А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чужак. Маски сброшены" (страница 1)

   Игорь Дравин
   Чужак. Маски сброшены

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
* * *

   Пролог

   – Проходите, мэтр. – Мастер Илой с какой-то непонятной мне усмешкой открыл дверь. – Уважаемый Крий хочет поговорить с вами.
   Вот это да! Я зашел в небольшую комнату. Сам и здесь, и без охраны. Странно, а с чего вообще Крий ради встречи со мной покинул свой Центральный замок? Я сел за стол напротив моложавого мужчины. А он хорошо сохранился для своего возраста. Более шести сотен лет этому разумному, а выглядит на все сорок с копейками.
   – Угощайтесь, мэтр. – Крий указал мне на вино и фрукты. – Я доволен вашей работой. Мастер Илой, покиньте нас. Мэтр, вы хороший специалист, ваша слава ничуть не преувеличена. У меня к вам вопрос. Кто именно вам помогал ликвидировать Дивигора эл Аско? Вы же не будете утверждать, что сделали это в одиночку? Не ваш это стиль, мэтр. Или мне следует вас называть Далв Шутник или Влад Молния? А может быть, графом эл Артуа?
   – Можете называть меня каким угодно из моих имен, уважаемый Крий. Есть только одно замечание: я больше не граф. А у меня тоже есть к вам вопрос. Почему вы здесь один, где ваши так ненавидящие темных телохранители? Норк перед своей смертью многое мне рассказал.
   – Угощайтесь, Влад, я никуда не спешу, мы успеем обговорить все возникшие у меня к вам вопросы, уладить все появившиеся между нами недоразумения.
   – Особенно одно. – Я позволил себе небольшую улыбку. – Как говорил мне ваш бывший телохранитель, уважаемый Крий, Норк: если вы вежливы, если приглашаете разумного за свой стол и угощаете вином и фруктами, то скоро кого-то отправят на алтарь. Как-то всегда получается, что им оказывается ваш собеседник. Мне стоит надеяться на это?
   – До окончания нашего разговора нет. А дальше кто знает…

   Глава 1
   Знакомство с полем предстоящего боя

   Вот и набежали, гнилые шакалы. Я с презрительной усмешкой смотрел на поднимающихся на палубу местных таможенников порта Крайса. Только вряд ли вам что-то обломится. Капитана, он же владелец судна, специально предупредили о недопустимости любых эксцессов с некими не совсем законными грузами. Да и я немного проверил галеру на предмет тайников во время своих прогулок по посудине. Жизнь у меня тяжелая, нервная, и Чейта будет скоро, примерно через полторы недели, рожать. А если я пропущу это действо, то Керт и моя названая дочь этого не поймут. Оно мне надо? Я хочу уложиться дней в десять, и ни часом больше. Этого времени мне хватит. Должно хватить.
   – Откройте мои дорожные сундуки, – попросил я у усердно прикидывающихся слугами Ровера и Ругино. – Пусть посмотрят, если им так это жизненно необходимо.
   Так вот хрен вам что обломится. А один не совсем пустой тайник, расположенный в носу галеры, не содержит в себе ничего особо криминального. Так, немного по мелочи капитан затарился в султанате Айра. Кстати, на обратном пути мне нужно навестить Джайда и его папашу, султана Рашида. Посидеть, настойки с ними погонять, поболтать за жизнь и так далее и тому подобное. А то ведь могут обидеться на меня за невнимание. А особенно мне хочется поговорить с султаном Рашидом о некоем грядущем конфликте между Эрией и Декарой. Много непонятностей в этом деле. Много, а еще Спокойного нужно успокоить до смерти и допросить его перед этим. Я никогда и никому не сдавал своих подчиненных. Даже на Земле я постоянно припахивал ребят из общего отдела, если возникали трудности и неприятности. Для меня есть только свои и чужие. А за своих я кому хочешь глотку перегрызу.
   – Соберите вываленные этими невеждами вещи обратно в сундуки.
   А вообще порт Крайса – громадный и почти полностью забит посудинами. Ничего, это ненадолго. Не понял, я положил ладонь на эфес палаша.
   – Любезный, а ты сейчас что буркнул в мою сторону? Тебе совсем жить надоело? Так я снизойду до простолюдина и вызову тебя на поединок. У нас на севере с этим просто. Ах, я тебя неправильно понял, ты не мне это говорил, а просто образно выражался в воздух? Живи и в следующий раз внятно озвучивай свои мысли о богатых придурках. Внятно и так, чтобы никто этого не слышал.
   Идиот, я направился к сходням. Да тут вообще край непуганых люмпенов. А если бы я на самом деле являлся изображаемым мной аристократом, то как бы иначе я должен был среагировать на некое хамское высказывание этого лаццарони в мой адрес? Сразу голову ему с плеч срубить или приказать это сделать своим слугам? Так вампиры полностью «за». Только я против. Время – вот чего мне так не хватает. Зачем мне нужна смерть этого охамевшего от отсутствия полного присутствия в своих карманах взяток идиота? Спесь свою потешить, которую очень часто путают разумные с честью? Так и этого второго достоинства у меня нет, а сидеть несколько дней за решеткой и отдать чинушам в итоге еще больше денег, чем рассчитывал получить от меня этот тип, – подобный вариант меня не прельщает. Пусть живет этот раскормленный, красномордый боров, пока живет, Арланд ведь круглый, свидимся еще с тобой, хамло обнаглевшее! А вообще не слишком удобные костюмы сшил мне мастер Паулин. На юшман[1] с трудом налезают, пристегнутые к предплечьям кинжалы быстро не достать, и вообще…
   – Господин, – склонился передо мной встречающий меня на Крайсе бывший вор. – Карета ждет вас.
   Опять нужно передвигаться в таком неудобном транспортном средстве, я залез в экипаж. А что делать – имидж требует жертв. Как там Пушок поживает в дальнем пограничье?
   – Поехали. – Я стукнул кулаком по дверце мечты чиновника.
   Наверняка скучает по мне, как и я по нему. И вообще… Я посмотрел на сидящего напротив меня Нирка. Почему у кареты нет сирены и мигалок на крыше? Я должен, как обычный разумный, передвигаться в этом транспортном потоке? Я, практически целый бывший граф, – и еду как не знаю кто! Так, спокойно, что-то на меня сильно подействовала встреча с этим таможенным хамом. Отвык я за последние годы к такому неуважению со стороны вороватого плебса. На севере Сатума все четко и ясно: ты или охотник, или рейнджер, или дворянин, или нет, а всякие чинуши подлого происхождения сосут лапу и молчат в тря… Серьезно всколыхнул мою память вкупе с нынешним осознанием окружающей действительности легкий обмен любезностями с местным чиновнико-таможенно-гаишником, рожденным наверняка в России организмом. Так нельзя, надо успокоиться. Там у меня не было таких прав, как здесь, там любой разумный за свою наглость, хамство и вымогательство не ждал никого страшнее адвоката, киллера или оборотней, обвешанных всевозможными погонами. А ведь тут не так, и дай Создатель, чтобы подобное могло продлиться как можно дольше. Тут каждый мужчина может пока еще сам защитить свою честь, если считает, что она запятнана.
   – Что у тебя так глазки бегают, Нирк? Если ты хочешь меня о чем-то спросить, не стесняйся. Пока у меня время есть для игры в «угадайку», а вот потом может и не быть. Давай, не скромничай, нам вместе работать, а ты тут мнешься как девица перед свадьбой.
   – Хантер, а вы видели Мэтра?
   Дорогая моя редакция, я тихо… э, удивляюсь. Вот так вот меня назвать, мэтром с большой буквы «М». Он намекает мне, что я… чудак?
   – Видел, как тебя сейчас наблюдаю, а что ты такой интерес проявляешь? Хочешь с ним познакомиться?
   – Мечтаю, – слабо улыбнулся Нирк. – Мне Жук обещал, что если я справлюсь с этим заданием, то смогу стать настоящим командиром группы и принести личную клятву на крови Мэтру.
   – А тебе оно надо? Клятва на крови ведь дело серьезное, обойти ты ее никак не сможешь.
   – Надо, Хантер. Я был никем, пока Зетр не нанял меня на одно дело, а потом вообще предложил вступить в свою гильдию. Я стал полностью счастлив.
   – Свою?
   – В гильдию Мэтра, я оговорился. Я был никем, а теперь я чувствую себя даже не знаю как тебе сказать. Я один из команды Мэтра, которого уважают на всем Арланде. Которого боятся даже серые. Ты не представляешь себе, что это значит для меня.
   – Представляю.
   – Да, я опять оговорился, Хантер, ты ведь наверняка принес ему клятву на крови. Ты знаешь, много слухов ходит среди ночников о Мэтре, много, но они не отражают и десятой степени его возможностей. Ты слышал, как ликвидировали одного наринского маркиза, увлекающегося охотой на мясо? Он давал им оружие, броню и выпускал в лес, а потом убивал несчастных, у них не было ни одного шанса. Так вот Мэтр лично решил принять участие в этой забаве высокородного подонка. Он…
   М-да, о такой версии исполнения Зетром одной сволочи я еще не слышал. А в принципе нормально. Все, что идет на пользу моему имиджу, вредить, я имидж имею в виду, не может. Я слушал разливающегося соловьем Нирка. А не слишком ли он восторженный организм? Может, Жук ошибся и такому парню нельзя поручать серьезные дела? Хрен его знает, я не привык рубить сплеча, сначала нужно во всем разобраться.
   – А потом Мэтр пронзил его мечом, отрубил голову и исчез, – закончил описание моих никогда не существовавших подвигов Нирк.
   – Забавно, – протянул я. – А что ты так мне все в подробностях рассказываешь? Вдруг я не совсем тот, кем ты меня считаешь? А если я…
   Твою! Я едва успел перехватить стилет. А что мы так нервничаем? Голова Нирка совершенно случайно ударилась о дверцу кареты два раза, а теперь еще и об пол. Раз, два, три – ну вроде хватит.
   – Ребята, спокойно. – Я отправил обратно на улицу бежавших рядом с экипажем вампиров.
   И зачем они заглянули в карету? Я что, с таким случаем сам не могу справиться? Это уже оскорбление для моего повышенного интеллекта, я побрызгал вином на лицо почему-то отключившегося моего, но он пока это еще не совсем знает, сотрудника.
   – А почему защитный амулет профа не работает? – поинтересовался я. – Тебе его не выдали?
   – Мэтр, я догадывался, что это вы! А амулет я специально отключил. Примите мою клятву на крови, прошу! Когда моя мать лежала при смерти, именно вы помогли мне. Именно благодаря вам и вашим деньгам, выданным мне Зетром, она жива и каждое утро молится за вас.
   И что мне с этим энтузиастом делать? Меня учили давать полную характеристику разумного в трех словах. Здесь это не понадобится. Всего одно слово – «фанатик». Ну, Жучила, если это твой принцип подбора кадров, то ты конкретно попал на премию. Этот Нирк ради меня сделает все что угодно. А впрочем, с ним могут быть проблемы.
   – Я приму твою клятву, но никакого лишнего энтузиазма, заглядывания мне в рот и попыток предугадать мои желания я не потерплю. Согласен?
   – Да.
   Ты идиот, я так тебя скоро запрограммирую, что тебе небо с овчинку покажется. Хотя вроде на дебила ты не похож. А впрочем, позже разберемся.
   – Где тут у вас находится местная Третьяковка? Мне нужно кое-что посмотреть. Мне нужно кое в чем разобраться. Для акции мне нужно иметь полное представление о разумных, населяющих этот остров.
   – Мэтр, вам сюда. А может, сначала вы остановитесь в гостинице?
   – И ты там совершенно внезапно принесешь мне клятву на крови. Не пытайся играть со мной, я этого не терплю. Ты местный, ты знаешь полностью этот гребаный остров. Закачивай, Нирк, у меня совершенно нет времени. Действуй, будь мне полезен, а то я ведь могу и передумать.
   А возможно, и передумаю, что-то этот энтузиаст мне не совсем нравится. А с другой стороны? Он мне верен, он жизнь готов отдать ради меня. Вот дилемма. А чего я хотел?

   Ну ни хрена себе, я стал разглядывать следующую картину. Блин, я все понимаю, но не настолько и не до такой степени. Впрочем, я всегда был поклонником реализма. Особенно Жюля Бретона, когда меня бывшая умудрялась затащить на очередную выставку живописии или хрен знает чего. Кстати, я никогда не понимал этого времяпрепровождения. Лучше уж просто сходить в кабак или там в кино, а здесь зачем время терять? Впрочем, сейчас я времени не теряю, а просто исследую возможные варианты действия, я анализирую поведение находящихся здесь разумных.
   – Вы заинтересовались этой картиной? – позволил нарушить мое почти уединение один старичок.
   – Сколько она стоит? – поинтересовался я.
   – Триста двадцать пять золотых.
   – Солидно. А когда умер художник?
   Не понял, а почему старичок стал так судорожно вытирать свою лысину?
   – Что с вами?
   – Разве великий мастер Арасал умер?
   – Я просто спросил. Вы не волнуйтесь так. Я все понимаю, картина напоена магией воды, я про обложку, то есть оформление, то есть рамка просто пропитана магией, я просто спросил. Ведь картина столько стоит, что я уже начал сомневаться в…
   «Влад, ты не забыл, что являешься северным дикарем, зачем ты разбрасываешься своим воспитанием и интеллигентностью?» – рассыпался углями костер.
   «Ог, ты в принципе опупел? Еще раз назовешь меня этим похабным словом – я из тебя все кишки вымотаю. Я вообще ни с какого боку не интеллигент. Я придерживаюсь принципов Гумилева: когда его обозвали подобным образом, он разнервничался и сказал, что у него профессия есть и не надо так его оскорблять!»
   «Вот и я говорю об этом, а хотел бы тебя оскорбить – так назвал бы тебя толерантным общечеловеком».
   «Это уже вообще беспредел! Даже не думай, зубами загрызу, ты на святое замахнулся. Я смотрю, ты без компании Земы, Вода и Воза совсем с катушек съехал».
   – Я сомневаюсь в подлинности картины, но это ни на что не влияет. Портянки у меня почти сгнили, а эта писанина мне подходит. Заверните. Классная штука, думаю, что неделю я на ногах ее проношу. Что это с вами, не надо смотреть на меня как на Проклятого. Мы, вольные бароны, всегда с почтением относимся к искусству. Даже к этой жалкой мазне. Как говорила один раз при мне на рынке моя мать: почем ваш гнилой чеснок? А что вы так удивляетесь? Да сами смотрите. Этот дебил, я про нарисованного на всех этих картинах организма выражовываюсь, всюду изображен в полной латной броне и почему-то без шлема. Он что, хочет всех своих противников до смерти испугать своей невероятной красотой? Спешу и падаю заметить, что у него это вряд ли получится. Он не красавец. Да вы что? Не надо от меня так отодвигаться, я не по этой части специализируюсь. Ну вот сами смотрите, я понимаю, что это какой-то герой острова Крайс.
   – Он основал наш город!
   – Понятно, значит, он был пиратом. Не надо нервничать, а как бы его еще обозвали потомки? Его, превратившего захудалый остров козопасов и водителей овец в…
   – Выйдите отсюда!
   – А что мы так нервничаем? Живописию эту заверните, и я пойду портянки менять. Да вы не слишком беспокойтесь, я дворянин всего лишь в первом поколении, так вроде считается. Хотя если учесть моих знакомых и друзей, а особенно кровного брата, то тут возможны всякие варианты. Ну смотрите, разве вам самому не смешно? Парень одет в полную броню, шлема на нем в принципе не присутствует. Изредка рядом с ним появляется девушка, и тоже в броне и без шлема. Я сейчас обхохочусь. Он головой привык всякие железки отбивать, или у него есть серьезный амулет защиты? Тогда почему на живописии этого не отображено? Тогда зачем вообще ему броня?
   – Вон!
   И чего этот дедок такой нервный. Я быстренько перебрался в соседний зал. Я же ему еще не все рассказал про игру света и теней – кстати, великолепно изобразил натюрморты этот мазила. Странно, что он до сих пор жив, и картины продаются за такую цену. Однако ведь бывает, что и при жизни художники получают славу и признание, не ожидал, честно говорю, не ожидал.
   «Влад, ты только этого смотрителя за шедеврами не доводи до инфаркта!»
   «Ог, ну ты считаешь меня вообще садистом? Я просто буду молчать, ну ничего себе?! Ог, это же порнуха! Наконец-то, смотри – тут какие статуевины, даже в Эрмитаже я подобного не видел».
   «Влад, без комментариев, спрячь свое высшее образование подальше! Забудь о том, что ты интеллигент».
   «Ты это кого сейчас на хрен послал? Я вообще не понял, о чем ты речь толкуешь, но сам посмотри, как тут красиво. Такие забавные фигуры, исполненные в масштабе один к десяти и так, что я сразу начал ощущать в себе тягу не только к реализму, но и к натурализму».
   «Поручик Ржевский, молчать!»
   «Да мне особенно говорить и не хотелось. Я только проведу сравнительный анализ с Третьяковкой, и все».
   – Уважаемый, можно вас побеспокоить? – обратился я к очередному смотрителю очередного посещаемого мной зала.
   «Началось», – всхлипнул костер.
   «Продолжилось, терпи, Ог, Он терпел – и нам тоже стоит к этому прислушаться. А теперь серьезно, посмотри на тех, кто пускает здесь слюни от любопытства. Оцени количество и качественный состав посетителей этой выставки и учти, что пропуск типа билета в этот местный храм искусств стоит двадцать серебрушек».
   «Явно небедные люди, судя по одежде и украшениям, каждый из посетителей имеет годовой доход…»
   «Не на то ты обратил внимание. Дам здесь совсем нет, хотя в других залах несколько довольно симпатичных экземпляров мы с тобой видели. Почему их здесь нет, посещать именно эту пародию на искусство ими считается неприличным? Почему у этого зала есть свой отдельный выход на улицу? Знаешь, как это называется? Ханжество в самой глубокой и грубой форме. Средневековье, еще не научились… Ог, ну ты посмотри, как некий господин в красных шароварах упорно пытается найти хоть одну монетку в кармане своих штанов!»
   – Чего вы хотели? – наконец-то соизволил подойти ко мне местный смотритель.
   – А что из выставленного в этом зале продается? – поинтересовался я.
   – Ничего, господин. Вся коллекция принадлежит благородному Дивигору эл Аско, и он, в своей щедрости и благородстве, подарил ее музею за совершенно символическую сумму, и…
   «Ясен пень. – Я еще раз взглянул на красноштанника, наконец нашедшего в своем кармане монетку. – М-да, такими темпами эту выставку скоро будут посещать не только онаны, но еще и вуайера. Слушай, смотритель, ты меня уже замучил своим рассказом о щедрости, благородстве и заботе о жителях острова Крайс, проявленной неким Дивигором эл Аско. О молодом талантливом скульпторе и так далее. Мертвый он, это я о Дивигоре, совсем трупешник, и эти предвыборные технологии никоим образом ему не помогут. Опаньки, так это не единственная коллекция, безвозмездно переданная им крупнейшему на Сатуме музею? Дивигор избавился от всего своего барахла? Ог, выдай мне результат своего анализа происходящего».
   «Положение Дивигора на Крайсе было не очень прочным, именно поэтому он решил связаться с очень сомнительными разумными, которых ты убил. Скорее всего, у него были финансовые проблемы. Дивигор стал избавляться от своего имущества, весьма ценного, смею заметить. Неужели ты, Влад, думаешь, что он стряхнул с музея только символическую сумму? А коллекцию не продают, потому что ее уже кто-то купил».
   «Когда же я тебя научу совершенно правильно, а не частично верно оценивать обстановку? Фишка тут несколько в другом, Ог. Я считал Дивигора просто посредником одной дурно пахнущей сделки, а теперь… А теперь я объясню тебе все на пальцах. Разумный избавляется от собственности, могущей ему помешать во время бегства. Впутывается в весьма сомнительную сделку, Крий Баросский его почему-то мне заказывает – все понял или нет?»
   «Нет».
   «Объясню для особо умных элементалей огня. Он решил – Дивигор решил, – что пост главы Торговой палаты острова Крайс его уже не устраивает. Этот гад задумал подняться еще на одну ступень выше. Закатники из Золотой десятки были наняты им, практически неуязвимые демоны всех стихий должны были скоро появиться, страховка в виде клириков. Для чего ему это все, дальше объяснять?»
   «Дивигор планировал кинуть темных, он решил забрать демонов себе, он решил занять место Крия?!»
   «Скорее всего, нет. Скорее всего, Дивигорчик имел некие дела с Крием, а потом решил, что посредник ему уже не нужен, он сам со всем может справиться на Сатуме, а Крий пусть на острове в гордом одиночестве лапу сосет. Все контакты Дивигор переводит на себя и руководить материковыми темными ложами тоже сам будет. Кидалово вполне в стиле этой личности. А вообще большие деньги уже Дивигора не устраивали, ему нужна была власть, большая власть и еще больше денег. А на Крайсе он уже достиг своего потолка, и однажды Дивигор решил, что раз подворачивается такой шанс, выпадающий один раз в жизни, то нужно прыгнуть выше головы. Амбициозный он человек. Был. Чего ему в жизни не хватало? Дураком он был, несмотря на весь свой ум. Деньги и власть должны обеспечить приемлемый для разумного уровень комфорта существования, а не становиться самоцелью».
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация