А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимние убийцы" (страница 13)

   Я бросил быстрый взгляд по сторонам. Так и есть: парочка неприметных фрогов-телохранителей, чуть отставая, фланировала неподалеку, ещё один держался в отдалении. Я ускорил шаг – совсем немного: ни к чему волновать ребят, которые привыкли сперва стрелять, и лишь потом разбираться, что к чему.
   – Синьор Маскарпоне, рад вас видеть!
   Он обернулся. Мясистое черноусое лицо расцвело в улыбке.
   – Эд! Ну здравствуй, здравствуй, giovanotto[1]. Как поживаешь?
   Крестный отец нашей, местного разлива, Коза Ностры двинулся мне навстречу. Упругое черное тело скользнуло вперед. Я замер. Если его псу что-то не понравится, я запросто лишусь нескольких пальцев, а то и чего поважнее…
   – Бучо, фу! Не бойся его, Эд, он и мухи не обидит…
   Ну да, конечно, так я и поверил…. Здороваться с доном за руку я не стал, мало ли что; просто приподнял шляпу и отвесил поклон. Он благосклонно кивнул в ответ.
   – Чем занимаешься?
   – Расследованием, как всегда. Вы наверняка знаете об этих убийствах…
   Он покивал.
   – Я слыхал, негодяя казнили…
   – Да… Но фроги продолжают умирать.
   Он вздохнул.
   – Жаль, чертовски жаль… Такие вещи плохо сказываются на бизнесе.
   – Я слышу это уже не в первый раз.
   – И как, есть успехи?
   – Увы! – Я развел руками.
   – Если я могу чем-то помочь, только скажи.
   Это был соблазн… Да, он мог помочь. Скажу больше: в сложившейся ситуации именно дон мог сделать для меня что-то реальное. Организация, которой руководил Луиджи Маскарпоне, первоначально создавалась в иммигрантской среде, но сейчас на него работало и множество местных. Коза Ностра пустила мощные корни в нашем обществе, потеснив традиционные кланы фрогской мафии. Беда в том, что любые контакты с мафиози весьма скверно сказываются на карьере частного детектива. Поползут слухи; а кому после этого захочется мне доверять? Но ради Эльзы я наплевал бы на всё, в том числе и на свою репутацию.
   Дон Маскарпоне истолковал моё замешательство по-своему.
   – Это ведь и в моих интересах, giovanotto. Кризис сейчас никому не нужен. Не бойся, ты не будешь у меня в долгу… Ну, разве совсем чуть-чуть.
   И я решился.
   – Есть некие фроги, которых я разыскиваю. Скорее всего, именно они стоят за последними убийствами. Невысокий крепыш и женщина атлетического сложения. В их компании есть кто-то ещё, – я постарался припомнить всё, что знал о ночных визитерах, и выложил ему.
   – …Да, вполне возможно, кто-то из них будет следить за моим домом.
   – Я посмотрю, что тут можно сделать, – задумчиво покивал он. – Лереа и Тремор… Забавные имена. Скажи, giovanotto, они нужны тебе целыми и невредимыми или…
   – Только адрес, синьор Луиджи, только адрес! Это весьма опасные типы…
   Он сладко улыбнулся.
   – Ты не поверишь, Эд, но такое и про меня говорят… А ведь я всего-навсего старый добряк.
* * *
   Заключив сделку с дьяволом, я, как ни странно, немного успокоился. Не сомневаюсь, дон Луиджи не преминет взыскать с меня «маленькую услугу»; и готов поспорить, она будет не столь уж маленькой… Но это будет потом.
   Вернувшись домой, я сразу завалился спать. Когда я проснулся, уже стемнело. Я ещё раз проверил своё снаряжение, набил карманы деньгами и отправился в заведение Лакси, глотнуть напоследок чашечку бодрящего кофе. Мой приятель уже спровадил последнего посетителя и собирался закрываться; пришлось его слегка озадачить. Потягивая ароматный напиток, я пересказал ему события последних дней.
   – Пожелай мне удачи, дружище!
   Он крепко стиснул мою ладонь.
   Время неумолимо двигалось к полуночи. Валил снег. Отлично! Стефан и Лидди ждали меня в условленном месте.
   – Деньги принес? – вместо приветствия буркнул Непогодка.
   Я вытащил две пачки и отдал им.
   – Вот, по двести пятьдесят каждому, как и договаривались.
   Стефан тут же отнял деньги у своей напарницы и принялся пересчитывать. Лидди насупилась.
   – Эй, любовничек! Может, отдашь мне мою долю?
   Я отвернулся: взаимоотношения этих двоих интересовали меня меньше всего. Стеклянная крыша дома Хеллисентиса неярко светилась. В темноте это было даже красиво: мрачные руины словно прорастали изнутри зеленоватыми плоскостями кристаллов. Преступная парочка вяло пререкалась за моей спиной.
   – Дайте мне знать, когда закончите, – бросил я.
   – Ладно, ладно, шеф. Не горячись. Слушай, может, подождем ещё часок-другой, а? Ты же видишь, там свет; дадим им время уснуть…
   В его словах был свой резон, но я не мог больше ждать.
   – Сейчас, Стефан. Свет у них может гореть хоть всю ночь.
   Сначала всё шло как по маслу. До дома мы добрались без проблем. Стефан принялся колдовать с замком черного входа. Он делал это во тьме, на ощупь – сквозь посвист ветра до меня доносилось еле слышное металлическое побрякивание.
   – Готово, – прошептал он минут через пять. – Ничего сложного. Твой приятель явно сэкономил на замке.
   Лидди несмело толкнула дверь. Ступая как можно тише, мы последовали за ней. Да, такого я не ожидал увидеть…
   Большинство фрогских жилищ чем-то неуловимо похожи. У нас в ходу лёгкая гнутая мебель, плетеные циновки, занавески из бус в дверных проёмах – обстановка, создающая впечатление большого пространства. Ничего этого в доме Хеллисентиса не было и в помине. Пожалуй, больше всего он напоминал пещеру – пускай благоустроенную, но мрачную. Стены представляли собой причудливое сочетание камня и толстого зеленоватого стекла – такого же, как на крыше. Скрытые светильники создавали необычный эффект. Странное ощущение, возникшее в первые же мгновения, усиливалось: мы словно попали в волшебный лабиринт, из которого нет выхода.
   Стефан и Лидди нервничали. Я с любопытством озирался по сторонам. В стенах то тут, то там были проделаны ниши: некоторые – совсем маленькие, другие – достаточных размеров, чтобы скрыть там взрослого фрога. В них находились разнообразные предметы: кувшины и вазы, старинное оружие, скульптуры… Некоторые были защищены всё тем же толстым стеклом – должно быть, самые ценные.
   – Да тут какой-то гребаный музей! – зачарованно прошептал Стефан. – Эй, шеф, эти вещицы чего-нибудь стоят?
   – Понятия не имею, – честно ответил я. Меня не слишком занимали его меркантильные соображения: главное сейчас – найти посох. Я то и дело сверялся с планом. По чертежам выходило, что в центре дома имеется довольно большое помещение – быть может, гостиная, или обеденный зал; что-то вроде того. Я обогнал моих компаньонов. За спиной теперь то и дело раздавалось негромкое позвякивание: ребята малость освоились и приступили к изъятию материальных ценностей.
   – Надеюсь, у вас хватит ума придержать эти вещицы до поры, – заметил я. – Хеллисентис будет землю носом рыть, когда поймет, что его обчистили.
   У Лидди внезапно перехватило дыхание.
   – У кого?!
   – У владельца этого дома.
   – Мы что, забрались к тому самому Даго Хеллисентису?!
   – А ты не знала? – Я тихонько хихикнул. – Ну и дела! Я бы в первую очередь поинтересовался, как зовут типа, к которому я собираюсь вломиться…
   – Стеф, сматываем удочки, сейчас же! – прошипела девушка. – Этот гаденыш нас подставил!
   – Чего это на тебя нашло? – Непогодка нахмурился.
   – Это же дом Даго! Того самого! О нем такие жуткие истории ходят! Черт! Черт-черт-черт! Если бы я только знала! Стеф, прошу, бежим отсюда!
   – Да успокойся ты, – недовольно буркнул Стефан. Судя по всему, он никогда не слышал имени Хеллисентиса. – Мы уже здесь, ясно? Без добычи я один хрен не уйду.
   – Тогда я пойду одна! – яростно зашептала Лидди.
   – Заблудиться не боишься? – я помахал блокнотом. – Здесь необычная планировка…
   Она обожгла меня ненавидящим взглядом.
   – Возьми себя в руки! – велел Стефан. – Не паникуй! И хватит трепаться – не доведи князья преисподней, кто-нибудь услышит…
   Лидди начала колотить дрожь. Я никак не ожидал такой реакции. Конечно, Даго имел весьма скверную репутацию, но она-то была девчонкой из Весёлых Топей, а там на каждом шагу встречаются подонки и убийцы! Может, она знала о нем нечто на редкость скверное? Я решил взять это на заметку и, как только представится случай, расспросить её. Глядишь, и узнаю чего нового.
   Поскольку Лидди была полностью деморализована, я взял инициативу на себя, Вскоре мы добрались до большого зала. Да, на это стоило посмотреть! Центральной частью жилища Даго была отнюдь не гостиная, а гараж. Не меньше десятка роскошных диномобилей располагалось здесь, кокетливо поблескивая лаком кузовов и хромированными деталями. Шикарные машины; и стоит каждая, должно быть, целое состояние. Похоже, на них даже ни разу не ездили – во всяком случае, я не смог разглядеть ни единого пятнышка грязи. Своего рода фетиш? Что ж, будь я богатым до неприличия мерзавцем – обязательно стал бы потакать какой-нибудь мелкой страстишке…
   Внезапно вокруг вспыхнул яркий свет. Ослепительное сияние залило всё вокруг. Лидди взвизгнула и присела на корточки, обхватив голову руками. Стефан злобно выругался. Я сощурил заслезившиеся глаза. Из плавающих вокруг ярких пятен выступил Хеллисентис. Мерзкая физиономия Даго лучилась злобным удовлетворением.
   – Так-так-так, – с расстановкой произнес он. – Ну, и что у нас здесь? Не могу поверить! Эдуар Монтескрипт, знаменитый сыщик, собственной персоной… А вот ваших спутников, господин Монтескрипт, я не имею сомнительной чести знать.

   Глава 11
   Аспиды

   – Позвольте осведомиться, что вы делаете в моём доме? Насколько помню, я вас не приглашал! – глумился Хеллисентис.
   Нас окружила толпа вооруженных до зубов головорезов. Без сомнения, это была ловушка, тщательно спланированная и подготовленная – и мы с разбегу угодили прямехонько в неё. Мой прокол. Знать бы только, где и в чем я прокололся…
   – Обыщите их и свяжите, – лениво бросил Даго своим клевретам. Те принялись за дело. Найденные у Стефана и Лидди купюры вызвали немалый ажиотаж. Девчонка удостоилась особенно тщательного досмотра; при этом негодяи весело обменивались разного рода скабрезностями. Стефан скрипел зубами, но не шевелился: весьма разумная линия поведения, если в затылок вам упирается ствол. У меня выгребли содержимое карманов и забрали стилет; но спрятанный на лодыжке пистолетик попросту не заметили! Феноменально!
   Я немного расслабился. Похоже, Даго набирал свою команду, руководствуясь больше внешним видом, чем умениями. Настоящий профи чует оружие сразу. Впрочем, особо радоваться не стоило: я совсем упустил из виду, что в штанину мог попасть снег. Всё же лазать по сугробам пришлось немало. Вот за это я и не люблю кремневые пистолеты: они капризны и ненадежны. То ли дело старое доброе мачете!
   Связали нас на совесть. Хеллисентис с важным видом прохаживался меж диномобилей, сдувая с капотов невидимые пылинки.
   – Зря вы решили перейти мне дорогу, Монтескрипт. Сперва следовало навести справки. Вполне возможно, вам хватило бы ума держаться подальше…
   – Эй! Если мне не изменяет память, то именно вы пожаловали ко мне! – возмутился я. – А потом подослали своих бандитов!
   – И чего вам стоило сразу уступить… – легонько хмыкнул он. – Если помните, я сказал, что всегда добиваюсь своего. Всё могло быть иначе – но теперь поздно сожалеть о несбывшемся, не так ли?
   – Зачем он вам, Даго? Что для вас такого ценного в этом куске деревяшки?
   – Скоро узнаете, – улыбнулся он. Ох, и не понравилась мне эта улыбка! Он забрал у обыскивавшего меня стилет и принялся вертеть его в пальцах.
   – Старинная вещица, а? Сколько на нем?
   – Что вы имеете в виду?
   – Ну, скольких вы прикончили этой изящной штучкой? Смелее, Монтескрипт – здесь все свои…
   Негодяи заржали.
   – Ни одного, – я пожал плечами.
   Он подошел вплотную и уставился мне в глаза.
   – Не врёте. Это хорошо. Я различаю ложь на слух, Монтескрипт. Ну, а до вас? Кому он принадлежал?
   – Понятия не имею. Я купил его в антикварной лавке…
   – Жаль, что не знаете, очень жаль… Я люблю вещи с историей. Особые вещи с особой историей, если понимаете, о чем я.
   – Да он просто маньяк, – с отвращением буркнул Стефан.
   – Молчи! – сдавленно прошипела Лидди.
   Хеллисентис тихонько рассмеялся.
   – О нет, мой незнакомый друг, совсем нет… А девчонка-то, похоже, умнее тебя. Или наслышана обо мне… Ну что же, не буду вас больше томить. Нам сейчас предстоит совершить маленькую прогулку. Надеюсь, никто не страдает клаустрофобией?
   – Хотите показать нам пещеры под домом? – поинтересовался я.
   Он нахмурился.
   – Откуда вы знаете?
   Я ухмыльнулся ему в лицо.
   – Догадайтесь.
   – Чуть позже вы ответите на все интересующие меня вопросы, – вкрадчиво сказал он. – И будете умолять спросить что-нибудь ещё – лишь бы остановить боль.
   Я тут же припомнил свой собственный дебют в качестве господина Доброжелательность. Похоже, любой ступивший на пути зла действует по шаблону. Это надо будет обдумать – как-нибудь потом, когда выдастся свободная минутка…
   Нас повели, легонько подталкивая в спины стволами. Я старался запомнить дорогу, но после очередного поворота плюнул на это дело: странный эффект, создаваемый стенами – то каменными, то прозрачными, сбивал с толку. Коридор всё время сворачивал, словно мы находились внутри панциря гигантской улитки. Вдобавок здесь почти не было света. Я теперь не видел лиц – только силуэты. Нас завели в небольшую комнату. Хеллисентис что-то сделал – и часть стены вдруг отъехала в сторону, обнажив проход. В лицо толкнулась волна нагретого воздуха. Странно…
   – Лестница, – любезно предупредил Даго. – Довольно крутая, так что осторожнее.
   Понукаемые охранниками-костоломами, мы спустились вниз, в жаркую тьму. Пещера была довольно глубокой: я думаю, метров десять, не меньше. Наконец, под ногами оказалась не очередная ступенька, а камень. Я сделал пару шагов и остановился.
   – Во что вы верите, Монтескрипт? – внезапно спросил меня Даго. Я чуть помедлил с ответом, пытаясь определить по отзвукам его голоса размер помещения. Вроде бы довольно большое.
   – Если вы о религии, то предпочитаю обходиться без неё.
   – Ну, а в детстве? – продолжал мягко настаивать он. – Детишкам ведь так свойственно верить в сверхъестественное…
   – Мои родители были прихожанами в одном из местных храмов. Водили меня с собой, на праздники и службы.
   – Старая вера?
   – Для них это было экзотическим увлечением, не более того, – я заметил, что чересчур много говорю, и усилием воли заставил себя заткнуться. Сейчас не время откровенничать.
   – На кой эти вопросы? – не выдержал Стефан. Похоже, мой напарник начал паниковать. Что ж, самое время…
   – Просто пытаюсь вас подготовить, – вкрадчивый голос звучал совсем близко. – И фрогам, и людям свойственно верить в самую разную чушь. В Иисуса Христа, в переселение душ, в семерых князей преисподней… И лишь немногие способны найти в себе силы узреть истину.
   – Ну, и кто он, ваш бог?
   Хеллисентис щелкнул выключателем. Должно быть, в цепи был реостат: электрические светильники не вспыхнули сразу, а разгорелись плавно, набирая яркость еле заметно для глаза. Да, этот парень любил театральщину…
   – Зло, – буднично сказал Даго. – Абсолютное зло.
   Я огляделся. Пещера была большой. Поменьше домашнего гаража, но всё равно впечатляюще. Известковые наплывы – зеленоватые, белесые, охристые, казались колоннами, поддерживающими утопающий во тьме свод потолка. Поблескивали начищенной медью радиаторы парового отопления. Ребристые секции излучали жар. Должно быть, подключены к близлежащим геотермальным источникам: нагреть такой объем воздуха непросто.
   В центре пещеры возвышалось нечто огромное, скрытое под зеленовато-серым кисейным чехлом. Высотой оно было метров шесть, не меньше. Сквозь тонкую ткань проступали грани… Неужели кристалл? Данный предмет чрезвычайно меня заинтересовал. Я задал вопрос, но Хеллисентис его проигнорировал. В стенах были выдолблены ниши, искусно подсвеченные миниатюрными лампами. В каждой находился какой-либо предмет. Даго осторожно коснулся ближайшего.
   – Топор палача из Национального музея истории. До появления казнильной машины именно за этим старичком было последнее слово королевского правосудия… Его лезвие отделило больше голов, чем вы в состоянии вообразить, – он хихикнул. – В музее сейчас копия, причем очень точная – даже специалист не сразу разберется; оригинал – вот…
   Он побрел дальше.
   – А тут, под стеклом – жемчужина коллекции: стальная рука Полуночного душителя! Был такой маньяк лет сорок назад. Протез, гениальное изобретение прирожденного механика. Отполирован и смазан, хоть сейчас в дело. Пальцы приводятся в действие мощной пружиной. Бедняге приходилось взводить её специальным приспособлением, а шанс был всегда один… Но он редко промахивался. На совести Полуночного – более десятка жертв, в основном молодые девушки. А это – мачете одного из офицеров карательных бригад… Между прочим, владелец дожил до глубокой старости и умер в кругу любящих родственников. А уж крови на нём…
   – Достаточно, смысл мне понятен. А эта здоровенная штуковина в центре? Это что такое?
   Он вновь проигнорировал вопрос. Вот же сволочь… Я попытался зайти с другой стороны.
   – На кой черт вам всё это барахло?
   – Это я и пытаюсь объяснить. Любая из моих вещиц – сгусток зла, маленькая квинтэссенция… Это священное место, Монтескрипт; и с каждой новой реликвией святость его растет. Однажды, давным-давно, я понял истину. Бог существует, и имя ему – Зло. Вы никогда не задумывались, что представляет собой окружающий мир? Природа? Да это же наглядное воплощение концепции! Бесконечное пожирание одних другими, пищевая пирамида, борьба за место под солнцем… А мы, фроги? Вершина эволюции! Войны, убийства, уничижение слабых, грызня сильных за право назваться сильнейшим… Зло – единственная движущая сила, существующая во Вселенной.
   – Неправда! – робко возразила вдруг Лидди. – Бог есть Добро…
   Хеллисентис расхохотался. Он смеялся долго, искренне, до слез в глазах.
   – Чтоб я лопнул! Неужто у нас тут христианка? Выкормыш этих придурков-миссионеров?!
   Он был прав. Я припомнил, что в первую нашу встречу у Лидди на шее висел крестик. Должно быть, она действительно воспитывалась в одной из католических миссий – святые отцы охотно принимали под свою опеку бездомных ребятишек…
   – Детка, так называемого «добра» попросту не существует! – заявил Даго, отсмеявшись. – То, что называют таковым – всего лишь недостаточная концентрация Зла… Временная, кстати говоря; всегда временная. Твоё «добро» – это тёплое болотце, прибежище слабых духом и телом. Сильные личности творят зло, это вообще суть любой силы. Всё, на что способна религия чужаков – сделать слабого ещё слабее. Кстати сказать, Старая вера хоть в какой-то мере отражает действительное положение вещей! Владыки преисподней в легендах чудовищны и беспощадны, а души фрогов – ничто перед их ними…
   Хеллисентис продолжал разглагольствовать, а я всё пытался угадать, что же скрывается за кисеей. Быть может, алтарь? Нет, слишком уж он большой… Казнильная машина? Какое-нибудь устройство для изощренных пыток? Ясно ведь, что это главный экспонат жутковатой коллекции…
   – Я не всегда был богатым парнем, – витийствовал Даго. – И, к слову, не выделялся среди своих сверстников ни умом, ни деловой хваткой. Но когда ко мне пришло понимание… О, это был великий миг! Величайший в моей жизни! Он изменил всё… Теперь, стоит мне оглянуться назад, стоит лишь подумать – кем стал я, и кто теперь они… Ха, это отлично поднимает настроение! И знаете что? – он вдруг быстро пересек пещеру, подошел вплотную и уставился на нас горящими глазами. – Я думаю, этим знанием обладали все сильные мира сего. Великие полководцы, реформаторы, создатели империй… Они знали, что лежит в основе мироздания. Все до единого знали, все! И тщательно скрывали это знание. Так что я своего рода альтруист… – он захихикал.
   – Больной урод! – прорычал Стефан.
   – Ну-ну, не будем оскорблять друг друга. Вижу, данная концепция для вас нова… Ладно. У вас будет время обдумать мои слова. Сейчас лишь скажу, что я не одинок в своих убеждениях. Быть может… – он махнул рукой. – А, ладно, это преждевременно. Я оставляю вас тут, но это ненадолго. Мальчики…
   Головорезы надвинулись на нас. Меня с силой пихнули в грудь. Чтобы удержаться на ногах, я сделал несколько быстрых шагов назад. Кто-то нажал кнопку. Нас вдруг отделила от наших пленителей стена сверкающих копий: решетка рухнула перед самым носом, едва не проткнув мне ступни. Лязгнули запоры.
   – Идем, – сказал Даго. – Надо подготовиться к мистерии.
   Мы остались одни. Я глянул на Стефана. Он весь взмок – то ли от жары, то ли от страха, не поймёшь; струйки пота прокладывали по лицу блестящие дорожки. Подозреваю, что и сам я выглядел не лучше. Спустя минуту Лидди чуть слышно всхлипнула. Потом ещё раз, уже погромче. Потом разрыдалась. Непогодка тяжело вздохнул.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация