А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Его изумительный поцелуй" (страница 17)

   Глава 14

   Кларинда уставилась на смеявшегося Эша.
   – Ах ты, жалкий негодяй! Ты ведь все время играл со мной, да? – Разъярившись от того, что вновь стала игрушкой в его руках, Кларинда толкнула Эша в грудь двумя руками. – Интересно, как далеко ты позволил бы мне зайти, прежде чем остановить меня, чтобы я не показала себя совсем уж последней дурой?
   – Да мне и в голову не приходило мешать твоему желанию… Как ты это называла? – Эш вопросительно приподнял брови, глядя на Кларинду. – Доставить удовольствие своему хозяину и мне?
   Она отбросила мокрую прядь волос, упавшую ей на глаза.
   – Когда ты догадался, что это я?
   – В то самое мгновение, когда ты открыла дверь. Ну и, само собой, по твоей речи.
   – Так ты поэтому говорил обо мне все эти ужасные вещи? – снова взвилась Кларинда. – Для того чтобы позлить меня?
   – Да нет, я говорил только то, что действительно у меня на уме, – весело промолвил Эш. – У тебя острый язык и бешеный темперамент… К тому же я в жизни не встречал женщины, которая с такой легкостью изводила бы мужчин…
   – Я знаю, что в детстве была настоящим чудовищем, но мне хотелось каким-то образом привлечь твое внимание, – пожала она плечами. – Чтобы ты просто смотрел на меня и видел меня.
   – Да уж, кого-кого, а тебя я видел всегда, – сказал Эш. Его голос стал тише, спокойнее. В это мгновение он смотрел на нее таким взглядом, как будто Кларинда была для него единственной женщиной в мире. – Я видел, как ты старалась держаться, когда потеряла мать, как ты взяла отца за руку у ее могилы, чтобы успокоить его. Видел, как старалась угодить ему, даже когда тебе приходилось изображать истинную леди, что тебе было вовсе не по вкусу. Видел, как ты ненавидишь несправедливость и как стараешься помогать тем, кто слабее тебя или не так умен, как ты. – Эш убрал ей за ухо прядь волос, и от его прикосновения по ее телу пробежала дрожь. – Я всегда видел тебя. Просто мне понадобилось время, чтобы понять, как мне с тобой поступить.
   Надеясь скрыть, как на нее подействовали его слова и прикосновение, Кларинда напряженно выпрямилась и произнесла:
   – И все же я считаю, что мне удалось великолепно изобразить девушку из гарема.
   – Что ж, спорить не стану, – вымолвил Эш. – Если не считать того, что ты чуть мне голову не проломила своим кувшином, я едва мог усидеть на месте, ожидая каждой твоей следующей выходки.
   – Но как? Как ты все-таки догадался, что это я?
   – Как я мог не догадаться? Ты забыла о том, что я знаю тебя с тех самых пор, когда ты едва семенила за мной на своих маленьких толстых ножках? Когда я увидел тебя впервые, ты сидела на плечах у отца и держалась за уши бедняги, как за поводья! Я знаю тембр твоего голоса, знаю, как ты покачиваешь бедрами, когда ходишь. – Внезапно веселый блеск в его глазах погас, сменившись задумчивым выражением. – Я помню прикосновения твоих рук к моей коже, помню ритм твоего дыхания… – У Кларинды перехватило дыхание, когда Эш опустил голову и провел носом по ее шее, втягивая носом воздух. – Я узнаю твой запах, даже если ты воспользуешься этими дурацкими маслами и духами.
   Из-за падения в воду Кларинда оказалась в еще более рискованном положении, чем прежде. Вода ничуть не уменьшила бесстыдный энтузиазм ее сосков. Напротив, она окончательно промочила ткань ее лифа, который облегал ее теперь, как вторая кожа, и это выглядело еще более соблазнительно, чем если бы она оказалась совсем голой. Кларинде было достаточно увидеть тяжелый взгляд Эша, устремленный на ее грудь, чтобы тут же представить, как он покусывает ее соски зубами, как несколько мгновений назад покусывал мочку ее уха.
   Эш поднял голову, и их губы оказались в опасной близости.
   – И еще я знаю, какова ты на вкус…
   Словно в доказательство своих слов, Эш легко, будто перышком, провел своими губами по ее губам, отчего и без того дрожавшая Кларинда взволновалась еще сильнее. Казалось, их губы не размыкались никогда. Словно время остановилось и каждый миг после их последнего поцелуя до этого мгновения был всего лишь крохотной частицей сверкающего песка, заключенного в замороженные песочные часы.
   Кларинда не могла противиться этой потрясающей нежности. Поцелуй становился все глубже, и Кларинде оставалось лишь обвить рукой его мощный затылок и запустить пальцы во влажный шелк волос, чтобы не упасть в воду. Если она не сдержится на этот раз, спасения ей не будет.
   Пар кружил вокруг них в точности так же, как много лет назад, на лугу, и им казалось, будто они одни в целом мире. Теперь, когда их тела были мокрыми от воды и пота и ничто, кроме тонкой ткани шаровар, не отделяло ее нежную плоть от его твердого, изнывающего от страсти, горячего жезла, ей казалось, что нет ничего естественнее, чем полностью раствориться в нем.
   А ему – в ней.
   Эш обхватил ладонью затылок Кларинды и слегка запрокинул назад ее голову, чтобы ему было еще легче добраться до запретных и таких сладких уголков ее рта.
   Его язык с каждым мгновением становился все смелее, и Кларинда послушно отдавалась этим ласкам, возвращавшим их в то время и место, когда не было ни Максимилиана, ни Дьюи, ни Фарука – вообще ни одного мужчины на свете, кроме Эша.
   Именно поэтому она не сразу вернулась в настоящее, когда кто-то тихо открыл и закрыл тяжелую дверь, а затем стал фальшиво напевать простенькую песенку:

Я любил мою дорогую Дженни,
Она была чистой и непорочной,
И я в это верил,
Пока не застал ее в твоих объятиях.


Оказалось, что она не девственница,
А бесчестная лгунья и шлюха.
Но когда она показала мне, чему ты ее научил,
Она мне очень даже понравилась!

   Резко прервав поцелуй, Кларинда с Эшем уставились друг на друга широко распахнутыми от ужаса глазами. Ошибиться было невозможно: оба сразу поняли, кому принадлежит этот бас.
   – Господи, это же Фарук! – прошептала Кларинда. При мысли о том, какая катастрофа сейчас произойдет, она буквально оцепенела.
   – Мы пели эту песенку в Итоне, – мрачно проговорил Эш. – Черт возьми! Уж если нам суждено быть пойманными на месте преступления одним из твоих женихов, то почему мне не суждено было держать при себе в это мгновение самую большую шпагу? Тогда по крайней мере моему брату пришлось бы дать мне расчет. Или вызвать меня на дуэль, на которой я бы мог взять над ним верх, а затем искренне извиниться.
   – Мы не на месте преступления! – возразила Кларинда.
   Его пальцы рассеянно поглаживали мокрые кудряшки у нее на затылке, отчего ей до безумия захотелось слиться с ним воедино, позволить Эшу куда больше, чем просто украдкой целовать ее в губы. Но тут его тихий шепот заполнил ее ушную раковину:
   – И все же…
   Кларинда поежилась, у нее перехватило дыхание. Неужели он прав? Неужели после столь долгих лет, когда она успешно играла роль добропорядочной леди, несколько своевременных ласк и поцелуев способны увлечь ее настолько, что она готова отдаться ему?
   Впрочем, времени на то, чтобы раздумывать о ее моральной стойкости или ее отсутствии, не было. Фарук быстро приближался к ним в клубах пара, тяжело ступая по влажному кафельному полу.
   – Иди! – скомандовал Эш и, с неохотой приподняв ее со своих колен, подтолкнул Кларинду к выступу у ближайшей стены, скрытому занавеской. Несмотря на охватившее их отчаяние, он, не сдержавшись, слегка хлопнул Кларинду по ягодицам, когда она выбиралась из бассейна.
   Бросив на него через плечо возмущенный взгляд, Кларинда направилась к выступу и скрылась за занавеской. Присев на корточки на полу, она обхватила колени руками, чтобы занимать как можно меньше места, молясь о том, чтобы Фарук не заметил влажных следов, ведущих от бассейна к скрывшему ее тайнику.
   – Ваше величество! – спокойно проговорил Эш, предупреждая Кларинду о том, что Фарук дошел до бассейна.
   – Добрый день, Берк, – отозвался Фарук со своей обычной безукоризненной учтивостью. – Рад видеть, что вы решили воспользоваться случаем и получить удовольствие, посетив мой хамам.
   Кларинда сильно сомневалась в том, что Фарук будет столь же учтив, узнав, какое именно удовольствие его гость хотел получить в его же хамаме. Она осторожно отодвинула край занавески, чтобы увидеть двоих мужчин. К несчастью, она сделала это в то самое мгновение, когда, готовясь спуститься в бассейн, Фарук сорвал с себя белое полотенце. Султан показал себя во всей красе: без тени смущения отбросил полотенце в сторону и отступил назад, чтобы хорошенько потянуться, не оставляя никакого простора воображению. Теперь у Кларинды больше не возникало сомнений в том, как Фаруку удавалось удовлетворять так много женщин.
   Кларинда не замечала сорвавшегося с ее уст изумленного возгласа, пока Эш не бросил в ее сторону убийственный взгляд. Спрятавшись за занавеску, она зажала рот рукой, едва сдерживая желание расхохотаться, как школьница. Вероятно, ей лучше оставаться в уголке, откуда она ничего не увидит, зато все услышит.
   Когда Фарук опустился в бассейн, раздался громкий всплеск воды, и его тяжелый вздох достиг даже ее ушей.
   – Похоже, вы чем-то встревожены в этот чудесный день, мой друг, – промолвил Эш. – Не могу ли я дать вам какой-нибудь совет, который облегчит груз, отягчающий ваше сердце?
   Кларинда вмиг посерьезнела, напомнив себе, что целью Эша было завоевать доверие Фарука, чтобы они оба смогли предать его.
   – Мое сердце тревожит тот же недуг, который испокон веку не давал покоя мужчинам, – признался Фарук. – Женщины! Они самые безумные существа на свете, вы так не считаете?
   – Совершенно с вами согласен! – горячо воскликнул Эш. – Они сводят с ума. Приводят в ярость. Они переменчивы. Вероломны. И очень впечатлительны, – добавил он многозначительно.
   Кларинда крепко сжала губы, понимая, что эти слова предназначены не столько для ушей султана, сколько для ее ушей. Надо было подольше удерживать голову Эша под водой – час или лучше даже два.
   Похоже, Эш еще не исчерпал своего энтузиазма в деле перечисления женских недостатков.
   – Они легкомысленны, – продолжал он. – Мстительны. Непостоянны и находчивы. Тщеславны. Бестолковы.
   – Именно так! – воскликнул Фарук, прежде чем Эш сумел назвать еще несколько женских качеств. – Они абсолютно лишены логики, и их невозможно понять, но все же мы позволяем им управлять нашим настроением, нашими надеждами, желаниями.
   – Да-да, – с горечью кивнул Эш. – Мы уже не можем считать себя сильным, более умным и во всем превосходящим их полом.
   На этот раз Кларинда даже не пыталась сдержать презрительный смешок.
   – Внезапно я поймал себя на том, что обращаюсь к мудрости предков, когда дело касается женщин, – признался султан. – Так, может, хотя бы вы сумеете пролить хоть какой-то свет на мои сомнения?
   – Для меня это было бы большой честью, – заявил Эш.
   Фарук, похоже, тщательно обдумывал свои следующие слова.
   – Знаете, здесь нас с колыбели учат, – сказал он, – что один мужчина может стать мужем многих женщин. Из-за этого в глазах представителей вашей культуры мы выглядим полными дикарями.
   – Вы будете удивлены, узнав, как много мужчин в Лондоне исповедуют ту же философию, – с циничным смешком промолвил Эш. – Просто они называют женщин не женами или наложницами, а любовницами.
   – Но разве в вашем мире нет и таких мужчин, которые считают, что у одного мужчины может быть только одна спутница по жизни? – поинтересовался Фарук. – И что для такого мужчины обнимать свою единственную – это то же самое, что обнимать свою судьбу?
   – Есть и такие, – сказал Эш. – У нас их называют жалкими глупцами.
   – Но вы себя к ним не относите?
   Эш долго молчал. Так долго, что Кларинда от нетерпения затаила дыхание. Наконец он проговорил с большой неохотой:
   – Опыт подсказывает мне, что немало женщин могут заставить мужскую плоть шевельнуться.
   Кларинда закрыла глаза, радуясь тому, что он не увидит в них разочарования.
   – Но может быть лишь одна, которая заставляет мужское сердце биться быстрее, – промолвил Эш.
   Глаза Кларинды распахнулись. Теперь ей безумно хотелось посмотреть ему в глаза. Хотя не исключено, что Эш просто снова пытался помучить ее. Возможно, он имел в виду даже не ее, а какую-то другую женщину, с которой познакомился во время своих долгих путешествий.
   – Вы мудрый человек, Берк, – заявил Фарук. Похоже, на этот раз его тон оказался уж слишком сердечным. – И если бы я был таким же мудрым, то пришел бы к выводу, что Кларинда может оказаться именно такой женщиной для меня. Она – та самая судьба, которую я должен заключить в объятия.
   Эш молчал так долго, что Кларинда испугалась, что он хочет выдать их обоих и лишить шанса на побег. Но когда он в конце концов заговорил, его голос звучал мягко, как бархат, однако в нем проскальзывали стальные нотки, каких она ни разу у него не слышала.
   – Действительно, только мудрый человек не побоится заключить в объятия судьбу, – промолвил он. – И лишь глупец позволит ей ускользнуть от него сквозь пальцы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация