А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Следственный экспериМЕНТ. Записки из органов" (страница 14)

   Везучий опер

   Любой выпускник школы милиции, приходя на работу в отдел внутренних дел, очень редко готов к самостоятельной работе. Он еще не оперуполномоченный, а так, заготовка. Но вот гонору у таких милиционеров довольно много. И «старики» пытаются с ходу сбить спесь с таких «заготовок».
   Один такой свежевылупленный опер пришел после окончания учебы в один из отделов внутренних дел на должность оперуполномоченного уголовного розыска. Практику тогда еще курсант прошел на «отлично». И даже поучаствовал в задержании банды грабителей. А потому считал себя весьма опытным и битым жизнью. С таким подходом он мог натворить весьма неприятных для отдела дел. А потому бывший курсант с ходу получил самостоятельное задание – установить личности двух бомжей, погибших во время пожара. Который случился около часа назад.
   Выехав на место происшествия, опер быстро понял, что дело пахнет провалом. Дом, где случился пожар, был деревянным и весьма старым. Из шести квартир лишь в одной жили два бомжа, остальные жители давно разъехались. Но дом местные власти сносить почему-то не спешили. Вот два бездомных туда и заехали. И, скорее всего, именно их трупы и были обнаружены пожарными, после того как пожар был потушен.
   К приезду милиционера трупы уже увезли, но оперу необходимо было выяснить их личности. Путем опроса местных жителей. Этих самых жителей возле пожарища наблюдалось великое множество. Но вот помочь они никак не могли. Бомжей часто видели, но общаться с ними никто не спешил. А потому пояснить, кто же были эти бедняги, никто не мог.
   Примерно после часа бесполезных расспросов опер понял, что выяснить личности у него вряд ли получится. Он с тоской посмотрел на пепелище и понял, что посещения чадящих стен ему не миновать. Мысленно попрощавшись с курткой, он двинулся к остаткам дома.
   Прошел еще час, и опер появился в отделе. Там его уже ждали «старослужащие», дабы подвергнуть новичка презрению и обструкции. За невыполненное задание. Каково же было удивление опытных оперов, когда новичок гордо выложил на стол установочные данные двух погибших на пожаре.
   – Это что, ты всего за пару часов бомжей установил? – недоверчиво спросил начальник розыска.
   – Совершенно верно, – кивнул «молодой».
   – Да невозможно! – воскликнул один из «старичков». – Небось выдумал фамилии, а нам пургу гонит.
   – Можете проверить, – невозмутимо ответил бывший курсант.
   Так как в записях «молодого», кроме ФИО и возраста, были указаны и особые приметы, то проверить оказалось несложно. Опытные опера учинили «молодому» допрос с пристрастием, пытаясь выяснить как же тот сумел проявить столь гениальные навыки оперативно-розыскной работы. Но тот не сдался, оставив коллег гадать, как это у него получилось.
   Как показало дальнейшее неформальное расследование оперов, «молодому» просто повезло. Когда он зашел в сгоревшую квартиру, то обнаружил на обгоревшей кровати чье-то тело. «Ну вот, – подумал опер, – а сказали, что трупы вывезли». И в этот момент «труп» зашевелился и попытался встать. К чести опера, он не испугался и не вылетел пулей из квартиры. Раскидав тряпье, которое заменяло «трупу» одеяло, он обнаружил там вполне живого, но вусмерть пьяного бомжа. Оказалось, что это один из «хозяев» квартиры. Он-то и рассказал оперу, что сгорели его напарник и их общий друг. А выживший в это время ушел за водкой, там кого-то встретил и пришел только утром. Пожарные к тому времени уже уехали, а потому бомж прошел в «свою» квартиру и улегся спать. Даже не заметив, что здесь был пожар. Он-то и назвал оперу ФИО и приметы погибших.
   «Повезло», – констатировали «старики», которым так и не удалось поколебать уверенность «молодого» в том, что он гениальный опер.

   Домашнее видео

   Случилось это в то смутное время, когда поддельную водку разливали чуть ли не в каждом третьем гараже, а в магазинах на происхождение горячительного особого внимания не обращали. Милиции такими подпольными цехами заниматься было некогда, да и бесполезно. Закроешь один гараж, как «водочники» перебирались в соседний. Чтобы закрыть дельцов на реальный срок требовалась весьма серьезная работа. А времени на хорошую разработку как всегда не было.
   Но тут кривая смертей от отравлений водкой пошла вверх, и на милиционеров насели с требованием пресечь тотальную торговлю паленой водкой. И даже помогли с видеоаппаратурой, которую выделили всего на сутки.
   Гараж, в котором должны были разливать водку, вроде тоже установили. Туда и воткнули видеокамеру. Ну а сигнал шел на компьютер, который установили в соседнем доме. На дежурство никого не оставили, запись шла автоматически. Через сутки «технари» свою аппаратуру забрали, а опера сели смотреть диск, который записали.
   Нельзя сказать, что не записалось ничего. Главный подозреваемый в разливе паленой водки был налицо. Но вот процесса разлива водки не было. Вместо него был записан другой процесс – сексуальных утех «дельца» и неизвестной операм девицы.
   Милиционеры с удовольствием просмотрели «домашнее видео», но вот для дальнейшей разработки эта запись не годилась. Опера плюнули и забыли, переключившись на другие дела. Но через пару месяцев «делец» все-таки попался с водкой. Однако доказательств для реальной посадки опять не хватало. И в этот момент опер вспомнил про злополучную запись. Оставив подозреваемого в кабинете под надзором сержанта, милиционер рванул в соседний кабинет. Там он вставил диск в компьютер, прочитал дату записи, быстро набросал на чистом листке «заяву» и вернулся к подозреваемому.
   – Значит, говоришь, водку купил на базе? – уточнил опер.
   – Именно, – кивнул «делец». – Я же вам и документы предъявил.
   Опер посмотрел на накладные, которые предоставил делец. Те вызывали серьезные подозрения, но следов явной подделки не несли.
   – Ну и черт с ней, с водкой, – констатировал опер. – У нас на тебя другое заявление имеется. Об изнасиловании.
   – О каком изнасиловании? – изумился задержанный. – Ты мне горбатого не лепи.
   – Ничего я не леплю, – невозмутимо ответил опер. – Вот заявление, в котором гражданка С. подробно и обстоятельно пишет о том, как ты обманом заманил ее в гараж. Случилось это в такое-то время такого-то числа. А гараж расположен там-то. Скажешь, не было?
   «Делец» наморщил лоб и стал судорожно вспоминать. Воспоминания его не вдохновили. Он припомнил, что действительно занимался сексом примерно в названное милиционером время в гараже. Но вот изнасилования-то не было! Было обоюдное согласие. Он так оперу и сказал.
   – Ну это ты в суде доказывать будешь. Потерпевшая говорит, что было, так что мы тебя закрываем. И до суда посидишь в СИЗО.
   В СИЗО, да еще по такой статье задержанному никак не хотелось. Он попытался объяснить оперу, что никого не насиловал. Но милиционер проявил такое знание деталей, что «делец» ясно осознал – случайная знакомая, с которой он связался пару месяцев назад, действительно написала заявление об изнасиловании. Иначе откуда в милиции настолько осведомлены о тех событиях?
   Дело усугублялось тем, что он слабо помнил ту свою знакомую. Задержанный ничего о ней не знал, а потому верил в то, что она могла написать заявление. Но почему не сразу?
   – Так у нее муж недавно приехал из командировки, – охотно пояснил опер. – А у жены интересная болезнь. Он ее допросил приватно, и она сказала, что ее изнасиловали. Так что извини, но придется тебе «петушиный» угол обживать.
   Подобная перспектива «дельца» очень не порадовала. И он с ходу предложил оперу сделку. Тот для виду поколебался, но согласился. Согласно этой сделке, задержанный признается в незаконном предпринимательстве, сдает склад со спиртом, из которого делают паленую водку. А милиционер убеждает заявительницу забрать заявление. Вот таким образом, в результате «домашнего видео», была пресечена деятельность сразу нескольких цехов по производству паленой водки.

   Борщ и немцы

   В последние годы иностранные полицейские довольно часто стали приезжать к своим российским коллегам. Но если во время самых первых визитов западным представителям охраны порядка устраивали насыщенные программы, то в последнее время такие визиты подразумевают и неформальное общение.
   Однажды в Петербург приехали немецкие полицейские. Их, как положено, провели по нашим лабораториям, познакомили с оперативными работниками из Главка, сводили в Эрмитаж и т. д. В конце концов дело дошло до посещений районных управления внутренних дел. Делегацию разделили на несколько частей, так что в каждой группе оставалось по 2–3 человека, и отправили «в свободное плавание» по разным РУВД. Само собой, с переводчиками.
   Одному из райотделов повезло принимать у себя главу криминальной полиции одного из небольших городков ФРГ и его коллегу из отдела убийств. Немцы попались весьма симпатичные и понятливые. Не обращая внимания на внешний вид помещений в РУВД, они старались вникнуть в специфику работы русских милиционеров. И так они понравились начальнику криминальной милиции райотдела, что тот решил пригласить их к себе домой на ужин.
   Подобные контакты не возбранялись, а даже, наоборот, поощрялись. Начкрим позвонил жене, предупредил, что через пару часов приведет иностранцев. Та достала заначку, пробежалась по магазинам, и к приходу гостей все уже было готово.
   Особых изысков, конечно, гостям не предложили. Но тех изыски как раз и не интересовали. Усевшись за стол, выпив по стопочке под салатик, гости навалились на наваристый борщ. Едят да нахваливают, мол, какой вкусный борщ. И тут кто-то из немцев спросил:
   – А из чего варили? – спросил по-немецки.
   Переводчик из университета МВД перевел, и тут хозяин решил блеснуть своими познаниями в немецком, который учил в школе лет этак 30 назад.
   – Хунд!
   – Вас? – аж поперхнулись немцы.
   – Хунд, – пояснил хозяин, но, видя, что гости оцепенели и побросали ложки, милиционер повернулся к переводчику, который тоже пребывал в некоем ступоре, – ну цыпленок.
   – Господи! – выдохнул переводчик и, поспешив внести ясность, обратился к немцам: – Найн хунд, аус хун!
   Немцы облегченно перевели дух, а потом заржали. И долго не могли остановиться. В конце концов выяснилось, что своими попытками продемонстрировать знание языка милиционер чуть было не отправил иностранных коллег в туалет облегчить желудок. Как, немного успокоившись, объяснил переводчик, хозяин дома чуточку перепутал слова. На вопрос «из чего сварен борщ» он хотел ответить «из цыпленка». По-немецки цыпленок – хун. Но, что-то перепутав, он сказал «хунд», а это слово переводится «собака».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация