А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимние убийцы" (страница 6)

   – Почему у него?
   – Он снабжает меня выпивкой. Время от времени.
   – Зачем?
   – Якобы из жалости. Думаю, он хочет, чтобы меня выгнали.
   – Почему?
   – Ему стыдно. Он был командиром разведгруппы, сообщившей о партизанах. Каждый раз, когда он видит меня, он вспоминает свою ошибку.
   – Так вы бывшие сослуживцы?
   – Да. Я устроил его к господину Ло, когда в городе было туго с работой.
   – Вот она, фрогская благодарность… – буркнул Элисенварги. – Так что же, он дал тебе бутылку?
   – Нет. Даже дверь не открыл. Сказал, мол, спиртного у него нет. Может, просто хотел спровадить меня поскорее.
   – Почему?
   – Может, он был не один.
   – Не один? – удивился я. – А с кем?
   – С Нулли.
   Я не сразу понял, кто такая эта Нулли.
   – Э-э… С женой дворецкого?! В смысле – был с ней? Она что же, путается с Микшем?!
   – И с Торо тоже. С ними обоими. Не может отказать мужчине.
   Я тихонько присвистнул. Хорошенькие дела… Все мои представления об их компании оказались в корне неверными. И эта женщина, она выглядела такой тихой и робкой, обожающей мужа…
   – А как же Марж? Он что, не знает?
   – Знает, конечно. У них что-то вроде договоренности: каждый вечер он на час-полтора уходит в гараж и остается там. Чинит машины или просто сидит…
   – Почему же он позволяет этим двоим так с собой обращаться?!
   – Марж мухлюет со счетами. Присваивает часть денег, идущих на содержание усадьбы. Микш и Торо в курсе. Если господин Ло узнает, то уволит его. У старика твердые принципы относительно воровства в доме.
   – Шантаж?
   – Вроде того.
   – Всё это очень интересно, но не приближает нас к разгадке, – бросил мне Элисенварги. – Спрашивайте по существу.
   – Что было дальше?
   – Я вернулся к себе, посидел немного у огня, а потом стал собираться в город.
   – Что, прямо так, пешком? По заснеженной дороге?
   – Да.
   Мощный парень, что тут скажешь. Я бы выдохся минут через двадцать, по этим сугробам…
   – Куда ты направлялся?
   – В «Пьяную рыбу». Они работают до последнего клиента. Я заказал выпивку и сел в уголке, подальше от стойки – там частенько бывают драки.
   Я понимающе хмыкнул.
   – Ты пил один?
   – Сперва – да, а потом, когда я уже изрядно надрался, ко мне подсел какой-то тип.
   – Как он выглядел? Опиши.
   – Старик. Войлочная шляпа, плащ с засаленным воротом, весь в латках. Лицо морщинистое, на вид – лет семьдесят, не меньше. Но крепкий и широкоплечий, да и спина прямая. Я ещё подумал – наверное, из бывших военных.
   – А на самом деле?
   – Откуда мне знать. Я не спрашивал.
   – Вы разговаривали?
   – Да, поболтали немного – пока я ещё ворочал языком.
   – О чем?
   – О столичной жизни, о зимнем сне, о…
   – А будь столь любезен, перескажи ваш разговор слово в слово! – неожиданно вмешался старикан. На Эрхенио он при этом не смотрел: всё внимание кудесника было приковано к стрелкам приборов. Пятнистые пальцы едва заметными движениями регулировали верньеры настройки. Дамочка что-то лихорадочно строчила в блокноте, время от времени заглядывая ему через плечо.
   Я только было собрался выдать нечто скептическое – мол, всему есть пределы, как Эрхенио заговорил вновь. Я был поражен. Он не просто дословно воспроизвел диалог, но даже ухитрился передать интонации! На какой-то момент я словно воочию увидел хитрое лицо, поблескивающие из-под шляпы внимательные глаза, заскорузлые пальцы, сжимающие щербатую глиняную кружку… Собутыльник сторожа оказался настоящим виртуозом. Несколькими невзначай брошенными фразами расположить к себе совершенно незнакомого фрога, а потом вытянуть из него всю подноготную, практически ничего не сообщив о себе – это надо уметь!
   – Скажу по совести, парень: я уже слишком стар, чтобы бодрствовать круглый год. У вас тут, в столице, наверняка есть где соснуть до весны, а? Да полно. Ну, и где же? Куда бы улегся ты? Мне не до отдыха, знаешь ли. Усадьба велика, рабочих рук мало. Все при деле. Что, и хозяева? А то! Ну, госпожа Кеттери ложится в спячку, ну, это уж… Так, может, посоветуешь чего? Сам-то я издалека, порядков ваших не знаю. Да что там порядки, спроси любого, где, мол, зимняя ночлежка – тебе и подскажут. Ну, а если деньжата водятся, так ещё легче. Квартиру сымешь, да и спи себе х-хоть до лета. Хозяев пр… Предупреди, когда те надо… Хе-хе-хе! Не, приятель, квартира мне не по карману. Зимняя, говоришь, ночлежка… А ещё? В общсв… Общественных купальнях есть зимнее отделение. Недорого, и всяко лучше, чем в гр… Грязной лоханке замр-рзать… Ох, ну я надрался! А пойдем-ка на свежий воздух. Провожу тебя до дому, парень, до самой двери. Ну-ка, вставай, вставай… Ох, и тяжел же ты!
   Эрхенио умолк. Мы с Элисенварги переглянулись. Инспектор продолжил допрос, но ничего нового мы больше не узнали – Эрхенио лишь повторил первоначальные свои показания. Следующее, что он помнил – это приоткрытая дверь в усадьбу.
   – Он точно не может лгать в таком состоянии? – подозрительно осведомился Элисенварги у старикана – видно, ему очень не хотелось расставаться со своей версией.
   – Как вам сказать, любезный… Теоретически возможно – но только теоретически… Ну, скажем, если предварительно погрузить его в транс ещё более глубокий, и закрепить необходимую информацию… Практически – нет.
   Тут у меня возникла одна мысль.
   – Эрхенио! У этого типа было что-нибудь вроде ледового бура?
   – Нет. Я не видел. Только посох да сумка через плечо.
   Посох… – задумчиво пробормотал я. – Хм… Как бы там ни было – похоже, у нас есть словесный портрет подозреваемого, инспектор.

   Глава 5
   Бродячая смерть

   Всю дорогу к усадьбе Эддоро мне не давало покоя услышанное на допросе. Да и вообще, вся эта история с гипнозом. Я почти жалел, что воспользовался предложенной Тыгуа помощью: было во всём этом что-то на редкость мерзкое. Знать, что все твои тайны, все маленькие (и зачастую – весьма гнусные) секреты, всё то, что ты прячешь в укромных тайниках собственной души, может быть вытащено на всеобщее обозрение – а ты даже не будешь помнить, как исполнял этот ментальный стриптиз… Отвратительно! Имелось лишь одно оправдание сделанному: теперь мы и впрямь располагали информацией о возможном убийце. И даже более – с высокой долей вероятности представляли, где он нанесет следующий удар.
   В кабинете Элисенварги была одна замечательная штука: большущая настенная карта Амфитриты. При помощи булавок я отметил места преступлений.
   – Смотрите, что получается, инспектор. Первое убийство было здесь, так? Потом наш подозреваемый вернулся в трущобы, где-то там отоспался, и… Следующее убийство – в этом районе. Далее – он, наверное, побродил по окрестностям, забрел ещё в один неблагополучный район, снова нашел себе убежище, а ночью совершил убийство в ночлежке, – я вколол следующую булавку. – Вот между третьим и четвертым местами довольно большое расстояние… Но смотрите! Если просто идти вдоль канала, никуда не сворачивая, то в конце концов попадешь в квартал богатеев. Четвертое убийство произошло там. Думаю, ему просто повезло: залезть в шикарный особняк, не попавшись на глаза охране и челяди…
   – Эрхели Танха жил один. Его вилла – единственная, где не было иллюминации, – обронил Элисенварги.
   – Тогда понятно. Но всё равно, наглый ублюдок…
   – К чему вы клоните, Монтескрипт?
   – Соедините все булавки воображаемой линией.
   – Ну, и?
   – Его траектория, инспектор. Плавная кривая. Не зигзаг, не петли. Он не выискивает жертвы специально. Этот мерзавец просто движется сквозь город, каждую ночь убивая кого-нибудь. Ему всё равно, кто его жертва – мужчина или женщина, богач или бедняк. Их объединяет одно – криобиоз. И у меня складывается впечатление, что он таким образом хочет что-то сказать нам.
   – И что же?
   – Быть может, следующее: пока ты в спячке – ты просто кусок мяса, вмороженный в лёд. Мне плевать, кто ты и кем был, пока бодрствовал.
   Элисенварги задумчиво почесал шею.
   – Это ваши измышления, но… Допустим, вы правы. Как это поможет взять его?
   – Обратите внимание, он ни разу не повернул назад. И мы знаем, что Эрхенио упоминал общественные купальни. Если предположить, что он и дальше будет двигаться примерно в этом направлении, то…
   – Князья преисподней! – пробормотал Элисенварги. – Я немедленно пошлю туда фрогов. Надо усилить патрули…
   – Вы что, хотите спустить в унитаз наш единственный шанс?! Он полный псих, но далеко не дурак! Засада, инспектор. Только засада. Надо брать его с поличным.
   Мы немного поспорили. В конце концов, Элисенварги согласился с очевидным. Может, он и не совсем безнадежен. Покинув участок, я направился в усадьбу Эддоро, попутно размышляя, стоит ли доводить до сведения моего работодателя услышанные от Эрхенио подробности. С одной стороны, я вроде как представляю его интересы, но… А, какого дьявола! Он нанял меня расследовать убийство, а не копаться в грязном белье своих слуг!
   Господин Ло выслушал, не перебивая.
   – …Таким образом, первоначальные версии отпали. Ваша племянница оказалась жертвой маньяка – первой, но не единственной. У меня есть его описание и некоторые соображения по поводу того, где мерзавец нанесет следующий удар.
   – Вы намерены задержать его?
   – Надеюсь… При содействии полиции, разумеется.
   Мне показалось, что в глазах Эддоро мелькнула тень разочарования.
   – Я мог бы выделить вам нескольких фрогов в качестве поддержки. У нас имеются неплохие специалисты по охране…
   – Господин Ло! – я приложил руку к груди. – Я понимаю ваше желание взять негодяя собственными силами. Но поймите и вы: в этом деле обойтись без участия полицейских не-воз-мож-но!
   – Что ж, хорошо, – не стал спорить он. – Надеюсь, у вас всё получится. Держите меня в курсе, господин Монтескрипт.
* * *
   Вернувшись от моего работодателя и пообедав, я отправился проинспектировать общественные купальни. Амфитрита – город, вписанный в систему мелких, с болотистыми берегами озёр. Первоначально все дома здесь стояли на сваях – что немудрено, учитывая биологию коренных обитателей этого мира. Позже появились насыпные острова, сеть каналов, многочисленные пруды – но вода по-прежнему довлела над сушей. В нескольких местах из глубины пробивались горячие источники; вполне естественно, что местные жители вовсю использовали дармовое тепло. Купальни – одно из немногих мест, где жизнь зимой даже активнее, чем в теплый период. Детвора обожает плескаться в выгородке – это обширный, но мелкий, едва по пояс взрослому, пруд, нечто вроде огромного бассейна под открытым небом. Те, кто постарше, предпочитают отдельные «джакузи» на одну или несколько персон – причем имеется возможность выбрать «ванну» с подходящей температурой воды – от чуть теплой до такой горячей, что едва можно терпеть. Вход на территорию купален платный, но стоит сущие гроши. Чуть поодаль расположено несколько приземистых зданий на сваях – зимний гостиничный комплекс; именно там, как я предполагал, убийца нанесет свой удар.
   Присутствия полицейских я нигде не заметил – и, что ещё более важно, не почувствовал. Обстановка была спокойной. Я даже зауважал Элисенварги – как правило, наша полиция действовала с изяществом слона в посудной лавке. Для начала я попытался обойти гостиницу кругом, но это не получилось: часть постройки выступала в озеро, и тонкий прибрежный ледок начал предательски потрескивать под ногами. Ладно… Каким образом «бурильщик» может попасть внутрь? Окна первого этажа забраны решетками, кроме того, до них не так просто дотянуться – постройка-то на сваях… Тут взгляд мой упал на новенькую лестницу, небрежно брошенную в сугроб. Ай да Элисенварги! Ненавязчивое приглашение, да? Что может быть проще – поднять и прислонить к стене; и окна второго этажа сразу становятся доступными! Хм… А не слишком ли очевидно? Вдруг он заподозрит ловушку? Ладно, будем надеяться, всё сработает как надо.
   Портье одарил меня удивленным взглядом. Ещё бы: люди здесь наверняка нечастые гости. Пришлось на ходу сочинять историю о приятеле-фроге, якобы попросившем присмотреть ему номер на зиму… По-моему, портье мне не поверил. Ну и ладно. По крайней мере, он не стал задавать лишних вопросов и вызвал коридорного. В его сопровождении я осмотрел парочку номеров на верхнем этаже и один – внизу. Ничего особенного; обстановка спартанская – кафельные стены, шкафчик для одежды, тумбочка и большая ванна с толстым гуттаперчевым вкладышем. Я задал несколько глупых вопросов, внимательно разглядывая окно. Стекла одинарные, понятное дело – сохранять тепло здесь не требуется. Если выдавить такое, шуму будет немного. Удовлетворившись увиденным, я глянул на часы. Пожалуй, есть время воспользоваться здешними услугами, прежде чем купальни начнут закрываться.
   Я выбрал умеренно горячую воду, и служитель проводил меня из раздевалки к одной из каменных ванн. Там уже грелся посетитель, низко надвинув на лоб шляпу. Несмотря на вечернее время, народу в купальнях было изрядно – так что особо привередничать не приходилось.
   – Добрый вечер! – поздоровался я. – Надеюсь, не помеша…
   – Интересно, Монтескрипт, вы всю жизнь будете отравлять мне существование? – лениво осведомился Элисенварги.
   – О! И снова – здравствуйте, инспектор. Не узнал вас без мундира…
   – Это хорошо. Раз уж вы не узнали, то другим и подавно не светит, – откликнулся он.
   – Ехидничаете?
   – Да упаси князья преисподней! – Он вздохнул. – Знали бы вы, как меня достало это дело. Начальство рвет и мечет. От меня требуют предъявить мерзавца, как будто я способен вытащить его из рукава, словно уличный фокусник! Можете себе представить, во что превратится город, если начнется преждевременная массовая разморозка спящих? А ведь дело к тому идёт! Фроги напуганы, Монтескрипт; ещё одно убийство – и всё, их не остановишь! Это будет настоящая катастрофа, не лучше Трёх Дней… Проклятые газетчики!
   Над этим аспектом я даже не задумывался. А ведь действительно: вся наша экономика основана на том, что зимой население сокращается как минимум в два-три раза. Разумеется, инспектор несколько преувеличивал: всё же Трёхдневное восстание перетряхнуло столицу сверху донизу почище иной войны… Но последствия и впрямь могли быть очень серьёзными.
   – Что ж, молитесь, чтобы я оказался прав, – полушутливо предложил я. – А то вдруг он решит почтить вниманием какое-нибудь другое место…
   – В таком случае я арестую вас, за саботаж, – сварливо откликнулся инспектор. – Конечно, ваши высокие покровители быстренько вытащат вас из кутузки, но хоть душу отведу…
   Хм. Надеюсь, он так пошутил. Высоких покровителей у меня не было – хотя многие думали иначе, одно приглашение на обед к Его Величеству чего стоило… Ну, это дела прошлые.
   – Сколько фрогов у вас здесь?
   – Достаточно, чтобы схватить негодяя, – ушел от прямого ответа инспектор. – Главное, не путайтесь у них под ногами.
   Ну что ж, достаточно – так достаточно. Я окликнул проходившего мимо служителя и поинтересовался, нельзя ли заказать кружечку пива прямо в «джакузи». Разумеется, у них была такая услуга – фроги изрядные сибариты. Содрали с меня безбожно, зато пиво было – высший класс. Вдобавок, я получил возможность поддразнить Элисенварги: он-то был на работе, и таких вольностей позволить себе не мог.
   Бежало время. Я неспешно тянул золотистый напиток, рассеянно поглядывая на посетителей, мелькающих в клубах пара – по их белым султанам купальни можно было заметить издалека, за несколько кварталов. Начинало темнеть; сумерки украсились множеством разноцветных огоньков. Здесь традиционно обходились без электричества, предпочитая масляные светильники. Послышался частый топот. Мальчишка-фрогги, лет десяти, пробежал по дощатому настилу, топоча грубыми башмаками, склонился к Элисенварги и что-то шепнул ему на ухо. Инспектор кивнул и полез на сушу. Я вопросительно приподнял бровь.
   – Мои парни заприметили типа, похожего по описанию на нашего фигуранта, – снизошел он. – Надо быть начеку.
   – У вас есть кто-нибудь в зимней гостинице?
   – Разумеется, есть! – буркнул он. – Вы что же, совсем за дурака меня считаете? Как только он сунется туда, дело в шляпе!
   Я последовал примеру Элисенварги, не без сожаления покинув уютную купель. Порыв ледяного ветра тут же хлестнул распаренное тело. Бр-р! Фрогам-то легче… Стуча зубами, я устремился к раздевалке. Вовремя: не прошло и пары минут, как невдалеке громко зазвонил колокольчик – посетителям давали понять, что купальни закрываются. Я ощутил легкое беспокойство. Ещё немного, и публика покинет это место. Служители начали обход, деликатно поторапливая припозднившихся или уснувших в тёплой водичке сограждан. Я оделся и двинулся к выходу, вглядываясь в подсвеченную неяркими огоньками белесую мглу.
   Как я и предполагал, парочка констеблей в штатском дежурила у входа. Одного я даже узнал – доводилось встречаться во время предыдущих расследований.
   – Привет, Тритти! Как дела? – и уже вполголоса: – Видел нашего парня?
   – Здорово, Эд. Вроде, зашел тут один, по описаниям похож…Если тот самый, ребята его примут, не переживай.
   Последняя компания с умиротворенным видом покинула заведение. Я проводил их внимательным взглядом. Минут через пять появился Элисенварги. Он явно нервничал.
   – Проклятый ублюдок как сквозь землю провалился! Боюсь, придется прочесывать все купели и раздевалки…
   – То есть в гостинице он не появлялся? – на всякий случай спросил я. Инспектор посмотрел на меня, как на идиота.
   – Разумеется, нет!
   Тритти тяжело вздохнул: перспектива искать маньяка-убийцу среди клубов пара его не слишком порадовала.
   – С чего бы этому засранцу прятаться? Предполагается, что он не знает о засаде!
   – Может, просто почуял неладное. А может, его насторожила ваша затея с лестницей, – предположил я.
   – С какой лестницей? Что вы несете, Монтескрипт? – процедил Элисенварги.
   – То есть как?! – удивился я. – Лестница в сугробе, с обратной стороны гостиницы – я думал, это ваших рук…
   Не дослушав меня, он устремился прочь. Я бросился следом, на ходу расстегивая верхние пуговицы пальто – чтобы можно было сразу выхватить пистолет.
   – Не могу поверить! Вы что, даже не удосужились обойти здание?!
   Он не ответил. Взметая снег, мы подбежали к гостинице, завернули за угол – и…
   – Проклятье!
   Лестница по-прежнему была там. Только теперь она не валялась в сугробе, а стояла, прислоненная к стене здания, и верхний её конец упирался в разбитое окно. Я развернулся и бросился к дверям. Инспектор обогнал меня, на ходу выкрикивая распоряжения. Портье шарахнулся прочь. Коридор наполнился полицейскими – кажется, они были за каждой дверью… Но только на первом этаже!
   – Все наверх! – ревел Элисенварги.
   Топоча, словно стадо взбесившихся бегемотов, мы ворвались на второй этаж. Толстый констебль плечом вышиб хлипкую дверь номера… И – да, он был здесь: гнусного вида старец, в широкополой шляпе и ветхом плаще. Точно такой, каким я представлял его по описаниям Эрхенио; будто ожившее порождение фантазии, обретший плоть фантом… Наконец мы встретились с убийцей лицом к лицу.
   Мерзавец вцепился в Т-образную рукоятку засевшего во льду инструмента – должно быть, услыхал шум и поспешил выдернуть своё орудие, но оно застряло.
   – Не двигаться! Полиция! Руки вверх… А-а-а!
   Старец мощным рывком выдернул бур из ледового плена и ткнул им констебля в лицо. Тускло блеснули короткие зубцы. Полицейский отлетел в сторону, зажимая распоротую щеку. Сквозь пальцы хлестала кровь. Негодяй отступил к окну, щерясь и делая угрожающие движения. Беда в том, что мы не могли накинуться на него все разом – слишком мало было свободного пространства. Эти комнатки не создавались для того, чтобы в них жить – только для сна. Я выхватил из подмышечной кобуры пистолет, но не сумел даже толком прицелиться: широкоплечие стражи закона то и дело перекрывали линию огня.
   Маньяк, меж тем, не терял времени даром. Крутанув свой инструмент над головой, он обрушил его на ближайшего полицейского и сломал ему руку. Элисенварги бросился вперед, но старец ткнул буром, словно копьём, и попал ему прямехонько в солнечное сплетение. Инспектор сложился пополам и рухнул под ноги набегавшим коллегам, хрипя и корчась. На полу немедленно образовалась куча-мала. Старик что-то сделал со своим орудием; щелкнуло, клацнуло, Т-образная рукоять выпрямилась, короткие лезвия втянулись внутрь, и в руках у него оказался обычный толстый посох. Зажав его под мышкой, он шагнул на подоконник – и тут, наконец, я ухитрился спустить курок.
   Пуля попала ему в бедро, немного выше колена. Завопив от боли, он сверзился в окно, вынеся оставшиеся стекла. Помедлив всего пару мгновений, я прыгнул следом, на лету перехватывая разряженный пистолет за ствол – в точности так, как учил меня Тыгуа. Уже в который раз совет учителя спас мне здоровье, а может, и жизнь. Маньяк не корчился в сугробе, как полагалось бы после такого кульбита – он поднялся на ноги и замахнулся посохом, так что я еле успел парировать удар. Пистолет вышибло из руки, но к счастью, я смог отвести падающую на меня дубину – и вместо того, чтобы размозжить голову, посох лишь скользнул по плечу. Сила удара была такова, что рука сразу онемела; но я всё же бросился на него, стремясь сбить с ног. В целом представители человеческой расы немного сильнее фрогов, хотя и уступают последним в быстроте реакции – но проклятый старец, похоже, был исключением. С лёгкостью профессионального борца он подмял меня, и усевшись на грудь, стальной хваткой вцепился в горло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация