А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Криминальная фантастика (сборник)" (страница 11)

   – Лавальер, Лавальер, дура, ты дура, за каким чертом ты поперлась в сквер? – запричитал Александр, поворачивая и ощупывая лежащего. – Может, тебе захотелось быть изнасилованной? Что ты наделала, Лавальер? Что я наделал!? – он дрожащими пальцами убрал со своего лба челку и стер рукавом прозрачные капли пота, продолжая бормотать: – Инстинкт защитника – это атавизм. Не в первобытном обществе живем, женщин избыток… – у него тряслись губы, и он умоляюще, как теленок, посмотрел на Лизу. – Что мне делать, Лавальер? Этот поддонок не дышит!
   У Лизы от жалости и беспомощности выступили слезы. Она вытянула ноги из-под лежащего тела и встала на колени. Еще несколько минут назад, приготовившись умереть, девушка считала, что ничего страшнее уже не будет, и вот она согласна раз десять погибнуть, только бы не видеть потерянных глаз Александра и не знать, что он несчастен.
   – Может быть мне сказать, что это я ударила этого человека? – тихо спросила она, мучаясь чувством невыносимой вины.
   – Кто ж тебе поверит? – горько усмехнулся Ежов.
   – Тогда я скажу, что на меня напали, кто-то помог, а кто, не знаю… Вы уходите поскорее, а я вызову врача, – робко предложила Лиза.
   – А это ход! – Александр оживился.
   – Я не понял, что здесь происходит? – услышали они мужской голос и подняли головы.
   Рядом стоял милиционер и внимательно смотрел на лежащее тело.
   – На меня напал этот мужчина, я позвала на помощь, кто-то… – начала было объяснять покрасневшая до кончиков ушей Лиза, но Ежов не дал ей договорить.
   – Я увидел, как этот мерзавец тащит девочку, подбежал и ударил ублюдка.
   – Ну, это ты, брат, перестарался, – сказал милиционер, опустившись на корточки. и прижал палец к сонной артерии лежащего. – И чем это ты его долбанул?
   Александр потеряно обвел глазами вокруг, на мгновение зацепился за лежащий на земле сверток и сказал:
   – Рукой, – и сжал для убедительности кулаки, кувалдами легшие на колени.
   – А это что? – подозрительно спросил милиционер, указав на сверток.
   – Это девочка уронила, – поспешил сказать Ежов и умоляюще посмотрел в глаза Лизе.
   Она подавлено помолчала и заторопилась:
   – Да, это мое. Я еще пакет потеряла, в нем мои ботинки. Вот он.
   Девушка встала на ноги и вынула из пакета, смущаясь, разбитые туфли, затем положила их назад и вместе с ними сверток, к которому у милиционера, после взгляда на старые туфли, пропал интерес.
   Милиционер поднялся с корточек, машинально отряхнул колени и сказал:
   – Едем в отделение. Я вызываю «скорую помощь» и дежурную машину.
   Уже в милицейской машине Лиза, испуганно посмотрев в убитые глаза Ежова, тихо спросила:
   – А что?..
   – Научная ценность, – понял ее вопрос Александр. – Хотел с ней поработать. Если пропадет, я должен буду заплатить такие деньги, каких у меня нет.
   И лицо его замкнулось безнадежностью.
   А Лиза крепко прижала к себе пакет. Александру не нужны ее жалость и ее жизнь. Тогда она сделает то, что для него важно: сбережет научную ценность.
   Как же найти ему хорошего адвоката?
* * *
   За окном бился ветер, золотым колоколом качался свет. Его длинный язык то проникал в комнату, то выскакивал, погружая ее во тьму, словно слизывая все, встретившееся ему на пути.
   Раньше этот неисправный фонарь не мешал Лизе спать. А тут, искрутившись, она откинула одеяло, и, поежившись, подошла к столу. Настольная лампа прозрачным леденцом осветила темную рукопись.
   Скрипнула дверь, и Лиза вскинула глаза: на пороге стояла бабушка в залатанном фланелевом халате, над ее приглаженными волосами ободком стояли очки.
   – Ты что не спишь, Лизанька? Голова будет болеть.
   – Бабуль, ты тоже не спишь, – мягко ответила Лиза.
   – Так я от старости, деточка. Что ты такое интересное читаешь?
   – Сама не знаю, – ответила Лиза. – Написано русскими буквами, но нет ни одного понятного слова.
   – Значит, зашифровано, – сказала бабушка, как о чем-то обыденном, и уселась в соседнее кресло.
   – Но зачем? И как это расшифровать? Вот смотри: слово из одной буквы – это союз или предлог, а здесь часто встречается одиночное «ж», перед которой нет запятой…
   – Значит, это союз «и», – сказала бабушка и продолжила: – Одно время у нас, детей, была мода на зашифрованные тексты. Уж не знаю, откуда это пошло, может после чтения Конан Дойла. Помнишь его «Пляшущие человечки»? Может, из – за прошедшей войны. Мы любили играть в шпионов-разведчиков. Так вот, у нас с подругами был такой шифр: мы взяли первую главу «Евгения Онегина» и пронумеровали все буквы. Например, слова «мой дядя». Буква «м» – один, «о» – два, «й» – три, «д» – четыре и так далее. Потом переложили это на алфавит. Так «м» стала «а», «о» стала «б», «й» – «в», а буква «д» стала «г»… Тут главное – знать текст, который стал ключами к шифру.
   Лиза помолчала, раздумывая, и воскликнула:
   – Бабуля, а ведь ты, похоже, права: «ж» это «и». Вот ключи – молитва: «Отче наш, иже еси», лежит прямо в книге. Но почему ее не убрали? Ведь это глупо: загадывая загадку, тут же говорить отгадку.
   – Может автор и не хотел, чтобы это было тайной. И неизвестно, что тогда случилось. Да что гадать! Прочитай и поймешь, – бабушка, надев очки, взяла в руки манускрипт, перелистнула несколько страниц и сказала: – Женский почерк. В железо упаковали! – и, удивленно покачав головой, подняла очки на волосы.
   – Бабуль, зачем тебе ночью очки? – лукаво поинтересовалась девушка.
   – Я забываю их снять, – бабушка улыбнулась морщинками. – Память худая стала. Детство отчетливо помню, а вчерашний день, порой, как кто-то стирает… Как новые ботиночки?
   – Все ты помнишь, бабуля! – воскликнула Лиза – А ботиночки удобные, хоть танцуй.
   – Вот и хорошо, – удовлетворенно закивала бабушка, – Скоро операцию тебе сделают, Бог даст, затанцуешь. У тебя же талант был, ты лучше всех была в танцевальной студии.
   – А на операцию много надо денег? – тихо поинтересовалась Лиза.
   – Много. Но у нас они есть. Деньги, оставшиеся после твоих родителей, я положила на счет в золоте и не прогадала. За десять лет золото подорожало, и инфляция нас не коснулась. И вашу квартиру я все время сдавала, а деньги клала на валютный счет. Так что на операцию хватит, не волнуйся. И на твое образование тоже.
   – А зачем нам вторая квартира? У нас же есть твоя… И может, мне не нужна операция? А на образование деньги вообще не понадобятся: меня приняли на бесплатное отделение. Я же умная, – в голосе девушки горьковатой самоиронией скользнула грусть.
   Бабушка с пытливой печалью посмотрела на внучку, машинально потерев левую сторону груди, поднялась и подошла к окну, чтобы задвинуть шторы.
   – Ветер утих, – сказала она спокойно. – Сломанный фонарь больше не качается. Ложись спать. Свет больше не будет лезть в окно. А читать лучше на свежую голову. Потом мне расскажешь, что за тайна спрятана под металлическим переплетом, – она подошла к внучке, обняла ее и жалостливо прижалась губами к светлой макушке, – Спокойной ночи, красавица моя.
   Потом уже в дверях обернулась и сказала, укоризненно покачав головой:
   – Умная, ты, умная, но не по-житейски. Боюсь, я умру, ты наделаешь глупостей!
* * *
   Крашеное окно делилось на частые квадраты металлической решеткой, установленной снаружи.
   В тесной комнате за деревянным столом сидел немолодой, импозантный мужчина. По его седеющим бакам, словно час назад, прошла бритва парикмахера. Дорогой костюм оттеняла стильная лиловая сорочка. Он спокойно наблюдал, как Александр Ежов усаживается напротив него.
   Мужчина кивком отпустил конвойного и обратился к Александру:
   – Я ваш адвокат, будем знакомиться.
   Он протянул юноше визитку, и на белого металла запонке сверкнул бриллиант.
   Александр поднял глаза и недоверчиво спросил:
   – Вы хотите сказать, что будете защищать меня бесплатно?
   Адвокат, спокойно изучая лицо юноши, чуть качнул головой:
   – Не бесплатно. Но мне уже заплатили, – и, предваряя вопрос, сказал: – Имя заказчика является адвокатской тайной. Даже от вас. И еще я хочу сказать, что ситуация у нас с вами сложная: убитый вами по неосторожности молодой человек является, точнее, являлся, сыном влиятельных людей. Поэтому мне не удается пока освободить вас под залог. И нам с вами предстоит тщательная подготовка к судебному процессу…
   Прощаясь с Ежовым, адвокат спросил:
   – У вас есть какое-либо желание?
   Александр замер, торопливо думая, что бы такое заказать, Ему стало самому интересно, какие желания, кроме свободы, в его душе остались и какое из них главное.
   Усмехнувшись, юноша произнес:
   – Мое желание невыполнимо.
   – Возможно, вы ошибаетесь, – внимательно посмотрел на Ежова адвокат.
   – Хорошо, я хочу увидеть девушку по имени Кристина, Если ваш заказчик выполнит это желание, значит его имя Золотая рыбка.
   – Напишите адрес девушки. Кстати, кто она для вас? Невеста?
   – Да. По крайней мере, я очень бы этого хотел, – и Ежов покраснел.
   В той же комнате, где Александр Ежов встречался с адвокатом, через неделю его ждала Кристина.
   У девушки были прекрасные глаза: искусно нарисованные карандашные линии придавали им кошачью форму, перламутр многоцветных теней увеличивал размер глаз, а ресницы, покрытые дорогой тушью, пластиково загибались кверху.
   Александр с восторгом смотрел в эти кошачье-кукольные глаза и пытался прочитать мысли красавицы. Он был уверен, что они глубоки и прекрасны.
   Но в ее голове, как в темном углу, мелкими мошками копошились мыслишки о диете, моде, тусовках и мужчинах. Паутина размышлений девушки была лишена красоты и гармонии. Часто мысли ее рвались, бессвязно перескакивая с одной на другую. Но что хорошо девушка умела, так это считать деньги, высчитывая выгоду. Сейчас, перескочив от мысли о томатном соке, от которого ее уже тошнило, к жирному куску мяса, который ей снился ночами, она вернулась глазами к сидящему перед ней мужчине.
   Он был красив, но его взгляд, по-телячьи преданный, отвращал ее. Кристине нравились другие мужчины, пусть уродливые, но равнодушные и уверенные. Кристина любила тех, кто ее не любил и даже унижал. В ней просыпался инстинкт паука – поймать то, что летит мимо. Этого красавца не надо было ловить. Он уже увяз в ее паутине, и ей было неинтересно. Но ей пообещали за него хорошие деньги, поэтому она готова была перетерпеть эту встречу.
* * *
   Ежов был разочарован: на следующее свидание к нему пришла Лиза.
   Она сидела прямо за деревянным столом, и ее глаза были опущены. На лице девушки, как обычно, не было косметики. Тонкие пальцы теребили пышную юбку пестрого платья.
   Александр краем сознания подумал, что она ему кого-то напоминает. Девушка подняла глаза, и у него неожиданно перехватило горло: столько в них было нежности и жалости.
   – Привет, Лавальер! – бодрясь, сказал он, ему стало особенно жаль себя.
   – Здравствуйте, – девушка сделала паузу. – Мы больше не увидимся. Я улетаю, то есть уезжаю. У меня умерла бабушка, и я не могу больше здесь оставаться. Я надеюсь, что адвокат сумеет решить ваши проблемы, – девушка помолчала, ожидая вопроса, но Александр потерянно молчал. – Что касается рукописи, то я заплатила за нее букинисту сто тысяч и выкупила вашу расписку. Теперь манускрипт ваш, и я отдам его вместе с расшифрованными листами на хранение Кристине.
   – Кристине? – пробормотал Александр. – Откуда ты знаешь о Кристине?
   Но ему стало приятно, что в глазах хотя бы только Лизы, он и прекрасная Кристина воспринимались как пара, и юноша довольно кивнул:
   – Конечно, передай Кристине, она сохранит.
   Лиза, горько улыбнувшись, продолжала говорить:
   – Да, я расшифровала рукопись. Если коротко: в манускрипте идет речь об управлении собственными молекулами и атомами. Этими опытами занимались монахини… Трудно поверить, да? – Лиза чуть улыбнулась.
   – Вовсе, нет, – поспешил возразить Александр. – На Востоке монастыри были даже центрами развития боевых искусств. Рискну предположить, что йога возникла и развивалась в монастырях.
   – Йога? – немного рассеяно переспросила Лиза. – Йоги могут управлять дыханием, умеют замедлять работу сердца, а в вашем манускрипте описаны опыты по ослаблению связей между молекулами живого организма. Ведь человек на восемь-десят-девяносто процентов – вода, а значит, он может быть в нескольких состояниях: твердом, жидком и газообразном. Чтобы перейти из одного состояния в другое, нужна воля, тренировка и электролитный напиток. Человек может стать облаком, представляете? И омутом… Может принять любую форму. Я, например, перестала хромать. И для этого не понадобилась операция. Усилием воли я удлинила и выпрямила свою изувеченную ногу. Забавно то, что я могу даже поменять внешность, например, стать похожей, как две капли воды, на Кристину. Хотя сейчас любой человек может изменить губы, нос, фигуру, а вот душу… Получается, что главное в человеке – душа. И вам нужна именно Кристина, а не ее оболочка, – и девушка добавила, почти прошептав: – Любовь – штука несправедливая.
   Александр промолчал, потому что о душе Кристины вообще не думал. Глупо думать о душе, когда видишь такую красавицу.
   А Лиза продолжала:
   – Я хочу, чтобы вы были счастливы. Я сделала дарственную вам на все свое имущество. Оказалось, что я небедная, – голос Лизы дрогнул, и она опять почти беззвучно добавила: – благодаря моей бабушке. Только прошу вас комнату, где находятся книги и фотографии, не трогать… по возможности. Там портреты моих родителей и бабушки и ювелирные украшения мамы.
   – Но зачем мне ваше имущество? – выдавил из себя ошеломленный Ежов.
   – Кристина не сможет жить счастливо в бедности. Ей нужно много денег. А мне сейчас не нужно ничего. Прощайте. Нотариус с вами свяжется, – Лиза протянула Александру тонкую руку и вышла.
   Она действительно не хромала, ее походка была легкая, как мелодия. И Александр понял, кого ему напомнила Лиза. Хрупкая и бледная, она была похожа на музыкально изысканную Весну Боттичелли.
* * *
   Кристина открыла дверь. Она была в своих любимых шортах, которые были настолько коротки, что открывали нижнюю часть гладких ягодиц.
   – О – о–о! – протянула девушка, призывно оглядывая адвоката. – Вы ко мне? Только не говорите, что пришли сюда ради этого неудачливого ботаника!
   Неожиданно Кристина уронила ключи и, повернувшись боком, медленно за ними наклонилась. Так же неторопливо выпрямившись, она перехватила мужской взгляд и, довольная, избалованно сказала:
   – Я в тюрьму к нему больше не пойду! – и капризно сложила пухлые губы. – Ну, если только за очень большие деньги, а не за те копейки.
   – Даже я не считаю такую сумму копейками, – спокойно возразил адвокат, почти сразу справившись с чувством брезгливости.
   – Ну, вы-то можете позволить себе больше, – девушка, ломаясь, хихикнула и по-свойски спросила: – А у тебя на запонках реальные брюлики?
   – Это к делу не имеет отношения, – осадил девушку мужчина. – У меня к вам поручение: я принес то, что принадлежит вашему жениху Александру Ежову, – и адвокат протянул Кристине сверток. – Посмотрите и распишитесь.
   Заинтригованная девушка достала из свертка старую рукопись и скривилась:
   – Фигня какая! Был бы модный журнал.
   И раздосадованная скорым уходом адвоката, она выбросила рукопись в мусорное ведро.
* * *
   Лиза прошла по квартире, прощаясь с дорогими ее сердцу книгами и фотографиями. Потом встала в центре комнаты, прочитала, волнуясь и сбиваясь, молитву, подняла руки вверх, произнеся:
   – Помоги мне, Господи! Прости меня, если у меня ничего не получится, и я умру!
   Тело ее стало распухать, поднимаясь над полом. Золотистым облаком оно выскользнуло из форточки.
   Внизу в дорогой машине сидела Кристина.
   – Посмотри, НЛО! Тарелка! – воскликнула она, указывая пальцем. – Вот клево!
   – Нет, это облако, – ответил ее вальяжный спутник. – Но форма у него интересная.
   – Ты че? Облака серые, а это золотистое. И крутится прикольно!
   – Не тарелка это, – лениво возразил мужчина. – Видишь, форму поменяло твое НЛО. Сейчас оно на человека похоже. Глупая ты, Тина, и язык твой птичий: «клево», «прикольно», – передразнил он, – если бы не твои ноги, пропала бы.
   – Только ноги? – игриво поинтересовалась девушка.
   – Не только, – в тон ей ответил мужчина, его грубая ладонь бесцеремонно прижалась к груди Кристины, надавливая, словно прощупывая, и, подняв бровь, он спросил: – А этот пятый номер, случаем, не искусственная возвышенность? Хотя, какая разница?
   – Конечно, никакой, – глупо хихикнула она, отдаваясь властным рукам, и ее накрыла волна щекочущего возбуждения.
   Лиза не видела, что происходит внизу. Она поднималась вверх, и сначала ей это нравилось, но она стала замерзать, чему крайне удивилась: оказалось, что ее нервы сохранили чувствительность. Девушка не сразу сумела сосредоточиться и уплотнить свою разреженную структуру, ей это удалось только тогда, когда она почти коснулась нижних облаков. Не успев замерзнуть окончательно, превратившись в снег, девушка стала спускаться вниз.
   Ее закрутил и потащил ветер. Лиза испугалась, что он может разорвать ее в клочья и разнести их в стороны, и она никогда больше не станет целой. Девушка влетела в крону дерева и зацепилась за ветки. Собрала себя в шар и вылетела из кроны, услышав чей-то крик «какая большая шаровая молния!».
   Лиза летела по воздуху, видоизменяясь, как облако, интуитивно ища для полета наиболее удобную форму. Наконец, она приняла вид яйца и поплыла, похожая на небольшой дирижабль. Девушка упивалась ощущением легкости и свободы. Ее пронизывали солнечные лучи, обтекал ветер. Освоившись, она стала видеть все сразу: небо и землю во всех направлениях.
   Синим шелком под ней появилась река. Внимание Лизы привлекли кричащие на мосту люди. В воде что-то яркое то появлялось, то исчезало. Лиза начала снижаться и увидела, что это голова девочки с красным бантом в волосах. Яркий цвет стал тускнеть в воде и пропал. К берегу, что-то хрипло крича, бежала женщина.
   Лиза дождем пролилась вниз и, войдя в воду, увидела опускающееся тельце ребенка. Девушка подхватила его, даже не поняв, как у нее выросли руки, и, стремительно поднявшись из воды, полетела с ношей к берегу, шепча: «Все хорошо, все хорошо, малышка!».
   Положила девочку на траву и взмыла вверх. Внизу загалдели сбежавшиеся люди:
   – Вы видели? Ангел спас ребенка!
   А Лиза думала о сделанном открытии: в минуту шока ее тело может инстинктивно вернуть свою человеческую форму, а так можно и разбиться. Зато она сделала доброе дело, а разве не для добра живет человек? И может именно для этого так исказилась ее жизнь?
   Девушка взяла направление к Ново-Тихвинскому монастырю, подстраиваясь к ветру и учась лавировать, как это делают корабли.
* * *
   Букинист посмотрел на результаты поисков: кучкой лежали позеленевшие старинные монеты, сломанный черный крест, ржавый образок.
   – Черт возьми! Я был уверен, что мы узнаем с помощью современной техники то, что не смогли выбить из монахинь чекисты! А тут… – он пнул монетки, и они рассыпались. – Ну, не дураки были большевики, – сказал он убежденно. – Если они считали, что тайна в монастыре есть, значит, есть! А тайной могут быть только сокровища монастыря.
   – Ну, я и не знаю, где еще искать, – пожал плечами мужчина с металлоискателем в руках. – Мы же обшарили все стены и полы.
   – Может, ты и прав, – нехотя согласился Букинист, оглядываясь вокруг. – Не удивлюсь, если здесь побывал Белосельский. Да, поменьше здесь стало лесов, и река обмелела, – неожиданно мужчина встрепенулся: – Тут есть могилы! Может там зарыли? Нет, пока мы их не перекопаем, я отсюда ни ногой.
   И он вперевалку пошел к монастырскому кладбищу, но у порушенной ограды испуганно застыл: у крайней могилы стояла нагая фигура тонкой девушки с длинным каскадом светлым волос, похожих на сложенные за спиной крылья, в руках у нее были цветы.
   – Ангел! – услышал Букинист дрожащий голос своего напарника.
   Девушка медленно повернула голову, и ее строгое лицо осуждающе посмотрело на мужчин.
   – Ведьма! Зелье варит, – хрипло пробормотал толстяк. – Бежим!
   Он развернулся и тяжело затопал, боясь того, что ноги ему откажут, и тогда сердце лопнет от залившего его ужаса, и он останется лежать здесь под холодными облаками.
   Но мужчины сумели добежать до машины и, оставив валяться на земле свою мелкую добычу и металлоискатель, рванули прочь тем же путем, которым когда-то скакали на лошадях чекисты.
   Лиза с любовью украсила могилы цветами.
   «Ну, вот, я стала и защитницей мертвых, – тихо улыбнулась она покосившимся деревянным крестам. – Хотя каждый человек может стать спасателем и защитником».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация