А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Его изумительный поцелуй" (страница 9)

   Глава 6

   Кларинда, стоявшая на пороге комнаты, выглядела совсем не как пленница, а скорее как молодая королева, несомненно, способная управлять если не королевством, то сердцем каждого из мужчин, присутствовавших в комнате. На ней были надеты узкий лиф, отделанный блестящими бусинками, и летящие юбки ярких – изумрудного и сапфирового – цветов. Ее одежды были значительно скромнее, чем кусочки шелковой ткани, которые носили танцовщицы, однако иллюзия закрытости делала их хозяйку еще более загадочной.
   Ее волосы свободно струились по плечам, а единственным украшением был ободок из чеканного золота на лбу. Изумруд в форме слезинки чуть темнее, чем ее глаза, уютно устроился между нежными бугорками грудей. Он был подвешен на золотой цепочке толщиной с мизинец. Сама кожа Кларинды словно светилась изнутри, как будто над ней потрудились множество массажистов, единственной целью которых было довести до совершенства ее красоту. Эш ясно представил себе, как его собственные руки скользят по атласной коже, втирая мирру или масло сандалового дерева в каждый соблазнительный дюйм ее тела.
   Он немного переместился на подушке, благодарный Фаруку за то, что тот переодел его и Люка в национальную одежду. Если бы на нем были надеты узкие брюки для верховой езды, в которых он приехал, было бы невозможно скрыть тот факт, что Кларинда возбуждает его так сильно, как не могла надеяться возбудить ни одна из этих безымянных танцовщиц.
   Почувствовав резкую смену направления его внимания, танцовщица, которая уже была готова усесться в танце на его колени, выпрямилась с явным возмущением.
   Похоже, Эш вызвал неодобрение не только этой женщины. Несмотря на милую улыбку Кларинды, в ее глазах появился тот самый убийственный блеск, который Эш сразу же узнал.
   – Надеюсь, джентльмены простят меня. Я совсем не имела намерения прерывать ваше наслаждение до того, как оно достигло, – тут она невинно взмахнула ресницами в сторону Эша, – своей кульминационной точки.
   Фарук похлопал по украшенной кистями подушке рядом с собой, улыбнувшись ей с таким обожанием, что было ясно: он готов исполнить любое ее желание. И даже преподнесет голову Эша на подносе, если она этого потребует.
   – Таким восхитительным губкам, как твои, нет нужды в чем-то извиняться, моя малышка. Тем более что мое сердце стремится воздать должное блеску твоей красоты.
   Эш едва удержался, чтобы не закатить глаза.
   Фарук хлопнул в ладоши, жестом приказав уйти и музыкантам, и танцовщицам. Они молча вышли из комнаты, заставив раздосадованного Люка искать утешения в следующем бокале вина.
   Когда Кларинда пересекала комнату, направляясь к Фаруку, Эш чуть было не поднялся на ноги, но вовремя вспомнил, что здесь такие правила приличия на женщин не распространяются. Он был вынужден ограничиться кивком, на который она не обратила никакого внимания.
   Она опустилась на подушку рядом с Фаруком и подогнула под себя стройные ножки, словно грациозная кошечка. Только тогда Эш заметил толстое кольцо из жемчужин, надетое на стройную щиколотку. Это был, несомненно, еще один бесценный подарок султана, но он явно показывал, что это его собственность. С тем же успехом Фарук мог надеть ошейник на ее шею и приковать к себе чугунной цепью.
   Эш воткнул нож с ручкой из слоновой кости в кусочек груши, плавающей в меду, и поднес его к губам. Он изо всех сил старался не думать о том, что Кларинда была вынуждена спать в постели Фарука. Если бы он подумал об этом, то, наверное, сделав выпад над стоявшим между ними блюдом с виноградом, вонзил бы нож в горло султана.
   – Итак, Берк, – сказал Фарук, одной рукой беря спелый плод инжира, а другой рассеянно поглаживая Кларинду по затылку, – ты преодолел огромное расстояние, прежде чем пристать к нашим берегам. Возможно, тебе пора рассказать всем нам, что привело тебя в наши края.
   Прежде чем Эш ответил, Кларинда взяла крупную виноградину и с озорным блеском в глазах сунула себе в рот.
   – Вам следует позаботиться об охране ваших сокровищ, ваше величество. Насколько я слышала, капитан Берк – отъявленный вор.
   Эш, прищурив глаза, взглянул на нее, не сразу сообразив, что она умышленно бросает на них тень подозрения. Однако потом понял, что если Фарук поверит, будто они намереваются поживиться серебром и золотом, то, возможно, не заподозрит, что они прибыли за сокровищем совсем другого рода.
   Умница.
   – Не буду отрицать, что интересуюсь антиквариатом, – признался он.
   – Антиквариатом, принадлежащим кому-нибудь другому, – добавила Кларинда. Он снова не понял, то ли она все-таки хочет помочь ему, то ли желает, чтобы стражники выволокли его из комнаты и бросили в тюрьму.
   – Раньше меня нанимали для оказания помощи в… приобретении кое-каких ценных предметов, – сказал Эш.
   Фарук уперся локтем в колено и наклонился вперед. Он, кажется, был искренне заинтригован.
   – О каких предметах идет речь?
   Эш пожал плечами:
   – Предметы материальной культуры. Древние идолы. Редкие драгоценные камни. Когда я услышал, что этот регион богат подобными предметами, я подумал, что было бы неплохо попытать удачу.
   – Как подсказывает опыт, – сказал Фарук, – сокровище стоит столько, сколько за него готов заплатить человек.
   – Именно так, – согласился Эш. – Поэтому я тщательно выбираю дела, за которые берусь. Если человек слишком жаден, цена для него, возможно, будет значительно превышать выручку, которую он надеется за него получить. – Сам того не желая, Эш позволил своему взгляду ненадолго задержаться на Кларинде. – Только в крайне редких случаях попадается действительно бесценная вещь.
   – Если человек достаточно глуп, чтобы потерять такую драгоценность, то он, возможно, вообще ее не заслуживает, – сказал Фарук.
   Увидев, как бронзовые пальцы султана по-хозяйски лежат на ключице Кларинды, Эш испугался, как бы его собственные пальцы не схватились за рукоятку ножа, и от греха подальше отложил нож в сторону.
   – Возможно, вы правы.
   Бросив на Эша умышленно кокетливый взгляд, Кларинда выскользнула из-под ласкающей ее руки Фарука, сделав вид, будто наклонилась к блюду с финиками.
   – Если капитан Берк еще только собирается найти сокровище, за которым охотится, то вам, ваше величество, надо обязательно запирать свои сундуки на ключ.
   – Если бы не храбрость и отвага Берка, меня бы здесь не было сегодня, – заявил Фарук, величественным жестом раскинув руки. – Если он пожелает что-нибудь из того, что принадлежит мне, то стоит ему попросить, и это будет принадлежать ему!
   Не осмеливаясь взглянуть на Кларинду из опасения выдать свое самое опасное желание, Эш поднял свой бокал.
   – Все, что мне нужно сегодня вечером, – это хорошее вино, вкусная еда и хорошая компания.
   – Правильно! Правильно! – эхом откликнулся Люк, протягивая свой бокал слуге, чтобы тот его наполнил.
   Фарук, явно довольный ответом Эша, чокнулся с Клариндой и выпил чашу виноградного нектара.
   Дядюшка Фарука Тарик продолжал с подозрением смотреть на Эша, хмурясь, как грозовая туча.
   – Как долго вы и ваш человек планируете пользоваться щедрым гостеприимством моего племянника, капитан Берк?
   – Наверное, не более нескольких дней, – сказал Эш именно в тот момент, когда Люк весело заявил:
   – По крайней мере две недели. А может быть, дольше!
   – Известно, что капитан Берк не задерживается подолгу на одном месте, – сказала Кларинда. – У него ноги бродяги, душа скитальца, а сердце… – она помедлила, сморщив носик, – если верить «Скандальной хронике», я не уверена, что оно у него вообще существует.
   Эш приподнялся на локте и уставился на нее пытливым взглядом.
   – А теперь, когда мы выяснили, что привело меня и моего компаньона в Эль-Джадиду, мисс Кардью, я хотел бы услышать, каким образом вы оказались у султана почетной… – Эш помедлил, прежде чем произнести это слово, придавая ему непристойное значение, – гостьей.
   Фарук снова покровительственно положил руку на плечо Кларинды:
   – Ты не обязана говорить о таких вещах, моя дорогая.
   Нежная заботливость султана сразу же заставила Эша пожалеть о собственной черствости. Ему следовало быть умнее и не позволять Кларинде вынуждать его говорить или действовать необдуманно. Пусть даже ему отчаянно хотелось узнать, что она пережила после своего похищения, он не должен был при этом ранить ее гордость.
   Хотя ее взгляд стал на несколько градусов холоднее, Кларинда отмахнулась от заботы Фарука.
   – Нельзя винить капитана Берка за любопытство. Я уверена, что, когда он прибыл сюда, он меньше всего ожидал обнаружить здесь двух порядочных английских леди, которые наслаждаются гостеприимством могущественного султана. – Она насмешливо приподняла бровь, взглянув в сторону Эша.
   – Похоже, в последнее время у англичан в большом спросе гостеприимство моего племянника, – вмешался Тарик. – Наверное, если бы король Вильгельм постучал в дверь, явившись сюда со всей армией, ты бы открыл ворота и пригласил его, чтобы он грабил твои сокровища и насиловал твоих женщин.
   – Послушайте! Я не имел намерения насиловать эту девушку, – запротестовал Люк. – Я почти уверен, что это она чуть не изнасиловала меня.
   – Довольно, дядя! – сердито воскликнул Фарук. – Мы не какие-нибудь варвары, и я не потерплю неуважительного обращения с моими гостями.
   Тарик, побагровев, вскочил на ноги.
   – Если бы сейчас был жив твой отец, тебя бы выпороли за то, что осмелился говорить со мной настолько неуважительно.
   Тарик как будто ждал удобного случая. В развевающихся одеждах он демонстративно вышел из комнаты. За ним по пятам следовал его друг с ястребиным носом. Остальные гости с некоторым интересом наблюдали за этим драматическим эпизодом, а потом пожали плечами и вернулись к еде и своим разговорам. Судя по всему, подобные вспышки не являлись для Тарика чем-то необычным.
   Фарук со вздохом покачал головой:
   – Не обращайте внимания на моего дядю. Он все еще живет прошлым, вместо того чтобы обратиться к будущему. – Султан снова направил все свое внимание на Кларинду, как будто никакого неприятного инцидента и не происходило. – Продолжайте, моя дорогая.
   Прежде чем начать, Кларинда смущенно прочистила горло.
   – Ну-у… мисс Монморанси и я плыли в Индию, чтобы присутствовать на бракосочетании… нашего дорогого друга, когда на корабль напали корсары. В результате боя несколько членов экипажа были зарезаны, а нас взяли в плен и держали взаперти на пиратском судне, пока не пристали к берегу. Нам с самого начала сообщили, что нас собираются продать с аукциона в Алжире. Нашим служанкам и жене капитана повезло гораздо меньше.
   Как ни странно, полное отсутствие эмоций в ее голосе заставило Эша живо представить себе страшную участь этих женщин. Такая же судьба ждала бы и ее, если бы пиратская жадность не оказалась сильнее их похоти. На физиономии Люка отразился такой же ужас, какой почувствовал Эш.
   – Как только мы прибыли в Алжир, – продолжала Кларинда, – нас потащили в цепях на подпольный невольничий рынок. С нас сняли одежду и оставили в одном нижнем белье.
   Хотя лицо Эша, как и ее лицо, не выражало никаких эмоций, он с трудом дышал от возмущения и ярости. Даже в детстве Кларинда была очень гордым ребенком. Эш мог с трудом представить себе ее на цепи. Тем более вообразить глубину унижения, которое она, должно быть, испытывала от прикосновения рук работорговцев, срывавших с нее одежды и выставлявших ее напоказ перед глазами десятков похотливых мужчин.
   А он сидел тут, потягивая вино, как будто смотрел пьесу из обитой бархатом ложи в Королевском театре, заставляя ее переживать еще раз весь ужас того момента.
   – Прошу вас, мисс Кардью… – хрипло произнес Эш, поднимая руку в надежде остановить ее рассказ. – Султан прав. Вам нет необходимости делиться этими болезненными воспоминаниями ни со мной, ни с кем-либо другим.
   Но Кларинда никогда в жизни не отступала перед трудностями, и по упрямому блеску в ее глазах он понял, что она твердо намерена закончить то, что он начал.
   Она страдала. Теперь настала его очередь.
   Когда Кларинда продолжила, каждый момент ее ужасных страданий прошел перед ним, как в ночном кошмаре, и запечатлелся в душе.
   – Работорговец выставил меня на помост первой. Когда мужчины стали кричать, что хотят, чтобы им дали рассмотреть товар получше, он приказал мне снять рубашку, которая к тому времени мало чем отличалась от тряпки, и стоять голой перед всеми. Я слышала, как он пообещал нескольким мужчинам побогаче подняться на помост и как следует ощупать меня после того, как я разденусь. Когда я отказалась, он поднял кнут и ударил меня, и тут из толпы вышел Фарук. Он выхватил кнут из руки этого человека и отстегал его самого. Пока струсивший мерзавец валялся у его ног, Фарук снял меня с помоста и завернул в свой плащ.
   Эш ненадолго закрыл глаза, отчаянно желая, чтобы это его рука спустила шкуру со спины работорговца и чтобы это его руки успокоили дрожавшую Кларинду. Он унес бы ее оттуда и нежными поцелуями осушил все слезы на ее щеках, стер все отметины, которые оставили цепи на ее нежной коже.
   Открыв глаза, Эш посмотрел на Фарука с искренней, хотя и неохотной благодарностью.
   – Мисс Кардью сильно повезло, что вы в тот день оказались там и смогли вмешаться.
   Фарук прикоснулся рукой к сердцу.
   – Я предпочитаю думать об этом как о доброй воле Аллаха, а также моем собственном везении.
   – Фарук настоял на том, чтобы тут же купить меня, – сказала Кларинда. – Работорговец пытался уговорить его как следует осмотреть сначала мои волосы, зубы и другие… части тела, но Фарук заявил, что видит все, что ему нужно.
   – Даже когда ее нечесаные волосы висели вокруг лица грязными прядями, а одежда превратилась в тряпки, высокое качество этого «товара» не вызывало сомнения, – сказал Фарук, нежно погладив Кларинду по голове. – Посмотрели бы вы, как она оказывала открытое неповиновение этому презренному работорговцу. Она была великолепна!
   Хотя Эш, наблюдая за тем, как Фарук пропускает сквозь пальцы пшеничные пряди Кларинды, хотел бы сам проделывать то же самое, с этим он не мог не согласиться.
   – Сначала он собирался купить только меня, – объяснила она, – но я стала умолять его купить также Поппи, и он согласился.
   – Об этом решении мне не раз пришлось пожалеть, – признался Фарук, получив за это игривый шлепок от Кларинды.
   Она повернулась к Эшу, и лицо ее приобрело серьезное выражение.
   – Как видите, капитан Берк, я не просто благодарна султану. Я обязана ему жизнью.
   Эш был уверен, что он единственный в этой комнате знал Кларинду достаточно хорошо, чтобы заметить отчаяние в ее глазах. До этого момента он старался забыть, как часто они общались друг с другом, обмениваясь взглядами без слов и случайными прикосновениями.
   Это было осложнение, которого он не предвидел. Вырвать ее из лап беспощадного похотливого деспота представляло бы собой весьма трудную задачу. Но украсть ее у приличного человека, который, судя по всему, испытывал к ней искренние чувства, казалось еще сложнее.
   – Не тревожь свою хорошенькую головку этими мыслями, моя газель, – сказал ей Фарук. – Я предоставлю тебе множество возможностей погасить этот долг, когда закончится твоя подготовка.
   – Подготовка? – эхом откликнулся Эш, почувствовав, как по спине пробежали мурашки, знаменующие предчувствие беды. – Какого рода подготовка?
   Кларинда наклонила голову таким образом, что ее лицо оказалось наполовину прикрыто шелковистыми волосами.
   Фарук сиял, словно гордый папаша.
   – Моя Кларинда провела последние несколько месяцев, обучаясь у нескольких женщин, которые некогда обслуживали моего отца в его гареме.
   – Она обучалась? – спросил Эш, ощущая, что предчувствие беды нарастает. – Чему же она обучалась, позвольте узнать?
   Не дав Фаруку ответить, Кларинда подняла голову и, взглянув Эшу прямо в глаза, сухо сказала:
   – Наслаждению, капитан Берк. Тому, как его доставлять и как получать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация