А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звёздное скопление. Курс вторжения" (страница 12)

   – Желаете что-то возразить, стратиг? – мягко поинтересовался Иван.
   – Никак нет, – отозвался я. – Предпочту выслушать все претензии уважаемых синклитиков и попытаться развеять их сомнения махом.
   К тому же пару звоночков я перед заседанием сделал, закинул пробные шары, так сказать.
   – Это ваше право, – согласился эфор. – Кто желает высказаться по теме еще? Прошу, синклитик Голомысов.
   – Я в корне не согласен с оценкой ситуации, данной синклитиком Черикаевой. – О как. Удивил. – Здесь речь идет не о добросовестном заблуждении и желании принести в казну побольше денег, но о прямом вредительстве и саботаже.
   Нет, вы только гляньте на этого паскудника!
   – Вооружая Каракорум, помогая ему восстановиться, синклитик Киндяшков, я убежден, помогает нашим соседям подготовить реванш. Вы спросите меня, откуда я это взял? Примеров тайному, но уже ставшему явным предательству наместника Роксаны множество! Взять хоть те же верфи. С какой целью он загружает их иностранными заказами? Неужто нельзя найти им более достойного применения?
   – Ты, кулек, про верфи бы тут не шуршал, – вклинился в его речь Кислов, не спрашивая разрешения на выступление. – И про вредительство тоже. Это на Антиохе, хочу довести эту информацию до всех присутствующих, верфи оказались не готовы принять тяжелые корабли нашего флота на ремонт, поскольку были заняты или ремонтом более слабых боевых единиц, способных совершить посадку на планету и встать в док там, даже невзирая на повреждения, либо забиты недостроенными торговыми судами и кораблями, которые опять же вполне можно было бы строить и на поверхности планеты. Вот это и есть настоящий саботаж и предательство, а Киндяшков свои боевые награды честно заслужил в сражениях. А в последнем и вовсе едва не погиб, прикрывая отступление основных сил. Так что чья бы корова мычала, а твоя себе в задницу палец засунула да заткнулась.
   Багровый от ярости (или стыда, но это навряд ли) Голомысов, также, подобно эфору, поднимавшийся для произнесения обличительной речи, рухнул в свое кресло, а друнгарий, повернувшись ко мне, произнес:
   – Стратиг, вы не возражаете, если я перегоню для ремонта на Роксану свой флагман? А то на Антиохе «Дромон» неизвестно когда встанет на ремонт.
   – Немедленно зарезервирую для него место на орбитальных верфях, – ответил я, слегка склонив голову.
   Что уж тут сказать? Удивил Женя знатно. На его поддержку я и рассчитывать не мог, ведь он, как ни крути, протеже Скуриди. Впрочем, тут и Голомысова вина. Поспешил прогнуться, лизнуть задницу эфору, продемонстрировать верность, и в результате все испортил. Вон даже Иван на него смотрит как на полоумного, а уж остальные…
   – Что же касается самой темы обсуждения, – продолжил Кислов, – то я совершенно не вижу причин для паники, которую вы тут разводите. Спартриот-класс снят с производства как устаревший, и если стратиг флота смог втюхать соседям это барахло, так честь ему и хвала. В войну, если она вообще случится, Каракорум вновь войдет с устаревшим, уступающим нам по всем параметрам флотом. Киндяшкову за это, как главе разведки, и медаль можно дать, а то и орден.
   По залу пронеслись легкие смешки. Да, орден «За измену Родине» – это что-то новое.
   – Выношу вам предупреждение за нарушение регламента и брань в зале заседаний, друнгарий. Кто еще хочет что-то сказать? Синклитик Крапивинцев, слово вам.
   – Предупреждение друнгарию флота вынесено, разумеется, обоснованно, – лениво протянул Миша, откинувшись на спинку кресла. – Но где по сути он неправ? Продать другой стране устаревшую технику было одной из основных забав политиков с древнейших времен, не вижу причин, отчего стратигу Киндяшкову не принять в ней участия. Обвинения его в измене, как прямые, так и завуалированные, беспочвенны и просто глупы. Верность своей стране он доказал и при обороне Роксаны, и при Увеке. Его планета, бывшая до назначения туда Киндяшкова одной из множества захудалых планет нашего Скопления, в настоящий момент превзошла и по населению, и по промышленному потенциалу все изначально бизантийские малые колонии. По последнему параметру она почти догнала Персей, превзойдя его по первому. О заслугах же его на посту командующего разведкой и вовсе напоминать незачем – они всем нам прекрасно известны. Нет, я не считаю заключенный контракт вредным или опасным, а потому предлагаю предложение эфора Скуриди отклонить.
   – Еще мнения? – Только едва заметно растягиваемые гласные выдавали волнение Ивана.
   Ну еще бы. Аж двое из «его» партии разом, те, кто способствовал его возвышению, высказались против его инициативы. И если эскапада Кислова была неожиданностью, то Мишу эфор недооценил. Этот прошмондей не только бабки грести и петь под гитару умеет. Тщеславие и амбиции у него тоже вполне на уровне, а с Леной у них нелюбовь, почти как у меня с ней. Единственное – она у них не так ярко выражена.
   Но то, что Скуриди меня валить будет с помощью Черикаевой, никаких сомнений вызвать не могло. Именно потому-то я с наместником Ахайи и связался, поделился своими опасениями насчет возможной связки Скуриди-Черикаева и того, что следующей жертвой, вероятно, станет он. А поскольку отношения у нас с ним с самого начала заладились, выслушан я был вполне благосклонно.
   – Быть может, вы, стратиг Новохатский? – спросил Иван.
   Нервничает, своих сподвижников выдает. Подбивает к активным действиям – все же многие колеблются.
   – Я полагаю, что то, что усиливает Каракорум, а даже устаревшие легкие крейсера его усилят, идет во вред Элладе. Эта держава – наш изначальный астрополитический противник, даже враг, причем непримиримый и полный на нас обид. Я поддерживаю вето, – кратко изложил свои доводы Дмитрий.
   – Что ж, – вздохнул Скуриди, видимо помнивший заветы товарища Штирлица о том, что лучше всего запоминается последняя фраза. – Думаю, что все сказано, и можно приступать к…
   – Не все, – подала голос Солодухина.
   Ну вот и второй мой звоночек сыграл. Хотя были на сей счет сомнения, могла и не поддержать.
   – Прошу вас, друнгарий, – недовольно кивнул Иван.
   – Я также не считаю, что строительство кораблей для Каракорума – зло. – Света слегка кривила губы в усмешке. – Предоставляя свои верфи и заводы этой державе, не в ущерб себе конечно же, мы можем достигнуть долгого и прочного мира с этими нашими соседями. Мы, в конце концов, способны подсадить их на наши поставки как на наркотик, что позволит нам манипулировать воинственными нойонами, и в результате сделать хурал своим цепным псом, который будет кидаться на того, на кого мы им укажем. Закабалить их необходимостью наших военных поставок – вот та задача, которую должен был поставить себе эфор. Задача реальная. И что же? Когда мы видим, что сделан первый реальный шаг к этой великой цели, эфор же и препятствует. Более того, мы слышим обвинения в адрес человека, разработавшего план успешного наступательного боя при Увеке. Да, это сражение далось нам чрезвычайно дорого, оно едва не обратилось поражением, но кто должен был не допустить такого поворота событий? Кажется, у нас в синклите есть должность архистратига, и ему следовало дать инструкцию о недопущении решающего сражения, чего сделано не было. Так что, если речь и идет о каком-то недопонимании ситуации с Каракорумом, это недопонимание проявляет отнюдь не стратиг флота Киндяшков. У меня все.
   – Вы хотите вынести мне вотум недоверия? – нахмурился Иван.
   – Если бы я этого хотела, я бы это сделала, – ответила Светлана.
   – Хорошо. Есть еще желающие высказаться? Нет? Прошу голосовать.
   Несколько долгих мгновений. Секунды, но такие длинные…
   – Подводятся итоги. Шесть голосов «против». – Сердце мое екнуло. Все, это конец. – Шесть голосов «за». Один воздержался.
   Иван поглядел на меня долгим, не обещающим ничего хорошего взглядом.
   – Предложение отклонено. Объявляется перерыв на полчаса.
   Добравшись до своего кабинета, я налил себе полстакана водки, опрокинул его внутрь, не закусывая, и упал в свое кресло. Победа? Победа, пожалуй, хотя по очкам и ничья.
   Я набрал Кислова, и тот ответил моментально, словно ждал вызова от меня. Да, скорее всего, так оно и есть.
   – Почему ты меня поддержал? – Я задал вопрос в лоб.
   – А флот своих в беде не бросает. Погоди, прибуду к тебе на «Дромоне», тогда и поговорим, – ответил он мне, подмигнул и отключил связь.
   Хм. Ну что ж, хоть выпить с кем будет. А то Савватий – трезвенник, а спаивать флигелей не комильфо. Дети, сущие же дети. Им для последней стадии алкогольного опьянения достаточно пробку от шампанского понюхать.
   – Стратиг, на связи наместник Бизантия, – донеслось из динамика.
   – Соед… Что?! – изумился я. – Кто?! Хе! Ну, соединяй.
   Первый раз за все то время, что шоу идет, по личке общаться будем. К чему бы это? К дождю, не иначе.
   – Приветствую, стратиг, – произнесла Черикаева, появившись на экране.
   Звучало это почти как: «Сдохнешь ты уже наконец или нет?»
   – Наше вам с хвостиком, – криво ухмыльнулся я. – Чего хотела, Лен?
   – Я-то? – Она хмыкнула. – Поучаствовать в переделе должностей, который вы тут запланировали на сегодня.
   – Потрясающая непосредственность. – Я хмыкнул. – Ты, наверное, и доводы имеешь, чтобы тебя к дележке пирога допустили?
   – А как же иначе? – Кажется, тем ехидством, что из нас двоих сейчас прямо-таки сочится, скоро можно будет железнодорожную цистерну наполнить. – Я, скажем так, на следующем голосовании могу и не воздерживаться?
   – Так это ты? Новость столь же неожиданная, сколь и удивительная. Чем докажешь?
   Черикаева вздохнула и нажала какую-то клавишу на сенсорной панели стола. Мне под этим углом не видно было, какую именно, однако тут же замигал значок фельдъегерской почты о получении письма.
   – Вот, – произнесла Лена. – Это лог последнего голосования.
   Я развернул послание на экране второго монитора. Действительно, лог. И именно по последнему вопросу.
   Результаты голосования:
   Скуриди – за (2 голоса)
   Новохатский – за
   Черикаева – воздержалась
   Солодухина – против
   Чериванова – за
   Крапивинцев – против
   Голомысов – за
   Кислов – против
   Деулин – против
   Гришина – за
   Киндяшков – против
   Данченко – против
   За: 6 голосов
   Против: 6 голосов
   Воздержалось: 1 голос
   Предложение не принято
   – О как! – Из моего горла сам собой вырвался смешок. – И чем докажешь, что это подлинник?
   – Я что, по-твоему, зря полгода дуксом была? Не задавай дурацких вопросов.
   – Я должен в это поверить?
   – А хочешь, – с лаской серийного убийцы в голосе ответила Черикаева, – я тебе расскажу о всех твоих голосованиях за последние три месяца?
   – Тоже мне, секрет Полишинеля. – Я фыркнул. – И чего ты хочешь?
   – Ну, – задумчиво протянула она, – для начала узнать, планируется ли смена эфора.
   – Нет. – Я покачал головой. – Преждевременно и нет серьезных оснований.
   – Значит, хотите у него титул архистратига отнимать, – кивнула Лена. – Я так и думала. Кому будете эту должность вручать? Нет, погоди – дай угадаю. Кислов в чинах вырос совсем недавно, а Солодухина в друнгариях уже давно. Она?
   Я вопросительно изогнул бровь, мол, не оборзела ли ты, подруга, о таком спрашивать.
   – Без меня тебе нужное число голосов не набрать. – На ее губах появилась циничная усмешка. – Так что не надо тут невинность изображать.
   – Логично, – вздохнул я. – Без тебя и твоих девочек будет сложнее.
   – Вот не набивай себе цену, Киндяшков, а? – поморщилась Черикаева. – Результат голосования, даже если я снова воздержусь, будет тот же, что и сегодня по запрету на строительство и ремонт кораблей для татарвы, а это значит, что твое предложение попросту не пройдет.
   – Мое? – Интересно, чего это она Машаева в татары записала? У него же на морде написано, что он казах.
   – Ну а кто у нас сейчас официально обижен эфором? Ты. Значит, и озвучивать идею тебе. – Лена хмыкнула. – Что-то мне подсказывает, что сильнее вы со Скуриди уже не разругаетесь.
   – Ну почему? – У меня вновь вырвался смешок. – Теоретически такое возможно. Но это уже очень трудно себе представить.
   – Значит, Солодухина скоро переходит в архистратиги, – констатировала Черикаева.
   – Должность друнгария армии уже обещана, – сразу предупредил ее я.
   – Кто бы сомневался. – Она пожала плечами.
   – Тогда на какой раздел должностей ты претендуешь?
   – Киндяшков, – она с усмешкой поглядела на меня, – ты когда-нибудь слыхал, что Бог велел делиться? Вот тебе какая должность меньше нравится – стратига флота или стратига внешней разведки?
   – Они мне обе дороги как память. – Я пожал плечами. – В чем мой интерес делиться должностями с тобой?
   – А у тебя выбора нет, – спокойно ответила она. – Ты поддержку обещал Свете? Не отвечай, знаю, что обещал. Обеспечить должность архистратига ты ей можешь? Нет, не можешь. Значит, она воспримет свой провал как кидалово с твоей стороны. Тебе что, нужен еще один враг? Да еще такой? Так что, милый мой, вариантов у тебя нет, кроме как сложить с себя полномочия по одному из направлений деятельности и поддержать на голосовании ту кандидатуру, что укажу я.
   Вот ведь стерва! Туше.
   – Так ты, значит, хочешь звание для кого-то другого? А твой в чем интерес?
   – Ну, – она довольно зажмурилась, – мне бы вполне хватило власти над двумя планетами.
   – Ладно, – немного помолчав, ответил я. – Антиох в качестве второго нумера тебя устроит?
   – Вполне. Я рада, что мы поняли друг друга. Надеюсь, все обойдется без сюрпризов и неожиданностей.
   – Ланнистеры всегда платят по своим счетам. – Я криво улыбнулся.
   – Надо же, как вы подросли, сир Тирион, – насмешливо произнесла Лена и отключила связь.
   Интересно, почему у меня такое ощущение, что меня тут только что поимели?
   Быстро переговорив с Крапивинцевым, я запросил соединение с Голомысовым.
   – Привет, Лень, – поздоровался я с экс-архонтом, когда тот вышел на связь. – Ты уже осознал, полагаю, что выбрал в противостоянии не ту сторону? Как насчет перевода с повышением в статусе?
   – Ну что ж, мы рассмотрели все вопросы, – подвел итог заседанию Скуриди. – Повестка дня исчерпана. Имеются ли еще какие-то вопросы, господа?
   От поражения при голосовании он уже оправился и теперь изображал эдакое монументальное спокойствие. Не иначе как очередную гадость задумал.
   – Есть один вопрос, подлежащий рассмотрению, эфор, – подал я голос. – Разрешите?
   – Извольте, – кивнул Иван. – Слово предоставляется стратигу флота и разведки Киндяшкову.
   – Благодарю. – Я кивнул. Фу-ты ну-ты, какие мы политесы развели, прям почти как приличные люди. – Господа, я прошу снять с меня полномочия стратига разведки. Концентрация полномочий в руках одного человека, возможно, и оправданна в военное время, но совершенно не нужна во время мирное. Наличие двух должностей мешает тщательно сконцентрироваться хотя бы на одной задаче, что идет во вред общему делу. Именно потому я прошу принять мою отставку. Убежден, эфор Скуриди так же поступит в отношении должности архистратига.
   Иван бросил на меня злобный взгляд. Ну-ну, попробуй заикнись теперь о своем нежелании делиться полномочиями – вмиг в диктатуре и прочих смертных грехах обвинят. Могут даже с должности главы государства отставить: сила сейчас не за ним. И он это понимает.
   – Вопрос ставится на голосование. – Он нашел в себе силы произнести эти слова спокойно. – Единогласно.
   На Скуриди сейчас с интересом смотрели все без исключения синклитики – вынудит напоминать себе о моих словах или расстанется с местом главкома условно добровольно?
   – Я также прошу синклит принять мою отставку с должности архистратига. – А лицо безрадостное-безрадостное. – Синклитик Киндяшков был совершенно прав, когда говорил о вреде такого совмещения. Кроме того, необходимо дать себя проявить тем из членов синклита, кто не занимает в настоящее время никаких должностей, кроме наместнической.
   Ваню нагнали тоже, разумеется, единогласно.
   – Ставлю на обсуждение вопрос об избрании нового архистратига. Кто желает высказаться? – Надо полагать, сказать ему хотелось совсем иное. Например: «Чтоб вас всех разорвало да наперекосяк склеило».
   – Я, если позволите, – опередила меня Лена. – Полагаю, что на должность архистратига следует назначить человека, который уже доказал свою компетентность в военных делах друнгария армии Солодухину.
   Света изумленно изогнула брови. Говорить это должен был я, поддержка же Черикаевой была для нее сюрпризом, и непонятно, приятным или же нет.
   – Есть другие мнения? – Все отрицательно покачали головами. Кто-то с улыбкой, как Новохатский (видать, губы на должность друнгария раскатал), кто-то насупившись, как Кислов, – справедливости ради стоит отметить, что он это место заслуживал ничуть не меньше. – Тогда прошу голосовать. Двенадцать голосов «за» при одном воздержавшемся. Поздравляю, архистратиг Солодухина. Вы намерены оставить звание друнгария армии за собой?
   Не мог яду не подпустить, не удержался от подколки.
   – Разумеется, нет, эфор, – мягко улыбнулась Света. – И по тем же основаниям, что вы со стратигом Киндяшковым. Прошу синклит принять мою отставку с должности друнгария армии.
   Приняли, разумеется, куда же деваться.
   – На обсуждение выносится вопрос о назначении нового друнгария армии. Кто хочет выдвинуть кандидатуры? Вы, архистратиг? Пожалуйста.
   – Должность друнгария армии, о чем я знаю не понаслышке, – Солодухина чуть усмехнулась, – больше связана с административно-хозяйственной деятельностью, нежели с полководческой. Именно поэтому я не предлагаю на эту должность стратига армии Новохатского, показавшего себя компетентным организатором боевых действий.
   Лицо у Дмитрия вытянулось. Вот такой он, эстонский праздник Обломайтис.
   – Предлагаю синклиту рассмотреть кандидатуру человека, на деле показавшего свой талант управления, наместника Ахайи синклитика Крапивинцева.
   Реакция была, прямо скажем, неоднозначной, но сдержанной. Все же Миша на всем протяжении шоу был от войнушек далек.
   Высказался открыто, однако, лишь Новохатский.
   – А чего ж не стратига Киндяшкова? – язвительно спросил он. – Тоже талантливый администратор, да и опыт руководства крупной планетарной операцией имеется.
   – Флот не отдает, – усмехнулась в ответ Светлана.
   – И не отдаст! – категорично подтвердил Кислов.
   На этом прения по кандидатуре в общем-то были закончены, и двенадцатью голосами против одного Мишель был назначен на командование планетарными силами всея Эллады.
   – Полагаю, что должность друнгария армии не позволит мне уделять время управлению Ахайей, в связи с чем…
   – Погодите немного, – перебил его эфор. – У нас все еще вакантно место стратига разведки. Есть предложения, кого назначить на эту должность?
   – Если не возражаете, я выскажусь, – подала голос Черикаева. – Тут говорилось о возможности для синклитиков себя проявить. Так я предлагаю дать такую возможность синклитику Деулину. Он демонстрирует стабильно высокие результаты все время правления Лаэртом, и я не вижу ни одной причины, по которой он не может занять эту должность.
   Ага. Этого и следовало ожидать. Оля с Надей и так с Леной в полном единстве выступают всегда, единым бабским фронтом, а вот Серега, хотя и склонен обычно поддерживать нашу бывшую дукса, человек все же независимый, склонный к самостоятельности и ничем ей не обязанный… Был. Ну что ж, надобно признать, что теперь Леночкина партия всегда будет иметь не менее четырех голосов, а это уже сила. Да и Свете она свою позицию технично обозначила, выступив вперед меня. Солодухина, конечно, понимает, что это не ей она обязана повышением статуса, а вот остальных прочих ее поведение может ввести в заблуждение.
   – Я согласен с синклитиком Черикаевой. – Эти мои слова вызвали удивленные взгляды доброй половины синклитиков. Все знают, что мы с Леной как кошка с собакой. – Сергей Деулин – это достойный и грамотный наместник, который, я убежден, прекрасно справится и с разведкой.
   – А почему он, а не, например, Голомысов? – спросил Новохатский.
   – Слушайте, ахайцы, а вы не оборзели вконец? – вопросом на вопрос ответил Крапивинцев. – И так из четырех архонтов три при должностях.
   В общем, Серегу мы тоже утвердили, хотя и всего лишь девятью голосами. Видать, архонты на нашего нового друнгария армии обиделись за его прямоту.
   Сам Крапивинцев, кстати, полномочия наместника сдал, и руководить Ахайей с моей подачи отправился Голомысов (я в том числе мотивировал это и тем, что он этнический ахаец и будет воспринят местными на ура), оставив Антиох под управление Лене. Тоже в принципе логично. Благодаря червоточине Бизантий с Антиохом можно считать двойной планетой. Или одной единой – кому как удобно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация