А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимний цветок" (страница 8)

   – Сам знаю.
   Кит распахнул дверь и начал карабкаться по узкой лестнице. Наверху он внезапно понял, что двери располагаются по обе стороны лестничной площадки.
   – Что за чертовщина.
   Лорд Киттредж оглянулся на лестницу в поисках подсказок, но дверь уже захлопнулась, отрезав помощь в лице шофера.
   В мутном свете газового рожка Кит увидел, что на одной двери выведена цифра один, а на другой, соответственно, два. Затем он прищурился на листок в кулаке, но не смог разглядеть на нем номера квартиры. Наверное, Виктория хотела, чтобы он сам догадался. Кит улыбнулся. Милая, милая шалунья.
   Как же она разозлится за опоздание! Юноша нахмурился и оглядел двери. В любом случае шансы угадать нужную равные. С другой стороны, шансы не угадать тоже равные, а Кит не любил ошибаться.
   Поэтому вместо стука он позвал девушку по имени.
   – Виктория, – прошептал он.
   Тишина.
   – Виктория! – заорал во всю мочь Кит.
   Ой. Слишком громко.
   Дверь справа открылась, но за ней стояла не Виктория. Высокая, худая женщина устремила на него яростный взгляд черных глаз. Спросонья она завернулась в розовую накидку, слишком короткую для ее роста.
   – Я ищу Викторию, – заявил Кит, собрав остатки достоинства.
   – Мы уже поняли, олух! – рявкнула женщина. – Весь квартал слышал, кого вы ищете. Вы опоздали, Виктория спит.
   – Не может быть! Мы собирались в оперу!
   – В оперу вы собирались три часа назад. А сейчас разворачивайтесь и отправляйтесь домой!
   От внезапного приступа головокружения пришлось прислониться к дверному косяку.
   – Три часа? Вы уверены? Черт! У Виктории выдался неудачный день. Я хотел сводить ее в театр, чтобы она забыла о неприятностях.
   – Вы опоздали. – Голос женщины немного смягчился. – А сейчас пора домой, иначе вас стошнит прямо здесь.
   – Она обиделась на меня, да? – убитым голосом спросил Кит.
   – Еще бы! – фыркнула хозяйка.
   И захлопнула перед носом дверь. Кит хотел пнуть косяк, чтобы Виктория поняла: его не волнуют обиды, – но передумал. Ну и пусть, они ничем не обязаны друг другу. Он повернулся и принялся осторожно спускаться по ступенькам. Как он сюда взобрался? Эверест казался безобидным холмиком по сравнению с этой лестницей. Глупые женщины. И что все в них находят? Все равно между ним и Викторией ничего нет. Они просто друзья. Лучшие друзья.
   – Глупые женщины, – вслух пожаловался он.
   Кит обнаружил, что, если прислониться к стене и уцепиться двумя руками за перила, ступеньки перестают уходить из-под ног. Стоило ему открыть входную дверь, из машины выскочил шофер.
   – И где ты раньше был? – проворчал молодой человек.
   – Прошу прощения, сэр?
   – Не важно.
   Кит оглядел окна наверху здания. На миг ему показалось, что за занавеской кто-то притаился, но, скорее всего, его подвело воображение.
   – И пускай! – закричал он, падая на заднее сиденье машины. – Мне все равно.
   Но Кита не отпускало дурное предчувствие, что утром он взглянет на вещи по-иному.

   Глава седьмая

   После бессонной ночи, проведенной за составлением планов, один суровей другого, как унизить Кита в ответ, Виктория сидела за кухонным столом Диксонов и дулась.
   Когда Виктория появилась на пороге домика Кейти, Мюриэль ничего не знала о ее визите, но после одного взгляда на заплаканное лицо и красные глаза обняла ее и затащила в комнату вместе с багажом. Затем выставила на стол свежие пышки с горячим чаем и выслушала весь рассказ, сочувственно поддакивая в нужных местах. После прихода с работы Кейти и ее подруг Мюриэль несколько раз возмущенно пересказала им происшествие под оскорбленные вздохи Виктории. Вечер прошел за придумыванием различных вариантов мести, пока все в конце концов не согласились, что лучший способ отомстить – добиться неоспоримого успеха на научном поприще.
   Составление планов оказалось намного менее занимательным, и вскоре Виктория обнаружила, что осталась в одиночестве. Ну и ладно. Все в порядке; они с Китом придумают, что делать.
   Но Кит не пришел.
   Виктория стиснула кулаки. Месяц назад она бы не поверила, что он сидел в клубе с друзьями вместо того, чтобы повести ее в оперу, как обещал. Она даже не просила, он сам предложил выход в свет, чтобы поправить настроение. А сам опоздал на несколько часов и устроил сцену, достойную пьяного портового грузчика.
   Перед работой девочки заверили, что их кавалеры выкидывали коленца и похуже. Они не хотели слушать уверения, что Кит не ухажер, что он лучший друг и его предательство ранит намного больнее.
   Лотти, одна из девушек, не торопилась на работу. Она налила себе чашку чая и уселась напротив Виктории. Острые черты лица светились любопытством.
   – Какой смысл тосковать и портить себе жизнь, все равно вы его не вернете. Считайте, что вам повезло. От мужчин сплошные неприятности. Мужчины существуют только для того, чтобы поддерживать род и держать женщин под игом своего гнета.
   Виктория с интересом разглядывала Лотти. Та выглядела старше остальных, ее вытянутое лицо будто вытесали топором. Гладко зачесанные волосы Лотти скручивала в непривлекательный, но практичный пучок, а тонкий прямой рот редко улыбался.
   – Почему вы не на работе? – спросила Виктория.
   – У меня выходной. – Она склонила голову и оглядела собеседницу. – Собиралась пообедать с подругой. Она возглавляет нашу организацию, которая называется «Союз суфражисток за женское равноправие». Можете пойти со мной. Вы суфражистка?
   – Конечно, – сказала Виктория. – Мы с сестрой состоим в Национальном союзе суфражисток. – (Лотти фыркнула.) – Что-то не так?
   – Ничего. Неплохое общество для молодых леди, которые боятся запачкать ручки настоящим делом.
   – Я не белоручка, – горячо возразила Виктория в ответ на вызывающий взгляд женщины. – Меня сложно испугать.
   – Отлично, тогда пойдете со мной.
   Виктория согласно кивнула, хотя на самом деле ей больше всего хотелось дождаться от Кита записки с извинениями. Она знала, что с утра он раскается в своем поведении. С другой стороны, ему пойдет на пользу, если записку доставят в отсутствие мисс Виктории. Пусть знает, что она не собирается сидеть весь день дома в ожидании.
   – Чудесно. Куда мы отправляемся? Мне нужно переодеться?
   Губы Лотти насмешливо скривились. Виктория начинала надеяться, что пресловутая подруга обладает более приятным характером, поскольку от взгляда Лотти могло скиснуть молоко.
   Некоторое время спустя Виктория сидела в зимнем саду кафе «Фраскати» и остро ощущала, что простое темное платье для прогулок совершенно не подходит для подобного заведения. Белая блузка и черная юбка Лотти тоже невыгодно выделялись на фоне нарядов других посетителей. Серебро, позолота и увесистые пальмы поразили Лотти до немоты. Виктория тяготилась молчанием и надеялась, что подруга Лотти окажется более занимательной собеседницей. Будь здесь Кит, они бы шепотом обменивались ехидными замечаниями насчет напыщенных посетителей и пересмеивались. Виктория горестно вздохнула и повернулась к Лотти:
   – Расскажите о своей подруге.
   К ее немалому удивлению, Лотти отвела взгляд и заерзала на стуле.
   – Ее зовут Марта, – неохотно выдавила она.
   – Чем занимается ваш союз?
   – Мы боремся с угнетением.
   – Как?
   – Сейчас основной упор делается на газету.
   – Неужели? – Виктория с интересом наклонилась к столу. – У вас много подписчиков?
   – Давайте дождемся Марты. Она ответит на все вопросы и заодно скажет вам, чем можно помочь. Если захотите, конечно.
   Последняя фраза была брошена презрительным тоном. Очевидно, суровая Лотти считала ее тепличным растением. К столику подошла хрупкая темноволосая женщина в бархатном платье винного цвета, отделанном кружевом, и положила руку на плечо Лотти.
   – Простите, что опоздала. Надеюсь, вы не сильно утомились в ожидании.
   – Мы недавно пришли. – К великому удивлению Виктории, Лотти улыбнулась. – Марта, это Виктория Бакстон. Если точнее, достопочтенная мисс Виктория Бакстон, и с ней приключилась небывалая история. Виктория, это Марта Лонг, основательница Союза суфражисток за женское равноправие.
   Виктория потрясенно уставилась на элегантную даму:
   – Приятно познакомиться.
   Марта ответила чарующей улыбкой и присела за небольшой, покрытый льняной скатертью столик.
   – В нашей организации мы обходимся без этикета, но тем не менее мне также приятно познакомиться. Расскажите о своем происшествии, и я решу, достойно ли оно первой полосы. Лотти склонна преувеличивать. – Марта наградила подругу быстрой улыбкой, чтобы подсластить замечание.
   Интеллигентная, приятная на слух речь заставила Викторию вопросительно наклонить голову. Может, в союзе и не придавали значения титулам, но Марта происходила из хорошей семьи, сомнений не оставалось. Виктория принялась рассказывать о «Ботаническом вестнике», а Марта достала из ридикюля пожелтевший, потрепанный блокнот с карандашом и стала делать пометки.
   К столику подошел официант с серебряным подносом, уставленным тарелками с сэндвичами и миниатюрными булочками, и рассказ прервался. Лотти принялась разливать чай, а Марта горящим взглядом рассматривала девушку:
   – Значит, ваша фамилия Бакстон? И ваш отец был уважаемым ученым?
   – Его наградили рыцарским званием за вклад в науку. – При этих словах Виктория беспокойно заерзала на стуле. – Не уверена, что в статье следует указывать настоящие имена.
   Она не подозревала, зачем Лотти привела ее на встречу. Безусловно, Виктории хотелось увидеть в газете статью о причиненной несправедливости, но она опасалась, что дядя и тетя не разделят ее радости.
   Марта, видимо, прочла ее мысли.
   – Не думаю, что Бакстонам понравится подобная огласка.
   – Вы знакомы с моей семьей? – нахмурилась Виктория.
   – Ммм… – Марта что-то пометила в блокноте. – Статье определенно быть, но пока не знаю, куда ее лучше поместить: на первую полосу или в колонку редактора.
   – Значит, вы выпускаете газету.
   – Помимо прочего. Столько необходимо сделать, чтобы заявить о нашей позиции. К сожалению, не всегда удается управиться своими силами.
   Виктория кивнула. Ей вспомнились те немногие собрания суфражисток, которые она посетила. Девушка уже участвовала в некоторых кампаниях, да и отец с друзьями постоянно поддерживали то или иное движение, например за права рабочих. Виктория сумела кое-чему научиться из их обсуждений и начала отсчитывать на пальцах:
   – Сбор денег, оповещение заинтересованных кругов, представительство, посредник для улаживания отношений между различными группами, комитет помощи… Люди не будут участвовать в кампании и голосовать, если их дети голодают.
   Темные глаза Марты вспыхнули новым интересом.
   – Вы знаете о трудностях суфражисток не понаслышке, Виктория. Ведь я могу вас так называть? – Виктория кивнула, и изящная женщина продолжила: – Да, нам трудно поспеть везде, но люди нуждаются в переменах!
   Ее голос дрожал от сдерживаемых чувств. Виктория не могла оторвать завороженного взгляда от волевой женщины, одержимой желанием изменить мир к лучшему.
   – Как вы вступили в движение?
   – Предлагаю все же выпить наш чай. – Вместо ответа Марта указала на стол.
   Виктория послушно откусила кусочек от сэндвича с кресс-салатом, положенного ей на тарелку.
   – Так нечестно, – пожаловалась она. – Я рассказала вам свою историю.
   Но тут Виктории вспомнились обстоятельства, при которых она в последний раз жаловалась на несправедливость мира, и пришлось подавить вздох. Мужественно отогнав мысли о Ките, она расправила плечи и повернулась к Марте.
   Брови женщины весело взлетели вверх.
   – Значит, вас волнует, что честно, а что нет? Сколько вам лет?
   Немного замешкавшись, Виктория в итоге пожала плечами. Ей нечего стыдиться.
   – Через месяц исполнится девятнадцать.
   – Вот и ответ, почему вас так остро задевает несправедливость, – улыбнулась Марта. – Так что вы хотели узнать?
   Виктория покраснела и прочистила горло:
   – Вашу настоящую фамилию, а заодно какой титул носит ваш отец.
   Марта явно не ожидала подобного вопроса. Она дернулась и недовольно прищурила глаза:
   – О, да вам палец в рот не клади. Мне удается обмануть всех, кроме собратьев из высшего света. Поэтому обычно я избегаю их как чумы.
   Она отодвинула тарелку и открыла отделанную позолотой маленькую коробочку из слоновой кости. Вынула оттуда сигарету и закурила, к немалому возмущению соседей, хотя уверенные, властные манеры Марты удержали их от открытого проявления недовольства.
   – Хотите? – предложила она собеседницам.
   Обе отрицательно замотали головами. Виктория, чтобы не выглядеть ханжой, сочла нужным пояснить:
   – У меня астма, и от табачного дыма тяжело дышать.
   Девушка едва не подавилась ненавистным названием болезни.
   – Мне нравится запах. – Марта выдохнула колечко дыма, и оно начало подниматься над ее головой. – Но вернемся к вашему вопросу. Меня зовут Беатрис Марта Лонгстрит, и мой отец носит титул графа.
   Виктория вскинула брови. Лонгстритов можно было считать ровней, хотя они вращались в несколько иных кругах, чем Бакстоны.
   – И как же представительница семейства Лонгстрит оказалась главой организации суфражисток, подрывающей моральные устои общества?
   – А почему дочь сэра Бакстона решила получить место в ботаническом журнале? – парировала Марта, и Лотти засмеялась.
   После секундного изумления Виктория тоже рассмеялась:
   – Один-ноль в вашу пользу!
   Она хотела заплатить свою долю за обед, но Марта отмахнулась от предложения:
   – Вы подарили отличную историю для газеты, так что я у вас в долгу. Я подвезу вас с Лотти до дома.
   К немалому удивлению Виктории, Марта направилась к непритязательному автомобилю «саксон-моторс», повертела рукоять и забралась на водительское сиденье. Затем оглянулась на Викторию и усмехнулась:
   – Забирайтесь! Прошу прощения за тесноту. На мой взгляд, небольшие авто намного удобнее.
   Умело пробираясь по забитым экипажами и пешеходами узким улочкам, Марта свернула в восточную часть города.
   – Одна из немногих роскошей, от которых я не смогла отказаться, когда основала союз, – прокричала она поверх шума мотора. – Все же я могу быстро передвигаться по городу и моментально помочь нуждающимся женщинам. Не то что кеб или метро. К тому же я люблю сидеть за рулем!
   Машина завернула за угол, чудом миновав женщину с тележкой, полной кур. Виктория крепче ухватилась за ручку и засмеялась. Марта бросила на нее быстрый взгляд и тоже расхохоталась.
   Автомобиль на головокружительной скорости мчался по узким улочкам Лондона. Виктории пришлось ухватиться за соседку, но Лотти невозмутимо отстранилась. Возможно, она привыкла. Виктория почувствовала легкий укол зависти. Ей тоже хотелось стать независимой женщиной и нестись по городу, верша судьбы встреченных. У дома Кейти Виктория неохотно выбралась из машины, жалея о том, что время пролетело так быстро. Марта протянула руку:
   – Заходите как-нибудь к нам в штаб-квартиру, милая. Лотти вас проводит. Покажу, как мы работаем. То, что мы делаем, очень важно.
   Виктория стиснула протянутую руку:
   – С удовольствием приду!
   На приятном лице Марты вспыхнула улыбка, и Виктория впервые после приезда в Лондон ощутила себя особенной, нужной кому-то.
   – Отлично. Уверена, что вы внесете неоценимый вклад в наше дело. Я очень рада знакомству.
   Виктория смотрела вслед удаляющемуся автомобилю. По коже побежали будоражащие мурашки. Ей казалось, что она стоит на пороге удивительного приключения. Что, если всю жизнь она ждала подобного стечения обстоятельств?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация