А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимний цветок" (страница 23)

   Глава восемнадцатая

   Ровена галопом влетела на поляну перед домом Уэллсов. Сердце восторженно парило. При последней встрече с Джоном он пообещал навестить на следующей неделе мать. И намекнул, что, если Ровена успеет вернуться в Саммерсет, ее ждет долгожданный самостоятельный полет. Она думала, что семья переедет в поместье намного раньше, но никто не предполагал, что пропадет Виктория. Сейчас же… в душе Ровены бурлило счастье. Она со смехом осадила лошадь. Порой девушка чувствовала себя виноватой: как можно радоваться, когда младшая сестра в тюрьме, – и тем не менее не могла обуздать чувства. Одна лишь мысль о полете с Джоном переполняла ликованием, то и дело выплескивающимся наружу смехом.
   Тете Ровена сказала, что хочет переехать в Саммерсет, чтобы подготовить особняк к прибытию Виктории. Делать в Лондоне все равно было нечего. Дядя Конрад при помощи стряпчего сумел добиться встречи с управляющим тюрьмой и преуспел в сокращении срока приговора до восьми недель. Даже два месяца казались вечностью, но сестре предоставили целую камеру, ее содержали по возможности отдельно от остальных заключенных, за исключением утренней службы и прогулок. Виктории и ее родным ничего не оставалось, как ждать.
   Ровена спрыгнула с лошади и собиралась привязать ее к жерди, когда за спиной раздался голос:
   – Вам здесь больше не рады, мисс Бакстон, так что забирайтесь на коня и уезжайте.
   – Я приехала не к вам, Джордж. Я ищу Джона. Он сказал, что будет дома на этой неделе.
   – Брат уже уехал.
   От довольного выражения на лице Джорджа ей стало не по себе. Что-то не так. Ровена обернула вожжи вокруг жерди и направилась к дому:
   – Тогда я проведаю Маргарет и Кристобель.
   Мужчина схватил ее за руку и подтолкнул обратно к лошади:
   – Я же сказал, что вам здесь не рады.
   – Да как вы смеете так со мной обращаться! Не трогайте меня! – Ее голос прозвучал несколько визгливо, но Ровена не на шутку перепугалась.
   – Почему же? А, понимаю. Потому что я не принц голубых кровей, как ваш жених? Джон рассказал, как мило вы обнимались с лордом Биллингсли. Брат больше не хочет иметь с вами дела.
   – Где Джон? – с колотящимся сердцем спросила Ровена.
   – Я не собираюсь вам ничего рассказывать. Мне достаточно, что вы разбили ему сердце, как я и предупреждал. Хорошего от Бакстонов ждать не приходится. А сейчас полезайте на лошадь и больше не показывайтесь здесь. – Джордж угрожающе шагнул вперед, и Ровена невольно попятилась.
   Ей не хотелось сдаваться перед Джорджем, но ничего не оставалось, как размотать вожжи и взобраться на нервно переступающую лошадь – той тоже не понравился подобный прием.
   Ровена пустила коня шагом, и уже на выезде из поместья ее окликнула Кристобель. С растрепанными на ветру волосами она изо всех сил бежала со стороны огорода.
   – Ровена! – (Ровена подъехала к Кристобель.) – Джон на взлетной площадке. Поторопитесь туда и помиритесь с ним.
   Ровена наклонилась и ласково коснулась щеки девочки:
   – Спасибо.
   – Кристобель! – закричал сзади Джордж. – Иди в дом!
   – Мне пора. – Кристобель попятилась.
   – Не волнуйся, – кивнула Ровена. – Все будет хорошо.
   Но пока скакала по проселочной дороге, сама засомневалась в своих словах.
   Чтобы не загнать лошадь, по дороге к ангарам Ровена чередовала галоп и шаг, хотя в висках стучало от нетерпения. Джордж не знал, что помолвка ненастоящая, но ведь Джону это известно. Что он такого видел, что решил расстаться с ней и даже сказал брату? Перед ангаром стояло несколько автомобилей. Ровена привязала лошадь позади сарая, подальше от аэропланов, и заторопилась ко входу. Рядом с машинами мистер Диркс наблюдал за взлетающим к горизонту самолетом.
   – Мистер Диркс! Где Джон?
   Великан повернулся. Рыжие усы печально обвисли, глаза грустные.
   – Только что поднялся в воздух. Он в дурном настроении, мисс, ох, в дурном. Я не хотел пускать его за штурвал.
   – Мне нужно с ним поговорить. Джон не понимает… – Ровена запнулась, не в состоянии объяснить то, чего сама не знала, но если Джон так зол, значит произошла какая-то ошибка.
   Мистер Диркс кивнул.
   Ровена окинула взглядом небо. Про себя она благодарила теплую, безоблачную мартовскую погоду. Когда вернется Джон, неизвестно. Возможно, он приземлится, только когда закончится топливо. Мистер Диркс извинился – его ждал разговор с заказчиками, – и Ровена рассеянно кивнула. Руки дрожали от волнения. Что, если ей так и не представится шанс объясниться с любимым и узнать причину его злости? Можно списать размолвку на интриги Джорджа, но ведь Кристобель тоже знала о ней. А одна мысль, что Джон обижен на нее, вызывала тошноту. Надо немедленно поговорить с пилотом.
   Ровена моментально приняла решение. Незаметно попятилась, пока не очутилась в ангаре. Там подошла к «Летучей Алисе» и украдкой проверила, полон ли бак. Нет, горючего явно недостаточно.
   Прикусив губу, она бросила взгляд на склад, где хранили бочонки с топливом. Тихо проскользнула вдоль стенки, подняла один и дотащила до аэроплана. Ей уже доводилось видеть, как заправляют самолеты, так что Ровена медленно налила горючее в бак.
   Крышку удалось навинтить с нескольких попыток, так дрожали пальцы. Девушка поставила бочонок на место и замерла перед пропеллером. Еще не поздно передумать. Сердце скакало, будто собиралось выпрыгнуть из груди. Нет. Хватит ждать у моря погоды. Виктория всегда ругала старшую сестру за апатию. Пришло время действовать. Она знала, что любит Джона, – осталось лишь найти его.
   На рабочем столе, где мистер Диркс держал запасные детали, Ровена обнаружила кожаный летный шлем. Сняла шляпку, надела его и как могла заправила волосы.
   Затем бросила последний взгляд на распахнутые двери ангара, раскрутила пропеллер и забралась в кабину. Сделала глубокий вдох и повернула заводную рукоять. Пришлось подождать, пока на шум не заглянут механики. Ровена ни разу не видела, чтобы аэроплан заводили в ангаре, и истово надеялась, что мистер Диркс занят. Ей не хотелось обманывать добродушного великана, да и вряд ли удалось бы. В ангар заглянул один из рабочих и удивленно воззрился на девушку.
   – Мистер Диркс разрешил мне потренироваться управлять самолетом на земле. Поможете мне выкатить его в поле? – Ровена очаровательно улыбнулась.
   К счастью, механик не заметил собирающихся на ее лбу капелек пота. Он кивнул и побежал к дверям за помощью. Ровена облегченно вздохнула – мистер Диркс не появился.
   Пока аппарат выталкивали на открытое поле, Ровена пристегнулась. С другого конца самодельного аэродрома к самолету двинулась высокая фигура. Девушка свернула в сторону, аэроплан набирал скорость. Мистер Диркс замахал руками, но поздно. Ровена сосредоточенно уставилась на приборную доску. Манометр масла, спидометр и давление топлива. Запомнила красные отметки на спидометре: верхняя обозначала максимальную допустимую скорость, при которой аппарат не развалится, а нижняя – скорость срыва, за коим грозит падение.
   С застывшим в горле комом Ровена поставила ноги на педали и потянула на себя штурвал.
   Неожиданно ее охватило безмятежное спокойствие. Оно не покинуло ее, даже когда нос аэроплана оторвался от земли – легко, как пушистое семя одуванчика.
   – Молодец, «Алиса», так держать, – похвалила Ровена.
   Самолет поднялся в воздух. Вместе с ним взлетело сердце, и на миг Ровена забыла о своей миссии. Она летела. Парила в воздухе. Сама. Холодный ветер хлестал по щекам, но глаза, защищенные очками, прекрасно все видели. Поглядывая на приборы, она поднялась на нужную высоту и повернула на запад, где скрылся аэроплан Джона.
   Он ужасно разозлится, мелькнула мысль.
   Но пилот и так зол. И даже если ему не понравится выходка с самовольным полетом, Ровену это не беспокоило. Она тренировалась, знала, что делает, и, что гораздо важнее, знала, что нужно сделать. В бок ударил порыв ветра, самолет содрогнулся, но Ровена моментально выправила курс.
   Она рождена для полетов. Слева в небе мелькнула какая-то точка, и Ровена направила аэроплан туда. «Алиса» поднырнула, но девушка крепко держала штурвал, и самолет послушно выровнялся. Ровена усмехнулась. «Алиса» вела себя как капризная лошадь.
   Ровена осторожно, соблюдая дистанцию, подлетела к аэроплану Джона. Тот, должно быть, уже направлялся обратно к полю. Ровена облетела его широким кругом и заметила потрясение и злость на лице пилота. Джон сбавил скорость и жестом приказал следовать за ним. «Алиса» заняла позицию чуть позади и сверху и полетела следом.
   Над полем она начала медленно отпускать штурвал и постаралась припомнить все, что знала о посадке. Джон всегда говорил, что взлеты и приземления – самые опасные моменты любого полета. Затаив дыхание, она смотрела, как Джон опускает свой аэроплан на землю. Теперь ее черед. Ровена сделала круг над аэродромом. Внизу Джон выпрыгнул из кабины и яростным жестом сорвал с головы шлем.
   «Алиса» сделала еще круг, потихоньку снижаясь, и наконец вышла на прямую. С глубоким вдохом Ровена потянула штурвал вниз, до упора. От соприкосновения с землей застучали зубы, и рука на рычаге невольно дернулась. Аэроплан круто повернул направо и со скрежетом остановился.
   Ровена сидела в кабине, не в состоянии разжать руки. В ушах колотилось сердце. Приземление прошло не так гладко, как хотелось бы, но все же она только что совершила свой первый самостоятельный полет.
   Она отстегнула ремни и встала на подгибающихся ногах. Один из механиков добежал до нее раньше Джона и помог выбраться из кабины. Ровена сняла очки и расстегнула шлем.
   И тут кто-то схватил ее за руку и развернул на месте.
   – Какого черта ты делаешь?
   Ровена вырвала руку из хватки Джона.
   – А ты как думаешь? Я искала тебя!
   Синие глаза потемнели.
   – Я чуть было не решил, что ты пытаешься убить себя.
   – Не глупи. Все прошло на отлично. Я знала, что делать в воздухе. Ты же сам меня научил.
   – Сколько раз ты поднималась в небо? Меньше дюжины, а училась управлять аэропланом целых три раза. Как ты можешь считать себя пилотом? Почему ты считаешь, что это дает право подвергать риску дорогой аппарат, причем чужой, и свою жизнь в придачу?
   Подбежали механики. Молодые люди замолчали и уставились друг на друга, не желая ссориться при посторонних. Аэроплан медленно заталкивали в ангар. Ровена стянула перчатки и сунула в карман.
   – А почему ты так беспокоишься о моей жизни? – поджала она губы. – Твой брат недвусмысленно сообщил, что ты больше не желаешь иметь со мной дела и в ваш дом мне дорога закрыта. Смотри, у меня даже следы остались в доказательство.
   Ровена закатала рукав и показала набухшие синяки в форме пятерни на локте – там, где Джордж ухватил ее за руку у дома Уэллсов. При виде их гнев Джона испарился. На его лице появилось выражение неподдельного ужаса. Он трепетно провел кончиками пальцев по отпечаткам и выдавил:
   – Я убью его.
   Ровена вырвала руку и опустила рукав:
   – Не стоит. Мне нужно знать лишь одно: что случилось? Почему ты сказал брату, что между нами все кончено? И какого черта ты решил поговорить по душам с Джорджем, который меня ненавидит, прежде чем объяснился со мной? – По щекам потекли горячие злые слезы.
   – Можешь разыгрывать невинность, но я вас видел, – ощерился Джон. – Я приходил к лондонскому особняку твоей тети, надеялся встретить тебя. В голове вертелось одно: как замечательно, что Диркс решил поехать в столицу, у меня есть шанс повидать любимую. И знаешь, что я увидел? – (Ровена недоуменно покачала головой. Она не понимала, к чему клонит Джон.) – Тебя с твоим фальшивым женихом. Обнимались на парадных ступенях, совсем стыд потеряли. Он нежно шептал на ушко, а ты цеплялась за него, будто чудом встретила последнего мужчину на земле. Тогда ты не вспоминала обо мне? Выходит, я для тебя ничего не значу!
   Ровена отшатнулась от яростных обвинений. О чем он говорит? Она порылась в памяти, но так и не вспомнила ничего подходящего.
   – И когда же ты видел меня с Себастьяном?
   – Пару недель назад. Ты вышла из машины с каким-то мужчиной, затем из дома показался Себастьян, и ты со всех ног ринулась в его объятия. – Джон выплевывал обвинения, будто в суде.
   – Я не знаю, о чем ты говоришь, – вспыхнула девушка. – Я никогда…
   И тут она вспомнила. Видимо, Джон все прочитал по ее лицу.
   – Теперь только попробуй назвать меня лжецом! – Он сделал шаг, и Ровена отшатнулась от его искаженного яростью лица. – Почему ты не могла просто разорвать наши отношения? Или захотелось испробовать запретный плод, закрутить роман с человеком низкого происхождения? Получается, я был всего лишь экспериментом?
   Сердечная боль оказалась так велика, что отдавалась по всему телу. Ровену сотрясало от макушки до кончиков пальцев.
   – Видимо, тебе мало того, что нас связывало. Ты предположил худшее и даже не усомнился в своих выводах! Совсем как Джордж. В тот день пропала Виктория. Мы не знали, что с ней произошло. Через пару дней нам сообщили, что она попала в тюрьму за преступление, которого не совершала. Так что ты видел, как Себастьян утешал меня, когда я считала свою младшую сестру мертвой.
   Они молча смотрели друг на друга. Джон тяжело дышал, но Ровена заметила, как в выражение его лица закрался стыд. Пилот понял, что она говорит правду.
   – Как дела у сестры? – в конце концов выдавил Джон.
   – Насколько мы знаем, хорошо. Я ничего не могла сделать для нее в Лондоне, поэтому вернулась в Саммерсет. К тому же ты сказал, что будешь здесь. Я приехала поздно ночью, а с утра уже скакала к твоему дому… – Ровена замолчала. К горлу подкатывали слезы. – Как ты мог подумать… и сказать Джорджу… Неужели ты просто решил, что я… – Больше Ровена не смогла выдавить ни слова.
   Джон взял ее под локоть и отвел подальше от работающих в ангаре механиков. Туфли тут же промокли от влажной травы, а ветерок осушил слезы на лице.
   – Когда я увидел тебя в его объятиях… Наверное, я сошел с ума. Разом всплыли все предупреждения, что нашептывал брат. Я ревновал. И изнемогал от боли.
   – Как ты мог сомневаться во мне? – Ровена высвободила свою руку. – После всего, что произошло между нами.
   Джон отвернулся и устремил задумчивый взгляд на горизонт.
   – Может быть, этот случай как раз и подчеркивает лежащую между нами пропасть, Ровена. – Он грустно опустил глаза. – Для меня фамилия Бакстон всегда будет означать обман, лицемерие и предательство.
   От удара Ровена едва не согнулась пополам.
   – И что будет с нами? Расстанемся только потому, что я родилась в семействе Бакстонов?
   Джон не ответил, и душа Ровены забила тревогу. Ей хотелось броситься в объятия любимого и умолять его передумать. Зажать уши ладонями и бежать без оглядки, лишь бы не слышать того, что она и так уже поняла.
   – Возможно, я никогда не смогу забыть о твоей семье и родословной. Не смогу вычеркнуть из памяти все, что связано с вашей фамилией. Ты любишь своих родных. Неужели ты готова навсегда их бросить? Боже, Ровена, ты же совсем недавно потеряла отца. Как ты можешь помышлять о том, чтобы отречься от остальных?
   Ровене казалось, что от боли в груди открылся кратер.
   – Значит, все. Ты даже не собираешься бороться за меня. За наше будущее. Ты готов просто отвернуться и уйти?
   – Я люблю тебя. Но мы оба слишком наивны, если думаем, что сможем просто позабыть о семейных распрях.
   Ровена повернулась к пилоту. В его глазах стояла боль, но мука, которая терзала ее, была во сто крат сильнее.
   – Странно, что ты охотно забыл о моей фамилии, когда заманил меня в постель. – Она застучала кулаками по груди Джона. – И не испытывал неудобств из-за ссоры между нашими семьями?
   Джон перехватил ее руки:
   – Все было совсем иначе. Ты сама это знаешь.
   – Ничего я не знаю! Я думала, что могу быть уверена в наших отношениях, но ошибалась. Надеялась, что мужчина, которому я отдала доказательство своей любви, будет бороться за меня, а ты сложил руки. – Ровена тяжело дышала, ее охватывала паника.
   – Я знаю, когда следует остановиться. Так мне удается избежать крушений и выжить в небе. Ты принадлежишь к высшему свету, а я нет. Подумай, твои шляпки стоят больше, чем я зарабатываю за месяц. У меня не хватит средств…
   – У меня есть собственное состояние. Я сама могу себя обеспечить.
   – Ты предлагаешь мне жить на деньги жены? – возмутился Джон, и Ровена прикрыла глаза.
   – Ты недостаточно меня любишь, – мягко произнесла она. – Я надеялась, но ошибалась. Совсем недостаточно.
   Она повернулась и зашагала к ангару. Всей душой Ровена надеялась, что Джон окликнет ее, но знала, что надежды напрасны. Трус, горько подумала девушка, жалкий трус.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация