А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Его изумительный поцелуй" (страница 28)

   Поппи взволнованно засопела.
   – Что ж, в таком случае мой ответ – да! – сказала она.
   Кларинда уже начала было подозревать, что лишилась рассудка, но внезапно несколько разрозненных частей мозаики разом встали на свои места.
   – Подождите одну минутку, – попросила она.
   Поппи и Фарук, больше всего походившие на детей, залезших руками в блюдо с тортом, одновременно посмотрели на нее.
   Кларинда обвиняющим жестом указала на Фарука.
   – Когда в то утро в хамаме вы говорили о том, что у каждого мужчины должна быть только одна женщина и что обнять такую женщину – значит обнять судьбу, вы имели в виду не меня, не так ли?
   Султан удивленно приподнял брови.
   – Откуда тебе это известно?
   – Не важно, – бросила Кларинда, переключая внимание на Поппи. – И большая корзина ктефы, которую Фарук прислал в гарем, тоже предназначалась не мне, верно? Она была для тебя. Он ухаживал за тобой у меня за спиной, так? – Кларинда вновь ткнула пальцем в сторону Фарука. – Хитрый пес, вот ты кто! – забывая об уважении к султану, вскричала она. – Тебе должно быть стыдно!
   Брови Фарука опять поползли вверх.
   – Но я понимаю, почему ты не испытываешь стыда, – продолжала Кларинда. – А ты, Поппи, всего лишь маленькая коварная потаскушка! – Она была не в состоянии скрывать свой восторг таким неожиданным поворотом событий. – Наконец-то нашелся секрет, который тебе удалось сохранить, да?
   В ответ Поппи сделала вид, что поворачивает воображаемый ключ возле своих улыбающихся губ и бросает его назад через плечо.
   Обняв Поппи за плечи с таким видом, словно это было обычным делом, Фарук бросил суровый взгляд на Кларинду с Эшем.
   – Поскольку мисс Монморанси так благородно согласилась заплатить ваш долг, вы можете уехать, – заявил он. – Но я хочу получить назад своего коня. – Он сделал знак одному из своих гвардейцев. – Вместо него можете забрать гнедого, – добавил султан.
   – Ты с ума сошел? – Тарик бросился вперед: он был до того взбешен, что у него только пены на губах не хватало. – Поверить не могу, что ты вот так просто отпускаешь их! Подумай только, может, это именно он стоял за попытками прикончить тебя! Разве не он появился здесь в тот самый день, когда на тебя напали наемные убийцы? И не он ли очутился рядом с тобой, когда на тебя свалился огромный камень, едва не раздавивший тебя?
   – Он меня спас, – вежливо заметил Фарук.
   Повернувшись, Тарик обвиняющим жестом ткнул пальцем в сторону Люка.
   – А что скажешь о нем? – рявкнул он. – Где был этот цыганский шакал, когда упал камень? Кому-нибудь это известно?
   – Есть одна хорошенькая юная рабыня, которая может рассказать, что я делал и где был в тот день, – промолвил Люк.
   Шагнув вперед, Эш спокойно проговорил:
   – Может, вам стоит спросить, где в тот день находился ваш дядя?
   Тарик с минуту молча смотрел на Эша, а затем выкрикнул:
   – Не слушай его! К чему тебе вообще верить этому неверному и его шлюхе? Они уже успели доказать, что не заслуживают доверия! Из их ртов льется только яд и ложь!
   Фарук устало посмотрел на Эша.
   – Что ты хочешь этим сказать? – спросил он.
   Эш пожал плечами:
   – Иногда человеку не нужно выглядывать за стены собственного дома, чтобы увидеть своих врагов.
   Фарук медленно повернулся к дяде, выражение недоверия на его лице быстро сменялось чудовищным гневом.
   – Так это ты?! – взревел он. – Ты хочешь убить единственного сына своего брата?! Пролить родную кровь?
   Тарик поднял руку, словно защищаясь от удара.
   – Наемные убийцы не должны были тебя убивать. – Он слишком поздно осознал собственную ошибку. – Они должны были только ранить тебя. Чтобы ты рассвирепел.
   Судя по убийственному огню, вспыхнувшему в глазах Фарука, Тарику удалось исполнить свою безумную мечту.
   – А что ты скажешь о камне? Он тоже должен был всего лишь ранить меня?
   – Простой просчет, – заявил Тарик. – Ты подошел ближе к стене, чем я рассчитывал. Разве ты этого не понимаешь? – Тарик говорил умоляющим тоном, постепенно отступая от племянника. – Я сделал это ради твоего собственного блага. Ради блага Эль-Джадиды. Я должен был добиться того, чтобы ты осознал наконец, что опасность подкарауливает нас повсюду. Я хотел, чтобы ты понял, что расслабляться нельзя, равно как нельзя вести переговоры с теми, кто жаждет причинить тебе вред и забрать то, что принадлежит тебе. А единственный способ, с помощью которого мужчина может показать окружающим, что он – истинный лев Эль-Джадиды, – это не договоренности с неверными, не совместные пиры, во время которых они вместе преломляют хлеб, знай это! Нет, он может показать это только на поле битвы с мечом в руке и воинственным криком на устах.
   – Иными словами, ты хотел, чтобы я атаковал наших невинных соседей в то время, как мой истинный враг сидит за одним столом со мной и преломляет со мной хлеб? – Отстранив Поппи, Фарук выхватил ятаган из рук своего гвардейца и шагнул в сторону дяди. Его верхняя губы подрагивала от отвращения.
   Тарик попятился назад, но деться было некуда, потому что его уже накрыла огромная тень племянника.
   – Прошу тебя… мой… сын! Молю тебя о снисхождении…
   – Я тебе не сын!
   Фарук занес ятаган над головой, и его острое лезвие сверкнуло в лунном свете. Эш рывком привлек Кларинду к себе и спрятал ее лицо у себя на груди. Она вцепилась в его плащ и зажмурила глаза, сожалея о том, что не может заткнуть уши, чтобы не услышать вопль, который последует через мгновение.
   Но вместо вопля Кларинда услышала… звонкий голосок Поппи:
   – Мне пришло в голову, ваше величество, что раз уж меня этой ночью не прикуют цепями к стене в одной из ваших темниц, то это место, должно быть, останется свободным. Поверьте мне, не найти лучшего способа начать новую эру в Эль-Джадиде, чем показать вашим подданным, что милосердие – это не знак слабости, а показатель силы правителя.
   Кларинда решилась украдкой посмотреть на Фарука, ожидая, что тот начнет распекать простую женщину за то, что она посмела вмешиваться в его дела.
   Фарук медленно опустил ятаган, его яростный рык сменился презрительной усмешкой.
   – Уберите предателя с моих глаз! – приказал он.
   Тарик упал на песок, невнятно бормоча что-то по-арабски. Когда двое гвардейцев поставили его на ноги и поволокли к одному из коней, Фарук снова повернулся к Эшу и Кларинде.
   – Прежде чем вы уедете, – обратился он к Эшу, – я хотел бы перекинуться парой слов с мисс Кардью. Наедине.
   Руки Эша крепче сжали Кларинду, но она промолвила: «Все хорошо» – и осторожно высвободилась из его объятий.
   Сложив руки на груди, Эш смотрел, как они бок о бок идут к кромке воды, ни на мгновение не отводя глаз от Кларинды.
   Фарук ласково положил руки ей на плечи и посмотрел на нее с выражением нежности и сожаления.
   – Я хотел сказать тебе, что ты права, – проговорил он. – Я никогда не любил тебя. Но ты мне очень – очень! – нравилась. До тех пор, пока ты тут не появилась, я понятия не имел о том, что женщина может быть не просто телом в моей постели. Что она может стать другом. Но ты им стала.
   Кларинда улыбнулась султану.
   – Если ты причинишь хоть какой-то вред Поппи, даже если ты разобьешь ее сердце, я перестану быть твоим другом, – проникновенно произнесла она. – И могу тебе пообещать, что врагом я буду самым грозным.
   Впрочем, судя по тому, как Фарук в это мгновение посмотрел на Поппи, опасаться этого не приходилось.
   – Я буду хранить ее сердце, как самое дорогое мое сокровище, и стану оберегать его до конца моих дней, – пообещал султан. – Клянусь честью моих предков.
   Приподнявшись на цыпочки, Кларинда обвила руками его шею и быстро, но очень крепко обняла его.
   – Спасибо тебе, – прошептала она, удивляясь тому, что горло у нее перехватило с такой силой, что она едва могла говорить. – За все спасибо.
   Потом Фарук вернулся к Поппи, а Кларинда побежала к Эшу. Она наконец могла спокойно наслаждаться ласковым морским бризом и шепотом бившихся о берег волн. Один из солдат поменял породистого черного скакуна на гнедого, пока они разговаривали с Фаруком.
   Держа коня под уздцы, Эш смотрел на ее приближавшуюся фигурку, при этом его янтарные глаза мерцали так же таинственно, как пустынные пески.
   – Мне с минуту казалось, что ты передумала и упрашиваешь Фарука забрать тебя назад в гарем, – вымолвил он.
   – А знаете, капитан Берк, – заметила Кларинда, не в силах сдержать насмешливой улыбки, – для человека, который просто выполняет свою работу, вы что-то удивительно ревнивы.

   Глава 27

   Кларинда сидела на камне около весело журчавшего ручейка и смотрела на небо. После нескольких месяцев в плену ее взор не мог сразу охватить огромной темной бездны, усыпанной звездами. Когда после трех часов пути по зыбучему песку они впервые увидели мелькнувший в лунном свете оазис, Кларинда решила, что это всего лишь мираж, шутка, которую ее уставшее тело сыграло с мозгом. Но они подъехали ближе, а оазис не исчезал из виду, а, напротив, казался все явственнее.
   Одна сторона бассейна была окружена гнувшимися на ветру пальмами, а с другой стороны от него открывалась потрясающая панорама неба и пустыни.
   Если кому-то из них и показалось странным, что султан со своими гвардейцами поехал следом за ними, чтобы передать им воду, провизию и даже маленькую палатку, то у Эша хватило мудрости промолчать. Они просто поблагодарили султана за щедрость и терпеливо ждали, пока Кларинда во второй раз со слезами распрощается с Поппи.
   Спрятав руки в рукава платья, Кларинда потерла предплечья, чтобы согреться среди ночной прохлады. Похоже, она будет скучать по своей подруге Поппи гораздо больше, чем предполагала. Впрочем, Поппи пообещала, что постарается уговорить султана приехать в Англию с визитом как можно скорее. Учитывая, какие обожающие взгляды Фарук то и дело бросал на Поппи, у Кларинды не было причины сомневаться в ее словах. Она покачала головой, снова восхищаясь тем, насколько непредсказуемыми могут быть сердечные дела.
   Ее собственное сердце тяжело забилось в груди, когда она услышала за спиной чьи-то шаги. Подойдя к Кларинде, Эш закутал ее в плащ, который не снимал с того самого мгновения, как они сбежали из дворца, и ее окутали приятное тепло и мускусный аромат его тела.
   – Большинство людей и не представляет, как холодно может быть ночью в пустые, – сказал он, поставив одну ногу на камень, на котором сидела Кларинда.
   На нем остались только бриджи да рубашка, рукава которой он закатал до локтей, обнажив мощные руки, слегка поросшие золотистой порослью.
   Несмотря на то что они поставили палатку у дальнего конца бассейна, под пышными кронами пальм, резкий голос Ясмин доносился до них, нарушая тишину пустынной ночи.
   – Ты – свинский пес! – вопила она. – Твоя мать была свиньей, а отец – псом!
   – Ах, cara mia, как мне нравится, когда ты так мило разговариваешь со мной!
   Ласковый ответ Люка вызвал новый всплеск гнева Ясмин – она закричала еще громче, а за криком последовал звук разбиваемой посуды.
   А потом наступило зловещее молчание.
   – Они переругиваются с тех пор, как мы отъехали от берега. Как ты думаешь, они в конце концов поубивают друг друга? – спросила Кларинда, которую больше волновал Люк, чем Ясмин.
   – Полагаю, они умрут в жарких объятиях друг друга еще до окончания ночи, – усмехнулся Эш – Или по крайней мере до того, как мы доедем до лагеря Макса.
   – Макса?! – переспросила Кларинда, шокированная словами Эша. – Так Максимилиан здесь? В Марокко?
   Эш кивнул.
   – Макс со своими людьми разбил лагерь прямо рядом с Марракешем, – сказал он. – Нам понадобится меньше трех дней, чтобы добраться туда.
   «Всего три дня…» – промелькнуло в голове у Кларинды, и ее сердце окаменело.
   Она-то предполагала, что ее жених в безопасности, сидит сейчас за письменным столом в каком-нибудь бирманском поселении. А он, как оказалось, находился всего в трех днях езды от того места, где Фарук держал ее в плену. Кларинда считала, что Эш повезет ее в Бирму на корабле. Что они проведут вместе чудесные дни… и ночи, прежде чем он навсегда исчезнет из ее жизни.
   Три дня – всего три коротких мгновения после стольких лет ожидания. До того дня, когда Эш неожиданно материализовался из пустоты во дворе дворца Фарука, она и не подозревала, что по-прежнему ждет его.
   Все еще глядя на небо, Эш промолвил:
   – Мы с Максом не всегда бывали единомышленниками, но из него выйдет хороший муж. Надежный и верный.
   – Знаю, – отозвалась Кларинда, не в силах опровергнуть эти слова, несмотря на то, как больно они ее ранили.
   – Тебе не придется бросать в него чем-то, чтобы привлечь его внимание, или опасаться того, что он сбежит на край света в поисках какой-нибудь нелепой мечты, – продолжал Эш.
   – Так ты оставил меня из-за мечты? – Кларинда изо всех сил старалась говорить легкомысленным тоном, чтобы скрыть боль, все еще терзавшую ее сердце. – Чтобы увидеть места вроде этого? Чудесные места, которых ты не увидел бы никогда, если бы мы поселились на каком-нибудь старом чердаке?
   – В индийских тропических лесах я видел таких удивительных существ, которым даже не дали названия со времен райского сада. Я ездил на слонах по африканскому вельду, когда на многие мили вокруг не видно ничего, кроме травы. Я видел, как встает и садится солнце над древними пирамидами в Гизе. Я проехал по всему миру и любовался такими видами, каких большинство людей даже представить себе не может. – Эш повернулся к Кларинде, его глаза в свете звезд мерцали, как дымчатые топазы. – Но я не видел ничего, что могло бы сравниться с тобой.
   Кларинда встала, плащ медленно сполз с ее плеч. В это мгновение в ее жизни не было ни привидений прошлого, ни фантома будущего. Была только эта ночь, это место – райский оазис в зыбучих песках времени.
   – А правда ли то, что пишут о вас скандальные газеты, капитан Берк? – поинтересовалась она. – Правда ли, что когда вы спасли принцессу Хиндустана, вы отказались от целого состояния в золоте и от драгоценных камней?
   – Да… Отказался… – Его взор устремился на ее губы. – И все ради того, чтобы получить удовольствие от ее поцелуя.
   – Тогда кто я такая, чтобы отказать вам в такой же награде? – тихо произнесла Кларинда. После минутного раздумья, Эш взял ее лицо в свои теплые ладони и наклонился к ее рту. В тот миг, когда их губы соприкоснулись, оба поняли, что им никогда не удовольствоваться только поцелуем.
   Каждое нежное прикосновение его губ проливало воду на пересохшую пустыню, в которую ее сердце превратилось без него. Рождало в теле Кларинды восхитительную дрожь страсти и желания. Кончик языка Эша слегка нажал на ее сомкнутые губы, дразня ее, играя с ней, делая бессмысленным сопротивление.
   Когда ее язык отозвался на этот чувственный вызов и стал исследовать его рот с тем же самозабвением, Эш обвил Кларинду руками и прижал к своему телу так крепко, что, казалось, они превратились в одно целое.
   Кларинда обрадовалась этой поддержке, потому что колени могли предать ее в любую секунду, когда Эш склонил голову и прикоснулся своими теплыми влажными губами к ее горлу, нащупав пульс, бившийся с каждым мгновением все быстрее. Как самый примитивный, дикарский барабан, он бился для него, только для него, отвечая на каждую бархатную ласку. Кларинда прильнула к нему крепче, когда его губы запечатали нежные лепестки ее рта, а затем слегка прикусил и их, демонстрируя свою власть над ней.
   Кларинда повернула голову в поисках других мест, которые она могла бы испробовать на вкус. Ее губы жадно пробежали по сильной линии его подбородка, и даже грубоватая щетина не остановила их нежных прикосновений. Кларинда рванула в стороны полы его рубашки. Ее губы осыпали мелкими поцелуями его грудь, ее язык прогулялся по курчавой поросли, наслаждаясь солоноватым мускусным привкусом его кожи.
   Сжав ягодицы Кларинды обеими ладонями, Эш приподнял ее и прижал к себе так крепко, что она ощутила всю мощь его плоти, впечатавшейся в ее мягкий живот. Кларинда тихонько вскрикнула, ведь она успела позабыть ее силу и внушительные размеры.
   Тихая усмешка Эша наполнила ее слух.
   – Не стоит притворяться, будто все это производит на тебя большое впечатление, дорогая, – прошептал он. – Не ты ли говорила Поппи, что я нарочно распускаю слухи о своих изысканиях для того, чтобы компенсировать скромный размер…
   На этот раз Кларинда заставила его замолчать с помощью двух своих пальцев.
   – Я солгала, – прошептала она.
   Эш не сводил с нее своих янтарных глаз, в которых появилось осторожное выражение, когда вторая ее рука, скользя кругами, стала продвигаться от его груди к мускулистой равнине его живота. Кончики ее пальцев опускались все ниже и наконец дотронулись до его плоти, рвавшейся наружу из-под натянутой кожи оленьих бриджей.
   Эш откинул голову назад, из его горла вырвался прерывистый стон.
   – Уж не знаю, какой эликсир ты выпила на этот раз, – процедил он сквозь стиснутые зубы, – но хотелось бы верить, что ты влила в себя целый бочонок этого зелья.
   Лаская каждый пульсирующий дюйм и наблюдая за тем, как напрягаются и заливаются огненной краской черты его лица, Кларинда и сама все больше чувствовала опьянение особого рода. Опьянение желанием. Опьянение собственной силой. Опьянение страстью.
   Эш бережно взвесил в ладони ее налитые груди. Когда его пальцы принялись катать, покручивать и слегка сжимать отвердевший сосок, проглядывавший сквозь тонкую ткань платья, Кларинде показалось, будто кровь вскипела в ее жилах, угрожая спалить на месте все ее существо.
   А потом его руки оказались у нее на плечах. Эш ловко стянул с них платье, и оно с легким шуршанием упало на песок позади нее. Под платьем на Кларинде оказалось лишь несколько слоев прозрачного шелкового белья, в котором она должна была лечь в постель Фарука.
   – Господи, женщина, – пробормотал Эш, положив ладонь на затылок Кларинды и бережно укладывая ее на платье, – ты и представить себе не можешь, что бы я сделал с тобой, если бы мы лежали на нормальной кровати.
   Когда его губы снова накрыли ее рот, Кларинда могла думать только о том, что не может быть более подходящего места для любви, чем зыбучий песок возле нежно журчащего водоема под пологом в виде небосвода, усыпанного сияющими звездами.
   Все еще впиваясь в ее губы жадным поцелуем, Эш опустился на Кларинду всем своим весом и осторожно вставил колено между ее бедер. Запустив руки в шелк его волос, Кларинда принялась тереться своим лоном о его колено, чтобы избавиться от сладкой, томительной боли, которая волнами расходилась по ее животу, наполняя ее теплом и блаженством.
   Когда спустя несколько минут этой изысканной пытки Эш откатился в сторону, Кларинда протестующе застонала, обвиняя его в жестокости. Открыв глаза, чтобы бросить на него сердитый взгляд, она увидела, что Эш лежит рядом на боку, подперев голову рукой.
   – Ты понимаешь, что я никогда не видел тебя полностью обнаженной? – спросил он. – Разве только во сне…
   Кларинда нахмурилась, вспоминая то утро на лугу. Они оба были так молоды, так возбуждены, так переживали из-за того, что случилось до этого, что едва могли сдерживаться. Она помнила, как руки Эша нетерпеливо стаскивали с нее ночную рубашку, помнила, как ее собственные дрожащие руки неумело возились с завязками на его штанах, пока он не перехватил обе ее руки одной своей и не справился с этой задачей сам. Кларинда так глубоко погрузилась в эти воспоминания, что ей понадобилось несколько мгновений для того, чтобы осознать смысл всех слов Эша.
   А когда это у нее получилось, на ее губах появилась довольная улыбка.
   – Ты правда видел меня во сне? – спросила она.
   – Каждую ночь, – серьезно кивнул он. – Каждую ночь без исключения.
   – И я почти во всех снах была обнаженной?
   Он кивнул.
   – Кроме тех, когда на тебе не было ничего, лишь кружевные подвязки, шелковые чулки и красные бархатные туфельки на высоких каблучках с бриллиантовыми пряжками, – признался Эш. – Они у меня были самыми любимыми.
   – И ты мне тоже снился, – призналась Кларинда, опуская глаза.
   – Надеюсь, на мне не было подвязок, чулок и красных бархатных туфель на высоких каблуках?
   – Нет, разумеется, – ответила она. – Хотя иногда ты был в наручниках. Иногда даже с петлей на шее.
   – Ты маленькая мстительная распутница! – вскричал Эш. Кларинда, заглянув в его прищуренные глаза, почувствовала, как по ее спине снова пробежала дрожь. – Тебе не кажется, что настало время воплотить наши мечты в реальность?
   Кларинда медленно кивнула, позволив Эшу бережно, слой за слоем снять с нее все нижнее белье, пока он не увидел в лунном свете ее тело. Она была такой уязвимой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация