А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Планета райского блаженства (сборник)" (страница 1)

   Гарри Гаррисон
   Планета райского блаженства (сборник)

   Harry Harrison
   THE PLANET OF HEAVENLY JOY
   Copyright c 2014 by Harry Harrison
   All rights reserved

   Публикуется с разрешения автора при содействии Агентства Александра Корженевского (Россия).

   © Д. Кальницкая, перевод, 2014
   © Г. Корчагин, перевод, 2014
   © Т. Максимова, перевод, 2014
   © Е. Михайлик, перевод, 2014
   © Д. Могилевцев, перевод, 2014
   © А. Новиков, перевод, 2014
   © К. Плешков, перевод, 2014
   © О. Полей, перевод, 2014
   © С. Удалин, перевод, 2014
   © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2014
   Издательство АЗБУКА®

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
* * *

   Часть первая

   Возвращение Стальной Крысы
   Перевод Геннадия Корчагина

   – Ди Гриз, спасти нас можешь только ты! Умоляю, скажи, что сделаешь это!
   Такие слова – для моих ушей сущая музыка. Я человек скромный… стараюсь быть скромным в меру своих сил, но дело это очень непростое. Ведь на каждом шагу приходится выслушивать, какой я великий. Мною по крайней мере дважды спасена Вселенная, и общественность об этом прекрасно знает. И считает – пожалуй, имея на то все основания, – меня всемогущим.
   – Пожалуйста, выручай! Погибли уже четверо, теперь надежда только на тебя.
   А эта новость низвергла меня с высот воодушевления в пучину отчаяния. Я рявкнул:
   – Так вот для чего я вам понадобился! Чтобы стать трупом номер пять! Думаете, в гробу краше буду смотреться?
   Вот так всегда. Нажил репутацию – изволь ей соответствовать, даже если в процессе придется врезать дуба. Я сорвался с кресла и принялся мерить шагами комнату, стараясь не обращать внимания на боязливо жмущуюся к стенке делегацию. Ну почему, спрашивается, понадобился именно я, Джеймс Боливар ди Гриз, Крыса из Нержавеющей Стали, отвергнутый обществом – и этим же обществом героизированный? Я же с младых ногтей преступник, моя работа – не спасать публику, а обдирать как липку! Разве это честно!
   – Нечестно! – вскричал я. – Мне положено грабить вас без пощады, а не услуги оказывать.
   Они торопливо закивали:
   – Грабь нас, Джим! Грабь на здоровье, не обидимся. Только сперва сделай то, о чем мы просим.
   Я тяжко вздохнул. От судьбы не уйдешь.
   – Пока я принимаю решение, может, кто-нибудь потрудится объяснить, из-за чего сыр-бор?
   Стартовый свисток – это все, что им требовалось. Мигом в комнате появился и заработал голопроектор, передо мной стремительно развернулась голограмма искусственного спутника, заиграла нежная музыка, и заговорил сочный голос:
   – Это орбитальная станция «Станиан-шесть», порт назначения для всех кораблей дальнего плавания, которые направляются в систему данной звезды.
   Для наглядности в голограмму вплыл паукообразный звездолет и встал на прикол.
   – Здесь он пройдет разгрузку, после чего доставленные на его борту товары будут развезены по всем тринадцати планетам системы. Процедура эффективна, быстра и совершенно безопасна.
   Заиграли скрипки, акцентируя эффективность, быстроту и безопасность процедуры. Я было заклевал носом, но меня разбудили грянувшие духовые инструменты и литавры.
   – И вдруг в один миг все изменилось! – набрал драматическую силу голос диктора. – Сначала вышел из-под контроля пассажирский шаттл…
   В голографический кадр вплыл знакомый яйцевидный силуэт и направился к одному из стыковочных узлов станции. Шаттл полностью контролировался компьютером, авария была совершенно невозможна. И тут это невозможное случилось: вместо тормозных дюз, которые должны были обеспечить плавное сближение, врубились кормовые и швырнули кораблик вперед. Все произошло в одно мгновение – как будто крашенное серебрянкой яйцо шмякнули о металлическую стенку! Вылетел и молниеносно обратился в снег бортовой воздух, закувыркались изувеченные тела – в отличие от воздуха люди, на их беду, замерзали помедленней. Я глаз не мог отвести от ужасающей картины.
   – Тридцать семь человек погибли в результате этой аварии, – с надрывом продолжал диктор, – которая, как выяснилось, аварией вовсе и не была. Когда механик попытался войти в отсек разладившегося навигационного компьютера, оказалось, что к двери подведен ток напряжением десять тысяч вольт.
   Схлопнулось голографическое изображение спутника и сменилось механиком в натуральную величину, он приближался к двери, не подозревая о ловушке. Я отвернулся.
   – Благодарю, но поджаренные покойники мне не в диковинку. Нельзя ли ввести вашего покорного слугу в суть дела побыстрее, без этого душещипательного видеоряда?
   Проектор снова дал вид спутника снаружи, а голос безжалостно продолжал:
   – Как выяснилось вскоре, навигационный компьютер был исправен. Его подчинил себе контрольный центр, точнее, компьютер галактического класса, модель «Марк-две тысячи пятьсот». Он считался абсолютно надежным, случаи сбоя в его работе прежде ни разу не фиксировались…
   – Все когда-нибудь случается в первый раз! – Мне пришлось кричать, чтобы быть услышанным в громовых раскатах дикторского голоса и соответствующем музыкальном сопровождении. – Кто-нибудь догадается прекратить этот проклятый фильм ужасов? Хватит, я сказал!
   Музыка оборвалась на середине оглушительной барабанной дроби. Погасла голограмма, снова зажглись лампы. Повернувшись, я ткнул пальцем в съежившихся переговорщиков:
   – А сейчас прямо к делу, и без этих ваших спецэффектов. Итак, у вас взбесился компьютер и уконтрапупил кучу народу. И этот ваш «Марк две тысячи пятисотый» в день контролирует сотни полетов, выполняет тысячи сложных операций и десятки тысяч менее сложных. Другими словами, он далеко не дурак. И если он на самом деле рехнулся, ему, естественно, не хочется никого к себе подпускать. Эти четверо, которые погибли, они пытались вырубить машинку?
   Все просители разом мрачно кивнули. Я тоже кивнул.
   – Так я и думал. Вы хотя бы эвакуировали со спутника людей?
   Они замотали головами и помрачнели еще пуще.
   – Да не подпускает он! «Марк две тысячи пятисотый». Задраил наглухо все люки, мы даже близко не можем подойти. На спутнике осталось взаперти больше трехсот пассажиров. Ди Гриз, вы должны спасти им жизнь, она в ваших руках!
   – Как бы не так, она пока еще в ваших руках. Потому-то вы и заявились сюда, потому-то и трусите. Аж вспотели – и я догадываюсь, в чем причина. Вы представляете владельцев корпорации, я прав?
   В ответ – неохотные кивки.
   – А еще вы представляете компанию, которая застраховала этот спутник?
   Новые кивки, на сей раз торопливые.
   – То есть вас привели сюда интересы не только гуманитарного свойства, но и сугубо финансовые?
   Головы опустились так низко, что уперлись подбородком в грудь, и комнату затопила волна меркантильного отчаяния. Я торжествующе улыбнулся и воздел над головой кулаки:
   – Господа, не падайте духом. Джим ди Гриз уже спешит на выручку. Он вырубит сдуревший компьютер и вернет его пленникам свободу. – Дождавшись, когда утихнут аплодисменты и крики радости, я пошел в атаку: – Но ваш покорный слуга, как и вы сами, не только добрый самаритянин, он еще и бизнесмен. Цена моей работы вполне разумна и скромна, на самом деле эта сумма даже мизерна – каких-то два миллиона кредитов…
   Теперь нужно отвернуться и зажечь сигару, и пусть мучительные стоны вволю поотражаются эхом от металлических стен. Ну вот, пора выдохнуть дорогостоящий дым и воздеть руку, требуя тишины.
   – Стыдно, господа! – упрекнул я. – Эти деньги вернутся к вам за несколько дней работы станции. Но они могут и не вернуться, если родственники жертв решат подать в суд на тех, кто позволил компьютеру сойти с катушек и погубить столько ни в чем не повинных людей.
   Короткая пауза – надо переждать вопли отчаяния.
   – В этом случае придется выложить миллиарды. У вас ровно шестьдесят секунд. Порядок выплаты гонорара таков: миллион авансом, миллион – когда я принесу вам на блюде главный предохранитель вашего психа. Пятьдесят пять секунд.
   – И как же вы собираетесь это сделать? – спросил кто-то.
   – Вот расплатитесь, тогда и расскажу. Компьютер с барахлящими контурами – сущий пустяк для того, кто спасал Вселенную. Причем дважды спасал.
   Это значит, что я не имел ни малейшего представления о том, как надо действовать. Но это уже моя профессиональная проблема. А проблема явившихся ко мне просителей – зашибать бешеные деньги. Которые я буду из них вытягивать.
   – Тридцать одна секунда.
   – Сущий грабеж, но мы согласны. У нас просто выбора нет.
   Вот уж точно, выбора у них не было. Как только аванс лег на мой банковский счет, я выпроводил посетителей и углубился в технические отчеты. Дельце мне предстояло непростое, если не сказать безнадежное. Ерунда, справимся! Не бывает совершенно тупиковых ситуаций, особенно для Крысы из Нержавеющей Стали!
   Однако и через три недели, проведенные на борту шаттла, который кружил по орбите душевнобольного спутника, я все еще не имел спасительного решения. Не было помощи и от капитана посудины.
   – Ты будешь пятым, – зловеще каркал он. – Или изжаришься, или всмятку расшибешься. Впустить-то тебя наш шизик впустит, точно муху в тенета, а вот потом…
   – Что будет потом, это уже моя забота. Обойдусь как-нибудь без твоих подбадриваний. Видишь, я полностью экипирован и жду только момента, когда эта древняя лохань окажется в рассчитанной мною точке орбиты.
   – Самоубийца…
   Это было последнее, что я услышал, прежде чем опустил лицевую пластину собственноручно усовершенствованного скафандра. Под усовершенствованием следует понимать, что я обрызгал изолирующей пеной все металлические детали. Очень уж вольно «Марк-2500» обращался с электрическим током, и я не хотел, чтобы меня закоротили, как двоих предшественников, даже не пустив на борт спутника-бунтовщика.
   План проникновения был достаточно прост, но, сидя в одиночестве на коническом носу шаттла, я поддался сомнениям. Ведь успешное выполнение этой первой задачи целиком зависело от бортового компьютера. А я в то время вообще не был склонен доверять компьютерам как таковым.
   Вдруг кораблик шевельнулся подо мной, а затем я ощутил его несильный нажим, – меня несло вперед. Это продолжалось несколько секунд, пока не дохнули газом находившиеся совсем рядом со мной тормозные дюзы. Шаттл сбросил скорость, я – нет. Вот он остался позади, а я продолжил движение по орбите, очень сильно надеясь, что она в точности совпадает с расчетной и инерция вынесет меня в нужную точку пространства как раз в ту секунду, когда там окажется «Станиан-6». И будет уж совсем славно, если я попаду аккурат в дверь аварийного люка. Ах, надежда…
   И ведь получилось! Спутник все приближался, и вот уже он целиком закрывает собой небо. Я знал, что на нем не установлены пушки и ракеты, но он мог швырнуть в меня что-нибудь тяжелое с помощью тормозных полей. Именно такой сюрприз поджидал одного из моих злосчастных предшественников. Но я приближался не с той стороны, где располагались тормозные узлы, а с противоположной. По крайней мере, я на это очень надеялся.
   Тикали секунды, а я держал палец на кнопке своего тормозного двигателя. Команду на его включение должен был дать компьютер, но, как я уже говорил, в те дни у меня не было особого доверия к компьютерам. Все ближе и ближе, все больше и больше металлическая стена – вот-вот налечу на нее и расшибусь всмятку. Где же проклятый сигнал? Если у бортового электронного мозга сгорел предохранитель, мне точно крышка! С другой стороны, врубив тормоз преждевременно, я промахнусь и безвозвратно умчусь в пустоту…
   – Тормози, – бесстрастно распорядился компьютер, и я не заставил себя упрашивать.
   Кнопка утонула до упора, меня окутали облака газа. О черт, не видно же ничего! Но двигатель выключился, газ рассеялся, – а вот и бок спутника, совсем близко.
   Я довольно сильно приложился к этому боку, и меня отшвырнуло назад – на счастье, успел схватиться за штырь антенны, а то витать бы мне вечно в межзвездном пространстве. Ну, теперь можно и перерывчик сделать, подождать, пока воздушная щетка уберет пот с моего лба и почти непроницаемую пелену с лицевой пластины шлема.
   – Слышь, Джим, – задал я себе вопрос, силясь не замечать дрожи в голосе, – а не староват ли ты для таких курбетов? Не пора ли подумать об отставке, о тихой уютной планетке, об одном-двух ограблениях банков в год, и то исключительно в порядке борьбы со скукой? А самоубийственные космические авантюры лучше оставить молодым да резвым.
   Однако, брюзжа, я уже вовсю трудился. Пеняя на жизнь, неплохо в то же время делать что-нибудь полезное. Вот я подтянулся к антенне, оттолкнулся от нее ногой, описал аккуратную дугу – в конце этой траектории меня поджидал люк аварийного выхода. Какой-то чиновный дуралей додумался поместить на нем табличку: «АВАРИЙНЫЙ ВЫХОД». Мне-то подспорье, но что толку для того бедняги, которому вдруг понадобится выйти изнутри? Посреди люка обнаружился большой рычаг с надписью «На себя». Я потянул, дверь открылась и впустила меня в воздушный шлюз.
   Отлично, задача проникновения на борт благополучно выполнена.
   Но это кто другой мог бы так решить, только не Крыса из Нержавеющей Стали, которую так назвали вовсе не за красивые глаза. Уж я-то наловчился проходить сквозь нержавеющие стены; уж я-то знаю, как нелегко при этом оставаться в живых.
   Передо мной приглашающе маячил красивый металлический рычаг, потяни за него – и пойдет воздух, а когда давление уравняется, можно будет открыть внутреннюю дверь шлюза. Слишком просто и потому подозрительно. Плавая в невесомости и ни до чего чужого не дотрагиваясь, я отстегнул клапан инструментального комплекта на бедре и вынул мультиметр, один его стержень приложил к рычагу, другой – рядом к стенке. Фонтан красивых искр, цифры на экране прибора. Двадцать пять тысяч вольт, не слабо! Интересные дела – «Марк-2500», оказывается, ждет гостей.
   Я убрал мультиметр и достал толстую катушку изоленты. К электричеству надо относиться с пиететом, особенно когда у него такая убойная мощь. Наматываем ленту на рычаг, тянем. Дверь поддалась; я дождался, когда она отворится пошире, и врубил двигатель, не жалея ресурса. Как только покину шлюз, окажусь под воздействием станционной гравитации.
   Я влетел, и она мигом потащила меня вниз. Но инерции хватило, чтобы выйти на кувырок через плечо; уже в следующую секунду я стоял в боевой стойке и сжимал кулаки, готовый к любым неожиданностям. Затем я повернулся и увидел неулыбчивого типа в замасленной спецовке.
   – Очередной ремонтник, что ли? – поинтересовался он.
   – Нет, я Санта-Клаус, едва успел к Рождеству.
   Этот малый был чересчур серьезен, если не сказать хмур. Он что-то недовольно буркнул и ткнул большим пальцем себе за плечо:
   – Тебя ждут в рекреационном отсеке.
   Он повернулся и пошел в сторону отсека, но затем, как будто спохватившись, представился и предложил:
   – Я Корона, техник пятого класса. Топай за мной.
   – Да с удовольствием. – От такого гостеприимного приема у меня полегчало на душе.
   Сбросив скафандр, я затрусил следом за техником. В рекреационном отсеке было человек десять-двенадцать, все они зааплодировали при моем появлении.
   – Чрезвычайно рад вас видеть. – Я сопроводил приветствие глубоким поклоном. – Вы уже в курсе, что я здесь с единственной целью – спасти вас. – И подпустил холодку в голос: – Однако мне интересно: как так вышло, что вы заранее узнали о моем визите? С учетом того, что помешанный компьютер контролирует всю радиотехнику на этом спутнике.
   – А вот. – Красивая женщина с пышными рыжими волосами подняла в руке портативный радиоприемник. – Если держать возле иллюминатора, ловится передача со спасательных судов. Только отвечать мы не можем.
   – Теперь можете, при мне мощный радиопередатчик. Позвольте узнать, с кем имею честь беседовать.
   – Трина. Заместитель начальника этой станции.
   – А с самим начальником я могу побеседовать?
   У нее раздулись ноздри.
   – Вы что, домашнее задание не выполнили? Начальник был на шаттле, с крушения которого и началась вся эта свистопляска.
   – Мне известно только то, что довели до моего сведения. – Ноздри раздувать я умею ничуть не хуже. – Потрудитесь представить нынешнее руководство станции.
   – У нас чрезвычайный комитет. – Она указала: – Вот доктор Путц, а это второй коммандер Старк. Ну и я сама. Доктор Путц – ассистент начальника научного отдела, мистер Старк – из службы безопасности.
   – Ассистент, второй коммандер, – пробормотал я. – Не имею привычки решать дела с мелкой сошкой. Где их начальство?
   – Наше начальство, ди Гриз, было все на том же шаттле, – прорычал Старк. – Обойдетесь тем, что есть в наличии.
   – Ладно, не время ссориться по пустякам, – кивнул я. – Сюда я прибыл с единственной целью спасти вам жизнь. Поэтому в ваших интересах предоставить мне всю возможную помощь. Правильно рассуждаю?
   Чрезвычайный комитет отошел в сторонку посудачить. Впрочем, решение было принято достаточно скоро, и до моего сведения его довела Трина.
   – Мы согласны. Инструкции будете получать через техника Корону.
   Ворчание техника я рискнул расценить как выражение согласия и кивнул с серьезным видом:
   – Очень разумное решение. Прежде всего мне понадобятся чертежи всех ярусов вашего спутника.
   – Ну да, этого каждый требовал первым делом. – Корона вручил мне пухлую обтрепанную папку с обожженными краями, с пятнами, подозрительно смахивающими на следы крови.
   У меня возникли нехорошие предчувствия.
   – Этим уже пользовались?
   Он кивнул и улыбнулся, но в улыбке было мало веселого.
   – Угу, четырежды. Может, пять – счастливое число.
   – Но ты, конечно же, не запомнил предыдущие попытки добраться до компьютера во всех деталях?
   – Отчего ж не запомнить? – Он забрал у меня папку.
   Память у этого парня была отменной, хоть и избирательной в части негатива. Он быстро показал маршруты передвижения моих предшественников – через кладовую с радиодеталями, через энергостанцию, через продсклад, через отсек очистки кислорода. Все возможные пути. Планы умные и безотказные на вид – и сплошь провалившиеся.
   – У самого-то есть мысли насчет того, как выполнить задачу? – спросил Корона, возвращая мне папку.
   Таковых у меня не имелось, но признаваться в этом мелкой сошке я не собирался.
   – Есть одна идея, и она нуждается в шлифовке. Для начала нужно собрать побольше информации. Будь любезен, попроси доктора Путца, чтобы он отвлекся от пятилитровой кружки с пивом и ненадолго составил мне общество.
   – Вы хотите со мной поговорить? – Путц тыльной стороной кисти смахнул с усов пену.
   – Да, если это вас не затруднит. Как ассистент начальника научного отдела, вы должны кое-что знать об устройстве «Марка две тысячи пятисотого», я правильно рассуждаю?
   – Знаю кое-что, но это сплошь теория. К его повседневной работе я отношения не имел.
   – Еще лучше. Вы не возьметесь объяснить мне, как это компьютер, по сути просто большой арифмометр, ухитрился сойти с ума?
   – Хороший вопрос. – Мой собеседник ухватился за подбородок – потирая челюсть, он лучше сосредоточивался. – Я уделил ему немало размышлений и пришел к выводу, который мне кажется логичным. У компьютеров модели «Марк-две тысячи пятьсот» объем памяти от десяти до четырнадцати порядков, это очень много. Уверен, вам известно, что объем памяти человеческого мозга обычно имеет десять порядков и редко превышает двенадцать…
   – Иными словами, компьютер гораздо умнее человека?
   – Да с чего бы? Я говорю о памяти, не об интеллекте. Но давайте предположим, что у него действительно замкнуло какие-нибудь контуры. При таком объеме памяти отчего бы не существовать вероятности случайного возникновения разума? Конечно, это не более чем умозрительное допущение. Миллиарды лет назад некий сбой в работе мозга животного привел к появлению на свет человека. А теперь допустим, что аналогичный сбой в работе вычислительной машины…
   – Понял, к чему вы клоните! Есть шанс, что машина повзрослеет, обучится, разовьет в себе личность. Лишенную моральных установок, не способную любить или ненавидеть. Только холодная целесообразность…
   – Всего лишь умозрительное допущение, не будем об этом забывать.
   – Доктор Путц, благодарю за содействие. Однако сказанное вами представляет всего лишь академический интерес. Мне гораздо важнее знать, что делает машина, а не почему она это делает.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация