А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Адмирал южных морей" (страница 9)

   Достав из-за печи связку высушенных стеблей какой-то травы, Тук заявил:
   – И впрямь ведьма жила.
   – Может, просто травница, – возразил Люк.
   – Ведьма, я тебе как есть говорю. Слушай старших, мы больше в таких делах понимаем.
   Саед провел по лавке платком, изучил изменение его белизны, брезгливо хмыкнул и безмятежно произнес:
   – Да пусть хоть сам дьявол тут раньше жил, но эту ночь мы проведем здесь.
   – Будем поддерживать костер снаружи и дежурить возле него по очереди. – Это уже я внес свою лепту.
   Ужинали молча. Все были угрюмы, и каждый наверняка подозревал, что без приключений ночь не пройдет. А я вот исключение – верил в хорошее. Слишком уж подчеркнуто все мрачно, чтобы разрядиться всерьез опасной ситуацией. Настоящие проблемы, как правило, сваливаются, когда об их приближении не подозреваешь.
   «Продолжение отчета добровольца номер девять. Надиктован местному запоминающему устройству под наименованием Зеленый спустя приблизительно один год после заброски. Год имеется в виду местный. Насколько он соответствует земному, сказать не могу, потому как часов вы мне так и не забросили.
   Здравствуйте, Ваня. Прошу прощения за то, что отчеты мои столь нерегулярны. Настроение у меня не очень, и это уже хронически. Очевидно, после всего пережитого испортился характер. Тук говорит, что мне жениться пора, но боюсь, что позитива от этого не прибавится. Скорее наоборот – ведь сам горбатый ни одной юбки не пропускает и всегда жизнерадостен, если не считать моментов, когда его пытаются притащить к церковному алтарю.
   Кратко докладываю о состоянии дел с портальной установкой. Наладил добычу полиметаллических руд и железа. Железо дрянное, скорее всего высокосернистое. Подумываю о новых рудниках, на юге долины. В настоящий момент там хозяйничает погань, и для освоения источников высококачественного сырья очень не помешают пулеметы, которых я до сих пор так и не дождался. К слову, не дождался и прочего: зубной щетки, самоучителя китайского языка и компьютера. Да в одной галактике Млечного Пути около двухсот миллионов звезд, неужто жалко подорвать штуки три для обеспечения заброски очень нужного для операции имущества?!
   Сейчас как раз двигаюсь на юг, параллельно устроив развлекательную программу для нового союзника. А в данный момент сижу возле костра. Вокруг темно и страшно. Еловый лес мрачен и зловеще тих, моя паранойя подсказывает, что это неспроста. Там кто-то есть, и он уже очень близко. Очень. В двух шагах. За спиной. С топором, заржавевшим от крови.
   Вань, вы когда-нибудь бывали в еловых лесах? Предположим, что да. Согласитесь, что зрелище даже днем угрюмое. А если к тому же на краю такого леса стоит старая перекосившаяся избушка, сложенная из потемневших замшелых бревен, то это готовая декорация к фильму. Не к любому, конечно, а одному из тех недорогих поделок, не претендующих на роль шедевров, где на природу приезжает компания веселой молодежи с целью отдохнуть, а в итоге все заканчивается не очень весело. Сперва они пьют пиво и смеются, затем рассказывают страшные истории про кровавого пуделя и одноглазого мстителя, далее появляется непонятный тип в маске, заводит бензопилу и красочно мочит одного героя за другим. В промежутках между расчленениями происходит много криков и тупой беготни, народ непременно разделяется на одиночных придурков или мелкие группы, облегчая работу психопату, а девушки часто и охотно показывают оголенные молочные железы.
   Я такие фильмы видел неоднократно: в них менялись только декорации и актеры. Вот и сегодня, увидев эту избушку, начал тревожно озираться по сторонам, выискивая затаившихся маньяков с бензопилами или окованными заточенной сталью клюшками для хоккея. И то, что никого не увидел, еще ничего не значит. Ведь имеются улики: скелет, кости которого раскиданы на приличной площади. Может, звери постарались, а может… Ну вы сами прекрасно понимаете.
   В свете вышесказанного прошу простить за сумбурность отчета. Сильно нервничаю, плюс попугай хочет спать и ведет себя безобразнее обычного.
   До связи.
   P.S. 1. Не вздумайте забыть, что к компьютеру должна прилагаться беспроводная мышка с розовым слоником на правой кнопке.
   P.S. 2. Завтра мне предстоит охота на медведя. А ведь именно медведь был первым созданием, с которым я здесь повстречался. Вспоминаю ту встречу с душевным содроганием. У меня самые плохие предчувствия. Тем более что ночь темна, лес вокруг еловый, антидепрессантов в аптеке не продают. Уже начинаются слуховые галлюцинации – издали доносится зловещий визг бензопилы. Или это не галлюцинации?!
   P.S. 3. А еще я от безденежья решил податься в пираты. Не люблю долго двигаться по карьерной лестнице, так что сразу назначил себя адмиралом. У меня есть два почти подготовленных корабля, которые я назвал «Страх» и «Ужас». Надеюсь, именно эти чувства будут испытывать коммерческие перевозчики при виде моей эскадры. К тому же вспоминаются спутники Марса, и они же сыновья Ареса[3], греческого бога войны, что тоже может повысить эффективность нового способа заработка – само олимпийское небо должно помогать».

   Глава 6
   Особенности межгорской охоты

   Малина была мелкой и по вкусу почти не уступала недозрелому лимону – только-только начала поспевать. Но косолапым было невтерпеж, такие тропы натоптать успели, что даже полный профан в следах не пройдет мимо. Тук даже клок шерсти обнаружил – зверюга неаккуратно бок почесал о расщеп поломанной сосны.
   Зачем-то понюхав трофей, горбун уверенно заявил:
   – Знатный зверюга.
   – Если у него все волосы такие, то шкура хорошая, – с надеждой на усовершенствование обстановки капитанской каюты произнес Саед.
   Слева подозрительно зашуршало, все обернулись, но тревога оказалась ложной: из-за дерева высунулась любопытная мордочка куницы, изучила нас, сочла для добычи крупными, а для неприятностей в самый раз, после чего скрылась с дивной быстротой.
   Тут же зашуршало с другой стороны, но всерьез – что-то крупное. Саед молча поднял руку, Глонарис так же молча вложил в нее охотничье копье. Но тревога опять оказалась ложной – это возвращался Люк.
   – Ну что? Нашел свежий след? – спросил я, не дожидаясь, когда он подойдет.
   – Нашел, – как-то напряженно ответил разведчик. – Только это не медведь. Там плохо дело. Там вообще все плохо.
   – Не понял?!
   – Раскоп я нашел, совсем свежий – только начат. Ушли наши медведи. Они рядом с рейдерами оставаться не станут.
   Саед уставился на Люка с недоумением, а потом перевел взгляд на меня, сменив его на вопросительный. Уже все поняв, я пояснил:
   – Мы далеко на юг забрались, здесь часто появляются рейдеры. Копают кирт – его много в этих местах. Это новый раскоп, его только начали. Зверье погани не переносит, так что медведи, скорее всего, ушли отсюда.
   – Постойте!.. А как же погань?! Люк, вы видели погань?!
   – Нет. В такие дни она не слишком любит показываться. Там рядом ручей в глубоком русле, скалу подмыл. Под ней грот. Думаю, там они прячутся. Точно не скажу, потому что спускаться в одиночку побоялся. Тем более что у них нюх отличный – запросто могут почуять.
   Все же не зря нас вчера мучили плохие предчувствия…
   – Простите, Саед. Похоже, охоты не получится. Надо разворачиваться.
   – Я вас не понимаю. Рядом логово погани, а вы о каких-то медведях думаете. Неужели можно поменять рейдеров на обычную дичь? Нас девять человек, думаю, вполне хватит. Насколько мне известно, рейдеров в группах немного.
   – Да, – кивнул я. – Это верно. Скажу вам больше: не один раз сталкивался с этими тварями. И скажу еще больше: даже от одиночки предпочту сбежать, если драться не обязательно. И не вижу ни единой причины вступать в бой. У нас впереди важное дело, и мы можем все испортить, если останемся калеками или погибнем здесь. Сейчас на полной скорости отсюда уйдем, а через день вернемся с подкреплением и все зачистим. Быстрее к лошадям. Как можно быстрее.
   – Вам, конечно, виднее, но я бы и сам справился.
   – Не сомневаюсь. Быстрее уходим. Может, у вас и будет шанс показать, как вы сами с ними справляться умеете. Если они выползут из норы и заметят следы Люка или почуют его запах, то нам даже на лошадях от них не уйти. Будут гнать до темноты, а там припустят втрое быстрее. Обязательно догонят. Сталкивался уже, знаю.
   Вот так и закончилась наша охота. Даже не начавшись.

   Если кто-то думает, что мы с разбегу вскочили в седла и поскакали навстречу заходящему солнцу, а ветер красиво развевал наши волосы, то он не прав. Не так все быстро делается, как нам хочется.
   Лошадь тварь ленивая, пугливая и требующая нежного обращения. При долгих остановках с нее полагается снимать все лишнее. Если потом надо срочно куда-то податься, нельзя ее завести с полоборота, отпустить сцепление и дать по газам. Надо опять возиться с потником, седлом, уздечкой. Следить, чтобы легло без складок, затянуть не туго, а чтобы в самый раз. А если эта зараза к тому же не горит желанием покидать симпатичную полянку, заросшую сочной травой, то еще брыкается при этом, сильно мешая процессу.
   Но и этого мало. Уже оказавшись в седле, нельзя ее сразу пришпоривать, стараясь как можно быстрее набрать полный ход. Все надо делать постепенно, а то скотина здоровье попортит. И вообще даже не надейся часами галопом мчаться. Даже на хорошей дороге лошадь быстро выдохнется, а уж на такой гораздо быстрее. Если загонишь, то дальше вообще пойдешь пешком. Это, конечно, менее хлопотно, чем верхом, но гораздо медленнее.
   В общем, быстро уйти у нас не получилось. И я, мучимый самыми дурными предчувствиями, даже обрадовался, когда Зеленый зашипел змеей подколодной, а в стороне от тропы в кустах что-то шустро прошмыгнуло и оттуда раздался пронзительный квакающий звук – будто громадную лягушку в кипяток бросили. На грани свиста заорала. А потом крик перешел в нестерпимый визг – трение ногтя о школьную доску в сравнении с этим омерзительным звуком песенка лирическая.
   Почему обрадовался? Да просто люблю определенность, пусть даже если она ничего хорошего не обещает.
   Лошади, как им и полагается, испуганно заржали, самые нервные взвились на дыбы.
   – Что за нечисть?! – вскричал Саед, растеряв свою невозмутимость.
   – Это еще не нечисть. Это так… Мелочь… Нюхач нас выследил. Скотина… Люк! Должно быть, он тебя все же почуял!
   – Выходит, что так. Плохо. Я ведь старался… близко к гроту не подходил.
   – Примем бой?! – нервно спросил матиец.
   – Шутите?! Да в этих кустах нас передавят, как слепых мышат, спрятавшихся в ботинке! Тук!
   – Чего?!
   – Помнишь, перед тем ельником, где мы в избушке ночевали, тропа по дну оврага шла?
   – Помню. Там подъем еще крутой.
   – Мчимся туда, ты внизу сразу начинай латы надевать, будешь первым их встречать. Опасно, уж прости, но у тебя это хорошо получается.
   – Вы к тому, что я хорошо тумаки собираю в этой жестянке? – хохотнул горбун.
   – Не хорошо, а просто изумительно. Люк, там по следам сколько их?
   – Вроде трое было. Нюхач, копач и несун.
   С классификацией погани я уже не раз сталкивался и знал, что запутана она донельзя. К примеру, рейдерами называли не только стандартные группы, занимающиеся исключительно киртом, но и любую мелкую стаю, занятую походом по человеческой территории. Если «археологи» вели себя более-менее прилично, доставляя беды только тем, кто на них нарывался, то от вторых проблем было на много порядков больше. К тому же у первых было лишь три вида существ, а вторые в этом никак себя не ограничивали.
   Но здесь, похоже, стандартная тройка «археологов». Нюхач – та самая визгливая тварь, что носится сейчас вокруг нас, не высовываясь из зарослей. Быстрая, но мелкая, не слишком опасная, чем-то похожая на плод любовной связи лягушки с аллигатором. Ее основная задача – поиск древних мест, перспективных для поисков кирта. Второстепенная – следить за тем, чтобы к месту раскопок не подобрались посторонние. Если почует чужого, наводит на него основные силы, ну а в драке мелкий гаденыш тоже может бед натворить, исподтишка действуя, со спины, добивая раненых, атакуя самых слабых.
   Копач – прямая противоположность нюхачу. Гигантский набор бугров, сформировавших что-то вроде пародии на тело толстого человека, коническая голова без шеи, единственный огромный глаз, короткие массивные ноги, одна рука вывернута локтем вперед, она огромна и вместо ладони заканчивается лопатой, вторая похожа на бур, причем наконечник очень твердый. Говорят, легко может крушить кирпичные стены. Рост у копача несколько метров, подвижность низкая, поворотливость еще хуже. Но по прямой шагать умеет достаточно быстро и без остановок на отдых. Его основная задача – копать в местах, найденных нюхачом.
   Несун выглядит проще первых двух других. Двухметровый, или немногим больше паука. Иногда четырехлапый, иногда шести. Бывает пяти, что совсем уж странно и похоже на противоестественную шутку природы. Тело массивное, но до копача ему далеко. Да и разглядеть его трудно – шерстью зарос длиннющей. На спине что-то вроде встроенного мешка, способного растягиваться до дивных размеров. В нем шайка хранит добытый кирт, что в общем-то разумно: нюхач много не унесет, а копачу хватать добро нечем – вместо ладоней бур и лопата.
   Таким образом, каждая группа рейдеров самодостаточна, и тройки тварей вполне хватает для выполнения заданий. Как я подозреваю, они неотделимы друг от дружки – при отсутствии одного миссию можно считать проваленной, а четвертый в такой группе и впрямь лишним будет.
   А еще имеется путаница с терминологией. Тварей каждый называет как ему вздумается. Копач может быть «копателем», «ройщиком», «гнударем», «киртороем» и так далее. У каждой разновидности столько кличек, что даже всезнающий епископ в них путается. Но одно несомненно и незыблемо: как правило, рейдеров трое.
   Вот именно такая тройка несется сейчас по нашему следу. Нюхач уже догнал, но нападать не станет. Визжит, указывая соучастникам кратчайшую дорогу. Галопом, конечно, мы легко можем уйти, но недалеко. Лошадей заводных у нас на всех парочка – брали их для перевозки поклажи и добычи, а в одноконь особо не побегаешь. Тропа отвратительная, зигзаги наворачивает такие, что север то впереди, то за спиной, а твари могут и напрямик через заросли двигаться – им не привыкать.
   В общем, они нас непременно догонят, если ничего непредвиденного не произойдет. А раз так, то нечего оттягивать неизбежное. К тому же выбор места встречи за нами, и грех этим не воспользоваться.
   Девять человек против тройки тварей… Да я гораздо хуже расклады видал и выходил невредимым.
   Ну, или почти невредимым…
   А нет… Уже не девять…
   Впереди показался одинокий всадник. Мы не успели даже за оружие взяться, как пришлось расслабиться.
   – Амед! Что ты здесь делаешь?! – изумился Тук.
   И ведь какой голос – почти без фальши. А ведь сто процентов, что в заговоре с этим душителем. В свое время хесков послал один горячо любимый инквизитор с заданием упокоить некоего обнаглевшего стража. То есть меня. Упокоить не получилось, более того – я кое-кого из этой шайки спас, сам того не сильно желая. Те, будучи мне обязанными, подчиняясь своим странным обычаям, устроились в услужение и ждут не дождутся момента, когда смогут отплатить мне той же услугой, что освободит их от данного слова.
   Иногда они бывают навязчивыми. Вот и сейчас я наотрез отказался брать их на охоту, но Амед все равно просочился. Коварно крался следом, стараясь не попасться на глаза. Ночевал, получается, в сыром страшном ельнике, не побоялся.
   – Я слышу, у вас не все ладно, – невозмутимо произнес хеск, выразительно обернувшись на близкий визг.
   – Не то слово! Лошадка у тебя не уставшая?! А то нам до оврага надо быстро домчаться.
   – Выдержит…
   Времени разбираться с Амедом не было. Я только молча состроил зверскую морду и пришпорил расслабившуюся лошадку. Не та ситуация, чтобы разговорами заниматься.
   Великие боги, ну до чего же противный визг у этой проклятой твари!

   Овраг был что надо – длиннющий и не такой уж узкий внизу. Да и не овраг это, а ров какой-то древний. В этих краях такого добра хоть двумя ложками хлебай – археологам не на один век работы хватит. Если, конечно, рейдеры им что-нибудь оставят.
   Лошадей отвели выше и стреножили. Уж очень они боялись тварей. Хотя легче перечислить, чего они не боялись. Если честно записывать, так список будет пустым.
   Дальше наступило время построения для битвы. Учитывая скудость сил, простора для хитроумных тактических схем не было. Я попросту приказал Туку стоять впереди – благодаря своим тяжелым латам он защищен лучше всех. К тому же практика показывает, что даже после самых сильных ударов здоровье у него практически не портится, а доспехи отделываются легким ремонтом. Если приглядеться, можно легко заметить следы многочисленных серьезных вмятин.
   Очень пригодились копья, прихваченные для медведей. Это были охотничьи разновидности древнего оружия, от боевых аналогов их отличало отсутствие режущих кромок на лезвиях, железных полосок в передней части, защищающих от рубящих ударов, и наличие массивных перекладин, не позволяющих нанизать зверя слишком глубоко, позволив ему дотянуться до человека.
   Для погани тоже сойдет. Мне не улыбается, если проколотая тварь насадит себя до упора и начнет полосовать когтями или попросту голову откусит. Доводилось видеть…
   Хотя сам копьем всерьез работать не собирался. Вся надежда на Штучку. Привык я к этому необычному оружию и знаю его возможности – не подведет. Даже не боюсь, что «батарейка» сядет. Не так давно решился на опыт: раз за разом выпускал лезвие, дробя стену рудного карьера. На семьдесят шестом включении ничего не произошло – в руках остался простой посох, пусть и подозрительно выглядевший. Пережил тогда несколько неприятных часов, кляня себя последними словами. Ведь так глупо остался без уникального оружия. Но затем все опять заработало.
   Или «батарейка» имеет свойство самостоятельно заряжаться, или там неиссякаемый источник энергии, а ограничение включений – что-то вроде предохранителя.
   Кстати, за тот опыт, длившийся минут десять, я выполнил дневную работу парочки забойщиков. Камень разлетался отлично, а иногда и опасно – осколком щеку поцарапало. Маску надо при таких испытаниях носить или хотя бы защитные очки.
   За семьдесят шесть нажатий я любого копача превращу в груду зловонного фарша, перемешанного с обломками костей. Хотя до такого, конечно, лучше не доводить: даже со смертельными ранами эти твари могут успеть нехорошо с тобой обойтись.
   Об этом я и предупредил народ:
   – На рожон не лезьте. Ударите копьем – и отходите, если на вас прет. Не подпускайте к себе. Лучники, бейте по глазам. У копача глаз один, размер у него что надо – промазать трудно. Если нюхач перестанет носиться или попрет прямо на вас, тоже стреляйте без раздумий. Даже с мелкой раной у него прыти меньше становится. И опасайтесь несуна. Он похож на мохнатого паука, и у него очень скверная кровь. Если попадет на кожу и сразу не смыть, то в лучшем случае отделаетесь язвой, которая будет заживать не один месяц. А если гадость в вашу рану попадет, то можете сразу отходную заказывать – шансов выкарабкаться мало. Цельте ему в основание лап – два-три удачных удара копьем, и он свалится. Как свалится, сразу отскакивайте подальше, а то забрызжет.
   Разведчики и глазом не повели – знают, сталкивались, а вот матийцы слегка спали с лица. Ребята они, может быть, и храбрые, но только погань по морям не ходит, и дерутся островитяне почти исключительно с демами. Тоже твари, но твари человеческие – привычные. С такими омерзительными противниками небось впервые сталкиваются.
   Саед помалкивает. Видимо, даже до него начало доходить, что демонстрировать свою запредельную храбрость и еще более запредельный пофигизм не совсем уместно.
   Древний ров. А если точнее, не ров, а проход между двумя валами. Начинаются они внезапно и так же заканчиваются. Это не похоже на остатки крепостного укрепления – ведь ни намека нет на некогда замкнутый оборонительный периметр. Тогда что? Да кто ж его знает… Понятия не имею, чем жили язычники, к тому же, по слухам, даже они здесь были не первыми – до них тут обитали чуть ли не боги, от которых и остались самые внушительные руины. Эти валы – еще скромняшки… Какой у них объем? Половина великой пирамиды, вряд ли меньше. Какой пустяк…
   Такие сумбурные мысли проносились у меня в голове в ожидании появления основных сил противника. Я с рейдерами уже сталкивался, причем не один раз, и до сих пор мне это сходило с рук. Вот и сейчас причин бояться как бы нет, ведь нас десятеро, а их трое. Но почему-то мурашки по коже бегают, и с трудом удерживаю себя от суетливых слов и движений. Люди должны видеть, что их командир невозмутимая скала, от которой отскакивают выпущенные катапультой снаряды.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация