А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звёздное скопление. Курс вторжения" (страница 13)

   На этом пертурбации в синклите и подошли к своему логическому завершению.
   Вот только терзает меня сейчас такой вопрос: стоило ли место архистратига моего командования над разведкой и усиления в синклите Черикаевой? Это, надо думать, покажет вторая часть Мерлезонского балета. А в том, что ее мне Ваня устроит, я не сомневался.
   Все же жаба по поводу должности стратига разведки меня душила, не могу отрицать. Все же реальный рычаг влияния в мирное время не то что звание на флоте. Но… Рейтингов у ботов и игроков мне этот чин не прибавлял, а вот головной боли было более чем достаточно. Одна только, длящаяся уже один бог знает сколько времени эпопея по добыче чертежей подавителя гравитационной связи чего стоит. Сколько ресурсов, сколько усилий, сколько нервов было потрачено, но даже теоретическое обоснование работы этой каракорумской вундерваффе достать не удалось. Так, надыбать удалось только несколько формул, неизвестно даже, действительно ли к этой проблеме относящихся или слитых нам в качестве дезы. Ученые их теперь на Бизантии изучают, спорят, но толку пока из их прений никакого нет.
   И все равно жалко. Чего я добился? Ослабления Скуриди? Да. Такая цель и стояла. Повышения статуса Солодухиной? Мы с ней в добрых отношениях, так что это можно считать вторичной целью. Только вот я сам свои позиции при том ослабил, а Ленины усилил. И навряд ли сегодняшнее наше «синхронное плавание» с Черикаевой еще когда повторится, так что остался я, похоже, в твердых минусах: рыбку-то сожрал, а вот сесть ни на что не удалось.
   А с другой стороны, бороться одновременно и с Иваном, и с Леной я себе позволить не могу, да даже если б и позволил – шиш что получилось бы. Схарчу одного противника, за другого примусь. Главное, чтобы не они меня.
   На этой мажорной ноте я открыл дверь в свою приемную (мой консерватизм заставил отказаться от автоматики, отворяющей ее при приближении человека, и поставить на место технологичной двери деревянную, с роскошной резьбой и массивными бронзовыми ручками) и даже застыл на пару мгновений, наблюдая феерическую картину, открывшуюся мне.
   Лейб-штаб в полном составе. Савватий о чем-то матерно общается с Троглитом, чья физиономия на экране связи уже начинает идти багровыми пятнами, Анжела выхватывает из печатающего с бешеной скоростью принтера листки, раскидывая их по папкам, Ромка и Диман, всклокоченные, с бешеными глазами, оккупировали экран контроля и чего-то на нем шаманят, издавая время от времени невнятные звуки, призванные, как я понимаю, обозначать что-то нецензурное, при том ни один из присутствующих ни малейшего внимания не обращает на валяющуюся на полу разбитую чашку, на потеки и брызги кофе на паркете и раскиданные по всему полу сушки. Корзинка, где ранее находились эти хлебобулочные изделия, изломанная, словно на нее наступили, а затем хорошенько пнули, дабы не мешалась, сиротливо валяется у входа в мой кабинет.
   – Хм… А что, собственно, здесь происходит? – поинтересовался я.
   – Берген только что объявил о полной и безоговорочной капитуляции перед Аахеном. – выпалил Ромка, отрываясь от экрана.
   – Данные и доступ по разведке я лейб-штабу Деулина передал немедленно, после его утверждения синклитом, – спокойно и деловито докладывал мне Ромка четверть часа спустя. – Так что когда новостные каналы взорвались сообщениями об атаке Бергена и Тронхейма, инфы уже толком и не было – только то, что в голове осталось. В компе же такие данные хранить нельзя, только просматривать. Ну, я у него из кэша выдрал, что смог, и на печать сразу, а сам мониторить ситуацию начал. Диму с Анжелой вызвал еще, а Юстиниан сам пришел. В общем, первичный анализ ситуации такой: канцлер Спесивцев на крейсере «Карл дер Гроссе» должен был сегодня прибыть на Берген для участия в переговорах с альтингом о заключении унии. Едва корабль появился на экранах сканеров, из червоточин Тронхейма и Бергена вышли тяжелые корабли и флаерационные группы, как флотские, так и базовые. Бергенские боевые корабли, находившиеся на орбите этих двух планет, не успели оказать практически никакого сопротивления и были частично уничтожены, а частично захвачены абордажными группами звезднопехотинцев маршала флота Калмыкова. В том числе захватили «Драккар» и «Кнорр». Тем временем базовые флаеры и легкие корабли аахенского флота полностью разгромили не успевшие среагировать системы ПКО Тронхейма и Бергена, подавили гравилокацию, связь, значительную часть военных и военно-космических баз, после чего глайдеры и десантники маршала армии Артемова, также высадившиеся на планетах, довершили разгром дезориентированных сил обороны. Базы на спутниках захватили десантники и астероидники Калмыкова. Альтинг, собравшийся в столице на переговоры с канцлером Аахена, был арестован практически в полном составе – бежать удалось только наместнику Нарвика Луневой, в момент атаки только подлетавшей к Бергену на своей яхте. Сразу после прибытия на Берген Спесивцева альтинг единогласно принял «Акт о полной и безоговорочной капитуляции» и «Акт о самороспуске альтинга», каковые и вручили лично канцлеру. Пока это все, что стало известно достоверно.
   – Эвона как, значит? – Я в задумчивости перелистнул одну из страниц распечатки. – А мы-то все думали, чего же это аахенские электоры весь флот и большую часть армии на мазерворлд стянули? Полагали, они таким оригинальным образом миролюбие свое проявляют. А они, подлецы, связывать червоточины научились, оказывается… Что малые колонии Бергена? Подчинились?
   – Пока неизвестно. Запрос стратигу разведки направлен.
   Вот оно как. Это я, получается, очень вовремя должность спихнул на другого.
   – Так… – Я побарабанил пальцами по столешнице. – Похоже, в синклите скоро вновь будет заседание. Надо будет отчитываться о принятых мерах, однако. Генерал-полковнику Маниаку начать передислокацию средств ПКО в район северного полюса, наварху – это не звание, если че, это так в Элладе командира эскадры обзывают, – Миаулису также сосредоточить силы в этом районе. И флаеры пусть ближе к экватору уберут, чтобы их на базах накрыть не смог никто! Пес его знает, этого Спесивцева, может, его ученые и на планеты без червоточин проходы открывать насобачились.
   – Это маловероятно, – покачал головой Юстиниан. – Если бы было именно так, солдаты Артемова взяли бы под контроль и малые колонии Бергена, однако атаки на Нарвик, Тромсе, Рерус и Ян-Майен не отмечены.
   – Кто их, этих аахенцев, разберет? – пожал плечами Дмитрий. – Может, силы не хотели распылять? Малые колонии от них уже никуда не денутся. К тому же я представляю, что на них сейчас творится – аахенцев там, если немного подождать, примут если и не как освободителей, то как гарант стабильности – точно.
   – Опять же нам неизвестны энергетические затраты на соединение червоточин, – согласилась с ним Анжела. – Возможно, что они весьма велики. Неизвестно, и постоянным ли остается канал между Аахеном и Бергеном с Тронхеймом. Вполне может быть, что с точки зрения стренстага открывать новый канал, если они это умеют, слишком затратно, и овчинка выделки не стоит.
   – Роксана, конечно, тоже не пуп мира, но подстраховаться надо, – резюмировал я. – Ладно, угроза перед нами пока чисто гипотетическая. Какова реакция в верхах остальных держав?
   – Ничего конкретного, – ответил Рома. – Судя по новостям, у всех колебания настроений от шока до паники, но тут сложно что-то сказать. Официально свою позицию еще никто не озвучивал.
   – Это-то меня как раз не удивляет… – пробормотал я. – Мы, вероятно, выступим с нейтральных позиций – Эллада перед Аахеном в должниках ходит, за посредничество в переговорах-то, а вот что скажут остальные – это интересно. Так! Мониторим ситуацию, сравниваем все с теми данными, что Роману удалось выдернуть из кэш-памяти своего компьютера. О любом интересном выводе, о любой политической риторике на тему аахенского аншлюса Бергена немедленно докладывать мне. Если покажется, что есть нечто очень важное и срочное, так даже и будите. И все новости о альтинге Луневой сообщать также немедленно! Чую я, она еще всему Скоплению подбросит головной боли.
   Надо сказать, что я в общем-то и не ошибся по поводу наместницы Нарвика. Добравшись до своей вотчины, на что у наместницы ушли всего одни сутки, она объявила себя конунгом и призвала сограждан к сопротивлению агрессорам. Учитывая то обстоятельство, что у нее не осталось ни одного дредноута или ударного флаероносца, поступок не самый адекватный. Впрочем, растерянные жители колоний, так до конца все еще и не понявшие, что же произошло на самом деле, на ее призыв откликнулись и попытались организовать сопротивление панзергренадерам Артемова. Само собой разумеется, безуспешно.
   Покуда канцлер Спесивцев на голубом глазу клялся всей галактике, что лишь пришел на помощь братскому народу Бергена, где произошли путч и массовые волнения (оказал интернациональную помощь Амину прямо у него во дворце, ага), а правительства остальных держав, перепуганные Аахеном до расслабления сфинктера, делали вид, что верят, попутно крепя оборону планет с червоточинами, маршалы Артемов и Калмыков устроили на Тромсе, Рерусе и Ян-Майене показательный блицкриг. Небольшая эскадра была отправлена и к Нарвику, на рекогносцировку, но конунгесса встретила врага силами в составе двух тяжелых крейсеров «Эйдсвольд» и «Нидарос», двух легких «Валькюрьен» и «Слейпнир», а также флаерацией с трех средних флаероносцев «Тур», «Скорпионен» и «Мьольнер». В последующей короткой стычке бергенцам даже удалось сбить легкий крейсер «Бреслау» (ставший самой значительной потерей Калмыкова за всю войну), но, несмотря на этот типа успех, было совершенно очевидно, что удержаться на Нарвике, полном беженцев с других колоний, Лунева не сможет. Более того, отступившая от Нарвика разведывательная эскадра перехватила драпающие от Ян-Майена легкий крейсер «Горгон» и эскортный флаероносец «Викинг», которые после недолгого боя были принуждены сдаться.
   Так и не дождавшаяся подкреплений, конунг прекратила отчаянно взывать о помощи к мировому сообществу, которое оказалось глухо. Консул Этрурии, правда, порывался начать делить Аахен, но префект флота Пирский и новый префект армии Куделько, ранее возглавлявший разведку, встали на дыбы, и авантюристские высказывания Шейко о том, что «основные силы бюргеров связаны на планетах Бергена, отчего быстро вывести и перенацелить их будет чрезвычайно затруднительно», и что сейчас «самое время пощупать Аахен за вымя, то есть в первую очередь за Люденбург» едва не стоили ему должности главы государства.
   Брошенная всеми на произвол судьбы Лунева собрала манатки, загрузила на транспорты все, что могла (что не могла – взорвала на фиг), посадила во все имеющиеся в наличии лайнеры столько народу, сколько влезло, да и отбыла в сторону Мидлсборо, где поспешно вышла замуж за Игонина, приняв титул регины. Формально это дало Этрурии основания претендовать уже не только на Йорк с Люденбургом, но и на все планеты Бергена, что любви стренстагу к этрускам, разумеется, не добавило.
   Тем более что вопрос: «А на что, собственно, Мидлсборо флот содержит?» (теперь еще и усилившийся) – даже риторическим-то назвать нельзя. Разумеется, «приданое» Луневой в виде вывезенных производств и двухсот тысяч новых жителей экономику этой планеты усиляло, но не настолько, чтобы содержать и корабли (включая легкие), и под полста тысяч солдат нарвикского гарнизона, переброшенного туда же, на Мидлсборо. Уши патронов Игонина, по дешевке скупавших пиратскую добычу (тоже повод для особой «любви» к Мидлсборо и Этрурии со стороны всех стран), явственно торчали из-за якобы могучей экономики этой планеты.
   Принявшая должность архистратига Солодухина, кстати, разобравшись, куда девалась половина ПКО Бизантия, шибко сильно ругалась. Еще бы – в свете событий на Бергене и Тронхейме ослабление обороны столицы было ну так «вовремя», что ни в сказке сказать, ни пером пописать.
   Остальные же страны все это время переваривали шок и изумление от постигшей Берген скоропостижной кончины, пересматривали свои планы, накачивали экономику военными заказами, модернизировали технику и занимались внутренними междусобойчиками, попутно пытаясь хоть что-то выяснить о новом чудо-оружии Аахена. Скопление, постепенно отходящее от последствий изумления, медленно, но верно шло к новой большой войне.
   Но все это было чуть позже. А пока на всех планетах шло срочное перегруппирование сил, проводилась частичная мобилизация, вбухивались огромные средства в системы ПКО, а разведки рыли носом землю. На поспать участникам шоу оставалось совсем немного времени.

   – Вы нас не ждали, а мы приперлись, – сказал Женя с улыбкой, протягивая мне руку.
   – Я вас тоже категорически приветствую. – Мы обменялись рукопожатиями. – Как ты добрался сюда на этом металлоломе, я все спросить-то стесняюсь?
   – Хороший дромон, но похожий на сыр. Увекцы наделали много в нем дыр, – вздохнул друнгарий флота. – Подлатал немного аварийными командами, да к тебе. На Антиохе ему бы своей очереди долго ждать пришлось, а у тебя мощности свободные.
   – Не такие уж и свободные, придется кой-чего в очередь поставить, – вздохнул я. – Ладно, пойдем ко мне в апартаменты, вашество? Накатим, что ли, по стаканяге.
   – Можно, – кивнул Кислов. – Счас, флигелей своих озадачу только.
   – А ты их к моим отправь, – посоветовал я. – В принципе у меня тут все до автоматизма доведено, вмешиваться в управление планетой и верфями почти не приходится. А вот с управлением флотом пусть уж лучше твои орлы разбираются. Ты же у нас главный флотский начальник, твоим и карты в руки. А мои пока пусть отдохнут от этого геморроя.
   – Потрясающая наглость, – усмехнулся Женя. – Свалить свою работу на свое же начальство такое только ты можешь. Ладно, пусть по-твоему будет, а то флигели в последнее время что-то задембелели. Доместики схолы сами промеж собой разберутся, кто и чем командует.
   Кислов отдал краткие распоряжения по коммуникатору, и мы пошли в мои покои. Нет, можно было бы какой-нибудь роскошный зальчик поюзать, благо их хватает, но мы с друнгарием люди простые, цивилизацией не шибко испорченные, изысками в жизни не избалованные, даже здесь, на шоу, вели себя по принципу «не жили богато, и не фиг привыкать». Так что ждали нас всего-навсего пара пузырей водки да несколько скромных салатиков.
   – Слушай, а вот если не секрет, почему ты на Роксану флагман увел, а не на Бизантий? – поинтересовался я, разливая хмельную влагу по стопкам. – Там ведь тоже могли починить.
   – Могли. – Друнгарий устало опустился в одно из кресел и тут же начал забивать в плейлист моего проигрывателя мелодии. Не любит он в тишине бухать бухашку, да и я, в общем, тоже при этом предпочитаю негромкую мелодию в качестве фона для застольной беседы. – Только ну их всех на фиг, этих столичных штучек. Там же даже водки выпить не с кем, не то что по душам пообщаться. У Черикаевой изжога, она не пьет, Солодухина если чего и употребляет, то втихую, а так никогда про это не слыхал, а со Скуриди я и сам пить не желаю. Не нравится он мне что-то в последнее время, зазвездился, великим стал, везде против себя интриги и заговоры ищет, а сам подставить так и норовит. Экипажами, однако, любим, а армейцами, особенно столичным гарнизоном, уважаем.
   – Ну еще бы, он им там тепличные условия устроил, – кивнул я. – Не иначе переворота опасается.
   – Или готовит, – согласился Кислов. – Ну, вздрогнем.
   Выпили. Закусили. Закурили.
   – Между первой и второй… – Я снова начал разливать водку.
   – …пуля пролетела, – поддержал меня друнгарий.
   Выпили. Закусили. Продолжили отравлять экологию ядовитым дымом сигарет.
   – Вот, значит, я и подумал, – произнес Евгений. – Ты в открытое противостояние с эфором влез, – не знаю уж отчего, да это и не важно, – должностью главы разведки пожертвовал, но контроль над армией и флотом у него отобрал. В войсках тебя после обороны Роксаны сильно уважают, на флоте ты тоже человек далеко небезызвестный…
   – Что, считаешь, я переворот затеваю?
   – Я-то? Нет, не считаю. – Кислов усмехнулся. – А вот Скуриди себе такое вообразить может. И какая у него может быть реакция? Наливай.
   – И какая? – Я вновь разбулькал водку по стакашкам.
   – Да вот подумалось мне, что ему будет оптимально всех силовиков стянуть на Бизантий, да там и заарестовать. Можно с остальными синклитиками, но это уж как повезет. И с бластером у виска все мы проголосуем и за наделение его чрезвычайными полномочиями, и отставку собственную подпишем, прям как бергенские альтинги. Ну а кто будет упираться…
   Он опрокинул водку в рот.
   – Пристрелят от имени врагов Эллады и объявят народными героями. – После этих слов я последовал его примеру и зацепил вилкой маринованный грибочек.
   – Угумг, – согласился командующий флотом, закусывая салатиком. – Вот я и подумал, что незачем Ваню искушать и надо линять от столиц подальше, пока на должность заговорщика не назначили с известным исходом. Отсижусь у тебя, покуда все не уляжется. Ты ж не против?
   – Да нет, не против, – усмехнулся я.
   Надо же, народ считает, что не только с Дону выдачи нет.
   – Ну, тогда наливай, а то уйду.
   Первые полбутыля уговорили быстро, чтобы сразу вогнать себя в состояние легкой хмельной расслабленности, а вот дальнейшее распитие шло уже неторопливо, чинно – не столько пили, сколько разговаривали. Правда, почти и не закусывали.
   – Вот, положим, свалишь ты Скуриди, – рассуждал Кислов. – Что дальше делать будешь? Сам в эфоры полезешь или кому другому поспособствуешь?
   – Да кабы я знал… – Из моей груди вырвался тяжкий вздох. – Устал я, Женек, нереально устал. Видеть уже никого не могу. Будь моя воля, набрал бы сейчас полный рюкзак водки и закуски да в лес умотал бы деньков на пять. Один. И даже без телефона, пожалуй. Есть в моих краях пара поляночек, про которые мало кто знает. Трава там густющая, мягкая, деревья вокруг сплошной стеной, а сделаешь только шаг с поляны, сухих веток целое море. Пять шагов, и хворосту на всю ночь себе набрал. Потом притащишь лесину потолще, и только не забывай просыпаться раз в три часа, чтобы истлевшее и прогоревшее бревно в кострище передвинуть. Ночью шорохи от мелких зверушек, листва шелестит на ветру, днем птички поют, с ветки на ветку порхают. Лепота! Разляжешься на пледе, брюхом к солнышку, водку с закуской под бок, книгу какую поинтереснее в руки – вот он, отдых-то. На одной из тех полян тополь аккурат в центре стоит, высоченный, с ним кострище как раз рядом. Прислонишься к нему спиной, пустой рюкзак заместо подушки свернешь, листаешь себе странички, да на листву зеленую, что вокруг, поглядываешь. А ночью, как стемнеет, огонь разожжешь, глядишь себе на пламя, релаксируешь, нервы успокаиваешь. Еще и почитать немного можно: костер, он света вполне достаточно дает.
   – Кто ж тебе в лесу даст костер жечь? – усмехнулся Кислов. – Придет лесник и всех разгонит. В смысле, у нас как снег сходит, так сразу объявляют пожароопасную ситуацию и ограничивают доступ в лес. Чтоб, значит, пожаров не было.
   – Кто даст? – Я закурил очередную сигарету. – А кого я спрошу? Говорю же тебе – к тем полянкам мало кто тропки знает. Да и заросли они уже, почитай, до полунепроходимости, тропки-то эти, так что лесников там не ожидается. А пожары… Идиотов развелось и козлов выше крыши. Ни кострище камнем обложить, ни траву близ кострища выдернуть не желают – да нет, не знают даже, что это надо делать! Это уж не говоря о том, чтобы мусор после себя в пакеты собрать и увезти. Вот через таких свинских лантухов и пожары в лесу, и грязь, и мусор. А все почему? Отучили людей от культуры поведения в лесу, намеренно отучили. Вот как в советские времена, когда костры жгли просто все, леса целиком не сгорели? Техника по тушению была, и лесники за лесами приглядывали? Да полно – гораздо легче просто никого в лес не пускать, построив вдоль опушки коттеджные поселки. И вдоль рек тоже – пускай люди не тонут на бесплатных пляжах и не мусорят, да и не рыбачат заодно, знаешь же, какое содержание тяжелых металлов в речной рыбе. Сохраним природу – вашу мать!
   Я сплюнул со злости да еще по стопке налил. Выпили… Нам обоим потом за этот пьяный базар устроители шоу штраф выписали, за выход из образа. Обидно, конечно, но справедливо.
   – Только не бросишь ведь все это, – вздохнул я. – Не смотаешься ото всех. Так что лес отменяется. В отставку, что ли, подать?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация