А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимние убийцы" (страница 23)

   – Ну?
   – Быть может, разбудить доктора?
   Последнее слово великанша произнесла с особым выражением.
   – Он не скажет нам ничего такого, что мы не знали бы сами. К тому же… – Тремор поморщился. – У меня это не слишком хорошо получается. Вот Шу – тот был мастер, да…
   Тремор лукавил. Расшевелить доктора Барбудо не являлось проблемой. Куда сложнее было заставить его угомониться…
   – Мы могли бы объединить усилия, – не отставала разведчица. – Сам знаешь, так получается гораздо легче. И потом, он же разбирается в медицине!
   – Ну и что? Думаешь, он знает больше моего про раны?
   – Может быть. Он уже не раз помогал нам советом. Он это умеет – взглянуть на всё с другой стороны.
   «Ну да. И где мы очутились, в результате его советов?» – вслух, разумеется, Тремор этого не произнес. Негоже командиру выказывать при всех свои сомнения.
   Снаружи послышался скрип снега. Лереа и Тремор встрепенулись. Здесь, на заметенной сугробами окраине, вряд ли мог объявиться случайный прохожий: или кто-то из своих… Или любознательный местный, приметивший дым над крышей заброшенной развалюхи. Разведчица достала пистолет: он не был заряжен, но одного только вида ствола подчас бывает достаточно.
   Тремор положил загрубелую ладонь на рукоять ножа. Однако тревога оказалась ложной: это вернулся мальчишка Тэнги, посланный на разведку.
   – Командир, у нас неприятности, – вымолвил юнец, едва отдышавшись. – В поселке чужаки. Похоже, явились по наши души. Косят под охотников…
   – Может, это и есть охотники? – на всякий случай уточнила Лереа.
   Тэнги помотал головой, присел возле огня, протягивая к пламени замерзшие пальцы.
   – Один из них – тот толстяк, помнишь, его ещё хотели казнить вместо Шу…
   – Вот как. Ну, а всего их сколько?
   – Трое, считая этого… Похоже, серьёзные типы. Шли издалека, тянули сани с поклажей, – Тэнги, как и многие уроженцы Хрустальных гор, был недурным следопытом. – Расположились в доме старосты, отдыхают. Я подглядел в окно…
   – Тебя видели?
   Мальчишка обиженно вскинул глаза.
   – Обижаешь, командир! Я…
   Тремор знаком велел ему замолчать.
   – Станем искать доктора – и к полудню весь поселок будет знать, – мрачно заметила Лереа. – Скверно. Здесь каждый чужак на виду…
   – Нас в любом случае заметят возле канатки, – Тремор вдруг усмехнулся. – Но их всего трое – а это, как ни крути, очень хорошая новость…
   – У них ружья! – выпалил Тэнги.
   – Ну и что? Они не ожидают нападения. Вспомни, как ты сам вытащил нас из лап столичной полиции! Там стволов было поболе, а?
   Парень смущенно опустил глаза. Не признаваться же командиру, что идея дерзкого налета от начала и до конца принадлежала доктору Барбудо! Он, Тэнги, остался совсем один в чужом и враждебном городе; совершенно пал духом, готов был сдаться… Да… Доктор – вот кто заставил его отринуть малодушие, напомнил слова старой клятвы конфедератов! «Вместе отныне и до конца, каким бы он ни был»!
   – Ворвемся туда среди ночи и вырежем всех. Заберем их оружие, провизию, лекарства – словом, всю поклажу, всё, что сможем утащить на себе… Да, вот ещё что: дело надо сделать без лишнего шума. Если хоть немного повезет – местные очухаются не раньше, чем мы окажемся по ту сторону перевала.
   – А если без шума не получится? – спросил Тэнги. – Тут, небось, в каждом доме по ружью…
   Тремор презрительно фыркнул.
   – Ну, так у нас тоже будут стволы. Посмотрим, кто лучше стреляет.
   – Но… – паренек замялся. Одно дело – тупые, самодовольные, зажравшиеся жители столицы, и совсем другое – здешний народ, плоть от плоти этих лесов и гор!
   – Это война, парень! И она не закончится до тех пор, покуда жив последний солдат конфедерации! – Неистовый Тремор не ведал сомнений. – Я не намерен цацкаться! Кто выступит против нас – получит своё. Всё, решено. Сейчас отдыхайте. Ле, ты всё-таки сделай Суишу отвар – это лучше, чем ничего… Надеюсь, к завтрашнему утру мы раздобудем лекарства… И всё остальное.
* * *
   Что может быть проще, чем проделать на лыжах тридцать километров по замерзшему речному руслу – особенно, если девственные снега разрезает колея от полозьев аэросаней! Молодому и сильному мужчине такая задача вполне по плечу; ничего сложного, не правда ли?
   Первые километров десять всё шло так, как я себе и представлял. Бодрящий холодок, яркое солнце в безоблачном небе, застывшая красота лесистых берегов…
   Я поймал нужный ритм – не слишком быстрый, чтоб не сбивалось дыхание; и скользил по проторенной полозьями аэросаней колее. Река то и дело закладывала широкие петли, но я не поддавался искушению срезать путь: по берегам снежный покров был значительно толще. Даже привал сделал прямо на льду: достал карманную печку-жаровню, подкормил её вощеными брусочками топлива и, вскипятив котелок воды, бросил туда увесистый кубик сублимированного армейского рациона. Вскоре была готова похлебка – густая и фантастически вкусная; по крайней мере, так мне показалось. Поев, я улегся на спину, задрав ноги на рюкзак – чтобы вызвать отток крови. Должен признать: советы Жангро Квирри, специалиста по выживанию, и впрямь оказались весьма ценными – пускай сам он и возбуждал во мне стойкую антипатию… Но – он честно предупредил о возможных трудностях; так что в случившемся я могу винить лишь себя одного. Надо было внимательней слушать…
   …Легкую резь в глазах я ощущал уже давно, правда, поначалу не придавал этому значения. Долгие часы, наполненные безостановочным движением, заставляли прочувствовать усталость каждым мускулом: с непривычки всё тело ныло, и проблемы со зрением казались всего лишь мелкой неприятностью. Но дискомфорт мало-помалу нарастал. Где-то в глубине рюкзака у меня были тёмные очки – по словам нашего инструктора, вещь необходимая в дальних переходах по снегам; только вот рыться в поклаже не хотелось. Наконец, мне надоело утирать постоянно сочащиеся слезы; и очки были извлечены на свет. Впрочем, большого облегчения они не принесли. Глаза слезились уже безостановочно. Я попробовал было идти вслепую – но почти сразу оставил эту затею. Мало-помалу нарастало понимание непоправимой ошибки.
   Вообще-то, я соображаю быстро. Такова уж специфика выбранной мною профессии: частный детектив, не умеющий вовремя почуять опасность, протянет недолго. Но… Я был один в этом белом безмолвии. Ни единой живой души – только яркое солнце и снег. Приветливые и безжалостные убийцы…
   Я припомнил всё, что когда-либо слышал о снежной слепоте. Ожог сетчатки – отраженный от снежных кристаллов ультрафиолет коварен; когда проявятся первые симптомы, уже поздно что-либо предпринимать. Проклятье, я ведь всё это знал! Избежать проблем ничего не стоило… Но – увы. Похоже, Эдуар Монтескрипт пополнил ряды олухов, крепких задним умом.
   С каждым пройденным километром глазам становилось всё хуже. Казалось, под веки насыпали песку: глазные яблоки страшно зудели, вызывая почти непреодолимое желание моргнуть – и каждый раз, когда я поддавался, слезные железы извергали потоки влаги. Мои щеки покрылись ледяной коркой. В конце концов, я сорвал очки и замотал физиономию сетчатым шарфом – так, по крайней мере, было меньше шансов обморозить лицо. Я теперь шел почти вслепую, нащупывая колею лыжными палками… И в довершение всего, погода начала портиться.
   Обильные снегопады у нас такая же привычная вещь зимой, как и яростные ливни летом. Для обитателей столицы это всего лишь мелкая неприятность. Но здесь… По прошествии ещё пары часов я понял, что потерял след. Ориентироваться в пространстве сделалось невозможно. Что, если я сверну ненароком в одну из многочисленных проток, ответвляющихся от основанного русла? Река сильно петляет, и ошибиться легче легкого… Или я уже ошибся и тащусь в неверном направлении, расходуя последние силы? Страх холодной змеей шевельнулся под ложечкой. Я словно находился в центре шара, отлитого из молочного стекла – ровный жемчужный свет со всех сторон.
   Любому фрогу на моём месте было бы проще. Впервые с тех пор, как судьба столкнула меня с ледовыми убийцами, я пожалел, что не могу впасть в криобиоз. Моим соотечественникам-амфибиям достаточно выбраться на берег, и можно со спокойной совестью замерзать – зная, что почти наверняка вернешься к жизни, как только настанут теплые деньки… Учитель Тыгуа как-то говорил о соблазне сдаться – пожалуй, я только теперь понял, насколько он был прав.
   Я упрямо торил дорогу сквозь пушистую скрипучую массу. Согласно моим подсчетам, уже была пройдена большая часть пути – осталась примерно треть. Интересно, Тремор и компания сейчас тоже бредут где-то сквозь метель? А может, давным-давно превратились в ледышки на заметенных снегами болотах? Надеюсь, что нет – ведь в этом случае след будет утерян, и нам придется ждать до весны… Впрочем, их шайка отчего-то не жалует ледяной сон. Тем лучше… Интересно всё же, почему? Проклятые фанатики! Есть ли вообще логика в том, что они делают? С их точки зрения, да… А может, корни этой неприязни кроются в прошлом? Я ведь слишком мало знаю о Конфедерации провинций Хрустальных гор; собственно, вся информация почерпнута из дневника…
   В какой-то миг меня посетило странное чувство – словно я вплотную подошел к разгадке. Требовалось сделать ещё шаг, совсем немного, чуть-чуть… Но сил на это уже не было.
   Незаметно стемнело. Уже не раз меня посещала мысль разбить лагерь и устроиться на ночевку – но я упорно гнал её: всё пришлось бы делать на ощупь. Дойти до поселка казалось меньшим из зол. Ещё немного, уговаривал я себя; ещё пару-тройку километров… Наконец, когда я уже готов был плюнуть на всё и остановиться на ночлег, впереди забрезжило тусклое пятно света. Я минут пять щурил полуослепшие глаза, пока не осознал, что мне это не чудится. Спасение… Я удвоил усилия, отринув страдания и усталость. Пот лил градом, я был мокрым под слоем многочисленных одежд. Наконец полозья охотничьих лыж нащупали утоптанный снег поселковой улицы. Кто-то шел мне навстречу. Наверняка местные будут изумлены, повстречав чужака, да ещё человека… Неважно, лишь бы помогли!
   – Эй! – собственный голос показался мне слабым, едва слышным. – Эгей! Послушайте…
   – Разрази меня гром! – раздалось над самым ухом; а в следующий миг на меня обрушился град ударов.
   …Вообще-то, я неплохо умею драться. Тыгуа учил своих воспитанников на совесть, в числе прочего – и спарринговать в полной темноте, наугад, что вполне соответствовало моему теперешнему состоянию. Но их было больше, а я, ко всему прочему, не имел возможности скинуть лыжи и тяжеленный рюкзак… Меня почти сразу сбили с ног и навалились, пиная и топча безо всякой жалости. Несколько мгновений я всё же сопротивлялся, а затем могучий удар отправил меня в царство видений.
* * *
   Мне не раз доводилось получать побои. Ничего особенного; как говорится – ремесло обязывает. Но на этот раз я проиграл вчистую. Думаю, от тяжких увечий меня спасла только толстая зимняя одежда. Я смутно чувствовал, что мне вяжут руки. Потом негодяи поволокли меня куда-то; на всякий случай, я не подавал признаков жизни – вдруг кому-то из их компании захочется «успокоить» пленника…
   Честно говоря, я был уверен, что попал в руки молодчиков Хеллисентиса. Тот факт, что всё это время я шел по их следу, как-то подзабылся в свете последних нескольких часов – а ведь у Даго имелся на меня пребольшущий зуб! Но голос, прозвучавший во мгле, сразу поставил всё на свои места. Правда, легче от этого не стало: у Тремора тоже не было никаких причин оставлять меня в живых.
   – Ну, и кого вы приволокли… Ба, знакомое лицо! Упрямства у тебя явно больше, чем мозгов, парень. Кажется, в последнюю нашу встречу я достаточно внятно намекнул, чтоб ты не путался у меня под ногами, а?
   Реплика явно была обращена ко мне. Я поднял голову.
   – Тебе не следовало её трогать.
   Он хмыкнул.
   – Позволь, я сам буду решать – что мне делать и как. А тебя, похоже, придется прикончить – раз уж ты не понимаешь очевидных намеков.
   – Ты уже сделал это, ублюдок, – я сплюнул тягучую от крови слюну. – Ты сейчас говоришь с мертвецом. С той минуты, как ты убил её – мне всё равно, что со мной будет.
   – Есть разница – потерять многое или потерять всё… – задумчиво откликнулся Тремор. – Ну…
   Чьи-то пальцы внезапно схватили меня за подбородок, рывком вздернули голову.
   – Командир, глянь – да он же ни черта не видит! – хриплый ломающийся голос принадлежал, скорее всего, тому самому подростку, что вытащил всю эту шайку из полицейского участка.
   – Вот оно что, снежная слепота! – кто-то рассмеялся. – Не повезло… Чтобы тягаться с такими, как мы, опыта у тебя и твоих дружков маловато. Ну что, командир, прекратить разом все его мучения, а?
   – Прирезать, и дело с концом! – подхватил другой голос. – Одной заботой меньше!
   – Это всегда успеется, – неожиданно вмешалась Лереа. – Для начала давайте посмотрим, что у него с собой.
   Мерзавцы принялись обшаривать мои карманы. Заряженный пистолет вызвал оживление; но ещё больше обрадовала их найденная в рюкзаке аптечка. Теплая одежда, палатка, продукты – они выгребли всё, подчистую. Мне оставалось только скрежетать зубами в бессильной ярости.
   – Смотри-ка, а он и впрямь неплохо подготовился! – заметил кто-то. – Нам бы так!
   Мало-помалу, из отдельных реплик, я составил себе картину происходящего. Этой ночью они собирались напасть на моих товарищей. Те были совсем рядом, в поселке! Негодяи наткнулись на меня, и это немного отсрочило неминуемое… Вот он, мой шанс сделать хоть что-то. Пускай слабенький, но…
   – А теперь надо бы его допросить, а, командир? Пускай эта бледнокожая скотина расскажет всё…
   Я лежал, связанный, на снегу, возле дощатой стены. Совсем рядом теплился костер: я чувствовал его мятущееся пламя сквозь веки. Чья-то тень заслонила этот слабый свет. Меня схватили за плечо и грубым рывком усадили.
   – У тебя есть выбор, – заявил Тремор. – Будешь говорить – обойдемся без пыток. В противном случае – сам понимаешь. Умереть быстро, как твоя подружка, мы тебе не дадим.
   При звуках его голоса потроха буквально скручивало от ненависти… И тут ко мне пришло озарение. Если я правильно разыграю эту карту, то избавлю мир по крайней мере от одного негодяя, а то и от нескольких разом – вне зависимости от того, что дальше будет со мной.
   – Тэнги, принеси-ка огоньку…
   – Не надо. Что вы хотите знать? – глухо пробормотал я.
   – Всё, парень, всё. Сколько вас, какие у вас планы…
   – Для начала пускай расскажет, как им удалось напасть на наш след? – вмешалась Лереа.
   – Старый Шу убил племянницу очень серьёзного фрога. Не склонного прощать такие вещи. Он-то и нанял меня… И ещё кое-кого, – всё правильно; побольше правды и лишь чуть-чуть отравленной лжи! – Моё дело – идти по вашему следу. Я читал дневник старика, так что имел представление, куда вы можете направиться. Остальное было просто.
   – Сколько вас? – жестко спросил Тремор.
   – Кроме меня, трое. Это координаторы. Их дело – поддерживать связь между нашим работодателем и спецгруппой.
   – Что за спецгруппа? – моментально отреагировала Лереа.
   – Охотники за головами. Следопыты. Они должны взять вас… Причем вовсе не обязательно живыми.
   – Сколько их?
   – Пятеро. Это те, о которых мне известно, – пускай понервничают, отчего бы нет? – Все высококлассные специалисты. Они действуют по своему разумению, лишь время от времени докладывают о результатах. И они найдут вас, где бы вы…
   – Найдут, найдут… – зловеще усмехнулся Тремор. – Мы сами их найдем. Что ещё тебе известно о них?
   – Мы мало контактировали. Я знаю их в лицо – но и только. Знаю, что путешествуют они на аэросанях…
   – Так это же те клоуны, которых мы видели днем! – воскликнул мальчишка.
   – Ну, и где они теперь?
   Этот вопрос занимал и меня. Хеллисентис и компания не остановились на ночлег в поселке – иначе фроги Тремора знали бы о них. Странно. Насколько я успел изучить Даго, не в его стиле было разбить палаточный лагерь, когда можно с комфортом устроиться в прекрасном теплом доме. Сумасшедшему миллионеру хватило бы даже карманных денег, чтобы скупить весь поселок на корню…
   – Так, бледнокожий! Где они сейчас? Отвечай быстро!
   – Понятия не имею!
   – Тэнги, найди какую-нибудь железку, да раскали её хорошенько…
   – Можешь поджарить меня живьем, тебе это ничего не даст. Я сказал правду. Это они знают, где остановилась наша группа, а не наоборот.
   – Выходит, командует кто-то из них? – словно невзначай поинтересовалась Лереа.
   – Всем, что касается вашей поимки – да. – История стремительно обрастала подробностями; мне приходилось сочинять на ходу. – Это было их условие – полная автономность в принятии решений. Нас они только информируют… До тех пор, покуда наш работодатель не решит иначе.
   Это их проняло. Не слишком уютно сознавать, что где-то поблизости бродит компания наемников, нацелившихся заполучить твою голову. Негодяи ожесточенно заспорили.
   – Твой план никуда не годится! – горячился один из шайки. – Перебьем тех троих – развяжем руки охотничьей команде… Вдобавок, они будут точно знать, что мы неподалеку.
   – Какие ещё предложения? – мрачно спросил Тремор.
   – Убираться подальше! Уедем по канатной дороге в верховья! – выпалил мальчишка. – А там – рукой подать до пещер, и поминай как звали!
   Тремор хмыкнул.
   – А дальше? Сколько мы будем сидеть под землей? Провизия, медикаменты, топливо – где мы всё это возьмём?
   – Командир… Я снова предлагаю вызвать Барбудо, – подала голос великанша Лереа. – Его советы уже не раз выручали нас.
   Тремор долго молчал, наконец бросил:
   – Ладно!
   – Придвигайтесь к огню, – сказала Лереа. – Смотрите в пламя…
   В развалюхе, куда меня затащили, воцарилась тишина – лишь чуть слышно потрескивал костерок да посвистывал в стропилах ветер. Я попытался разглядеть хоть что-то, но не преуспел: лишь расплывчатые пятна, тени среди теней… Молчание росло, как растет глубина под утлой лодчонкой, пустившейся в плавание по морским просторам… И внезапно что-то изменилось. Не знаю, как это описать – но у меня возникло четкое ощущение, что среди сидящих возле костра появился кто-то ещё. Кто-то больший, чем кучка жестокосердных и напуганных фрогов…
   Существо (если это было существо), тихонько откашлялось.
   – Так-так-так, ну, и что у нас здесь? Вы только гляньте на эту компанию! Ну не удивительно ли, а?
   Мне вдруг стало жутко. Казалось бы, куда хуже – избитый, связанный, на волосок от гибели… Но это, не могу даже найти слова для его определения… Оно было абсолютно противоестественным; я чуял это на уровне дремучих инстинктов. Клянусь, я готов был удрать без оглядки, если бы не стягивавшие тело путы.
   О, его голос вовсе не был бесплотным и призрачным, подобным воющему в развалинах ветру. Нет, он явно принадлежал конкретной персоне: имел четко выраженные интонации, манеру речи… И в то же время слагался из голосов всех присутствующих. Их хор был практически идеален – словно множеством глоток управлял один, общий для всех нерв. И в довершение ко всему, мне стало казаться, будто я уже где-то слышал его – если не сам голос, то интонации… Что за безумие!
   – Ну, друзья мои, – продолжала эта кошмарная химера. – Я вижу, вы находитесь в затруднении, хотя, на мой взгляд, эта проблема не стоит и ложки лягушачьей икры. У вас есть противник. Он опытен и хорошо вооружен, куда лучше вас… Но у вас имеется огромное преимущество, даже два. Во-первых, вы прекрасно знаете эти места. Во-вторых, у вас есть возможность сделать первый ход – стремительно и неожиданно. Конечно, вряд ли вам удастся прихлопнуть всех, э-э, охотников… Но серьёзно уменьшить их количество, не понеся при этом потерь – вполне!
   Тут я позволил себе тихонько перевести дух. Моя маленькая хитрость удалась. Это… существо, оно даже не подумало усомниться в моих словах. Кроме того, оно явно не было гением – по крайней мере, в тактике разбиралось не слишком хорошо. На месте шайки Тремора, я всё-таки ударил бы по ближайшей цели: постарался бы прикончить Эрхенио, Эль Талги и Квирри. Но «Барбудо», кем бы он ни был, решил иначе – а спорить с ним никто из хрустальногорцев не решился. Да и способны ли они?
   – Вижу, некоторых из вас тревожат сомнения, – продолжала тварь. – Напрасно, друзья мои, напрасно. У вас есть всё, чтобы победить – главное, правильно и вовремя реализовать свои преимущества… А теперь у меня будет вопрос к нашему пленнику, да… Скажи-ка, любезный – а эти твои охотники, они читали дневник командира Шу?
   Тени у костра шевельнулись. Я почувствовал обращенные на меня взоры… Не самое приятное ощущение! И что он… оно… имеет в виду? К чему этот вопрос? Дневник, дневник… Хеллисентис-то его не читал, но вот беглый офицер полиции… Я размышлял непростительно долго. Кто-то подошел и смачно заехал мне по физиономии.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация