А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимние убийцы" (страница 17)

   Глава 13
   Марш конфедератов

   Едва прослышав, что я собираюсь сдать наших пленников полиции, «газовые братья» тут же смылись. «Ты нас не видел нас, приятель. И помни: за тобой теперь должок» – бросил мне на прощанье старший из троицы. Ха, как будто я мог об этом забыть…
   Пришлось немного поспорить со Слэпом. Наконец, телохранитель согласился ненадолго оставить мою драгоценную персону и связаться с полицией.
   – Не забудь ещё врача!
   – О нет, не стоит! – запротестовала Эльза. – Со мной всё в порядке, только руки и ноги затекли…
   – Нет уж! – твердо сказал я. – Хочу, чтобы тебя осмотрел доктор; и не спорь.
   – Как пожелаешь, о мой герой! – она вновь хихикнула.
   Я укутал её найденным в одной из комнат одеялом и настежь распахнул окна. Потом мне пришла в голову ещё одна мысль: я приволок всех пленников в гостиную и уложил вдоль стены. Мало-помалу они приходили в себя. Тремор очухался почти сразу. Я глянул ему в глаза и невольно поёжился – такой чистой, ледяной ненависти мне ещё не доводилось встречать.
   – Побеседуем, а?
   – Нам не о чем говорить, чужак, – процедил он. – Кроме одного. Я найду тебя – и ты горько пожалеешь о том, что родился на свет. Попомни мои слова, бледнокожий.
   – Вижу, ты совсем не умеешь проигрывать, – я нашарил в кармане сигареты, закурил и приобнял Эльзу. – А насчет «найду» – это вряд ли. Разбирательство будет недолгим, как с твоим приятелем Шу… Он ведь твой дружок, верно? А может, даже родственник? Или, упаси князья преисподней – любовник?
   Тремор не соизволил ответить.
   – …А потом тебя отправят на эшафот. Этой зимой казнильной машине придется поработать на славу.
   Злодей молчал, продолжая сверлить меня злобным взглядом. Я попытался было разговорить его подельников, но с тем же успехом можно было обращаться к стенке – они угрюмо молчали, крепко стиснув губы. Кучка моральных уродов…
   Эльза попыталась было передвигаться самостоятельно, но едва не упала – хорошо, что я не отходил от неё ни на шаг. Медицинский диномобиль прибыл раньше, чем полиция. Я сдал свою возлюбленную с рук на руки усталому доктору с мудрыми всепонимающими глазами, закурил очередную сигарету и принялся осматривать дом. Хозяева, чета престарелых фрогов, пребывали в криобиозе, ни сном, ни духом не представляя, что их уютное жильё стало прибежищем негодяев. К счастью, тем не взбрело в голову умертвить стариков. А может, мерзавцы просто откладывали расправу напоследок. Я порылся в их шмотках. Ничего особенного, вот только… Всяческие бытовые мелочи были очень старыми, хотя и находились в прекрасном состоянии. Например, вот эта жестяная, луженая оловом кружка… Или эта латунная коробочка для ниток, в форме ореха – настоящий антиквариат! Должно быть, там, откуда заявилась вся их компания (а я сильно подозревал, что это место расположено где-то в Хрустальных горах), многие предметы обихода передаются из поколения в поколение.
   Наконец, прибыла полиция во главе с инспектором. Элисенварги, похоже, подняли с постели – а это отнюдь не способствует хорошему настроению.
   – Ну, что там у вас, Монтескрипт? – начал он брюзжать прямо с порога. – Если окажется, что меня разбудили из-за очередной вашей фантазии, я арестую вас за злостное хулиганство… Я и так сплю по три-четыре часа в сутки – по-вашему, этого достаточно? Ну, что здесь происходит, провались оно всё к князьям преисподней? Кто эти фроги? Почему они связаны? И по какому праву вы вломились в чужой дом?
   – Если вы хоть на минуту заткнетесь, то узнаете.
   Он возмущенно фыркнул.
   – Итак, инспектор, позвольте представить вам последователей старого Шу. Все, как один, вся шайка… О, нет, виноват – одного не хватает. Какого-то мальчишки. Но не думаю, что он тут ключевая фигура.
   – А? – он выглядел сбитым с толку.
   – Ну же, инспектор, проснитесь! Я поймал вам ваших ледовых убийц. Везите их в участок, допрашивайте, раскручивайте – я своё дело сделал.
   – Так это они?!
   – Вам нужны доказательства? Ночной портье уже пришел в себя? Парень из гостиницы при общественных купальнях? Предъявите ему для опознания вон ту здоровенную тетку, – я кивнул на Лереа. – Тамошние убийства – её рук дело.
   – Э-э… Но как… – он огляделся. – Вы что, хотите сказать, будто скрутили их в одиночку?!
   – Какая разница, один или нет? Важен результат. Всё, инспектор, теперь они в ваших руках. Мавр сделал своё дело, мавр может уходить…
   Ага, не тут-то было. Он вцепился в меня, как клещ. Мы даже немного повздорили. В конце концов, пришлось согласиться проехать в участок. Иначе меня повели бы туда силой. Связанных по рукам и ногам негодяев дополнительно заковали в наручники. Весьма кстати – Лереа и один тип, имени которого я не знал, уже почти перетерли путы. Шустрые, что тут скажешь.
   В участке я поведал инспектору слегка отредактированную версию произошедшего – разумеется, избегая упоминать имя дона Луиджи. «Газовые братья» превратились в анонимных наемных помощников. Элисенварги не слишком настаивал: до него, наконец, дошло, что кошмарным убийствам положен конец. Удовлетворившись показаниями, он вялым взмахом руки отпустил меня восвояси; но я не спешил уходить.
   – Есть ещё кое-что, инспектор. Небольшая просьба.
   – Монтескрипт, вы настоящая заноза в заднице… Ну, чего вы хотите?
   – Я заметил любопытную вещицу в вещмешке одного из негодяев, просто не было времени как следует поинтересоваться… По-моему, он вел дневник.
   – И? – Элисенварги склонил голову набок.
   – Думаю, вы понимаете, инспектор. Хотелось бы почитать.
   – Это важное вещественное доказательство…
   – Разумеется. Но я ведь не прошу его навсегда, верно? Только на время.
   – Вы понимаете, о чем говорите? Мы не можем…
   – Ну, в этом деле уже допущено столько процессуальных нарушений, что ещё одно погоды не сделает. Тут важен результат – а на методы, какими его достигли.
   – Угу. Скажите это адвокатам.
   – Разве они сильно донимали вас в деле старого Шу? – я цинично подмигнул. – Наше правосудие достаточно гибко, чтобы не позволить пустым формальностям встать на пути справедливости… Иногда. Ну же, инспектор! В конце концов, вы кое-чем мне обязаны.
   Он ненадолго задумался.
   – Я не имею права передавать вещественные улики кому бы то ни было, и уж особенно частным лицам…
   Я разочарованно вздохнул.
   – …Но офицер, занимающийся их оформлением, придет только завтра утром. Рабочий день уже давно закончился, Монтескрипт, вы не заметили? – он ухмыльнулся. – У вас будет целая ночь на чтение… А не успеете – сами виноваты; нужно меньше спать.
   – Договорились, – быстро сказал я.
   – И никаких отговорок, слышите? Я пошлю за вами констебля.
   – Разумеется. Всенепременно. Безусловно. Я вам крайне обязан…
   Он возвел очи горе.
   – Да уберетесь вы наконец!
   Я покинул полицейский участок с довольной улыбкой на лице и пухлой тетрадью под мышкой. На этот раз я был полон решимости докопаться до истины. Кто такие эти фроги? Откуда явились? Почему убивают своих беззащитных сограждан? Особую прелесть ситуации придавало то, что вся шайка сидела под замком. Можно спокойно и не торопясь распутывать эту головоломку. Так, как я и люблю – сидя в уютном кресле, попивая хороший кофе и пуская в потолок ароматный табачный дым… И никаких драк, перестрелок и беготни по заснеженным крышам! Красота…
   Осознав, что рядом со мной шагает Слэп, я вздрогнул. Я снова забыл про этого парня!
   – Послушайте, старина, это уже мистика! Вы что, всё время были рядом?! И в полицейском участке тоже?
   Он пожал плечами.
   – Ну, в общем, да…
   – Как это у вас получается, а? Погодите, дайте угадаю… Гипноз! Вы талантливый гипнотизер, верно? Можете заморочить голову кому угодно, но только на время! Поэтому я иногда осознаю ваше присутствие… Ну что, угадал?
   – Разумеется. Вы же видите, я всё время делаю усыпляющие пассы, бормочу что-то монотонным голосом…
   – Гм… Но тогда каким образом?
   – Я не могу вам объяснить, Эдуар. Просто у меня такой дар. Это с детства. Со временем я немного научился им управлять, только и всего.
   Я покосился на него с некоторой завистью.
   – Хотел бы я обладать вашими способностями!
   – Мне частенько приходится слышать эту фразу. В таких случаях я обычно интересуюсь у собеседника… – он чуть усмехнулся и примолк.
   – Интересуетесь чем?
   – Хотелось бы ему провести детство в обществе отца-психопата, ежеминутно готового выместить гнев на собственном сыне? Всегда быть настороже и каждую ночь прятать подальше острые предметы? Зависеть от того, кто медленно, но неотвратимо сходит с ума?
   – О… Я не знал… Извините.
   – Ничего, всё нормально.
   Некоторое время мы шли молча.
   – За всё приходится платить, – сказал я наконец.
   – Ага. И лучше уж предоплата, чем кредит – не приходится возвращать проценты.
   Придя домой, я первым делом открыл шкафчик с припасами и проинспектировал содержимое жестянки с кофе. Негусто; но на ночь должно хватить. Смолов внушительную порцию душистых зерен, я поставил кофейник на спиртовку.
   – Я намереваюсь читать всю ночь, Слэп, так что можете пока отдохнуть – в вашем распоряжении диван и бассейн…
   Он заколебался.
   – Когда-то вам надо спать, верно? К тому же, здесь я в относительной безопасности.
   – Ну хорошо. Только не выходите из дома… И не открывайте никому дверь, не разбудив меня, хорошо? Даже если голос с той стороны покажется вам знакомым.
   – Я буду паинькой, не волнуйтесь…
   Сварив себе кофе, я налил полную кружку, и расположившись в кресле, приступил к чтению.
* * *
   …Укрывшись в тени скалы, Суиш и Лереа наблюдали за военным отрядом. На обоих были длинные, до пят, плащи, всех оттенков серого, бурого и охристо-желтого. Цветные пятна слагались в концентрические узоры – точь-в-точь как покрывавшие всё вокруг лишайники. В такой одежде ты абсолютно невидим среди камней – до тех пор, покуда сохраняешь неподвижность. Порой враг проходил буквально в нескольких шагах от разведчиков-конфедератов, даже не подозревая об этом. Замечательные, расшитые руками горских женщин плащи-невидимки годились не только для голых скал. С изнанки они выглядели совсем по-другому: мелкие зеленые и крупные оливковые пятна, подернутые кое-где темными штрихами – словно густой хвойный подлесок, если смотреть на него с некоторого расстояния. Единственным неудобством был вес: если приходится таскать весь свой скарб за плечами, к концу дня даже тряпки начинают пригибать к земле, словно чугунная гиря. Кое-что им пришлось выкинуть либо припрятать, закопав до срока под корнями приметного дерева. Но жратву, оружие, боеприпасы и средства маскировки бросать не полагалось ни при каких обстоятельствах.
   Пальцы Лереа тихонько поглаживали цевье мушкета. Старый, надежный товарищ… С ним она прошла всю Войну Пяти Княжеств – а теперь воевала снова, быть может, против тех самых фрогов, с кем ещё недавно сражалась плечом к плечу. Приклад и ствол ружья были замотаны бурой ветошью: один-в-один сухая, с лохмотьями отставшей коры ветка… Суиш любому огнестрельному оружию предпочитал длинный охотничий лук. Управлялся он им так, что залюбуешься: бил без промаха на добрую сотню шагов… Рисковый и легкомысленный малый, но стрелок отменный.
   Шедшая по узкой тропинке колонна остановилась. Проводник присел на корточки, рассматривая что-то на земле.
   – Мерзавцы! Взяли старика Бэра! – чуть слышно прошептал Суиш. – Эх, всадить бы ихнему командиру стрелу! Удобно встал…
   – Приказ! – так же шепотом напомнила Лереа. Она переживала не меньше своего молодого напарника: отряд уверенно шагал в уготованную ему ловушку, и шансов выбраться из неё живым у проводника не было. Лереа знала старого охотника с детства… Что поделать, война – штука жестокая. Бэр так и не решился примкнуть к восставшим; и, похоже, зря. Теперь старику приходилось вести горными тропами королевских пехотинцев – а те не больно-то спрашивали, нравится ему это или нет…
   Отряд возобновил движение. Дождавшись, когда топот тяжелых сапог и бряцанье походных котелков стихнет, Лереа встала и, махнув напарнику рукой, двинулась вверх по склону. Потаенная тропка петляла меж скал. Взобравшись на вершину утеса, разведчица подхватила заранее припрятанную там жердь с красным лоскутом на конце, и принялась размахивать ей над головой. Суиш напряженно вглядывался вдаль – он был зорче своей напарницы. Наконец, на одной из вершин взметнулся ответный сигнал.
   Посланный на усмирение мятежников отряд болотной пехоты шел по кровавому следу. Командир не доверял проводнику из местных, взятому в жалкой деревушке: все эти горцы одним миром мазаны. Пока, правда, старик не давал повода усомниться в своих способностях: следы крови на тропе встречались постоянно – хотя и реже, чем в самом начале. Да уж, они здорово потрепали проклятых конфедератов, и продолжали гнать их, не давая передышки, с самого утра. У врага, похоже, не оставалось даже времени перевязать раны… Кровавых клякс на камнях вдруг сделалось заметно больше. Командир на миг сбился с шага, нагнулся и окунул пальцы в тёмную жидкость. Кровь ещё только начала сворачиваться – значит, её пролили всего несколько минут назад…
   – Мушкеты наизготовку! – хрипло рявкнул он, шаря глазами по нагромождению каменных глыб. – Не зевать!
   Солдаты встряхнулись, отгоняя привычную походную усталость: близость противника заставила мобилизовать силы. Ощетинившись штыками, отряд вступил в неглубокое ущелье. Справа возвышалась скальная стена, слева – каменистая осыпь с редкими пыльными кустиками. Идущий в авангарде пехотинец вдруг негромко вскрикнул, указывая вперед: там, полускрытое плоской глыбой, лежало чьё-то тело. Командир приблизился, держа ладонь на рукояти пистолета. С сердитым жужжанием взмыла стая мух, потревожив неподвижный воздух.
   Один из солдат осторожно перевернул лежавшего. Кто-то злобно выругался. На мертвеце был изодранный в лохмотья мундир королевской армии – испачканный и пропыленный до такой степени, что цвет его с трудом угадывался. Руки убитого были стянуты веревкой, в рот забит кляп. Тело его покрывали десятки порезов – и некоторые выглядели совсем свежими… Это ловушка, внезапно сообразил командир; они нарочно терзали несчастного, вот откуда вся эта кровь… Он выпрямился и открыл было рот, уже понимая, что не успевает – сверху медленно, будто в кошмарном сне, валились обломки скал…
   – Дава-а-а-а-ай! – вопль, казалось, несся со всех сторон. Повстанцы налегали на рычаги, обрушивая заранее приготовленные булыжники на головы королевских солдат. Те, кому посчастливилось уцелеть в первый момент, бросились к противоположному склону, изо всех сил карабкаясь наверх, по неверной, разъезжающейся под ногами щебенке. К грохоту камнепада добавился свист стрел и хлопки выстрелов. Над гребнем обрыва повисли султанчики порохового дыма. До верха не добрался никто.
   Это была победа. Пускай маленькая и ничего, по сути, не решающая – но изрядно потрепанным отрядам «непримиримых» сейчас позарез требовалось хотя бы крохотная военная удача для поднятия духа. С середины лета они только и делали, что отступали. Горная крепость в Теснине Однорукого Демона, последний крупный оплот конфедератов, сдалась без боя – взамен на обещание королевской амнистии сложившим оружие…
   И ведь они исполняют его, с горечью подумал Шу. Ах, если бы это оказалось всего лишь коварной уловкой, и трупы казненных раскачивались бы на придорожных деревьях! Как ни цинично звучит, для дела независимости это было бы лучше. На борьбу тогда поднялись бы все, даже самые ленивые, вся Конфедерация… Но при дворе Его Величества нашлась-таки светлая голова; экс-повстанцам не чинили никакого зла, даже не переписывали поименно – сдал мушкет и иди себе на все четыре стороны…
   На полог штабной палатки упала тень.
   – Генерал? Разрешите войти?
   – Входи, – в армии мятежников внешняя субординация практически отсутствовала, но Тремор – старый вояка, он без этого не может… – Ну, что у тебя?
   – Моддо говорит, через пару дней следует ждать снегопада.
   Шу досадливо поморщился. Отрядный колдун редко отверзал уста, но если уж что предсказывал – оно и случалось… Новость, с какой стороны ни глянь, скверная. Снегопад в горах означает множество неприятных вещей, и прежде всего – непроходимость троп. А вновь открыться они могут нескоро. Конечно, для сильных вьюг ещё рановато, но… Нет никаких гарантий, что снег вообще сойдет до следующего теплого сезона. Климат здесь суровый…
   – Твои предложения?
   – Я бы отошел за перевал, – нехотя процедил Тремор. Видно было, что слова эти даются ему нелегко. Ещё бы – отступать сейчас, после маленькой, но блестящей победы… – Там узкая долина, есть несколько деревень…
   – Жители которых по горло сыты войной, – вздохнул Шу. – Не думаю, что они будут в восторге, свались им на голову остатки армии Конфедерации…
   – Мы бьемся и за их свободу тоже! – сверкнул глазами Тремор. Не зря ему дали кличку «Неистовый»…
   – Не всё так просто. Ты ведь не из этих мест родом, верно? В холодное время единственный источник пропитания для них – подземные озера. Но этот ресурс ограничен. Залитые водой пещеры не столь уж велики, съедобных водорослей и рыбы не хватит на всех. Начнется голод, а дальше, сам понимаешь…
   – Я же не предлагаю торчать там всю зиму…
   – Снег может закупорить тропы наглухо. А к лету всё, что останется королевским войскам, – похоронить наши кости.
   – А как же местные? – нахмурился Тремор. – Они что, всю зиму живут в изоляции?
   – Их связывает с низовьями канатная дорога. Для нас не вариант.
   – Да уж… – Тремор помолчал. – Но тогда единственный выход – это распустить солдат по домам. А на следующий год…
   – На следующий год ты не соберешь и десятой части! – отрезал Шу. – Даже если предположить, что наши фроги просочатся сквозь кордоны регулярной армии…
   – Это мы запросто! – немного повеселел Тремор. – Разведчики говорят, есть тут тропки…
   – Что ж… Я не буду удерживать тех, кто хочет уйти, – бросил Шу. – Но это станет концом всех наших надежд.
   – Мне возвращаться некуда, – глухо ответил Тремор.
   – Мне тоже. Значит, давай искать другой путь… – Шу достал старую, до прозрачности истертую на сгибах карту, развернул её.
   – Вот, смотри. За той долиной, о которой ты говорил, лежит горная цепь. Это водораздел. А за ней…
   – Белые пятна, – хмыкнул Тремор. – Земли не изучены.
   – Королевскими картографами – возможно, – мягко заметил Шу. – Но кое-кто из местных побывал там. За этой цепью лежит обширное плоскогорье, с хвойными лесами, карстовыми озерами, реками, питающимися от ледников… И – никаких признаков фрогского существования. Готов поспорить, там более чем достаточно ресурсов, чтобы пережить зиму.
   – Почему тогда эти края не заселены?
   – Горная цепь считается непреодолимой. Но… Как я уже сказал, кое-кому из местных удалось побывать там и вернуться обратно. Думаю, остальным просто не хватало мотивации…
   – А! Ну, с этим у нас всё в порядке! – невесело хохотнул Тремор. – Генерал, разрешите задать вопрос…
   – Верю ли я, что у нас получится? – Шу проницательно глянул в глаза Тремору. – Да, это та ещё авантюра… Ну а всё, что мы делали до сих пор – разве нет? Так что я верю. А вот вы – верите мне? В конце концов, я всего лишь бывший торговец книгами…
   – Какая разница, кем вы были раньше! – горячо возразил Тремор. – Вы настоящий военный гений, командир! Ха! Желал бы я, чтоб те, под чьим началом мне доводилось служить, имели бы хоть четверть ваших талантов!
   – Ну что же, на том и порешим. Тянуть не следует; выступаем завтра на рассвете. И вот что… – Шу помедлил. – Орудия, наверное, придется оставить. Иначе нам просто не успеть до снегопада.
   Тремор досадливо крякнул. Артиллерия была его гордостью: с помощью легких горных пушек уже не раз удавалось отбить атаки королевской болотной пехоты, сведя на нет их преимущество в живой силе.
   – Может, лучше припрятать? Здесь полно укромных местечек…
* * *
   Фортуна переменчива. Не прошло и двух часов, как в лагерь один за другим начали возвращаться встревоженные дозоры. Враг повсеместно привел войска в движение. Со всех сторон ползли, поблескивая штыками, колонны солдат – словно разгром отряда преследователей запустил некий адский механизм. Конфедераты отступили к перевалу – быстро, однако без паники. Разбитый в предгорьях лагерь был свернут в рекордные сроки. Артиллерию, невзирая на трудности, тащили с собой: Тремор справедливо решил, что раз времени надежно спрятать пушки не хватит, лучше им сослужить свою последнюю службу. Небольшая команда из числа добровольцев должна была сдерживать силы преследователей на перевале, сколько это будет возможно. Боевые товарищи, проходя мимо, опускали взгляд: все понимали, что встретиться вновь им вряд ли суждено. Что такое несколько пушек, пускай даже удачно расположенных, укрытых за спешно выложенным из камней бруствером? У королевской армии достанет и солдат, и орудий, чтобы смести горстку мятежников, освободив войскам проход в скальной горловине. То, что их будут преследовать, Шу не сомневался – как и в том, что враг имеет приказ уничтожить всех «непримиримых» до последнего. Амнистия сложившим оружие была неслыханной доселе милостью; но церемониться с остальными Его Величество явно не собирался.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация