А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимние убийцы" (страница 28)

   Глава 19
   Темные воды

   …Самодельную мину я установил в узкой горловине полузасыпанного тоннеля, как раз напротив того места, где золотая жила выходила из камня. Три бочонка легли в ряд; содержимое четвертого я решил использовать, чтобы сделать пороховую дорожку – ибо огнепроводного шнура у меня, разумеется, не было.
   Я понятия не имел, хватит ли силы взрыва, чтобы обрушить своды тоннеля. По крайней мере, глыбы над головой выглядели многообещающе. Покуда я возился, пристраивая заряды, сверху то и дело срывались мелкие камешки. Когда я наконец ногами вперед выбрался из узкогого лаза, то испытал ни с чем не сравнимое облегчение. За прошедшие сутки мне уже не раз пришлось рисковать жизнью; но быть раздавленным внезапным обвалом, пожалуй, худшая участь из всех возможных…
   Осторожно пятясь, я продвигался по скальному карнизу. В некоторых местах пришлось расчистить тропу от камней – иначе порох просто утек бы в крупные щели меж ними; а кое-где, наоборот, составлять из булыжников тропинку для будущего огня. Я хотел иметь как можно больше времени на отход. Конечно, порох – это вам не горная взрывчатка; но кто его знает, на что способны раскаленные газы в замкнутом пространстве пещер… Бочонок вскоре полегчал, а затем и вовсе показал дно. Я выкинул его в озеро и позволил себе минутную передышку. Если всё получится, как я задумал, Лереа и Тремор окажутся замурованы в каменной гробнице до скончания времен.
   Чиркнула спичка. Высокий, искрящий язык огня с бодрым шипением побежал по камням. Я бросился в противоположную сторону. В несколько прыжков преодолев последние метры скального карниза, я нырнул в тоннель, ведущий к подземным озёрам. Керосиновый фонарь раскачивался в мой руке; меж сталагмитов метались черные тени. Отбежав на расстояние, показавшееся мне безопасным, я остановился перевести дыхание. Взрыва всё не было. Ничего удивительного: я сам мог ненароком разметать пороховую дорожку, или свалился один-единственный из заботливо пристроенных мной камней, или… Выжду несколько минут, а потом придется возвращаться, подумал я – и в этот момент бомба сработала.
   Взрыв получился что надо: оглушительный грохот, а следом по пещерам прокатился раскатистый гул обвала. Спустя несколько секунд я ощутил дуновение горячего воздуха, пропитанного вонючими пороховыми газами и каменной пылью.
   Взрывная волна, хоть и ослабленная расстоянием, растревожила сонный пещерный мир. Повсюду слышались шорохи и потрескивание; где-то неподалеку звучно хрустнуло – должно быть, откололся какой-нибудь сталактит… Надо проверить результаты этой затеи, взглянуть на завал собственными глазами, подумал я – но так и не сдвинулся с места. Что-то удерживало меня – а в глубине души стремительно нарастал страх. Чувство долга некоторое время пыталось бороться с невесть откуда взявшейся паникой – но последняя, похоже, одолевала. Уже потом, вспоминая этот момент, я пришел к выводу, что во мне пробудились некие древние инстинкты, быть может, доставшиеся от далеких пращуров… Правда, толку от них всё равно было чуть.
   Ещё раньше, впервые ступив на берег круглого озера-колодца, я почувствовал себя крайне неуютно – и не зря; должно быть, подсознательно ощутил что-то такое… Взрыв не просто завалил проход. Он нарушил царившее в этом месте хрупкое равновесие, и спустя несколько секунд исполинская глыба, отделившись от свода, рухнула в бездонное тёмное озеро, вытеснив массу воды, эквивалентную собственной – в полном соответствии с законами физики.
   Оттуда, где находился я, всё это выглядело так. Вдруг задул сильный ветер – вода гнала воздух, толкала его перед собой, словно поршнем. На несколько мгновений пещеры превратились в огромный орган: каждый отнорок, каждый грот, каждый из сталактитов вдруг зазвучал, запел, рассекая плотные струи взбунтовавшейся атмосферы… Чувствуя, как сердце уходит в пятки, я поднял фонарь как можно выше – как раз вовремя, чтобы увидеть несущуюся на меня со скоростью курьерского поезда стену воды. Обрамленная пеной, переливающаяся, мерцающая темным блеском… Для встречи со мной Смерть выбрала потрясающе красивый наряд, и у меня оставалась лишь пара секунд, чтобы сказать приличествующую случаю фразу. Но как на зло, на ум не пришло ничего лучше пошлого «merde». Правда, говорят, Наполеон при Ватерлоо использовал именно это словечко…
   Всё, что я успел – это набрать в грудь как можно больше воздуха; а в следующий миг меня сбило с ног, обожгло ледяным холодом, закрутило так, что я перестал понимать, где верх, где низ – и потащило куда-то, немилосердно молотя о камни…
* * *
   По всем законам природы, я должен был превратиться в истерзанный труп. До сих пор не понимаю, как мне удалось выжить; но факт остается фактом – когда я уже готов был сдаться и впустить в легкие первую, самую мучительную порцию ледяной воды, несущий меня поток неожиданно ослабел. Я из всех сил заработал руками и ногами – к счастью, выбрав правильное направление; и спустя несколько секунд вырвался на поверхность. Какое невыразимое блаженство – сделать вдох!
   Вскоре я почувствовал под ногами твердую поверхность. Но стоило сделать пару шагов, как щиколотку словно пронзили кинжалом – ногу свела острейшая судорога. Я чертыхнулся сквозь зубы. Да, опасность всё ещё не миновала: температура пещерных вод была всего на пару градусов выше точки замерзания, и теперь мне грозила смерть от переохлаждения. Надо активнее двигаться… Легко сказать! Теперь судорога свела и вторую ногу. Боль была поистине адская – но я упрямо пробирался вперед. Воды сделалось по грудь, потом по пояс. Наконец, я выбрался на сушу – и рухнул в изнеможении, оглашая темноту стонами, хрипом и невнятными жалобами.
   Мало-помалу скрутившая меня судорога отпустила. Надо было выбираться отсюда. Припомнив кое-что из наставлений бывалых путешественников, я стащил мокрую одежду и отжал; затем вновь натянул на себя сырые тряпки. Если буду двигаться активнее, они высохнут прямо на мне. Активнее… Легко сказать! Я был измучен, избит, вдобавок, кругом царила кромешная тьма. Вытянув вперед руки, я осторожно двинулся в путь; но не успел одолеть и ста метров, как впереди послышался едва слышный стон.
   Я замер с поднятой ногой. Показалось? Нет, снова, теперь уже громче… Поколебавшись немного, я всё же решил окликнуть неизвестного страдальца.
   – Эй! Кто здесь?
   – Помогите! – голос был таким слабым, что я сперва не узнал говорившего.
   – Кто тут? Назовись!
   – Это я приятель… Помоги…
   – О, вот так пассаж! Какая встреча! – я взялся за рукоять мачете: по счастью, оно не вывалилось из ножен, когда меня подхватил водяной вал. – Что, господин Икс, фортуна переменчива? А где же ваши друзья?
   – Не знаю, ох… Моё колено…
   Держа оружие наготове, я приблизился. Он тихо постанывал. Ранен? Или это всего лишь хитрость?
   – Ну, что там с вами?
   – Ударило о камень, когда налетела волна. Хеллисентис… Я говорил ему, что надо выбрать другую пещеру…
   – А, вот оно что! – меня вдруг разобрал нервный смех. – Душка Даго, как водится, посчитал себя умнее всех – и заблудился… Тупой ублюдок. Вам не пещеру следовало выбирать, а работодателя… И потщательней!
   – Он хорошо платил… – прошептал господин Икс.
   – О, так вы у нас теперь богатей? Ну что же, пускай эта мысль утешает вас… Всю оставшуюся жизнь, – с этими словами я заковылял прочь.
   – Нет! Стойте! – в голосе Икса прорезались панические нотки. – Вы не можете оставить меня здесь! Пожалуйста!
   – Идите к дьяволу.
   – Я заплачу! Отдам всё, все деньги, только…
   – Да на черта мне они, – пробормотал я.
   – Не оставляйте меня! Прошу вас!
   – Могу прекратить ваши мучения. Один удар мачете – и всё. Интересуетесь? Нет? Я так и думал…
   Он продолжал умолять; эхо, словно передразнивая, звенело и металось во тьме. Наконец, крики смолкли. Я выждал минут пять – и повернул назад.
   – Что там у вас с коленом?
   – Вы вернулись! – выдохнул он. – Слава всем князьям преисподней!
   – Решил, что в моём возрасте начинать карьеру негодяя поздновато. – Я присел возле него на корточки. – Жаль, света нет; придется на ощупь. Если это вывих, попробую вправить…
   – Свет?! Князья преисподней, у меня же есть свет! – Он завозился, затем что-то негромко хрустнуло, и пространство вокруг нас залило голубоватое сияние химического фонарика.
   – Хорошая штука! Насколько его хватит?
   – Часа на два – два с половиной… И у меня есть ещё парочка.
   Лезвием мачете я распорол на нем штанину. Колено выглядело неважно, но мне уже доводилось видеть такое. Тыгуа учил нас справляться с травмами самостоятельно. Я покрепче ухватил пострадавшего за лодыжку.
   – Будет немного больно, Икс. Но вы же настоящий мужчина, верно?
   – Что вы собираетесь делать?
   – Сейчас узнаете.
   …Эхо, разносившее по пещерам вопли и проклятья, наконец смолкло.
   – Ну-ну, спокойно, больше не буду. По крайней мере, кость встала на место. Сейчас забинтуем… А теперь, мистер Икс, попробуйте встать, – я подхватил его под руки. – Обопритесь о моё плечо!
   – Князья преисподней, чтоб вас! Э-э… В смысле, спасибо. Такая боль, я сам не знаю, чего несу! Э-э… На самом деле меня зовут…
   – Да плевать мне, как там вас зовут. Идти можете?
   – Ох… Если вы не будете слишком спешить…
   – Куда уж мне! Ладно, двинулись.
   Господин Икс, конечно, замедлил мой путь; но от него была, по крайней мере, одна существенная польза: его фонарик. Светил он гораздо слабее керосинового – но и этого было достаточно, чтобы ступать уверенно, а не спотыкаться на каждом шагу. Силы быстро таяли, но я упрямо тащился вперед, позволяя себе и своему спутнику лишь короткие передышки. Наконец, голубоватое химическое сияние стало меркнуть. Я с огромным облегчением избавился от вцепившегося мне в плечо подопечного, опустился на каменный пол пещеры – и почти сразу уснул, невзирая на жесткое ложе и не успевшую толком просохнуть одежду.
   Разбудил меня собственный кашель. Я едва мог пошевелиться: всё тело болело, вдобавок мышцы закоченели от холода, и конечности слушались весьма неохотно. Минут пять ушло на то, чтобы привести себя в порядок. Ох и дорого я бы сейчас дал за плотный завтрак, чашку горячего кофе и сигарету! Мечты, мечты… Настало время активировать свежий химический фонарик, после чего я взвалил на себя господина Икс – и мы потащились дальше. Стоило бы завести беседу, расспросить моего спутника кое о чем, вяло подумал я – но так и не разомкнул губ. Любой разговор требует сил, мои же были на исходе. В теле поселилась противная слабость. Время от времени меня начинала бить крупная дрожь; кидало то в жар, то в холод. Всё правильно – чего ещё ожидать уснувшему на холодных камнях в мокрой одежде! Хорошо бы сделать передышку… Нет, нет! Надо идти, покуда эта дурацкая палочка даёт хоть немного света!
* * *
   Третий, последний фонарик господина Икс начал меркнуть как раз тогда, когда вдалеке замаячил выход. Икс тут же приободрился, снова начал нести что-то насчет благодарности, мол, он теперь мой должник… Достаточно, если ты просто не будешь больше попадаться мне на пути, подумал я, но озвучить эту сентенцию не успел – впереди послышались голоса. Я осторожно высвободился и усадил моего подопечного на землю.
   – Сидите здесь, Икс, и не высовывайтесь.
   …Серенький свет пасмурного дня больно резанул по отвыкшим глазам. На площадке перед входом в пещеру было трое фрогов: Квирри, Эрхенио… И Даго Хеллисентис собственной персоной – взъерошенный, в изорванной одежде, с подбитым глазом, но не растерявший ни капли своей природной злобности. Адепт чистого Зла был безоружен, но это не мешало ему сыпать угрозами – не слишком умный поступок под дулами пистолетов… Вся компания так была увлечена перебранкой, что не сразу заметила моё появление. Я расплылся в блаженной улыбке. Наконец-то численный и огневой перевес на моей стороне!
   – Да вы тут времени зря не теряете, а? Мистер Хеллисентис, как ваше самочувствие? Холодный душ пошел вам на пользу?
   Даго подавился очередным проклятием и уставился на меня с таким видом, словно узрел призрак покойной прабабушки. Эрхенио и Квирри тут же набросились с расспросами.
   – Князья преисподней, Монтескрипт, мы уже не чаяли увидеть вас в живых! Где Тремор? Где барон? Что там случилось?
   – Эль Талги мертв. Его прикончили у меня на глазах. Я взорвал проход, и Тремор с Лереа теперь навеки погребены под землёй. Всё кончено, парни. Можно отправляться домой…
   – Взорвали? Взорвали?! – проскрежетал Хеллисентис; глаза его были совершенно безумные. – Так это… Этот… Проклятая волна – ваших рук дело?!
   – Ну, в общем, да… Незапланированные последствия.
   Он издал какой-то сдавленный звук и шагнул ко мне, совершенно игнорируя вскинутое оружие моих компаньонов. Я нырнул под тянущиеся к моему горлу руки и от души съездил ему в челюсть – откуда и силы взялись! Получился классический апперкот. Хеллисентис, что называется, «накрылся подошвами» – рухнул в сугроб, задрав ноги.
   – Может, пристрелить его? – задумчиво пробормотал Квирри, почесывая лоб стволом пистолета. – Что-то этот фрог мне чертовски не нравится…
   – Вам всё ещё мало крови? Пускай убирается на все четыре стороны.
   Даго поднялся на ноги, одарил меня долгим ненавидящим взглядом, развернулся и зашагал прочь.
   – Нелегко ему придется без лыж и снегоступов, – пробормотал Эрхенио; правда, сочувствия в его голосе что-то не было заметно.
   Хеллисентис упямо таранил снежные завалы. Удалившись от нас на расстояние, которое посчитал безопасным, он обернулся.
   – Монтескри-и-ипт! Я вырву твоё сердце! – громким эхом раскатилось меж скал.
   – Дайте-ка ваш пистолет, Квирри…
   Жангро, злобно ухмыльнувшись, протянул мне оружие рукоятью вперед. Я пальнул в скалу, взяв заведомо выше головы Даго. Честно говоря, я хотел лишь попугать мерзавца, и никак не ожидал такого результата…
   Нависавший над тропой снежный козырек обломился и рухнул вниз – в точности на Хенллисентиса; а затем снежная лавина, с каждым мгновением набирая силу и скорость, покатилась вниз по склону.
   – Упс! – озадаченно вымолвил я.
   Квирри злобно расхохотался.
   – Я говорил, вам, Монтескрипт – это место чревато!
   – Так что же, – вдруг спросил Эрхенио. – Выходит, всё?
   – Похоже на то…
   Я устало присел на камень. Дело, ради которого мы преодолели тысячи километров, терпели лишения, сражались и убивали, было сделано. Наши враги получили по заслугам… Вот только я по-прежнему не понимал, что же двигало убийцами. Ведь это бегство в пещеры… Оно, по большому счету, было бессмысленно! И Барбудо, загадочный «доктор Барбудо», коллективный разум шайки безумных конфедератов…
   Единственная моя зацепка – если я всё ещё хочу докопаться до сути. А я хочу, кстати? Так ли уж это…
   – Эй, Эдуар, с вами всё в порядке? – озабоченно спросил Квирри. – Сидите с закрытыми глазами, что-то бормочете…
   – Да, всё нормально, просто задумался, – я попытался встать, но голова внезапно закружилась, невероятной красоты горный пейзаж накренился и опрокинулся…
   – Князья, преисподней! – донеслось до меня откуда-то издалека. – Жангро, похоже, нам придется на собственном горбу тащить этого халявщика…
* * *
   То, что не смогли сделать пули и мачете моих врагов, едва не удалось банальной простуде. Несколько часов сна на холодных камнях наградили меня сильнейшей двусторонней пневмонией – так что я долгое время пребывал между жизнью и смертью. В бреду мне казалось, что я по-прежнему блуждаю в лабиринте пещер – бесплотный дух, сгусток тоски и безысходности. Эти видения были ужасны. Мне представлялись Лереа и Тремор, навеки запечатанные в каменной гробнице. Они искали выход, пытались разобрать завал – точнее, пыталась Лереа; убийца моей возлюбленной был совсем плох. Нанесенные мной раны доконали Неистового Тремора. Он лежал, скорчившись, посреди пещеры с замерзшими конфедератами, трясся мелкой дрожью и бредил… В конце концов великанша оборвала его страдания быстрым ударом ножа. Несколько позже она закололась сама, вогнав узкое лезвие по рукоятку в грудь. Впрочем, всё это, конечно же, мне пригрезилось. Кто знает, каковы были их последние минуты…
   Мои компаньоны, как я позже узнал, дотащили меня до ближайшей деревни и оставили там, под присмотром местного фельдшера. Этот старичок пользовал больных травяными отварами и компрессами – методы традиционные, но отнюдь не самые действенные; к тому же, я принадлежал к иному биологическому виду, чем его пациенты. По счастью, в аптечке господина Квирри нашлись подходящие антибиотики – иначе, боюсь, я не смог бы поведать вам эту историю. Но выздоровление всё равно затянулось; на ноги я встал нескоро. Мои компаньоны к тому времени давно покинули Хрустальные горы – впрочем, они оказались настолько любезны, что оставили мне письмо. Из него я узнал, что эта неугомонная парочка совершила ещё одно путешествие в подгорный мир, ради того, чтобы окончательно убедиться в успехе нашей миссии.
   Жангро и Эрхенио были серьёзными ребятами, они привыкли всё делать наверняка. Но их опасения не оправдались. Завал получился капитальный; вдобавок, подходы к круглому озеру-колодцу залило, и вряд ли хоть кто-то сможет проникнуть туда в ближайшем обозримом будущем. Тёмные воды поглотили убитого ими конфедерата и незадачливого телохранителя Хеллисентиса; труп мальчишки Тэнги мои компаньоны оттащили поглубже в пещеру и запрятали в одном из отнорков. Там он и станет потихоньку мумифицироваться; возможно, спустя сотню лет на него наткнется какой-нибудь спелеолог-любитель – и будет долго ломать голову над разыгравшейся когда-то трагедией.
   Господин Икс, оправдав своё прозвище, бесследно пропал – этого фрога, кроме меня, никто больше не видел. Просто мистика, хотя – что мне до него?
   Эллукан, как выяснилось, благополучно добрался до деревни; своё ранение он объяснил несчастным случаем на охоте. Не знаю уж, поверили ему или нет. Обитатели Хрустальных гор – народ простой и суровый. По большому счету, им нет никакого дела до чужаков, покуда те не мешают привычному образу жизни; ну, а если, вдобавок, платят за всё звонкой монетой – то можно и потерпеть некоторые мелкие неудобства…
   Приютившая меня семья неплохо поправила свое благосостояние за счет денег старого Эддоро; полагаю даже, они сделались самыми богатыми фрогами в этой укромной долине. Впрочем, свалившиеся на голову «шальные» деньги ничуть не повлияли на их образ жизни. Не удивлюсь, если все до единой купюры были упрятаны в кубышку и прикопаны где-нибудь под крыльцом, чтобы вновь увидеть свет спустя долгие годы – на свадьбе детей, а то и внуков… Наверное, это и есть житейская мудрость.
   Разумеется, имели место осторожные расспросы, на которые я давал столь же осторожные и уклончивые ответы; но по большей части, мы не докучали друг другу. Когда я уже немного оправился и встал на ноги, то вызвался помогать им по хозяйству: принести воды, наколоть дров или расчистить тропинку от снега. Они не просили меня об этом, но и не отказывались: горцы – ребята практичные, а в крестьянском доме лишних рук не бывает. Я же потихоньку приводил в тонус ослабленные после длительного пребывания в постели мускулы. Наконец, в один прекрасный день я почувствовал себя достаточно сильным, чтобы выдержать обратный путь.
   Зима подходила к концу. Солнце с каждым днем пригревало всё сильней. Дороги скоро превратятся в непролазную кашу из воды и снега, на реках начнется ледоход – и огромные пространства моей родины сделаются абсолютно непроходимыми. Пускай ненадолго, на дюжину дней – но я не хотел терять ни минуты: ведь там, в далекой столице, меня ждала та, ради которой я и пустился в эту безумную авантюру…
   Спешка, впрочем, не отменяла разумной осторожности. На этот раз я не стал рисковать. Спустившись по канатной дороге в поселок, я не только запасся темными очками, провизией и снаряжением, но и нанял парочку проводников – ребята как раз собирались посетить факторию, и моё предложение пришлось как нельзя более кстати. Не буду в подробностях описывать дальнейшее: скажу лишь, что добрался до Амфитриты без особых приключений.
   Вечерело. Я зашел к себе домой – только чтобы вымыться и переодеться после дальней дороги. В двери торчала записка: Элисенварги желал меня видеть, причем немедленно, по возвращении из «где бы вы там ни шлялись». Всё такой же душка… Ничего, перебьется.
   По дороге к Эльзе я купил цветы – большущий букет белых лилий, целую охапку. Она обожала их… При жизни. Дворик перед особняком моей возлюбленной занесло снегом, однако к крыльцу вела натоптанная тропинка. Странно! Кто же здесь ходил, да ещё так много… С невольным трепетом я достал ключ и вставил его в замочную скважину.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация