостоятельно, а целители занялись Барсуком. Я хотел было поторопить их, но промолчал, увидев, что их третий коллега уже осматривает Ежа. По спокойным движениям пожилого целителя было видно, что беспокоиться не о чем. А вот для вечного юмориста Барсука полет после удара «младшего» и встреча с коленкой императорского изваяния, похоже, закончились плохо.
   – Я держу его, – взволнованно проговорил молодой целитель, прижимая руки к груди бывшего «медведя». Барсука уже избавили от «чешуи», и ничто не мешало доктору заниматься спасением пациента.
   Дальше из уст целителей вылетали маловразумительные термины, и я перестал их слушать.
   От Барсука они отошли минут через пять. Молодой целитель сразу подошел ко мне:
   – Господин барон, двое из ваших бойцов мертвы. Тот, кого мы обследовали в соседнем зале, также погиб, хотя я не понимаю, как это произошло. Еще двое отделались мелкими повреждениями. Ребенок сейчас без сознания, но с ним все будет хорошо. Вот этого и этого, – целитель поочередно ткнул пальцем в сторону лежащих на полу Барсука и Змея, – необходимо перенести в ближайшую обитель.
   – Хорошо, мастер, раненых забирайте. Оплата будет обязательно по высшим расценкам.
   Целитель поклонился и с помощью «медведей» уволок разоблаченных «ящеров» в боковую комнату. К этому времени все мятежники в зале были перебиты, а возле входа начали собираться именитые дворяне из войск императрицы. А это было сигналом, что нужно делать ноги. Скоро начнется стандартное для всех миров награждение непричастных и наказание невиновных. Мне же очень хотелось пережить этот период в истории империи как можно дальше отсюда. Желательно в собственном поместье или на крайний случай в замке Торнадо.
   – Сом, Шип, помогите «медведям» собирать наши доспехи и иглометы. Раненых и погибших забираем с собой.
   «Ящеры» также получили морозно-ромашковый заряд бодрости, поэтому занялись делом довольно шустро, хотя общая усталость все же давала о себе знать. Дело пошло веселей, когда один из помощников молодого целителя угостил нас какой-то дрянью из стеклянной колбы. Эликсир добавил сил, но сделал тело деревянным. Я в очередной раз поклялся поменьше баловаться с магическими напитками.
   Пока мы собирались, десятник Ураг быстро рассказал историю появления неожиданного подкрепления. Опыт диверсионной борьбы, а главное, успехи на этом поприще сыграли со мной злую шутку – я просто не подумал, что могу завязнуть в значительно большей, чем рассчитывалось, массе врагов. Со штурмом башни все было понятно – там нас подпирали сотни «медведей», а вот во дворец я сунулся сдуру, едва не погубив и себя, и отряд. К счастью, нашелся умный человек, которому я должен сказать спасибо. Десятник Ураг получил от Выира Дирны жесткий приказ помечать весь путь следования диверсионного отряда знаками «медведей», что и проделал со всей ответственностью военного человека.
   Именно по этим знакам пришли те сотни «медведей», которые успели сдать свои участки захваченной стены подоспевшим оруженосцам и рыцарям.
   Наш обратный поход через служебную часть дворца закончился в конюшне, где мы реквизировали четыре кареты, в которые были загружены тела погибших, раненые и амуниция. Из девяти человек, вошедших во дворец на своих ногах, оставались лишь трое. А еще троих мы потеряли безвозвратно, и от того, что двое из них были новичками, легче не становилось. Что уж говорить о старожилах. Копыто прошел со мной весь путь от самой степи до императорского дворца, где и погиб, защищая товарищей, – достойная смерть для воина. Увы, поплакать о круглом сироте было некому, так что и выпьем за упокой, и погорюем за него мы – те, кто выжил.
   Под мерный стук колес по мостовой я предсказуемо задремал, но поспать мне не дали. Минут через десять кто-то резко остановил карету, и я спросонья ухватился за рукоять «пистоля», лишь через пару секунд осознав, что он не заряжен. По кислым физиономиям Сома и Шипа стало понятно, что они тоже «пустые». К счастью, тревога оказалась ложной – в открывшийся проем сунулась бородатая голова незнакомого мне «медведя».
   – Господин барон, старший сотник Дирна просит вас заехать к нему.
   Больше всего мне хотелось оказаться как можно дальше от имперской столицы, хотя со старым «медведем» встретиться не помешает, заодно следовало поблагодарить за своевременную поддержку.
   Выглянув из кареты, я заметил вопросительный взгляд прикомандированного в мое подчинение десятника.
   – Ураг, отведи остальные кареты в лагерь к Морофу, он знает, что делать дальше. Скажи ему, что мы будем чуть позже. – Увидев утвердительный кивок десятника, я повернулся к гонцу. Несмотря на ширину плеч, боец был непривычно низкорослым, что в сочетании с наличием рядом крепенькой лошадки говорило о том, что он является «летучим медведем» из подразделения посыльных и конвоиров. – Показывай дорогу.
   Покачивание кареты вновь начало навевать дрему, и Шип тут же уснул, а вот простодушный великан Сом явно о чем-то задумался. Шлем лежал рядом с ним на обитом атласом сиденье, и я мог рассмотреть все эмоции, отразившиеся на крупных чертах лица бывшего «медведя». Хотя почему бывшего? Судя по терзаниям этого большого ребенка, если старый Дирна позовет, он тут же уйдет из «ящеров».
   В очередной раз я поймал себя на мысли, что не знаю имени человека, прошедшего со мной огонь и воду в буквальном смысле этих слов. Кажется, его звали Магрук или Маграк. Парень получил позывной практически сразу после освобождения из тюрьмы наместника, и я не стал больше ни о чем спрашивать, возможно, потому что смерть ходила рядом с нами и неизвестно, кто в следующий раз наденет на себя драгоценную «чешую», снятую с мертвого тела товарища. Сегодняшний день изменил многое, и мне стало стыдно, что я так и не узнал, как звали Восьмого и Девятого.
   Тягостные мысли были прерваны остановкой кареты, и мы начали выбираться наружу. Я хотел оставить Шипа отсыпаться, но бывший убийца решил не отпускать меня далеко – он-то вообще никому не верил.
   Воздух над городом гудел от крика десятков тысяч людей и сверкал огнями пожаров. А вот небольшая площадь перед приземистым домом казалась неестественно спокойным центром адской бури. Вокруг небольшой таверны, которая по старой привычке была выбрана старшим сотником Дирной в качестве резиденции, скопилось не меньше сотни «медведей». Что они здесь делают в разгар штурма, было непонятно, но меня подобные нюансы не касаются, и пусть об этом болит голова у Выира.
   Сам старый «медведь» находился у дальней стены большого обеденного зала, почему-то практически полностью лишенного мебели. В плохо освещенном помещении имелся только стол, за которым сидел сам сотник. Этот факт и слишком уж большой отряд «медведей» снаружи все-таки сумели пробиться к здравому смыслу сквозь пелену апатии и заставили интуицию буквально взвыть, но было уже поздно.
   Сотник угрюмо сверлил взглядом столешницу, даже не пытаясь посмотреть мне в глаза. Говорить он тоже не собирался – это за него сделал до боли знакомый голос, который прошелся по моим нервам наждачной бумагой.
   – Ну что, Ван, добегался? – язвительно осведомился Карн, выходя из тени, закрывавшей весь периметр помещения.
   Тут же из внутренней двери в зал выскользнули два десятка людей в темной одежде и моментально распределились вокруг нас. Присмотревшись, я понял, что это кронайцы – стандартная абордажная команда. Об этом говорили не только абордажные сабли и бакенбарды, но и яркие лоскуты на темной одежде, которыми эти «морские цыгане» украсили слишком унылую для них форму.
   Лицо практически квадратного Карна буквально лучилось самодовольством и злорадством, но мы немного подпортили ему праздник. Без команды вся наша троица практически одним движением вернула шлемы на головы и стала спиной к спине. Шестистволки были пустыми, поэтому клинки с шелестом покинули свои ножны.
   Такая реакция озадачила не только ожидавшего моей растерянности Карна, но и приунывшего сотника.
   – Маграк, отойди от него! – Старый «медведь» вскочил с лавки.
   – Ты, сотник, конечно, уважаемый «медведь», но как человек оказался гниловат. Не ожидал, – прогудел из-под шлема Сом и замолчал, оставляя за мной право решать его судьбу. Не подействовал даже дополнительный крик сотника.
   – Это приказ! – орал Дирна, окончательно теряя лицо. Понимая это, он обратился уже ко мне: – Прости, Герд, но у меня не было другого выхода. Ты не знаешь, что за человек потребовал твоей выдачи и чем он мне пригрозил.
   – Выбор есть всегда, – устало ответил я, понимая, что все кончено. – Граф Гвиери, конечно, грозный дядька, но до демона ему все же далеко. И еще, старик, ты уверен, что твой внук обрадуется, узнав, чем именно ты заплатил за его жизнь?
   Эти слова я говорил, уже снимая шлем. То, что мы ушли в защиту, было лишь условным рефлексом – против сотни «медведей» и двух десятков совсем не слабых абордажников у нас не было шанса даже с полными иглометами.
   От последней фразы Дирна дернулся, словно от пощечины. Его глаза широко раскрылись.
   – Кто ты, демон задери, такой?
   – О, ты, сотник, даже не представляешь, кто перед тобой, но, боюсь, узнать это тебе не суждено, – ответил за меня Карн, разглядывая мое лицо, словно стараясь запомнить его навсегда. – Я так понимаю, ты решил не трепыхаться?
   – С условием, что моих людей отпустят. Они ничего не знают.
   – Ты не в том положении, чтобы ставить условия.
   – Да ну? – вернул я кронайцу кривую ухмылку. – Хочешь посмотреть, как мы положим здесь половину твоей команды?
   – Силенок не хватит, – ощерился в злобном оскале моряк, хватаясь за саблю.
   Абордажная команда ощетинилась оружием.
   Словно привет из прошлого, до наших ушей донесся звон ударившихся друг о друга браслетов. Коридор, из которого появились кронайцы, выпустил в комнату еще одного персонажа.
   Немой Лован, одетый в черный гвардейский панцирь, несколько секунд смотрел мне в глаза, а затем показал рукой знак «принято», соглашаясь с выдвинутым условием. Злобно зашипевший Карн доставил мне удовольствие, и я словно вернулся во времена, когда мы были одной командой, ну или почти командой, учитывая мой рабский статус «джинна».
   – Не радуйся, посмотрим, что скажет граф. – Карн все же оставил за собой последнее слово.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация