А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимний цветок" (страница 25)

   К сожалению, дядя не подозревал, что вместе с подарком придется принять предложение Себастьяна сделать помолвку настоящей, а Ровена пока не пришла к решению. Ведь оно будет означать, что все отношения с Джонатоном безвозвратно утеряны.
   Она в задумчивости забарабанила пальцами по подлокотнику кресла. Если посмотреть правде в глаза, разве есть надежда? Как можно простить Джона за то, что он так легко сдался и даже не пытался бороться за любимую?
   Ровена порывисто повернулась к графу. Ее лицо осветила вспыхнувшая улыбка.
   – Дядя, передать не могу, как я благодарна за вашу доброту. Представляю, как сложно было примириться с мыслью, что ваша племянница мечтает стать пилотом.
   – Я не настолько старомоден, как ты думаешь. Мистер Диркс умеет убеждать. К тому же я подумал о твоем отце и о том, как бы он гордился тобой.
   У Ровены перехватило горло.
   – Вы правда так считаете?
   – Да. Уверен, что он был бы счастлив.
   В душе Ровены бушевал водоворот чувств. Восторг, сожаление, предвкушение и горечь потери волнами сменяли друг друга.
   – Спасибо, дядя Конрад.
   По щеке скользнула слеза. Ровена подалась вперед и обхватила графа за шею.
   Лорд Саммерсет неловко потрепал ее по плечу и отстранился:
   – Не плачь, Ровена. Время слез миновало. Посмотри, какая чудесная погода стоит. Пришла весна, мир возрождается заново.
* * *
   Виктория опиралась на руку Кита куда тяжелее, чем того требовала непринужденная прогулка по саду. Но заключение, плохая еда и недостаток свежего воздуха сильно ослабили и без того хрупкий организм девушки. Стряпуха круглый день баловала ее разными деликатесами, а няня Айрис то и дело появлялась в особняке с новыми настойками и травяными чаями. Все вокруг озаботились тем, как бы поскорее ее откормить.
   Последние недели после освобождения Виктория много думала о причинах, которые привели ее к краху. Ибо она не отрицала, что совершила гигантскую ошибку. В отличие от других суфражисток, Виктория не гордилась проведенным в тюрьме временем. Она знала, что попала туда исключительно из-за своей наивности. Ибо Марта, Лотти и Мэри видели в ней не серьезную женщину с ценными навыками, а мечтающего проявить себя ребенка, жадного до похвалы и не способного думать своей головой. Дядя Конрад навел справки. К счастью, по его сведениям, Марта и Лотти не преследовали гнусных целей. Они просто боялись оказаться замешанными в скандале с «Венерой», поэтому переехали в Ливерпуль и открыли штаб-квартиру там. Виктория надеялась, что хотя бы собранные ею деньги послужат на благо нуждающихся в них женщин.
   Она замедлила шаг, и Кит обеспокоенно наклонил голову. В умных голубых глазах светилось сочувствие.
   – Ты устала? Может, вернемся в дом?
   – О, прекрати меня нянчить. Ты похож на старую наседку. Лучше доведи меня до скамейки.
   Без предупреждения Кит подхватил ее на руки, вскинул на плечо и побежал по дорожке. Длинные ноги быстро несли его вперед, а Виктория со смехом колотила кулачками по спине. Боже, как же она соскучилась по Киту. После выхода из тюрьмы Виктория заметила, что тон их отношений изменился. Теперь она вела себя осторожнее, в надежде, что Кит не скоро наберется смелости, чтобы озвучить чувства, то и дело мелькающие на его лице.
   Неужели он не понимает, что признание погубит их дружбу?
   Кит усадил ее на скамью и присел рядом. Виктория подставила лицо последним лучам заходящего солнца. В камере она скучала по дневному свету. Она столько всего пропустила.
   – Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?
   И снова беспокойство.
   – Я скажу, если понадобится помощь.
   – Я тут думал, – протянул Кит так непринужденно, что Виктория сразу же насторожилась. – Не могу понять, чем тебе не нравится брак. Это традиция, которая просуществовала тысячи лет.
   – И протянет еще столько же без моего участия. Честно, неужели ты не слушал, когда я рассказывала, что не хочу замуж?
   – Я прекрасно помню, – фыркнул Кит. – Просто не понимаю почему.
   Виктория вздохнула. Очевидно, ей придется повторять снова и снова, пока Кит не поймет.
   – Мне всего лишь девятнадцать. Я хочу прожить свою жизнь так, как считаю нужным, и не волноваться об одобрении мужа. И почему я должна стремиться к свадьбе, словно это предел мечтаний? Ты явно придерживался невысокого мнения о браке, раз дожил аж до двадцати пяти лет и не удосужился обзавестись супругой. К тому же я все продумала.
   – Не сомневаюсь, – сухо согласился Кит. – У тебя всегда есть план.
   – Да нет же, слушай. Я говорила с дядей, и он дал мне несколько хороших советов. Я собираюсь переехать в Лондон и начать работать. По-настоящему. Например, учить неимущих женщин читать и писать. В тюрьме… в тюрьме я ощутила призвание.
   – Твой дядя ни за что не согласится, – отмахнулся Кит.
   – А вот и нет! Он сам предложил. Я хочу провести лето в Саммерсете, набраться сил, а затем переехать к Элинор. Дяде нравится Элинор, к тому же она сиделка, так что за мной будет кому присмотреть.
   – Ты обещала, что будешь следить за своим здоровьем! И как ты собираешься выполнять обещание, если хочешь жить и работать в лондонских трущобах?
   – Я не собираюсь жить в трущобах. Сниму квартиру в хорошем районе, где-нибудь в Кенсингтоне или рядом с Сент-Джеймсом. Дядя наверняка настоит на машине и шофере, так что мне даже не придется мерзнуть на улице. И перестань дуться.
   Кит вздохнул. Виктория видела, что слова рвутся у него с языка, и ощутила прилив благодарности, что на сей раз он решил промолчать.
   Виктория улыбнулась. Перед ней раскинулся придуманный отцом прекрасный розовый сад. Виктория процитировала:

Как коротки дни роз и винного веселья.
Из призрачного сна
Наш путь возник, неведомый доселе,
И скрылся в лоне сна.

   – Я всегда считал Доусона одиноким неудачником, – задумчиво протянул Кит.
   – Ммм… – Виктория встала и протянула руку. – Пошли, мой драгоценный друг. Мы пойдем между кустами роз и будем смотреть, как они цветут.

   Благодарности

   В тяжелые времена мы особенно понимаем, как необходима поддержка близких людей. Болезнь, приключившаяся со мной во время написания цикла про аббатство Саммерсет, подтвердила это. Мне помогали не только потрясающие сотрудники издательского дома, благодаря которым книги вышли в свет, – агент Молли Глик, редактор Лорен Маккенна и Александра Льюис, – но и многие другие люди. В повседневной жизни меня окружала их доброта и забота, как в больших, так и в самых пустяковых проявлениях.
   В первую очередь позвольте выразить благодарность своей семье – Алану, Этану и Меган. Они наполняют мою жизнь смыслом.
   Затем я бы хотела выразить признательность нашему клану друзей и родственников; они не оставили меня без поддержки и, что намного важнее, не упускали случая рассмешить. Билли, Вики, Джефф, Жасмин, Анита, Дейв – я всех вас люблю!
   Отдельное спасибо лучшей подруге Энн Мари и ее мужу Крису – я всегда могу на них рассчитывать.
   Также хочется поблагодарить наших удивительных соседей Билла и Дебби; вряд ли я могу представить лучших людей по ту сторону изгороди.
   Я безмерно признательна за помощь коллегам-писателям: Эми Пайк Даникик, Эйприл Хенри, Дилайле Марвелл, Джесси Смит и Эмбер Кейзер. Никто не может понять писателя лучше его собратьев по перу.
   Я всех вас люблю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация