А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "S.W.A.L.K.E.R. Конец света отменяется! (сборник)" (страница 1)

   S.W.A.L.K.E.R.: Конец света отменяется! (сборник)
   составители: Н. Аверин, А. Фарб, Н. Цюрупа 

   © Н. Аверин, А. Фарб, Н. Цюрупа, 2013
   © Коллектив авторов, 2013
   © ООО «Издательство АСТ», 2013

   Вступительное слово

   Прошлым летом приключился с составителями этого сборника отдых в Крыму. Условия были первобытные: палатки, крабы и прочие мидии, в общем, дары Черного моря. Слегка оголодав и порядком озверев, мы придумали сборник с рабочим названием «Кулинарная книга Апокалипсиса».
   Идея была проста, как три копейки, и носилась в воздухе. Представьте себе: случился конец света, тот самый, к которому готовятся выживальщики. Руины, радиация… Но есть-то что-то надо! Надо вымачивать радиоактивных крыс, термически обрабатывать несвежие мозги зомби, чтобы убить вирус, а людоедам придется как-то изворачиваться, чтобы человечина приобрела вкус не антибиотиков, табака и спиртного, но изысканного стейка.
   А если пойти чуть дальше в рассуждениях?
   Что есть конец света? Только ли зомби, ядерная разруха, мутанты и упадок цивилизации? Или он – для каждого свой?
   Кому-то для жизни достаточно вкусно поесть и немного выпить, а кто-то нуждается в пище духовной. Мы с вами, дорогие читатели, например, нуждаемся, не так ли? Получается, для нас конец света – конец культуры. Незнакомый мир, чуждые ценности – мы же с трудом выживем в нем, нам нечем будет «питаться».
   Итак, конец света как стандартный сценарий, конец света – крах привычной культуры, конец света – личный кризис… Пища духовная и пища материальная. Их можно противопоставить, а можно слить воедино. А стало быть – конец света отменяется!
   Авторы сборника рассматривают проблему с самых разных сторон. Под обложкой вы найдете как смешные, так и грустные рассказы, как изысканное «фуд-порно», так и философские размышления на тему. Есть даже одна поэма для истинных ценителей прекрасного, жадных до новых впечатлений.
   Мы надеемся, уважаемые читатели, хоть немного утолить ваш голод. Ведь тиражи падают, фантастических журналов все меньше… Этот сборник вряд ли откроет новые имена – все авторы уже издавались и хорошо известны публике. Но что может быть лучше хорошего рассказа от проверенного и любимого писателя? Тем более, что эта книга – непрямое, но все-таки продолжение полюбившейся многим серии «S.W.A.L.K.E.R.».
   В конце каждого рецепта приложен рецепт. Составители настоятельно рекомендуют отнестись к этому критически и не все пытаться готовить дома. С написанием части рецептов нам помогала Светлана Михальчук, за что мы ей очень благодарны.
   А еще мы благодарны читателям за то, что вы существуете.
   Приятного аппетита!

   Н. Аверин, А. Фарб, Н. Цюрупа

   Святослав Логинов
   Хочется есть

   Девица напротив как заведенная жрала чипсы. Губы лоснились, колени, обтянутые ажурными колготками, были засыпаны крошками. Вот ведь дура, с такими окороками напялить мини-юбку и черные колготки. А может, так и надо: живет в свое удовольствие, комплексов никаких, а ежели кто упрекнет, что фигура безобразная, отхамится в ответ или гордо скажет, что женщина без живота, что постель без подушки. Опять же, «мужики не собаки, на кости не бросаются»…
   Девица дожевала чипсы, без малейшего перерыва полезла в сумочку и вытащила пакетик кешью. Галя отвернулась, едва не скрипнув зубами от ненависти. Угораздило же так сесть: словно в зеркало смотришься. Только отражение расфуфырено, хуже панельной шлюхи, и жрет. А у Галины с самого утра, не переставая, сосет под ложечкой.
   На завтрак было съедено зеленое яблоко и выпита чашечка зеленого чая. Без сахара, разумеется, чай с сахаром пьют только самоубийцы. На обед… ничего на обед не было. Не в кафешку же идти, где кроме пирожных и круассанов нифига не получишь. Девчонки из бухгалтерии в обед бегали в «Макдоналдс», так это еще хуже. Мало того, что вся Америка со своих гамбургеров ожирением страдает, так они и остальной мир травят без зазрения совести. Уж лучше голодным сидеть, чем их отраву лопать.
   Обычно Галя брала с собой еще одно яблоко и пару хрустящих цельнозлаковых хлебцев, у которых на упаковке написано, что энергетическая ценность не более 13 килокалорий. Какая же это ценность – это вредность! К тому же, сегодня Галя забыла свой «обед» дома. Так, наверное, и лежит на кухонном столе. Ну и ладно, разгрузочный день еще никому не вредил. Только есть охота до одури, а мерзавка, сидящая напротив, жует и жует. Орешки один за другим отправляются в рот и меланхолично пережевываются. У, коровища!
   Увлекшись мысленными нападками на ничего не подозревавшую обжору, Галя едва не проехала свою остановку и выскочила из вагона за мгновение до того, как двери, зашипев, захлопнулись. До дома от метро добиралась пешком, последнее время это вошло в привычку. На одной диете фигуру не поправишь, а полтора километра от метро до дома как раз составляют минимальную дистанцию, которую следует проходить ежедневно.
   Дома, наконец, можно было поесть. Отдать ужин врагу, то есть утробе.

   Последнее время Галю качнуло в сторону вегетарианства, и она была намерена выдержать такой образ жизни до конца месяца, хотя уже разочаровалась в чудодейственности безубойного питания. Жирное нефиг трескать и сладкое, а зеленело оно до того, как попасть в кастрюлю, или бегало – совершенно неважно. Совсем без жира, впрочем, тоже нельзя. Тертую морковь без сметаны уписывать, только брюхо пучить. Пользы ни малейшей, а раздует, что жабу по весне. Или супчик с пореем, для него нужно сливочное масло. Все куплено еще вчера и можно быстренько настругать. Но сначала – на весы; зря, что ли, без обеда страдала…
   – Вторая – сойдите, – привычно издевнулась Галя над собой, становясь босыми ногами на давно купленный прибор.
   Семьдесят восемь двести… Почти килограмм потерян. Только ведь это не настоящее похудание: один раз сорвешься с диеты – пиши пропало. Но, все-таки, восемьдесят килограммов сумела разменять.
   Галя полубрезгливо провела пальцами по целлюлитным бедрам и пошла на кухню, готовить супчик.
   Большое яблоко очистить от кожицы, семечек и настругать некрупно. Полагается еще картошину, а лучше, две. Но картошку мы отринем с негодованием: диета для похудания и картошка – антагонисты. Зато возьмем один не слишком большой стебель порея и одну совсем маленькую головку репчатого лука. Порей нарежем поперек стебля, а репчатый лук – как придется, лишь бы меленько. Все это пассеровать на сливочном масле.
   Услыхав впервые этот рецепт, Галя ужаснулась и решила для себя, что уж масла она класть не будет. Тем более – пятьдесят граммов. Потом смирилась, только сократила количество враждебного продукта втрое. Мало ли, что невкусно получается, хороший повар – враг желудка. Торт со взбитыми сливками еще вкуснее, а Гале на него и взглянуть нельзя, иначе граница в восемьдесят килограммов будет оставлена не вверху, а внизу.
   Галя представила себя не только с тугими целлюлитными боками, но и с обвисающим чревом, с двойным подбородком и губами, лоснящимися, как у пожирательницы чипсов, что встретилась сегодня в метро. Хорошо иметь развитую фантазию, она помогает справиться со многими соблазнами.
   Когда овощи будут запассерованы, залить их крутым кипятком, примерно – пол-литра. Последней кладется мелко нашинкованная белокочанная капуста. Главная тонкость в том, сколько класть капусты. Вбухаешь много – получатся щи. Положишь мало – супчик выйдет сиротский. Каждый кладет по вкусу, чтобы суп был такой густоты, чтобы есть приятно. И, конечно, посолить надо, совсем чуть-чуть. Соль в организме воду задерживает, а это прямой путь к ожирению.
   Главная прелесть этого супа, что в него нельзя класть сметану. Исчезает кислинка яблок и тонкий аромат порея, и получаются вульгарные свежие щи с луком. Опять же, вред здоровью и призрак ожирения.
   Супчик Галя разделила на две порции: завтра тоже захочется обедать. Подумала и от хрустящего хлебца отказалась. Мало ли, что тринадцать килокалорий, а мучным обжираться не следует.
   Вместо второго было второе взвешивание. Семьдесят восемь пятьсот. Плохо, очень плохо. Так никогда не похудеешь. А если учесть, что перед сном полагается еще стакан обезжиренного кефира, то получится почти семьдесят девять кило.
   Подруга Анька советовала завести молодого, темпераментного любовника:
   – Уж он-то покоя не даст; каждую ночь будешь по два килограмма сбрасывать.
   Одна беда, где его найти, темпераментного? Раньше за такими на Кавказ ездили, а теперь куда – в Бразилию?..
   У Галины не было ни мужа, ни любовника, ни вообще никого. Кому она нужна, ветчина ходячая? Сбросить, ну, хотя бы килограмм десять, чтобы исчез второй подбородок, и жизнь может устроиться, а до той поры лучше и не мечтать.
   А у чипсовой соседки из метро, небось, все в порядке. Нашла себе любителя жировых отложений и кайфует, ни о чем не думая. Таким всегда везет.
   Помывши тарелку, Галя поскорей ушла в комнату, чтобы не дразнить себя видом холодильника. Не глядя в программу, включила телевизор. Просто ткнула в первую попавшуюся кнопку. Попала удачно: на рок-оперу «Оливер Твист». А то попала бы на какую-нибудь кулинарную передачу, так ничего, кроме расстройства, не было бы. Несколько минут Галина спокойно слушала, пока детский хор не начал исполнять зонг «Хочется есть!». Это уже было прямым издевательством судьбы. Галина вырубила ящик, швырнула «лентяйку» на диван и принялась натягивать спортивный костюм.
   Вот уж эту штуку ненавидела она всеми фибрами души! Спортивный наряд издевательски подчеркивал все недостатки Галининой фигуры. «Груша в трико» – так неудачливая спортсменка называла сама себя. Появиться в таком виде на улице было неимоверно стыдно, но сейчас иного выхода не было. Стресс, вызванный хроническим недоеданием, можно снять либо хронической жратвой, либо упорными занятиями физкультурой, причем, непременно на свежем воздухе.

   Вернулась усталая, еще более недовольная и голодная. Впрочем, уже даже не голодная, чувство голода притупилось, практически исчезло, обратилось в ежеминутную раздражительность и злость на саму себя и свою пропащую жизнь. А есть… да и вовсе не хочется, можно обойтись и без ежевечернего стакана кефира. Хотя, конечно, надо, иначе можно сорваться в дистрофию. Прежде сама бы не поверила, что возможно страдать одновременно от ожирения и дистрофии. Однако такое возможно, и помнить об этом необходимо. Так что перед сном пьем что-нибудь кисломолочное, обогащенное полезной микрофлорой. Потом последний раз на весы (так и сохранилась на отметке семьдесят восемь пятьсот), и – в постель.
   Но прежде подойти к окну и еще раз поплотней задернуть недавно купленные шторы, чтобы ни единый лучик с проспекта не проникал в спальню. Оттуда, из дома напротив, злобно дразнится световая реклама. Бегущие строки: «Север», а по сторонам пояснение для непонятливых: «Торты, пирожные».
   Больше всего на свете Галя любила фруктовый торт и булочки со сливками. Сильнее всего не дозволялись ей именно эти маленькие радости. Хочешь похудеть, забудь, чем пахнет торт. А тут еще диетолог, сволочь этакая, нет, чтобы запретить сладкое навечно и строго-настрого, заронил в душу страшный искус: «Если уж совсем невмоготу, то один кусочек торта можно. Но только один. Захочется второй – нет, ни в коем случае. Это уже хочет не организм, а разболтанная психика. Понятно?»
   Еще бы не понятно… А ему понятно, что Гале каждую минуту невмоготу? А проклятая реклама «Торты, пирожные» ежевечерне заглядывает в окно, напоминая о нежных бисквитах, ромовой пропитке, песочном тесте, марципанах и облаках заварного крема…
   «Чтобы быть прекрасной, надо страдать», – говорят бесчеловечные французы, и Галина страдала полной мерой, безо всякой надежды похорошеть. Поговорку эту обычно переводят: «Красота требует жертв»… – страшное дело, язык сам выворачивается и произносит: «Красота требует жрать». И ожирение – тоже требует жрать. В этом вопросе у них полный консенсус.
   С такими мыслями Галя провалилась в голодный, злой сон.

   И снилось ей, будто она почетный гость на каком-то банкете. Снились длинные ряды столов, накрытых снежными скатертями, салатницы, полные причудливых воплощений поварской фантазии, – не пошлое оливье, а нечто небывалое. Блюда с нарезками, вазы, полные фруктов, и другие, точно такие же, с четвертушками сладкого перца, помидорками черри и длинными ломтиками свежего огурца.
   – Я не ем, – твердила Галя, стараясь не приближаться к столам.
   Налила фужер воды без газа, осторожно выбрала полоску болгарского перца. Теперь и приличия соблюдены, и диета выдержана. Перед кем соблюдать приличия, было не очень понятно; в зале никого не было, хотя играла музыка, причем не записи, а явно живая.
   – Я на диете, мне этого нельзя, – последний раз повторила Галя и остановилась возле отдельно стоящего длинного стола. Это был едва ли не филиал шведского стола со сладкими блюдами, кофе и чаем. Вазы с выпечкой, менажница с бесконечным разнообразием джемов и варений, ряды чистых чашек, чашечек, тарелок и розеточек. Чайные ложечки, ждущие, когда их погрузят в шоколадный крем. Горы консервированных фруктов, нарезанная скибками дыня. Груши, персики и абрикосы – в самой поре; тронь, и брызнет сок. А в самом центре на преогромном подносе возвышался торт.
   Конечно, в кинофильме по сказке Юрия Олеши торт был еще больше, но там был уже и не торт, а нечто архитектурно-художественное, отбивающее всякую мысль о еде. Этот торт манил и требовал, чтобы его коснулась лопатка кондитера, разложила по тарелкам. И тарелки рядом стояли – не десертные, а огромные блюда, на каких обычно подают мясное ассорти. Высоты в торте было сантиметров тридцать, а в длину и ширину он был больше метра. Здесь не было пошлых розочек из масляного крема, что на скорую руку взбивается из маргарина и зверски бьет по печени, не было дурацкого безе, пустого и приторно-сладкого, не было толстого слоя бисквита, напоминающего плохо пропеченную булку, что комом ложится в желудке, заставляя вспомнить о юношеском гастрите. Конечно, в торте были прослойки бисквита и песочного теста, переложенные нежнейшей пастилой. Пропитка… сразу можно было сказать, что ромовой эссенцией здесь и не пахло, пахла настоящим ромом, в должной пропорции разведенным сиропом и фруктовой водой. Наверху пышной шапкой кучились взбитые сливки, из которых задорно подмигивали раскиданные вишенки и черешня, полуутопленные ягодки малины и кусочки цукатов. Местами сливки отступали, возвращая законное место фруктовому желе. Ломтики киви и консервированной груши казались артефактами, впаянными в сладостный янтарь.
   Галя судорожно сглотнула. Пройти мимо было решительно невозможно. Потом наступит расплата, но сейчас… Вспомнились слова доброго доктора: «Если совсем невмоготу, то один кусочек можно. Но только один. Второй – ни в коем случае…»
   – Один… – бессвязно шептала Галя, придвигая тарелку и зажав побелевшими пальцами кондитерскую лопаточку. – Только один… Кусочек… Один – можно.
   Зацепить хотелось все, чтобы каждая часть небывалого торта попала на тарелку. Но так, чтобы это был один кусочек, ни в коем случае не больше. Всего один, но самый лучший.
   Кусочек получился килограмма на четыре. Подцепить его на лопатку было невозможно, и Галя аккуратно сдвинула кондитерского монстра на подставленное блюдо. Расположилась за ближайшим столом, налила чашку чая, после секундного колебания взяла десертную ложку.
   Четырехкилограммовый кусочек съелся до обидного быстро. Миг острого счастья, и вот уже ничего нет. Галя скоблила ложкой по опустевшей тарелке и ругательски ругала себя за то, что поскромничала и взяла слишком маленький кусок. А второго не возьмешь, доктор не велел.
   С этим горьким воспоминанием о несъеденном торте Галя и проснулась.
* * *
   За окном серел близящийся рассвет, справа под ребрами тупо ныло.
   Можно было еще поваляться минут пять, но Галина поднялась и привычно направилась к весам. Она даже не убирала их под шкаф, где весы жили когда-то. Теперь неподкупный контролер веса постоянно дежурил посреди комнаты. А на столе неподалеку лежала тетрадка, в которую с некоторого времени записывались результаты измерений. Хотя, чего там записывать: и без того отлично помнится, что с вечера было семьдесят восемь с половиной килограммов.
   Сбросив с себя все, чтобы даже ночнушка не плюсовалась к чистому весу, Галя встала на весы. Проклятый безмен подумал самое мгновение и выкинул цифру: восемьдесят два килограмма двести граммов. Ночной торт весил не четыре кило, а всего три семьсот.
   С неожиданной злобой Галина принялась лупить себя по тугому животу, который вновь подстроил ей такую подлянку. Как? Когда? Дома ничего нет, ни крошки… Не могла она встать среди ночи, вернее, вставать которую ночь подряд и уписывать гигантские порции разносолов, что виделись ей во сне. Но весы с неумолимостью точного прибора утверждали, что за ночь Галина прибавила больше трех с половиной килограммов.
   Как была, голышом Галина подошла к окну, отдернула портьеру. Вывеска кондитерского магазина подмигивала во все свои пять букв.
   Она, она во всем виновата! Гипнотизирует по ночам, так что свет проникает через любые занавески, заставляет вставать с постели и сомнамбулически шагать в кондитерскую за тортами и пирожными. И неважно, что с утра будет болеть печень, а тучная одышка не даст жить, главное, что подлый магазин исполнит свое предназначение.
   Галина представила, как она поджигает фирменный магазин, как плавится и течет шоколад, пузырится карамель, как обугливаются печенье и сладкие коврижки, оседают торты. Потом в помраченную голову пришли первые трезвые мысли. Прежде всего, кондитерские магазины по ночам не работают, и купить среди ночи четырехкилограммовый торт было бы затруднительно. Да и откуда взять столько денег?
   Заглянула в шкатулку с деньгами и в кошелек, в котором таскала небольшую сумму на насущные расходы. Вроде как убыли незаметно… Может быть, она, как лунатик, пробралась в запертый магазин и сожрала все, что хранилось в холодильниках? Не обязательно кондитерский, не обязательно торт, главное, чтобы это был продуктовый магазин. Или даже не магазин, а просто кто-то из соседей закупил всяких вкусностей для семейного торжества. А она прокралась ночью в чужой дом и все съела. И теперь ее ищет милиция. Снимают отпечатки пальцев, оставленных на кастрюлях, вызывают сыскную собаку, которая приведет следователей прямо к ее дверям. Сейчас грянет звонок, войдут милиционеры, а она стоит, в чем мать родила, и пузо набито краденой едой!
   Галя кинулась одеваться и только потом разрыдалась, обиженно всхлипывая и не утирая слез. Еще не успокоившись толком, заперлась в туалете, где долго и безрезультатно тужилась, стараясь изгнать из чрева приснившийся торт. Потом приняла душ и, хочешь – не хочешь, взялась завтракать.
   Зеленое яблоко и чашечку каркаде. А то, если каждое утро съедать по зеленому яблоку, запивая зеленым чаем, то и самому позеленеть недолго.
   Желудок уже ссохся, и даже яблоко его не радовало. Одно непонятно, откуда, в таком случае, берется избыточный вес? Ожирение второй степени, это каждый терапевт подтвердит.
   А потом пришлось идти на службу. Каковы бы ни были неприятности, как бы ни поднимался вес, на службу надо ходить все равно.
* * *
   Галина работала инспектором отдела кадров. Собственно говоря, после недавних сокращений, она работала всем отделом сразу: и за начальника, и за подчиненных. Кабинет ее находился рядом с бухгалтерией, а с другой стороны располагалась комнатенка инженера по технике безопасности, которого, несмотря на горячее желание администрации, так и не удалось сократить во время внутризаводских пертурбаций. Отдел кадров и технику безопасности просто-напросто запихали в коридорчик, прежде нацело принадлежавший бухгалтерии.
   Самое милое дело, работать, не будучи ни от кого зависимым. Начальство над тобой – один директор, а подчиненных и вовсе нет. Галина была бы счастлива, если бы не мысли о делах домашних. А тут еще у главбуха – юбилей, да не абы какой, а пятьдесят пять лет. На пенсию Клара Михайловна не собиралась, но все же, для работающей женщины это возраст знаменательный, и на праздничный чай был приглашен не только весь отдел, но и соседи по коридору.
   Не прийти – нельзя, прийти – себя не любить… Галя повздыхала и, спрятав обеденное яблоко, отправилась на банкет. Вот ведь, сон в руку! Что-что, а торт у соседей наверняка куплен, и отбояриться от него будет трудненько.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация